Имя материала: История экономических учений

Автор: Покидченко М.Г.

2. зарождение институционалистского направления в экономической науке 2.1. общая характеристика институционалистского

направления

Параллельно и даже несколько опережая маржинализм, во второй половине XIX в. формировалось и другое направление экономической науки, идущее на смену классической политэкономии, — институционализм. Окончательно институционалистское направление оформилось в начале XX в.

Предмет и метод

Поскольку мы уже рассмотрели два теоретических подхода к изучению экономики — классическую политэкономию и маржинализм, можно проанализировать методологические особенности институционализма в сравнении с ними.

Как уже говорилось, маржинализм сознательно избрал предметом своего исследования «чистую» экономику, отбросив ее социальные формы. Институционализм, напротив, исследует социальную экономику или экономику как одну из составных частей более объемной социальной системы, наряду с политикой и культурой. Отсюда и название этого направления, происходящее от слова «институт», одно из значений которого в самом общем виде означает «социальное явление, оформленное законами и традициями».

С другой стороны, классическая политическая экономия также рассматривает социально-экономические явления, что отражено в ее названии, так как слово «политическая» происходит от греческого «полис» (общество, государство). Следовательно, «политическая экономия» — тоже «общественная (социальная) экономия». Например, классическая политэкономия уделяет большое внимание классовым отношениям. Но ее отличие от «институционализма» заключается в том, что классическая политэкономия использует причинно-следственную трактовку социальных связей, и поэтому «экономика» по отношении к «политике» и «культуре» трактуется как причина, основа. Наиболее последовательно такой подход представлен у Маркса в его учении о «базисе» и «надстройке». Институционализм же считает общественные связи функциональными, и потому «экономика», «политика» и «культура» предстают в этой теории взаимосвязанными и взаимовлияющими друг на друга.

Классическая политэкономия (наряду с классовыми отношениями) и маржинализм постоянно рассматривают одномерного хозяйствующего субъекта, «экономического человека», руководствующегося в своих действиях только одним мотивом — выгодой (полезностью, прибылью и т.п.). Поэтому его действия моделируемы и прогнозируемы. По мнению институционалистов, на человека в экономике воздействует целый ряд факторов, как экономических, так и неэкономических. Следовательно, действия одного человека не похожи на действия другого и предсказать их весьма сложно. Тот же вывод относится и к национальным экономикам, которые, согласно институционалистам, имеют массу особенностей и предсказать функционирование которых можно только с определенной степенью вероятности.

Классическая политэкономия (за исключением Маркса, имевшего исторический подход) рассматривала какой-либо тип экономики как «естественный», противопоставляя его всем другим, « неестественным». Маржинализм со своим количественным подходом рассматривает только рыночную экономику в состоянии статики или динамики. Институционализм же исследует экономику исторически, как постоянно качественно изменяющуюся, развивающуюся. (Не надо путать динамику и развитие. В первом случае это количественное изменение (рост, спад), во втором — качественное, смена социальных отношений. Например, во время «перестройки» в нашей стране происходил экономический спад, но осуществлялось социально-экономическое развитие.)

И классическая политэкономия (в лице ее буржуазных представителей), и маржинализм (на своем начальном этапе) рассматривают экономику лишь как сумму «экономических людей», делая отсюда вывод о том, что интересы личности первичны по отношению к интересам общества, и отстаивают концепцию «экономического либерализма», отрицающего государственное вмешательство в хозяйственные действия людей. Институционализм, наоборот, предполагает первичность не отдельных людей, а институтов (общественных явлений), ставит интересы общества выше интересов личности и поэтому считает, что государство, выступая от лица общества, может и должно вмешиваться в социально-экономическую деятельность людей.

Таким образом, теоретики институционалистского направления рассматривали экономику в контексте взаимовлияния всех социальных отношений. Отсюда следовало, что действия людей в экономике более сложны и неоднородны, чем в «чистой» экономике маржиналистов, и что к экономике следует подходить исторически, воспринимая ее как постоянный процесс социально-экономических изменений. Кроме того, институционалисты рассматривали экономику не с индивидуалистических, а с общественных (социальных) позиций и в связи с этим делали вывод о том, что государство, выступая от лица общества, может и должно вмешиваться в деятельность отдельных хозяйствующих субъектов.

Общенаучные предпосылки зарождения институционализм а

В начале XIX в. произошел поворот общественной мысли от рационалистической философии французских просветителей к новому течению «романтизма», где тон задавали немецкие философы-идеалисты. Это течение оказало большое влияние на зарождение институционализма. «Романтизм» возник после того, как теории французских просветителей стали отождествлять с кровавой практикой французской революции конца XVIII в. «Романтики» стали искать свободу личности не в общественном переустройстве, а в своем внутреннем мире. Рациональное философское познание сменяется, по выражению Гегеля, познанием «поэтическим и пророческим». «Романтизм, — отмечал Шумпе-тер, — выражал протест против... рационалистических условностей: чувства... восставали против холодного рассудка; спонтанный импульс — против утилитаристской логики; интуиция — против анализа; «душа» — против интеллекта; романтика национальной истории — против искусственных интеллектуальных конструкций века Просвещения». «Романтик... чувствовал здоровое отвращение к утилитаристской тенденции свести пестрое разнообразие общественных структур и процессов к нескольким бесцветным обобщениям относительно строго рационализированных гедонистических интересов». (Здесь речь идет о том, что наряду с романтизмом большое влияние в начале XIX в. имел и его антагонист — «утилитаризм» английского философа И. Бентама, предлагавшего свести все человеческие отношения только к балансу удовольствий и страданий.)

Несколько позже появилась и стала оказывать влияние философия позитивизма, лидером в создании которой был француз О. Конт. Его шеститомный «Курс позитивной философии» вышел в свет в 1830—1842 гг. Другими родоначальниками позитивизма были англичане Г. Спенсер и Дж.С. Милль. Выше уже говорилось, что позитивистский переход от причинно-следственных связей к функциональным взяла на вооружение маржиналистская экономическая теория. Институционализм тоже унаследовал идеи Конта, а также идеи Спенсера о социальной эволюции.

И наконец, следует отметить сочинение Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора» (1859) * идеи которого о естественном отборе и эволюции живых организмов произвели огромное впечатление не только в биологии, но и в сфере общественных наук. (Интересно, что сам Дарвин писал, что его идеи получили импульс от общественных наук — теории эволюции Спенсера и теории народонаселения Мальтуса.)

Этапы зарождения институционализма

Институционалистское направление зарождалось в середине и второй половине XIX в. и окончательно оформилось в начале XX в. В отличие от «маржиналистской революции» его распространение шло постепенно. Все началось с исторической школы, которая появилась в Германии как альтернатива классической политэкономии. Историческая школа в Германии существовала достаточно долго, и поэтому ее деятельность подразделяют на три периода: старая историческая школа (1840—60-е гг.), новая (1870—90-е гг.) и новейшая (1900-е — начало 1930-х гг.). Новая историческая школа выступала уже как альтернатива маржинализму — прямая дискуссия («спор о методе») шла, например, между главой австрийской школы К. Менгером и главой новой исторической школы Г. Шмол-лером. Идеи новой исторической школы начали распространяться и в других странах Европы (в том числе в России) и в США.

Однако окончательное утверждение институционалистского направления произошло в начале XX в. Этому способствовали как «внутренние», так и «внешние» причины. Во-первых, «маржина-листскую революцию» с ее абстрактным, количественным подходом к экономике приняли далеко не все ученые. Во-вторых, активное развитие в конце XIX в. социологии и статистических методов исследования экономики давали институционалистам дополнительные аргументы. В-третьих, в конце XIX — начале XX в. в мире стали происходить существенные изменения экономики свободной конкуренции, на которую опирались в своих теориях классическая политэкономия и маржинализм, — появилась и стала нарастать монополизация экономики, в период Первой мировой войны было впервые после господства «экономического либерализма» применено государственное экономическое регулирование в масштабах народного хозяйства, и наконец, победа социалистической революции в России дала пример строительства централизованной экономики. Подтверждались идеи институционалистов об изменчивости экономических отношений. В результате в начале XX в. институционализм распространился во многих странах, лидерами были Германия (новейшая историческая школа и социально-правовая школа) и США (там возник и сам термин «институционализм»). Но и в таких странах, как Англия, Франция и Россия, были интересные теоретики этого направления.

Вопросы для самопроверки

Сравните три основных теоретических направления экономической науки (классическую политэкономию, маржинализм и институционализм) по следующим признакам:

а)         кто из них рассматривает «чистую» и кто — «социальную» эконо-

мику?

б)         кто из них применяет причинно-следственную и кто — функцио-

нальную трактовку экономических связей?

г)         какое направление применяет математическое моделирование эко-

номики и какое — вероятностный подход?

д)         у каких направлений и экономистов применяется исторический

подход к экономике?

е)         в чем разница между понятиями «динамика» и «развитие» в эко-

номической науке?

ж)        какие направления и экономисты отрицают вмешательство госу-

дарства в экономику и какие — его требуют?

От какого слова происходит термин «институционализм»?

На какие общенаучные предпосылки опиралось зарождение институционализма?

Каковы основные этапы зарождения институционалистского направления?

Каковы «внутренние» и «внешние» причины окончательного утверждения институционализма в начале XX в.?

Литература к теме

1. Шумпетер Й.А. История экономического анализа: В Зт. СПб., 2001.

 

2.2. Историческая школа Германии

2.2.1. Экономические концепции Ф. Листа и старой исторической школы

Историческая школа зародилась в Германии, и этому были особые причины. Дело втом, что до 1871 г. Германия была лишь территорией, на которой находилось 36 немецкоязычных государств. Затянувшаяся феодальная раздробленность тормозила экономическое развитие Германии, и поэтому ее объединение было злободневным вопросом. Немецкая интеллигенция всячески подчеркивала духовное единство германской нации, большое внимание уделялось истории Германии. Теоретическому оформлению этих идей положила начало возникшая в Германии в первой половине XIX в. историческая школа права. Ее лидер Фридрих Карл Савиньи доказывал, что право должно руководствоваться не абстрактной логикой, а опираться на «национальный дух» данной страны и иметь исторически преходящий характер. Эти идеи восприняла и историческая школа в экономической науке.

Ее предшественником был Фридрих Лист (1789—1846), который в своей книге «Национальная система политической экономии» (1841) критиковал классическую политическую экономию, называя ее «космополитической экономией». Он указал на три недостатка теории Смита и его последователей: «космополитизм», т.е. идею о существовании единых для всех стран универсальных экономических законов, не учитывающих национальную специфику; «индивидуализм», т.е. использование в экономическом анализе понятия «экономический человек» без учета всех общественных связей, и «материализм», т.е. исследование только материальных факторов создания богатства. В противовес этим недостаткам Лист выдвигает понятие «производительные силы нации». Во-первых, здесь берется не индивидуальный, а национальный масштаб, во-вторых, сюда включаются все сферы экономики, и в-третьих, помимо экономических сюда входят все общественные институты. Он писал, что формирование производительных сил нации «является результатом взаимного действия интеллектуальных и материальных капиталов страны, капиталов сельского хозяйства, мануфактур и торговли».

Кроме того, Лист критиковал концепцию «экономического либерализма» и ее частный случай — концепцию фритредерства (свободы внешней торговли). Он писал, что здесь происходит навязывание всем странам экономической политики, нормальной и выгодной для Англии, которая была в то время лидером мировой экономики, но невыгодной менее развитым странам. В противовес этому Лист предлагает исторический подход к экономике разных стран. В частности, он выделяет пять стадий в развитии национальных экономик по отраслевому признаку: охотничью, пастушескую, аграрную, аграрно-промышленную и аграрно-промышлен-но-торговую — и указывает, что для достижения высшей стадии (на которой находится Англия) экономике четвертой стадии необходима помощь со стороны государства, в первую очередь политика протекционизма.

Вскоре после Листа трое других немецких экономистов стали развивать сходные идеи — Вильгельм Рошер (1817—1894) «Краткие основы курса политической экономии с точки зрения исторического метода» (1843), Бруно Хильдебранд (1812—1878) «Политическая экономия настоящего и будущего» (1848) и Карл Книс (1821 — 1898) «Политическая экономия сточки зрения исторического метода» (1853). Все они работали самостоятельно, но впоследствии их объединили понятием старая историческая школа. Так же как и Лист, они критиковали классическую политэкономию. Хильдебранд называл ее «естественным учением о человеческом эгоизме». В частности, они отвергали идею о «естественных» экономических законах, настаивая на «относительности» и «изменчивости» экономики, развитие которой «идет параллельно с изменением самого народа». Книс противопоставлял вечные закономерности в природе свободе действий, свободе выбора человека в обществе, что и является причиной отличий хозяйственной деятельности не только отдельных людей, но и наций. «Одного экономического идеала, — писал Рошер, — не может быть для народов, точно так же как платье не шьется по одной мерке». Помимо свободы выбора хозяйствующих субъектов на различие национальных экономик, по мнению представителей старой исторической школы, влияют политические, правовые, этические, психологические факторы. Последние объединяются понятием «национальный дух». Отсюда делался вывод о том, что каждая национальная экономика должна изучаться своей национальной экономической наукой.

И наконец, для Рошера, Хильдебранда и Книса был характерен исторический подход. Рошер писал, правда не конкретизируя этого понятия, об исторических законах экономики, Книс — об исторической относительности экономической политики и хозяйственных доктрин. Так же как и Лист, они выделяли этапы развития экономики, но опирались на другие критерии. Рошер выделял три этапа по критерию ведущего фактора производства: древнейший, когда главным фактором производства была земля; средневековый, когда главным фактором стал труд свободных ремесленных цехов, и новый, когда с переходом к машинному производству главным фактором становится капитал. Хильдебранд тоже выделял три периода, взяв за основу развитие денежно-кредитных отношений: натуральное хозяйство (но с прямым товарообменом), денежное хозяйство и кредитное хозяйство.

 

2.2.2. Экономические концепции новой исторической

школы

 

Школа в подлинном смысле этого слова появилась в 70-е гг. XIX в. и получила название новая историческая школа. Она стала более многочисленной, во главе нее стоял Густав Шмоллер (1838—1917). Выше уже упоминался его «методологический спор» с главой австрийской школы К. Менгером. Шмоллер в этом споре довел до абсолюта отрицание абстрактного метода или, как он его называл, «метода изоляции». Он критиковал даже своих предшественников Рошера и Хильдебранда за то, что «они придавали слишком большое значение теоретическим результатам общей истории». Шмол-лер отрицал какие бы то ни было экономические законы, подчеркивая единство и равнозначность всех элементов общественной системы. «Народное хозяйство есть часть общественной жизни, сторона социального тела, — отмечал он, — и должна восприниматься только в связи с другими общественными проявлениями». «Это значит, — писал по этому поводу один из крупнейших историков экономической мысли Й. Шумпетер, — что изучению подлежал весь исторически проявившийся комплекс человеческих мотиваций, экономических не в большей степени, чем всех остальных». Шумпетер видел в таком подходе свои плюсы и минусы. «Хотя подобные исследования, — указывал он, — никогда не позволят сформулировать членораздельные теоремы, они могут породить (в соответствующим образом подготовленном сознании) нечто намного более ценное. Они могут стать источником тонких ассоциаций, дать глубокое понимание социальных или специфически экономических процессов, чувство исторической перспективы или, если хотите, органической взаимосвязи вещей, которую чрезвычайно трудно, а может, и невозможно сформулировать».

Однако у более молодых представителей школы Шмоллера уже шел определенный возврат к идеям исторических закономерностей. Так, Карл Бюхер (1847—1930) в своей книге «Возникновение народного хозяйства» (1893) выделяет три этапа развития экономики по принципу длительности хозяйственных связей: «замкнутое домашнее хозяйство», «городское хозяйство», где уже появляются хозяйственные связи в масштабах местного рынка (связи «между городом и деревней), и «народное хозяйство», где товары «проходят целый ряд хозяйствующих субъектов, прежде чем они доходят до потребителя». Да и сам Шмоллер в своей итоговой работе «Очерк общего учения о народном хозяйстве» (1900—1904) стал отходить от своего крайнего эмпиризма.

Новая историческая школа развивалась в период становления единого германского государства, возникшего в 1871 г., поэтому проблема роли государства в экономике занимала в ее исследованиях большое место. Наиболее активно этой проблемой занимались Г. Шмоллер и Луйо Брентано (1844—1931). Представителями новой исторической школы была выдвинута теория «государственного социализма» (в прессе она получила название «катедер-социа-лизм», что по-русски лучше звучит «профессорский социализм», так как «катедер» по-немецки — это кафедра, с которой выступает профессор). «Государственный социализм» трактовался как некий третий путь между концепцией «экономического либерализма» и марксистским социализмом. Как писал один из сторонников «государственного социализма» А. Гельд, «упрямому консерватизму и социальной революции он противопоставил законную, шаг за шагом продвигающуюся вперед положительную реформу». Речь шла о разработке законов, гарантирующих определенные права всем, но в первую очередь низшим членам общества (трудовое законодательство и т.п.), о развитии профсоюзного движения, создании системы социального страхования, развитии кооперации (потребительской, производственной, кредитной и др.), введении всеобщего начального образования и т.п. Обобщающей целью теории «государственного социализма» было достижение классового мира и эффективного функционирования экономики. (Похожие идеи присутствовали в развиваемой после Второй мировой войны в Германии концепции «социального рыночного хозяйства».) На практике идеи «государственного социализма» разрабатывал созданный в 1872 г. при активном участии представителей новой исторической школы «Союз социальной политики», объединивший ученых, политиков и бизнесменов, выступавших за разрешение социальных конфликтов путем реформ. «Союз» ставил проблемы, давал фанты на их исследования и доводил рекомендации исследователей до прессы и государственных органов.

 

2.2.3. Экономические концепции новейшей исторической

школы

В отличие от новой исторической школы представители следующего этапа — новейшей исторической школы, развивавшейся в первой трети XX в., уделяли больше внимания абстракции, стремясь сочетать ее с историческим подходом. Их теории имели тесные связи с активно развивающейся в то время социологией. Кроме того, под влиянием современных им философов В. Виндель-банда, Г. Риккерта и В. Дильтея они относили экономическую науку к классу «понимающих» (как писал Дильтей: «Мы объясняем феномены природы, мы понимаем феномены культуры»). Такой подход к экономической науке трактовался ими как альтернативный и теоретическому, и эмпирическому.

Самым популярным представителем этой школы был Вернер Зомбарт (1863—1941), наиболее фундаментальным сочинением которого был «Современный капитализм» (1902, второе, значительно расширенное издание — 1916—1917). В нем он исследовал развитие экономики, выделяя докапиталистическую стадию, ранний, развитый и поздний капитализм, начинающийся с Первой мировой войны. Кроме того, Зомбарт дал прогноз о следующей стадии в книге «Будущее капитализма» (1932). Эта стадия получила у него название «организованный капитализм», основными чертами которого были государственное регулирование экономики и сочетание частной, коллективной (корпоративной) и государственной собственности.

После второго издания «Современного капитализма» — работы все-таки в основном описательной, Зомбарт перешел к разработке теоретического понятия «экономическая система», под которым он понимал «определенную организацию хозяйственной жизни, в пределах которой господствует определенное хозяйственное мышление и применяется определенная техника. В понятии системы хозяйства приводится к логическому единству исторически обусловленное своеобразие жизни». В 1925 г. он опубликовал работу «Порядок хозяйственной жизни», где дал характеристику «экономической системы», состоящей из трех частей: дух (экономическое сознание, традиции), форма (экономическая организация и управление), способ (техника, применяемая в производстве и обращении) — с подробной расшифровкой содержания каждой части. Зомбарт писал, что, насыщая эту схему конкретным историческим материалом, можно дать сравнительный анализ любой исторически и территориально определенной экономики.

Другим видным представителем новейшей исторической школы и, так же как и Зомбарт, известным социологом был Макс Вебер (1864—1920). В отличие от Зомбарта слава его нарастала в течение всего XX в. Среди его работ можно выделить такие, как «Протестантская этика и дух капитализма» (1905), «Хозяйственная этика мировых религий» (1916—1919) и «Экономика и общество» (1920).

Вебер различал четыре вида социальных действий: целерацио-нальные, ценностно-рациональные, аффективные и традиционные. Из них рациональным в духе классической политэкономии и маржинализма является первый вид действий, ценностно-рациональные действия осуществляются, если человек руководствуется определенными моральными ценностями, аффективные (чувственные) и традиционные действия вообще не связаны с логикой (нерациональны). Другой категорией, применявшейся Вебером для исследования социальных отношений, было понятие «идеальный тип». С одной стороны, это абстрактная теоретическая модель системы социальных отношений, с другой стороны, «идеальный тип» имеет исторический характер.

Так же как и Зомбарт, Вебер исследовал «капитализм», который, по его определению, есть «такое ведение хозяйства, которое основано на ожидании прибыли». Но в то же время, согласно Веберу, «капитализм» всегда имеет конкретную историческую характеристику. «В чисто экономическом аспекте, — писал он, — главной проблемой всемирной истории культуры является не капиталистическая деятельность как таковая, в разных странах и в различные периоды меняющая... свою форму; капитализм по своему типу может выступать как авантюристический, торговый, ориентированный на войну, политику, управление и связанные с ними возможности наживы. Нас интересует возникновение буржуазного промышленного капитализма».

Последний, по мнению Вебера, является полностью целераци-ональным, в нем — рациональное ведение хозяйства, рациональное государственное управление, рациональные право, культура, религия и наука. В то же время этот «идеальный тип» сформировался, по Веберу, в конкретное время в конкретном месте, а именно в Северо-Западной Европе в XVI—XVII вв. Одним из решающих факторов появления «духа» этого типа капитализма была протестантская религия, особенно ее кальвинистский вариант. Протестантизм выступал, во-первых, за самостоятельность личности, за ее право напрямую, помимо церковной иерархии, общаться с Богом, во-вторых, за активную мирскую деятельность, отвергая монашество, и в-третьих, за накопление богатства за счет скромного образа жизни богача, который, в свою очередь, предполагает не потребление этого богатства, а его инвестиции. Эта религиозная этика трансформировалась, как считал Вебер, в деловую, в результате чего европейского предпринимателя отличают трудолюбие, честность и аскетизм. Для рациональной политической системы, основанной на гражданских свободах, предпосылкой была выборная система управления средневековых европейских «вольных» городов. Рациональное управление, получившее у Вебера название «бюрократия» (без негативного смысла этого слова), создало систему законов и учреждений, охраняющих политическую и экономическую свободу человека. И наконец, рациональная наука, имеющая своей целью практическое воплощение своих исследований, т.е. создание техники, стало основой европейской промышленности. Эта теория Вебера о возникновении современного капитализма вызывала и вызывает большой интерес и дискуссии.

Третий представитель новейшей исторической школы Артур Шпитхоф (1873—1957) был известен как один из ведущих исследователей экономической конъюнктуры в Германии, что в целом было характерно для многих представителей институционализма, с его постулатом о постоянной изменчивости экономики. Кроме того, им была выдвинута идея, что не только каждую национальную экономику, но и каждый этап ее развития нужно изучать с позиций отдельной экономической теории.

Вопросы для самопроверки

За что критиковал Ф. Лист классическую политэкономию?

Что включает Ф. Лист в понятие «производительные силы нации»?

Каково отношение Ф. Листа к концепциям фритредерства и протекционизма?

Сравните схемы развития экономики Ф. Листа, В. Рошера, Б. Хиль-дебранда и К. Бюхера с точкой зрения критерия периодизации каждой схемы.

Каково мнение представителей старой исторической школы об экономических законах?

Каково отношение старой, новой и новейшей исторической школы к методу абстракции?

Каково место экономики, по мнению Г. Шмоллера, в системе общественных отношений?

В чем заключалась концепция «государственного социализма» и почему она трактовалась его сторонниками как «третий путь»?

Каковы этапы развития экономики в теории В. Зомбарта?

 

Какова структура «экономической системы» В. Зомбарта?

Что такое «идеальный тип» хозяйства в теории М. Вебера?

Какова, по мнению М. Вебера, роль протестантской этики в формировании «европейского промышленного капитализма»?

Литература к теме

Бейтон А., Долло К., Дре A.M., Казорла А. 25 ключевых книг по экономике. Челябинск, 1999.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Всемирная история экономической мысли. Т. 2—4. М., 1988—1990.

Зомбарт В. Буржуа. М., 1994.

Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М., 1968.

Шумпетер Й.А. История экономического анализа: В 3 т. СПб., 2001. 2.3. Американский институционализм начала XX в.

Наряду с Германией другим лидером институционалистского направления на рубеже XIX и XX вв. стали США. Этому способствовал рост в американском обществе реформистских настроений и требований антимонопольной и социальной политики государства. В общенаучном плане формированию институционализма способствовало то, что США стали в начале XX в. одним из центров развития социологии. Кроме того, у американских экономистов были тесные научные связи с германскими университетами. В результате в 1880-е гг. группа ученых во главе с Р. Эли образовала «висконскую школу», близкую к новой исторической школе, начала пропагандировать государственное вмешательство в экономику и в 1885 г. стала инициатором создания Американской экономической ассоциации, целью которой было стимулирование реформистской деятельности государства (аналогично «Союзу социальной политики» в Германии и «Фабианскому обществу» в Англии).

В самом конце XIX в. появились работы первых американских институционалистов, как их сейчас принято называть, хотя термин «институционализм» был введен только в 1918 г. Наиболее крупным представителем раннего американского институционализма был Торстейн Веблен (1857—1929). Среди его работ можно отметить такие, как «Теория праздного класса. Экономическое изучение институтов» (1899), «Теория делового предпринимательства» (1904), «Инстинкт мастерства и уровень развития технологии производства» (1914), «Инженеры и система ценностей» (1921), «Абсентеистская собственность и деловое предпринимательство в новое время» (1923).

Веблен, по словам французского историка экономической мысли Э. Жамса, «отвлек американских экономистов от чистой теории предельной полезности, направил их на изучение противоречий общественной основы экономики». Веблен критиковал неоклассиков за их идею равновесия экономической системы, отрицающую ее движение, развитие, и утверждал, что экономическая наука должна заниматься «генетическим исследованием образа жизни», «живой историей материальной цивилизации». Другим пороком неоклассиков был, по его мнению, индивидуалистический подход к экономике и трактовка действий человека как баланс пользы и издержек. «Коренным пороком экономической теории, — писал он, — был ее отказ признать своим подлинным предметом человеческие действия как нечто заведомо более сложное, чем пресловутые нормальные уравнения предложения и спроса». Сам Веблен предлагал взять за исходную базу исследований не действия «экономического человека», а общество как социальную систему, организованную с помощью институтов (норм поведения людей, традиций общественной жизни). Эта социальная система, по его мнению, постоянно меняется как под давлением внешних обстоятельств, так и в результате внутренних побуждений людей (инстинктов). Веблен выделяет много разных инстинктов — самосохранения и сохранения рода, соперничества,

 

подражания, любознательности, мастерства и др. Он указывал, что влияние инстинктов людей на изменение социальной системы тем больше, чем она менее жесткая, т.е. чем больше самостоятельность ее элементов. Социальная система развивается эволюционно, путем борьбы и естественного отбора институтов. Опираясь на теорию Дарвина, Веблен писал: «Жизнь человека в обществе точно так же, как и жизнь других видов, — это борьба за существование, а следовательно, это процесс отбора и приспособления. Эволюция общественного устройства явилась процессом естественного отбора социальных институтов». Он выделял в истории человечества ряд стадий: ранней и поздней дикости, хищного и полумирного варварства, ремесленного производства и промышленного производства. Промышленная стадия делилась Вебленом на два подпериода: время господства капиталистов-предпринимателей и время господства капиталистов-собственников, акционеров, передавших функцию предпринимательства наемным менеджерам и инженерам.

Здесь Веблен видел основное противоречие современного ему общества, трактуемое им как противоречие между акционерами-собственниками или, как он их называл, «праздным классом» и инженерами и менеджерами или классом «технократическим». Инженерам присущи инстинкты любознательности, мастерства и родительского чувства (стремление заботиться о нуждах других людей), которые и привели к созданию современного крупного производства. «Праздному классу» присущи другие инстинкты — эгоизм, погоня за личной выгодой. Вместо инстинкта мастерства, отмечает Веблен, у них действует инстинкт спортсменства (например, в противовес охоте для добывания пищи спортивная охота — убийство животных ради развлечения, ради получения наиболее эффектного трофея). Исследование же им так называемого демонстративного потребления праздного класса — ради престижа, ради соперничества с другими богачами — даже получило название «эффект Веблена».

В экономике это противоречие проявляется между сферой «индустрии» и сферой «бизнеса», т.е. между производственными институтами и финансовыми. Веблен указывал, что, поскольку сфера «бизнеса» имеет власть над сферой «индустрии», тормозится технический прогресс, крупные корпорации сокращают производство ради удержания высоких цен и прибылей, происходит навязывание потребителю ненужных ему товаров с помощью массированной рекламы и т.п. Путь разрешения этого противоречия он видел в переходе к новому обществу — «индустриальной республике» во главе с Советом инженеров и техников, которое будет

9 - 8108

129

представлять третий путь между «плутократией капитализма и диктатурой пролетариата», Правда, в последней своей работе «Аб-сентеистская собственность...» он был уже настроен более пессимистически и признавал, что американский «средний класс» (втом числе и инженеры) стремятся подражать «праздному классу».

Тем не менее идеи Веблена о переходе от капитализма к новому обществу получили дальнейшее развитие. В 1932 г. так называемые молодые институционалисты Г. Минз и А. Берль опубликовали работу «Современная корпорация и частная собственность», где утверждали, что в крупнейших корпорациях реальная власть уже переходит от акционеров к менеджерам, а в 1941 г. Д. Бернхэм выпустил книгу «Революция менеджеров». В послевоенный период эти идеи продолжали развиваться и получили окончательное воплощение в теориях «индустриального общества».

Другим родоначальником американского институционализма был Джон Коммонс (1862—1945), среди работ которого можно указать «Распределение богатства» (1893), «Промышленная доброжелательность» (1919), «Правовые основы капитализма» (1924) и «Институционалистекая экономическая теория» (1934). Он был прямым продолжателем «висконсинской школы» конца XIX в. и сам преподавал в Висконсинском университете. В то же время он активно сотрудничал с профсоюзами, участвовал в разработке трудового законодательства.

Институциональную экономику Коммонс определял как экономику коллективных, а не индивидуальных действий, утверждая, что за институтами стоят интересы социальных групп. Кроме того, он подчеркивал правовую сторону институтов. В частности, он выдвинул положение о том, что обобщающим понятием социальных отношений является «сделка» как взаимодействие двух сторон, двух партнеров. Теория сделок, по его определению, — это «теория совместной деятельности людей и их оценок во всех сделках, посредством которых участники побуждают друг друга к достижению единства мнений и действий». В ходе сделки стороны вначале противопоставляют свои интересы, затем путем переговоров находят компромиссное решение и принимают взаимные обязательства по достигнутому соглашению. Идея правового регулирования социальных отношений присутствует и в теории Коммонса об этапах развития капитализма. Он выделяет четыре стадии — торговый, промышленный, финансовый и административный капитализм. Последняя стадия — это будущее общество, где государство (администрация) путем совершенствования законодательства сможет уладить конфликты между трудом и капи-

 

талом, между большим и малым бизнесом, между бизнесом и производством и т.д.

И наконец, третьим представителем раннего американского институционализма был Уэсли Клэр Митчелл (1874—1948). Он считал себя учеником Веблена и даже издал в 1936 г. сборник его трудов под названием «Чему учил Веблен», но занимался несколько иными проблемами. Прежде всего он был одним из ведущих американских исследователей экономической конъюнктуры и с 1920 г. возглавлял Национальное бюро экономических исследований. Результатом этой деятельности была книга «Деловые циклы» (1913) и ряд последующих работ. Кроме того, он исследовал роль денежного обращения и кредитно-финансовых институтов в экономике и указывал на «общественную роль высокоорганизованной группы денежных институтов и то, как они развивались со времен Средневековья, стали квазинезависимыми и оказали обратное влияние на деятельность и умы их создателей». И наконец, он разрабатывал теорию государственного регулирования или, как он сам называл, планирования экономики.

Во время проведения «нового курса» Ф. Рузвельта Митчелл стал одним из организаторов Комитета национальных ресурсов США. В «команду» Рузвельта входили также Дж. Коммонс и «молодые институционалисты» А. Берль и Р. Тагвелл.

Вопросы для самопроверки

Каковы, по мнению Веблена, внутренние причины изменения институтов?

Как по теории Веблена происходят изменения институтов?

Какие стадии в истории экономики выделял Веблен?

В чем видел Веблен основное противоречие современного ему общества?

Как характеризует Веблен «праздный класс»?

Какие перспективы в развитии общества видел Веблен?

Как трактовал институциональную экономику Коммонс?

В чем смысл его теории сделок?

Какие стадии развития капитализма выделял Коммонс и как он трактует стадию «административного капитализма»?

10.       Какие основные экономические проблемы исследовал Митчелл?

Литература к теме

Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984.

Селыгмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М., 1968.

9*

131

2.4. Историческая школа и институционализм в России

Во второй половине XIX в. в России стали распространяться идеи исторической школы, которая, критикуя классическую политэкономию, утверждала, что нет единых универсальных экономических законов и что каждая нация имеет свою самобытную экономику. В России эти положения ложились на хорошо подготовленную почву. Еще в конце 30-х — начале 40-х гг. XIX в. в России на основе идей «романтизма» появилось движение общественной мысли, получившее название «славянофильства». «Славянофилы» утверждали, что все беды России связаны с тем, что она идет не своим национальным путем, а чуждым ей западно-европейским, навязываемым России со времен Петра I. В противовес «славянофилам» вскоре появилось и движение «западников», отстаивавших тезис о единых общественных законах для всех стран. Идея российской «самобытности» вскоре получила еще одну линию развития, когда «западник» и социалист А.И. Герцен, разочаровавшийся после своей эмиграции в 1847 г. в «западном» образе мыслей, выдвинул теорию «русского социализма», где говорилось об особом пути России к социализму, минуя капитализм, благодаря существовавшей здесь крестьянской общине. Эту теоретическую линию продолжили затем Н. Чернышевский и «народники». Линия «славянофилов», более правая по сравнению с «народниками», тоже была продолжена так называемыми «почвенниками» и т.д. Дополнительную подпитку славянофильские настроения получили в 1880-е гг. в царствование Александра III, симпатизировавшего этим идеям. Известное стихотворение Тютчева «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить...», отражавшее общественные настроения того времени, было написано по случаю бракосочетания Александра III. Концепция «самобытности» России дожила и до наших дней.

В экономической науке России идеи исторической школы, вытесняя классическую политэкономию, стали распространяться в 1860—70-е годы и наибольшего расцвета достигли в 1880-х гг., но в 1890-е гг. стали вытесняться марксизмом. Дискуссии 1890-х гг. между «народниками» и марксистами в определенной степени повторяли споры «славянофилов» и «западников». Одним из первых пропагандистов исторической школы в России был профессор Московского университета Иван Бабст (1824—1881). В 1860—1862 гг. он перевел и опубликовал книгу В. Рошера «Основы национальной экономики». В его собственных работах, отчасти близких к старой исторической школе, присутствовали элементы историзма и релятивизма и исследования внешних общественных факторов, влияющих на экономику. Одновременно российские студенты и аспиранты, обучавшиеся в Германии, стремились познакомиться с новым направлением в экономической науке. Так, известные впоследствии российские экономисты А. Чупров и И. Ян-жул слушали лекции Рошера в Лейпцигском университете.

В 1870—80-е гг. в России стали оказывать влияние идеи «новой исторической школы» Германии (в России она часто называлась еще «реальной» в противовес «абстрактной» классической политэкономии). Представителей исторической школы в России в это время можно поделить на две группы. Во-первых, это определенная часть университетской профессуры: А.И. Чупров (в конце своей деятельности), Н.А. Каблуков, А.С. Посников, Н.А. Ка-рышев, И.И. Иванюков и др., симпатизировавшая «народникам». Они уделяли большое внимание «крестьянскому вопросу» в разных его аспектах и развивали земскую статистику. Опора на статистические данные была одной из отличительных черт исторической школы. Лидером метода «опоры на факты» можно назвать Александра Посникова (1846—1921), профессора первого в России экономического факультета в Петербургском политехническом институте, с его фундаментальной работой «Общинное землевладение» (1875—1878). Наиболее последовательным сторонником историко-этического метода был профессор того же института Иван Иванюков (1844—1912), что отразилось в его работе «Политическая экономия как учение о процессе развития экономических явлений» (1885).

К другой группе относились экономисты, интересовавшиеся в наибольшей степени ролью государства в экономике. Здесь можно выделить СЮ. Витте и И.И. Янжула. Сергея Витте (1849—1915), сформировавшегося под влиянием своего дяди, известного славянофила генерала Фадеева, и уже в первых своих сочинениях «Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов» (1883) и «Национальная экономия и Фридрих Лист» (1889) заявившего о своей приверженности исторической школе, интересовала прежде всего государственная политика, стимулирующая развитие экономики, и в частности промышленности, что и получило затем практическое воплощение в его деятельности министра финансов. Профессор же Московского университета Иван Янжул (1846—1910), разделявший идеи «государственного социализма», в теории и на практике занимался реформами в области социальной политики, в первую очередь фабричным законодательством.

В начале XX в. можно уже говорить о наступлении в России качественно нового этапа в развитии институционалистского направления, соответствующего по своему уровню и проблематике новейшей исторической школе в Германии и американскому ин-ституционализму. Интересно, что ведущими представителями здесь стали бывшие марксисты П.Б. Струве, С.Н. Булгаков и отчасти М.И. Туган-Барановский.

Петр Струве (1870—1944) в 1890-е гг. был теоретиком российского марксизма, но уже в первой его крупной работе «Критические заметки. К вопросу об экономическом развитии России» (1894) встречаются идеи, перекликающиеся с идеями Л. Брента-но, В. Зомбарта, представителя социально-правовой школы Р. Штам-млера и видного социолога Г. Зиммеля. Но на рубеже XIX—XX вв., после кратковременной попытки ревизии марксизма, он перешел на новые теоретические позиции, что отразилось в серии статей, опубликованных в журнале «Жизнь» в 1900 г. Здесь он критиковал классическую политэкономию и марксизм с позиций эмпиризма и отрицал причинно-следственные связи в экономике. Наиболее интересной среди идей, выдвинутых в этих статьях, и развиваемой в последующих его работах была концепция «трех идеальных типов хозяйственного строя». Струве писал, что термин заимствован им у М. Вебера, но содержание здесь иное. «Поскольку общество есть система хозяйственного сожительства или сосуществования множества подлинных хозяйств, — писал Струве в более поздней статье «Хозяйствование, хозяйство, общество», — оно может быть «составлено» из этих хозяйств двумя основными способами. Оно может быть либо совокупностью рядом стоящих хозяйств, либо системой взаимодействующих хозяйств. И наконец, третьей возможной организацией общества в хозяйственном отношении является превращение всего общества из системы в единство. Это общество-хозяйство, как оно рисуется всякому последовательному или абсолютному социалисту». Струве уточнял, что первый вариант — совокупность не связанных между собой хозяйств — нереален и упомянут только для построения логического ряда. Второй вариант — это рыночная экономика, которую он предлагает сравнивать не с организмом (как представители исторической школы) и не с механизмом (как «классики» и маржина-листы), а с «лесом» (биосферой), где все растения и животные взаимосвязаны и в то же время более самостоятельны, чем органы в организме или детали в механизме. И наконец, третий вариант — это суперорганизм, это хозяйство, управляемое из единого центра, где хозяйствующие субъекты лишены собственных интересов, где нет соизмерения их деятельности. Существование такой экономики Струве хоть и допускает, но считает, что она может возникнуть только искусственно, в принудительном порядке. В своей концепции «идеальных типов хозяйственного строя» Струве предвосхитил теорию Вальтера Ойкена, который в 1940 г., порвав с исторической школой, выдвинул теорию хозяйственных порядков, где выделял два основных типа хозяйства — центрально-управляемый и рыночный.

Другой идеей Струве, которую он развивает в своей монографии «Хозяйство и цена» (1913—1916), была мысль о том, что отслеживать экономические процессы и явления можно только статистически, так как каждый хозяйствующий субъект испытывает воздействие массы как экономических, так и неэкономических факторов и, кроме того, обладает свободой выбора. Влияние же всех социально-экономических факторов и индивидуальности хозяйствующих субъектов проявляется только в ценах. В противовес марксизму Струве утверждал, что каждая цена, возникшая при заключении конкретной сделки, индивидуальна, а стоимость есть среднестатистическая величина этих цен. Идея же о стоимости, предшествующей цене, «есть фантом». «Никакой общей субстанции и никакого равенства, предшествующего обмену, нет и быть не может».

Струве дискутировал с российскими маржиналистами. Этот спор о существовании в экономике объективных законов напоминал «спор о методе» Шмоллера и Менгера. Как уже говорилось, Струве отстаивал самопроизвольный характер действий хозяйствующих субъектов, которые можно изучать только задним числом, на базе статистики. Дискутировавший со Струве маржиналист Билимович указывал тем не менее на положительное начало в его теории: «На статистический подход должно быть обращено больше внимания, чем это делала экономическая наука до сих пор. Разработка приемов этого подхода и добытых им результатов, уверен, займет видное место в этой науке». И действительно, в начале 1930-х гг. возникла эконометрика, которая в противовес абстрактным моделям маржиналистов занималась математической обработкой статистических данных.

Другой видный российский институционалист Сергей Булгаков (1871 — 1944) в самом начале XX в. предлагал соединить теории марксизма и исторической школы, но в своей итоговой работе «Философия хозяйства» (1912) он уже критикует обе и предлагает собственную концепцию. Экономику он сравнивает с организмом и подчеркивает, что это — нечто большее, чем сумма хозяйствующих субъектов. Каждый хозяйствующий субъект взаимосвязан с другими, на него влияют материальные и духовные факторы общественной жизни, но в то же время действия хозяйствующего субъекта не детерминированы окружающей средой, она лишь ставит определенные границы, в рамках которых у человека есть свобода выбора. Более того, человек все время пытается раздвинуть эти границы, что и является причиной изменения социально-экономической системы.

И наконец, Михаил Туган-Барановский (1865—1919), которого трудно отнести к какому-то одному направлению экономической науки, в 1913 г. опубликовал работу «Социальная теория распределения», где критиковал теорию доходов «классиков» и мар-жиналистов, заявлявших, что доходы — это цены факторов производства. Сам же он утверждал, что доходы — это результат сложного взаимодействия различных социальных факторов, предполагающий «совместное действие многочисленных социальных групп». Эта теория получила распространение на Западе и оказала определенное влияние на мировую экономическую мысль.

Судьба институционализма в России была следующей. В отличие от маржиналистов, которых большевики в 1920-е гг. терпели как необходимых «буржуазных спецов», институционалисты воспринимались ими как непосредственные идеологические противники, так как они занимались социальными проблемами. Поэтому в 1922 г. в числе большой группы ученых-гуманитариев институционалисты были высланы из страны на так называемом «философском пароходе». Из рассмотренных выше крупнейших российских институционалистов в числе высланных был Булгаков. Струве, активно участвовавший в «белом движении», эмигрировал вместе с армией Врангеля. Туган-Барановский умер в 1919 г., находясь в составе делегации, направлявшейся от имени украинской Директории во Францию.

Вопросы для самопроверки

В чем сходство идей «славянофилов» и исторической школы Германии?

Кто был первым популяризатором идей исторической школы в России?

Какие проблемы исследовали сторонники исторической школы в 1870—80-е гг. в России?

В чем заключалась концепция «идеальных типов хозяйственного строя» Струве?

Почему он считал, что экономику можно исследовать только статистическими методами?

В чем заключалась его теория цены и стоимости и чем она отличается от теорий классической политэкономии и австрийской школы?

Каково соотношение экономической системы и хозяйствующего субъекта в теории Булгакова?

Чем отличается теория доходов Туган-Барановского от теории доходов «классиков» и неоклассиков?

Литература к теме

Булгаков СИ. Философия хозяйства. М., 1990.

История русской экономической мысли. Т. III. Ч. 1. М., 1966.

Струве П/Б. Избранные сочинения. М., 1999.

Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. М., 1998.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |