Имя материала: История экономических учений

Автор: Покидченко М.Г.

1. развитие экономической науки в 20-30-х гг. xx в.

 

1.1. Основные направления экономической науки

 

Характеристика эпохи

Период 20—30-х гг. XX в. был связан с целым рядом изменений в экономике. Во-первых, большое значение приобрели крупные компании, получившие монопольную власть на рынке. Стремление фирм к установлению контроля над всей экономической цепочкой — от начальных стадий производства до сбыта — привело к развитию корпоративных форм предпринимательства. Рынок, действующими агентами которого стали крупные фирмы и их объединения, перестал соответствовать модели свободной конкуренции, из которой исходила неоклассическая теория.

1 Камерон Р. Краткая экономическая история мира от палеолита до наших дней. М.: РОССПЭН, 2001. С. 424.

Во-вторых, усилилось значение государства в хозяйственной жизни. Рассматриваемый период — это эпоха послевоенного развития западных стран. В период войн всегда неизбежно повышается роль государства в управлении экономикой. Первая мировая война не была исключением. Более того, по мнению ряда историков, это была первая война, в которой победа зависела не столько от таланта военачальников, сколько от экономической мощи стран, способности их правительств аккумулировать производственные ресурсы и направить их на удовлетворение нужд армии. С этой целью в странах, участвовавших в этой войне, была введена система государственного контроля над ценами и производством, расширилось прямое участие государства в производственной деятельности. Доля государственных расходов в экономике большинства воюющих европейских стран превышала 50\%!. После войны масштабы государственного вмешательства в экономику сократились, но сохранялись правительственные программы восстановления экономики.

Первая мировая война стала также одной из причин смены политических режимов в целом ряде европейских стран. В России в результате революции начал формироваться социалистический строй, основанный на государственном регулировании, к 1930-м гг. принявшем форму директивного планирования. В этот же период в Германии, Италии и Испании возникают фашистские диктатуры, которые также ориентируются на государственное регулирование и корпоративную организацию экономики, только при сохранении частной собственности и рынка.

Поворотным событием рассматриваемого периода, безусловно, стал кризис 1929—1933 гг. По времени своего возникновения он был циклическим, но по своей глубине и продолжительности существенно отличался от других кризисов. Крах фондового рынка осенью 1929 г., волна разорений, отказ стран от золотого стандарта и колебание курсов валют, падение цен, резкое сокращение объемов мировой торговли, сокращение производства, занятости, уровня доходов — все это стало составными частями глубокого экономического спада, в котором оказалась экономика западных стран в начале 1930-х гг. Неспособность рыночного механизма самостоятельно справиться с возникшими проблемами заставила правительства ведущих стран перейти к глобальному государственному регулированию («новый курс» Ф. Рузвельта в США, нацистская экономическая политика в Германии и др.).

Общая характеристика экономической науки 1920—30-х гг.

В целом рассматриваемый период развития экономической науки в первую очередь был связан с активным расширением маржиналистского направления, которое до середины 1930-х гг. было представлено преимущественно неоклассикой. В рамках этой школы завершается формирование микроэкономической теории фактически в том ее варианте, в каком она составляет сейчас основу современной экономической науки. Происходит модернизация теории спроса, окончательно утверждается ординалистский подход в определении полезности, видоизменяется теория денег. Наиболее значительный вклад в совершенствование микроэкономики внес английский экономист Дж. Хикс.

Неоклассическая теория меняется и под воздействием изменений в самой экономической системе, о которых говорилось выше. В частности, одним из важных сдвигов, произошедших в рамках неоклассической теории, является пересмотр модели рынка совершенной конкуренции. Эта модель предполагала рациональное поведение индивидов, наличие полной информации, однородность продуктов, отсутствие исключительной власти со стороны кого-либо из участников рынка. Все эти принципы постепенно стали подвергаться пересмотру в силу их несоответствия экономической реальности начала века. В начале 1930-х гг. появляются первые системные теории монополистического рынка. Хотя модель рынка, на котором присутствует один или ограниченное число продавцов, рассматривалась и ранее (ситуация монополии была описана уже давно, ее можно найти и у Аристотеля), но именно в начале XX в. монополистический рынок стал интерпретироваться как явление, встречающееся чаще, чем ситуация свободной конкуренции. Значительный вклад в развитие новой проблематики внесли американский экономист Э. Чемберлин и англичанка Дж. Робинсон.

Происходит определенный отход от механистической интерпретации рынка как системы, которая не зависит от воли отдельных ее представителей. Модель монополистической конкуренции предполагает возможность управления рыночным механизмом со стороны крупных предпринимателей. Следовательно, уже не экономика управляет действиями людей посредством рыночного механизма и «невидимой руки», а люди управляют рынком в собственных интересах.

Так называемому человеческому фактору в целом начинают придавать все большее значение. В первую очередь это связано с развитием различных концепций предпринимательства, в рамках которых экономическое поведение человека рассматривается как действие в условиях неопределенности и риска, основанное больше не на рациональном расчете, а на интуиции, «животном чутье» и т.д. (Дж.М. Кейнс, Ф. Найт, Й. Шумпетер). Следует отметить, что подобный взгляд на природу человеческого поведения во многом перекликается с появившимися в начале XX в. новыми философскими течениями — «философией жизни», экзистенциализмом и в целом свойственным этому периоду разочарованием в рациональности жизни и человеческого поведения.

Подвергается критике и тезис о сбалансированности рыночной экономики. Классический постулат о том, что рынок обеспечивает оптимальное распределение ресурсов, подвергается серьезной корректировке уже в 1920-е гг., в частности в рамках «теории общественного благосостояния». Эта теория исследует так называемые провалы рынка, в результате которых происходит либо недопроизводство одних видов благ, либо перепроизводство других. Выводом из этой теории стало требование государственного вмешательства с целью компенсации недостатков рыночного механизма.

 

Но наиболее серьезным аргументом против веры в экономическое равновесие стала Великая депрессия 1929—1933 гг. Возникший глубокий кризис наглядно продемонстрировал, что нерегулируемая экономическая система способна приходить в глубокое депрессивное состояние. Неоклассическая теория допускала возможность экономических депрессий, поскольку признавала, что экономике свойственны циклические колебания. Но она исходила из принципиальной сбалансированности рыночной системы, заставляющей весь механизм автоматически возвращаться в состояние равновесия. Великая депрессия продемонстрировала, что механизм возврата в равновесное состояние действует не всегда. Это заставило целый ряд экономистов заняться поиском факторов, мешающих установлению равновесия в экономике, а также разработкой мер государственной политики, способной противостоять действию этих факторов.

Характерной особенностью экономической литературы 1920—30-х гг. является особое внимание к проблеме занятости. Большая часть экономистов считает необходимым дать свое объяснение явлению безработицы и определить меры по решению этой проблемы (А. Пигу, Э. Чемберлин, Дж. Робинсон, Дж. Кейнс, Дж. Хикс и т.д.).

Все большее внимание уделяется проблемам экономической динамики. Многие экономисты занимаются исследованием экономических циклов (неоавстрийская школа, стокгольмская школа, неоклассика). Новой отраслью экономического анализа становятся проблемы экономического роста. Первые теории возникают в конце 20-х гг. XX в. и на первом этапе не привлекают к себе большого внимания. Тем не менее в них закладываются основы будущих концепций экономического роста, как кейнсианских, так и неоклассических. Речь идет о работах русских экономистов В. Базарова, Г. Фельдмана и Н. Кондратьева, американских математиков-экономистов Ф.П. Рамсэя (1903—1930) и Дж. фон Неймана (1903-1957).

В рамках маржинализма возникают и новые школы. Одной из них является стокгольмская школа, сформировавшаяся в начале XX в. Наиболее яркими представителями этой школы были Кнут Викселль и Эрик Линдаль. Шведскими экономистами был выдвинут целый ряд оригинальных идей, которые в дальнейшем позволили преобразовать многие постулаты неоклассической теории. Главным нововведением этой школы стал пересмотр принципов рационального поведения экономических агентов и условий равновесия на рынках. Ими была разработана теория ожиданий, согласно которой предприниматели при принятии решений исхо-

S 1 он

145

дят не из реальных экономических показателей, а из прогнозируемых. В целом фактор времени активно учитывался экономистами этой школы, благодаря чему их анализ приобрел динамический характер. Они ввели такие понятия, как «временное» и «межвременное» равновесие. На основе столь нового понимания экономического поведения был выдвинут принцип неопределенности поведения, возникающего в связи с расхождением прогнозируемых и действительных величин и усложняющего действие равновесного рыночного механизма.

Еще одной причиной нарушения равновесия шведские экономисты считали денежный фактор. Они оспаривали классический тезис о нейтральности денег и утверждали, что в первую очередь существование номинальных экономических показателей, которые не всегда совпадают с реальными, искажает рыночную информацию, а соответственно может дезориентировать действия экономических агентов. Помимо этого наличие денег нарушает действие закона рынков Сэя. Этот закон, постулирующий равенство спроса и предложения, действует только в бартерной экономике. Появление же денег позволяет сберегать часть дохода и не направлять его на потребление, что нарушает равенство.

Не менее важным вкладом стокгольмской школы в развитие экономической мысли стало изучение проблемы производства общественных благ и обоснование необходимости вмешательства государства в экономику, анализ методов регулирования циклических колебаний.

Немного позднее, в середине 1930-х гг. появляется еще одна новая школа, получившая в дальнейшем широкое признание. Это кейнсианство. В его основе лежит теория английского экономиста Дж.М. Кейнса. Эта школа также оспаривает целый ряд положений неоклассики, хотя и продолжает оставаться в рамках мар-жиналистского направления. Помимо этого с появлением кейн-сианства происходит важное изменение в рамках маржинализма. В отличие от неоклассиков, которые использовали микроэкономический подход, эта школа сформировала новый вид анализа — макроэкономический. Хотя и в рамках неоклассики поднимались вопросы макроэкономического характера (теории оптимума, общего равновесия и т.д.), но это не влияло на преобладание микроподхода в рамках этой школы. Кейнс и его последователи принципиальным образом изменили методы исследования. Они оперировали агрегированными показателями, используя такие понятия, как совокупный спрос, совокупный доход и т.д.

Параллельно маржинализму окончательно формируется институциональное направление, которое развивает методологические подходы исторической школы. В начале XX в. это направление в первую очередь представлено новейшей исторической школой Германии (В. Зомбарт, М. Вебер) и американским институцио-нализмом (Т. Веблен, У. Митчелл, Дж. Коммонс, в 1930-е гг. — Г. Минз, А. Берль). Именно в этот период, а именно в 1918 г., вводится сам термин «институционализм». Происходят важные изменения в методологии этого направления. В частности, новейшая историческая школа в отличие от своих предшественников (старой и новой исторической школы) большее значение придает абстрактным методам, методам унификации эмпирических данных, их обобщения. Вводятся концептуальные понятия «экономическая система» (В. Зомбарт), «идеальные типы хозяйствования» (М. Вебер), которые позволили придать историческому методу более аналитический характер. Американские экономисты разрабатывают понятие «институт».

В отличие от исторической школы XIX в., интересовавшейся в большей мере историей социально-экономических отношений, институционалисты начала XX в. выдвинули проблему исследования перспектив их развития.

В рамках институционализма продолжает развиваться критика маржиналистского направления с позиций исторического метода. Критикуются принцип равновесия экономической системы, невмешательства государства, узкая интерпретация мотивов человеческого поведения. Институционалисты закладывают основы целого ряда новых направлений экономического анализа — теории поведения, теории экономических организаций, «революции менеджеров» и т.д. В 1930-е гг. появляются так называемые молодые институционалисты (Г. Минз, А. Берль), которые занимаются исследованием мотивов и типов поведения различных групп в рамках крупных корпораций.

Следует отметить, что в 1930-е гг. институционалисты большое внимание уделяли вопросам экономической политики, в частности они принимали активное участие в разработке «нового курса» Рузвельта.

Вопросы экономической политики

Важным изменением в рамках экономической мысли является пересмотр взгляда на роль государства в экономике. Все большее распространение получает идея о необходимости целенаправленной политики правительства по регулированию рыночной системы. В конце XIX — начале XX в. вмешательство государства в хозяйственную жизнь ограничивалось лишь антимонопольными мерами, а также частичным регулированием рынка труда (ограничение рабочего дня, введение минимума заработной платы и т.д.)- Но эти меры не противоречили постулату классической экономической теории о самодостаточности конкурентной экономики. От государства лишь требовалось защищать свободу рынка от чрезмерного разрастания монополий и несколько смягчать жестокие действия этого механизма в отношении отдельных слоев населения.

Экономические процессы начала XX в. привели к тому, что принципы экономического либерализма, господствовавшие на протяжении XIX в., были подвергнуты критике. К середине 1930-х гг. формируется принципиально новая концепция государственного вмешательства. Она становится результатом серьезных изменений в экономической теории, связанных с критикой идеи абсолютной эффективности рыночной системы (проблема производства общественных благ), а также с анализом депрессивных состояний экономики. Тезис о том, что рынок не справляется ни с эффективным распределением ресурсов, ни с уравновешиванием основных экономических показателей, приводит к выводу о необходимости вмешательства государства для корректировки действий рынка. С этими идеями выступают стокгольмская школа, теория общественного благосостояния (А. Лигу), институциона-листы и кейнсианцы.

В целом мнения экономистов разделились на три группы. Первая, описанная выше, выступала за активное вмешательство государства в экономику. Другая часть экономистов продолжала придерживаться классических принципов свободной экономики. Наиболее последовательными противниками государственного регулирования и всякого рода централизации экономики стали представители неоавстрийской школы, а именно Людвиг фон Мизес и Фридрих фон Хайек. В 1920 г. выходит первая статья Л. Ми-зеса, в которой он закладывает основы австрийского либерализма, анализируя ограничения плановой системы. В 1927 г. он пишет книгу «Либерализм», в которой переносит свою критику на любое вмешательство государства в экономику, интерпретируя его как нарушение рыночных сигналов, ведущее к дезориентации всей экономической системы. В этой связи он осуждает политику современных ему государств, считая ее недостаточно либеральной.

В 1930-е гг. его последователь Ф. Хайек активно развивал эти идеи, доказывая, что только свободный рынок обладает системой сигналов, которые позволяют экономическим агентам правильно ориентировать свое поведение. Замена рынка планом, равно как любое регулирование рынка, приводит к искажению ценовой информации и разбалансировке экономики.

Возникла также третья группа экономистов, которые, оставаясь на позициях либерализма, внесли коррективы в эту идеологию. Это течение получило название неолиберализм. Оно возникло в 30-е гг. XX в. К нему относятся экономисты лондонской школы (в частности, Лайонел Роббинс (1898—1984)), ряд французских экономистов (Альбер Афгальон, Морис Алле (род. 1911) и др.) и немецкие экономисты фрайбургской школы (Вальтер Ойкен (1891 — 1950), Вильгельм Рёпке (1899—1966), Александр Рюстов (1885—1963)). Следует обратить внимание, что эти экономисты принадлежали к различным теоретическим школам и были едины только во взглядах на проблему роли государства в экономике. Поэтому неолиберализм — это не экономическая теория, а лишь концепция государственного регулирования экономики. Для объединения своих усилий неолибералами были организованы ряд конференций, первая из которых прошла в Париже в 1938 г. (Коллоквиум Липпмана1). На этой конференции была выработана экономическая программа неолиберализма.

Основная идея, определяющая содержание неолиберального направления, заключается в том, что свободная экономика является необходимым условием эффективного функционирования рынка, но сохранение либеральной системы хозяйствования возможно лишь при соответствующих мерах правительства. Поэтому представители этого направления выступают против классического либерального принципа laissez-faire. Они считают, что рыночные механизмы, во-первых, не обеспечивают воспроизводства свободной системы (возникают тенденции к монополизации, временные нарушения равновесия системы), а во-вторых, формируют неэффективную систему распределения доходов (незащищенные слои населения выпадают из экономической жизни, ряд экономически эффективных областей, например наука, не развивается). Для устранения этих недостатков и необходимо государственное вмешательство.

1 По имени американского публициста У. Липпмана, оказавшего большое влияние на это направление.

Первой обязанностью государства является создание институциональной системы свободной экономики. Эта институциональная система включает в себя целый ряд законов, обеспечивающих свободное движение товаров и капитала, в частности антимонопольные меры, поощрение мелкого предпринимательства. Помимо того, к функциям государства относится поддержка тех слоев населения, которые по физическим, психическим, социальным или экономическим причинам не способны на равных действовать на рынке. Государство также должно стимулировать экономически эффективное поведение людей (поощрять рождаемость, стимулировать рост производительности труда, поддерживать научные исследования).

Таким образом, неолиберализм занимает срединное положение между классическим либерализмом и дирижизмом. С одной стороны, он выступает против полной автономии рыночных механизмов и рассмотрения государства только как «ночного сторожа». С другой стороны, он стремится сохранить посредством определенной государственной политики свободную систему экономики, которую рассматривает не только как залог эффективности, но и как залог политической и гражданской свободы общества. Неолибералы сравнивали государство с судьей на футбольном поле, который сам не играет, но следит за соблюдением правил игры.

На протяжении долгого периода времени неолиберализм находился в оппозиции, поскольку начиная с 30-х гг. и до конца 60-х гг. XX в. доминировала тенденция к усилению роли государства в экономике. Только в послевоенной Германии благодаря росту либерализма в ответ на крушение централизованной нацистской системы идеи неолибералов получили свое воплощение в проводившейся политике «социального рыночного хозяйства». В остальном мире неолиберализм получил широкое распространение лишь в 70—80-е гг. XX в.

Вопросы для самопроверки

Назовите отличительные особенности экономики 20—30-х гг. XX в.

Назовите основные направления и школы, существовавшие в 20— 30-е гг. XX в. в экономической науке.

Назовите основные изменения, произошедшие в рамках маржи-налистского направления к концу 30-х гг. XX в.

Какой вклад в развитие экономической теории внесла стокгольмская школа?

Каковы основные особенности развития институционального направления этого периода?

В чем заключается отличие неолиберализма от классического либерализма и от концепции государственного регулирования Кейнса?

Литература к теме

История экономики: Учебник / Под ред. О.Д. Кузнецовой и И.Н. Шап-кина. М.: ИНФРА-М, 2002.

Камерон Р. Краткая экономическая история мира от палеолита до наших дней. М.: РОССПЭН, 2001.

История экономических учений. Ч. II. / Под ред. А.Г. Худокормо-ва. М., 1994.

Блюмин И.Г. Критика буржуазной политической экономии. Т. III. М., 1962.

1.2. Развитие неоклассики

Маржиналистская революция, произошедшая в рамках экономической науки в последней трети XIX столетия, стала мощным импульсом для развития неоклассического направления. Внедрение нового математического аппарата привело к совершенствованию многих концепций. Экономическая теория практически переписывалась заново на новый язык. Основу этого языка составлял предельный анализ в его графическом и аналитическом выражении. Он позволил решить ряд проблем, с которыми не могла справиться классическая теория, а также привел к дальнейшей унификации экономических законов. В частности, введение принципа предельной полезности позволило объединить в одно понятие два фактора, влияющих на стоимость, — редкость и полезность вещи, тем самым разрешив так называемый парадокс о воде и бриллиантах1. Новая трактовка стоимости оказалась более совершенной, поскольку включала в анализ редкие товары, которые в рамках трудовой теории стоимости не рассматривались (Д. Рикардо).

Но в ходе маржиналистской революции появились и новые задачи, которые необходимо было решать. В частности, новый метод, основанный на предельной полезности, отличался субъективизмом, поскольку все основные экономические категории выводились из индивидуальных оценок полезности благ. Такой подход вызывал проблемы при переходе к решению конкретных экономических задач. Частные потребительские предпочтения в силу их субъективного характера сложно выявить и сложно количественно оценить. Экономисты понимали это, поэтому одним из главных направлений дальнейшего развития неоклассической теории стало преодоление субъективизма теории предельной полезности.

Переход от кардиналистского подхода к ординалистскому

1 В рамках теории полезности фактор редкости учитывался, начиная с концепции итальянского меркантилиста Даванцатти, но экономистам не удавалось объединить оба понятия в одно, что мешало развитию теории.

Важным моментом в решении проблемы субъективизма стал переход от кардиналистской трактовки полезности к ординалист-ской. Кардиналистским называется подход, использовавшийся на первом этапе маржиналистской революции. Он предполагает количественную оценку потребительской полезности каждого товара в абсолютном выражении. Например, У. Джевонс вводил термин «утили» как единицу измерения полезности. Альтернативным является ординалистский подход, в рамках которого считается достаточным лишь определение того, какой товар или набор товаров является для потребителя более предпочтительным по сравнению с другими. Применение этого подхода позволило ввести «кривые безразличия» для анализа механизмов соотношения товаров на рынке и их обмена. Впервые эти кривые ввел английский экономист Фрэнсис Эджуорт (1845—1926), хотя сам он исходил из возможности количественного подсчета полезности. Для создания нового ординалистского метода эти кривые первым использовал Вильфредо Парето. Именно в его «Учебнике политической экономии» концепция ординалистской полезности получила свое оформление.

Экономистом, внесшим большой вклад в развитие нового подхода, был Джон Р. Хикс (1904—1989). Благодаря его работе «Стоимость и капитал» (1939) ординализм стал доминировать в экономической теории.

Дж. Хиксом была введена новая интерпретация кривых безразличия. Он предложил строить эти кривые не на основе субъективных оценок полезности товаров, а на основе эмпирических фактов предпочтения одного товара другому. Для этого анализировалась структура совершенных покупок. Выбор покупателя интерпретировался как акт предпочтения одного товара другим. Факт уменьшения предельной полезности теперь выражался в отказе отданного товара в пользу другого. В результате понятие предельной полезности товара было заменено Дж. Хиксом на категорию «предельной нормы замещения двух товаров». Она опять же не требовала измерения абсолютного уровня полезности. Соответственно, был заменен и принцип убывающей предельной полезности блага принципом убывающей предельной нормы замещения двух товаров.

В результате нового принципа исследования полезности существенно изменилась исследовательская задача. Теперь не требовалось высчитывать полезность того или иного блага. В центр изучения ставился вопрос о том, какие факторы влияют на предпочтение одного товара другому и на изменение этого предпочтения. Таким образом, в анализ вводились объективные экономические категории.

В этой части своей теории Дж. Хикс использовал труды русского экономиста Евгения Слуцкого, который задолго до работ английского экономиста предложил объективизированный подход к анализу спроса. Он акцентировал внимание не на зависимости спроса от субъективных оценок полезности товаров, а на внешних факторах, которые влияют на изменение потребительских предпочтений. В частности, в своей работе «К теории сбалансированного бюджета потребителя» (1915) он исследовал, как меняется поведение потребителя при изменении уровня его дохода и движении цен. Таким образом, анализировалось взаимодействие объективных экономических категорий — спроса, цен и доходов. Работы Слуцкого не получили самостоятельного распространения в мировой экономической литературе в силу исторических обстоятельств и были возрождены благодаря Хиксу и его ссылкам на труды русского экономиста.

Вместе с другим английским экономистом Роем Дж.Д. Алле-ном (1906—1983) Хикс развил подход Слуцкого. Полученные выводы были опубликованы сначала в статье «Еще раз о теории стоимости» (1934), а позднее в книге Дж. Хикса «Стоимость и капитал». В результате были выделены две составляющие функции спроса на товар — эффект замещения и эффект дохода. Эффект замещения объясняет, как изменяется спрос на товары в результате изменения цен, какие виды товаров начинают пользоваться большим спросом, вытесняя (замещая) другие товары. Эффект дохода описывает, как изменяется спрос в результате повышения или понижения доходов потребителя. Первая концепция — эффект замещения — явилась модернизацией уже существовавшей теории предельной полезности. Вторая, а именно рассмотрение дохода как элемента, влияющего на спрос, стала принципиально новым моментом в неоклассической теории. Поэтому рассмотрим ее более подробно.

Эффект дохода в целом выражает прямую зависимость между уровнем доходов и уровнем спроса: с ростом доходов в среднем растет спрос на товары и с его падением спрос на товары падает. Вместе с этой общей закономерностью вводится ряд исключений. Приведем два из них.

С ростом доходов спрос на дешевые товары низкого качества снижается, поскольку меняется структура потребления индивида. Получив большие финансовые возможности, потребитель склонен покупать товары более высокого качества, которые до этого были слишком дорогими для его уровня доходов. Соответственно, спрос на товары низкого качества со стороны такого потребителя сокращается.

С падением доходов у наиболее бедных слоев населения увеличивается спрос на товары первой необходимости. Это происходит потому, что дорогостоящие товары заменяются более экономичными. Например, малоимущая семья при снижении семейного бюджета откажется от покупки относительно дорогих продуктов питания, заменив их более дешевым — хлебом. Следовательно, снижение дохода приведет к росту спроса на этот товар.

Теория капитала. Метод дисконтирования доходов

В период 20—30-х гг. XX в. происходят существенные изменения и в теории капитала. В этой связи заслуживает внимания книга американского экономиста Ирвина Фишера (1867—1947) «Природа капитала и дохода» (1906). Его теория базируется на разграничении понятий «запас благ» и «поток услуг» от этих благ. Такое разграничение считается важным вкладом этого экономиста в развитие теории капитала. И. Фишер предложил оценивать доход от капитала как сумму всего «потока услуг, которые обеспечивает его обладание»1. Соответствующим образом определяется и стоимость капитала. Она равна стоимости доходов (услуг), которые возможно получить, обладая этим капиталом.

Такой подход позволил поставить вопрос об оценке различных видов вложения капитала. Для каждого капитала существует некоторый спектр возможных вариантов его применения. Эти варианты обеспечивают разный «поток услуг от капитала». Подсчет доходности этих услуг позволяет сопоставить доходность того или иного вида капиталовложения. При этом необходимо учитывать различные временные лаги между вложением капитала и получением дохода. Для учета этого фактора И. Фишер разрабатывает новую методику, которая получила название «дисконтирование».

Метод дисконтирования заключается в следующем. В условиях, когда существует положительная ставка процента на капитал (г), 100 единиц капитала в настоящем будут приравниваться к 100(1 + г) единиц капитала в будущем, т.е. к такому же размеру капитала плюс процент по нему. И наоборот, если в будущем предполагается получить 100 единиц дохода, то этот доход будет равен 100 /(1 + г) единиц дохода в настоящем.

Для того чтобы оценить будущие доходы, полученные от вложения капитала в различные периоды времени, необходимо произвести их дисконтирование, т.е. выразить их в форме доходов на настоящий период, и суммировать.

т У;

/= 2 —-—

*н (1 +г)' '

1 Fisher I. The Nature of Capital and Income. N.Y., 1923. P. 101.

где /' = 1,2, Т; у. — доход за период /'; Т— общая продолжительность поступления дохода.

На основе этой формулы можно выразить будущие доходы с капитала в величинах настоящего времени, оценить и сопоставить рентабельность различных вариантов вложения капитала.

Теории неопределенности и предпринимательства

Еще одним новым элементом неоклассической теории стало выделение предпринимательского дохода как отдельного вида дохода, не связанного с прибылью на капитал, а являющегося результатом действий в условиях неопределенности. Само введение фактора неопределенности стало важным аналитическим новшеством. В дальнейшем оно получило самостоятельное развитие в рамках теорий ожидания (стокгольмская школа, кейнсианство) и концепций, критикующих принцип рационального поведения человека и экономического равновесия.

Заслуга в развитии этой теории принадлежит американскому экономисту Фрэнку Найту (1895— 1973). Следует отметить, что до него эти идеи высказывались ирландцем Ричардом Кантильоном (1680— 1734) и немцем Иоганном Генрихом фон Тюненом (1783— 1850). Р. Кантильон первый ввел понятие «предпринимательство» и представил «предпринимательский доход» как плату за успешные действия в ситуации неопределенности. Вклад И. Тюнена заключается в том, что он впервые разделил понятие «риск» на предсказуемый и непредсказуемый и увязал доход предпринимателя именно со вторым видом риска.

Ф. Найт в своей работе «Риск, неопределенность и прибыль» (1921) также использовал разграничение между двумя видами риска, назвав непредсказуемый риск «неопределенностью». Если предсказуемый риск — это просчитываемая вероятность неудачи, которая поддается оценке и страхованию, то неопределенность — это состояние полного отсутствия какой-либо информации о возможном будущем, и эта неопределенность не может быть застрахована. По мнению Ф. Найта, прибыль предпринимателя является платой именно за действия в условиях неопределенности. Эта прибыль никак не связана с объемом вложений в производство, с уровнем технологий и т.д. Она целиком зависит от деловых способностей экономического агента, причем способностей, не связанных с рациональным расчетом, поскольку в условиях неопределенности такие расчеты в принципе невозможны в силу отсутствия необходимой информации. Теория Ф. Найта была первой в рамках неоклассического направления, которая вводила понятие неопределенности, информационного вакуума и нерационального поведения как важных составляющих действий экономических агентов.

Эта теория интересна еще и тем, что в отличие от теорий Дж.Б. Кларка, А. Маршалла и Дж. Хикса предполагает существование прибыли в стационарном состоянии экономики, т.е. в точке равновесия.

В дальнейшем большой вклад в развитие идеи предпринимательства внес австрийский экономист Йозеф Шумпетер (1883—1950). В частности, в своей работе «Теория экономического развития» (1912, а позднее, в 1942 г., в работе «Капитализм, социализм и демократия») он рассматривает действия предпринимателя как взятие на себя риска по реализации новых комбинаций. Причем эти действия не основаны на строгом расчете, наоборот, расчетливость не позволяет идти на риск. Понятие прибыли у Шумпете-ра, как и у Ф. Найта, связано с действиями именно предпринимателя. Только источник этой прибыли интерпретируется иначе. Шумпетер считает, что тот сверхдоход, который получает предприниматель, является монопольной ценой за использование нововведения. Как только нововведение получает распространение, монопольное положение предпринимателя нарушается и его прибыль начинает падать, пока не исчезает окончательно.

Теория денег

В неоклассической теории денег в рассматриваемый нами период произошли незначительные изменения. В целом количественная теория в той ее форме, какую предложил Ирвин Фишер в своей работе «Покупательная сила денег» (1911), оставалась доминирующей.

Классическая формула И. Фишера устанавливала зависимость между количеством денег в обращении и скоростью их обращения, с одной стороны, и количеством актов купли-продажи товаров (трансакций) в их ценовом выражении — с другой.

 

MV+ М' V = РТ,

где М— сумма наличных денег в обращении; V— скорость их обращения; М' — сумма денег на чековых счетах; V — скорость обращения этих средств; Р— средневзвешенный уровень цен; Т— объем трансакций.

В уравнении И. Фишера речь идет о предложении денег, которое должно соответствовать потребностям экономики для осуществления всех трансакций. Поэтому это уравнение было одним из немногих макроэкономических элементов неоклассической теории.

Экономический кризис 1921 г. и последующая депрессия заставили экономистов обратить внимание на связь уровня цен с циклическими колебаниями производства и подвергнуть сомнению тезис об общем уровне цен. Попытку пересмотра количественной теории денег, в частности, предпринял французский экономист Альбер Афтальон (1874—1956). В 1927 г. вышла его книга «Ценность денег в современном мире», в которой он указывал на то, что в период 1914—1920-х гг. не наблюдалась взаимосвязь между массой денег в обращении и покупательной способностью денег. Тем не менее он не отказывался от основных постулатов теории, предлагая ее модификацию на основе включения психологического фактора, а именно субъективных оценок предельной полезности денег, которые, естественно, понижаются с ростом количества этих денег.

В 1920-е гг. появляется так называемая теория кассовых остатков, или кембриджская версия количественной теории денег. Она была предложена А. Маршаллом, а в дальнейшем подробно разработана А. Пигу в его статье «Стоимость денег» (1917). Позднее этот вариант теории денег использовали кейнсианцы. Кембриджская версия количественной теории денег представляет собой измененный вариант классической теории, ее микроэкономическое прочтение. В ней определяется не количество денег, необходимое экономике для реализации всех обменных операций, а количество денег, которое индивиды хотели бы иметь для осуществления всех трансакций. Следовательно, здесь анализируется спрос на деньги со стороны отдельных индивидов, а не экономики в целом. Такой вариант теории открывает путь для анализа субъективных факторов, влияющих на уровень спроса, таких, как, например, предпочтение ликвидности, спекулятивный спрос на деньги, которые в дальнейшем и были исследованы Дж.М. Кейнсом в своей теории.

Кембриджское уравнение выглядит следующим образом:

 

М= kPY.

В нем спрос на деньги определяется не объемом трансакций, а уровнем доходов (Y) в его номинальном выражении (PY). Утверждается, что количество денег составляет постоянную долю номинального дохода индивида, выраженную коэффициентом к. Это та доля дохода, которую индивид предпочитает хранить в ликвидной форме.

Количественная теория денег стала одной из главных теорий, на которых базировались неоклассические рекомендации по ведению экономической политики в условиях послевоенного кризиса, начавшегося в 1921 г. Суть этой политики сводилась к государственному вмешательству в денежно-кредитную сферу с целью стабилизации цен. Наиболее активную позицию в этом вопросе занял И. Фишер. В книге «Стабилизация доллара» (1921) он предложил варьировать золотое содержание доллара в соответствии с изменениями общего уровня цен. При повышении цен следовало увеличивать содержание золота в денежной единице. В период понижения цен предлагалось увеличивать количество денег в обращении посредством предоставления банкам дополнительных резервов. Такие меры должны были привести к увеличению цен, а следовательно, к повышению прибыльности производства и выходу из кризиса.

В 1920-е гг. возникает и радикальная критика в адрес количественной теории денег. Она прозвучала со стороны американского институционалиста У. Митчелла, который утверждал, что уровень цен и спрос на деньги не зависят от общепринятых экономических показателей, а связаны с более сложными, институционально обусловленными мотивами поведения индивидов, которые формируют их потребности в деньгах.

Альтернативную теорию денег выдвигали и австрийские экономисты. В частности, Ф. Хайек в работе «Денежная теория и торговый цикл» (1933) указывал на то, что традиционная теория игнорирует факт неравномерного распределения новых масс денег в экономике. Это приводит к появлению диспропорций и ложных рыночных сигналов. Данная идея перекликается с теорией Юма о ползущей инфляции и повторяет идеи Кантильона; правда, Юм положительно оценивал факт неравномерного распространения денег. Помимо того, австрийские экономисты, в частности Л. фон Ми-зес, указывали на то, что классическая денежная теория не учитывает существование безналичного расчета, т.е. объема текущих счетов в банках, которые выполняют те же функции денег и размер которых влияет на общий уровень цен.

 

Вопросы для самопроверки

В чем состояло значение перехода от кардиналистского подхода определения полезности к орди нал истскому?

Какое понятие использовал Дж. Хикс в свой теории, заменив им термин «предельная полезность»?

Что такое эффект замещения и эффект дохода?

Что такое дисконтирование, кто ввел этот метод и для чего он используется?

Теории каких экономистов XVIII—XIX вв. получили развитие в концепции предпринимательства Ф. Найта?

В чем состоит отличие между риском и неопределенностью согласно теории Ф. Найта?

В чем заключается принципиальное отличие трансакционной версии количественной теории денег от кембриджского варианта этой теории?

Какие аспекты количественной теории денег были подвержены критике со стороны австрийской школы, в частности Ф. Хайека?

Литература к теме

Слуцкий Е.Е. К теории сбалансированного бюджета потребителя. Экономико-математические методы. Народно-хозяйственные модели. Теоретические проблемы потребления. М., 1963.

Фишер И. Покупательная сила денег, ее определение и отношение к кредиту. М., 1925.

Хикс Дж.Р. Стоимость и капитал. М.: Прогресс-Универс, 1993.

Бум, крах и будущее. Анализ австрийской школы, М.; Челябинск: Социум, 2002.

 

1.3. Теории монополистической конкуренции

Ситуация монополии рассматривалась многими экономистами на протяжении всей истории экономической мысли. В качестве примера наиболее детального исследования этой проблемы можно назвать работы французского экономиста Антуана Огюстена Курно. В книге «Исследования математических принципов теории богатства» (1838) он рассматривал ситуацию монополии и дуополии. Им были определены условия максимизации монополистической прибыли, а также сделан вывод о том, что цена на монополистическом рынке всегда выше, чем при свободной конкуренции, а объемы производства ниже. Ситуация дуополии рассматривалась им как средняя по уровню цен и объему производства между монополией и конкуренцией. Элементы анализа дуо-полистического рынка присутствуют и в работе Ф. Эджуорта «Чистая теория монополии» (1897). К предшественникам теории монополистической конкуренции также можно отнести русского экономиста В.К. Дмитриева, который занимался анализом монопольных цен, и представителя лозаннской школы В. Парето.

Кардинально меняет взгляд на проблему монополии английский экономист, итальянец по происхождению Пьеро Сраффа (1898—1983). В 1920-е гг. в Кембридже он инициирует активные исследования ситуации монополии. Одним из последователей его концепции стала Джоан Робинсон, чья теория будет подробно рассмотрена в этой главе. В своей статье «Закон образования доходов в условиях конкуренции» (1926) П. Сраффа поставил вопрос о влиянии закона возрастающей отдачи от масштаба на структуру конкурентного рынка. Он считал, что в силу действия этого закона ситуация монополии на рынке является весьма частой. Подвергая критике теорию фирмы и концепцию совершенной конкуренции А. Маршалла, он утверждал, что именно с монополии, а не с конкуренции нужно начинать изучение рыночных законов. Такой подход был принципиально новым для всей классической и неоклассической теории.

Теория монополистической конкуренции Э. Чемберлина

Первые системные исследования, посвященные рынку несовершенной конкуренции, появляются лишь в 1930-е гг. В 1933 г. выходит в свет книга американского экономиста Эдварда Хастинг-са Чемберлина (1899—1967) «Теория монополистической конкуренции», в которой указывается, что монопольное положение фирмы на рынке является очень частым явлением и оно не связано с масштабами самой фирмы.

В отличие от своих предшественников, которые рассматривали ситуацию либо чистой конкуренции, либо чистой монополии, Э. Чемберлин говорит о том, что наиболее типичным для экономики является состояние монополистической конкуренции. Это состояние, когда на рынке присутствует большое число продавцов, поэтому его можно назвать конкуренцией, но отсутствует второе условие конкурентного рынка — качественная однородность товаров. В модели Э. Чемберлина производители стараются получить монопольную прибыль, снижая эластичность спроса на свой товар. Для этого они стремятся выделить свою продукцию из общей массы других товаров, улучшая ее качество, внешний вид, условия продажи и т.д., придавая ей эксклюзивный характер и тем самым убеждая покупателя сохранять приверженность именно этому товару вне зависимости от уровня цены на него. В результате происходит дифференциация продукции и производитель становится единственным продавцом данного вида товара на рынке, т.е. монополистом.

Это монопольное положение нарушается лишь существованием товаров того же вида, отличающихся по качеству, но являющихся товарами-субститутами. При значительном повышении цены на один товар покупатель имеет возможность переориентировать свой спрос на товар того же вида, предлагаемый другим продавцом по более низкой цене. Таким образом, конкуренция сохраняется, но она приобретает новый характер, потому что товары конкурируют уже не только по цене, но и по своим потребительским характеристикам, а также по уровню организации сбы-

 

та (обслуживание, месторасположение, реклама и т.д.). Этим пользуется продавец, получая возможность привязать предпочтения потребителя к своему товару вне зависимости от цены.

Таким образом, Э. Чемберлин говорит о том, что продавец дифференцированного товара имеет возможность манипулировать предпочтениями покупателей, делая спрос на свои товары менее эластичным по цене. Это утверждение стало важным вкладом американского экономиста в неоклассическую теорию поведения фирмы. До него задача производителя интерпретировалась только как приспособление предложения к спросу. Э. Чемберлин же утверждает, что фирмы не меньше сил тратят на приспособление спроса к предложению.

Особое внимание Э. Чемберлин уделяет процессу ценообразования на рынке монополистической конкуренции. Он считает, что благодаря дифференциации товара продавец получает частичную монопольную власть, т.е. возможность устанавливать цену на товар на более высоком уровне, чем в условиях чистой конкуренции, поскольку кривая спроса оказывается менее эластичной.

Э. Чемберлин иллюстрирует процесс ценообразования на рынке монополистической конкуренции с помощью следующего графика (рис. 5).

 

D

d

_ _                    л Ж

S

 

            ^^^^^^^"^г

D'

 

 

            сГ

 

а о

Рис. 5

X

Кривая спроса DD' и кривая предложения SS' в точке пересечения А дают цену, равную величине Р, которая устанавливается на конкурентном рынке. Кривая DD' также отражает средний доход продавца при соответствующем объеме продаж. Кривая dd' изображает предельный доход продавца, т.е. изменение прироста

- 8108

161

дохода при увеличении продаж на одну единицу товара. Эта кривая имеет более резкий наклон вниз, чем кривая среднего дохода (кривая спроса).

Продавец в условиях монополистической конкуренции ориентируется на предельный доход и устанавливает объем продаж, соответствующий точке пересечения кривой предельного дохода и кривой издержек (совпадающей с кривой предложения SS') т.е. на уровне Q'. При таком объеме продаж цена будет установлена на уровне Р т.е. выше, чем в условиях совершенной конкуренции (Р' > Р), а объем производства будет ниже (Q > Q').

На основе исследований монополистической конкуренции Э. Чемберлин выдвигает свое объяснение высокого уровня безработицы в современной ему экономике. Он пишет, что, поскольку на рынке дифференцированных товаров объемы производства устанавливаются ниже, чем в условиях свободной конкуренции, происходит их недопроизводство, а значит, возникает недозагрузка производственных мощностей. Такое производство предъявляет заниженный спрос на рабочую силу, что и вызывает безработицу. Следовательно, причиной низкой занятости является ситуация монополистической конкуренции на современном рынке.

Для нормализации ситуации на рынке труда Э. Чемберлин предлагает ввести систему мер, которая бы ограничивала монопольные действия производителей. Но в целом же он утверждает, что современный высокий уровень безработицы является неизбежной платой за дифференциацию продукта, которая, в свою очередь, отвечает возросшим различиям во вкусах и доходах покупателей.

Теория несовершенной конкуренции Дж. Робинсон

В том же 1933 г., что и книга Э. Чемберлина, выходит в свет работа английского экономиста Джоан Робинсон (1903—1983) под названием «Экономическая теория несовершенной конкуренции». Так же как и Э. Чемберлин, но абсолютно независимо от его исследований, Дж. Робинсон рассматривает в своей работе монопольную ситуацию на рынке, вызванную дифференциацией продукта. Тем не менее ее теория имеет целый ряд существенных отличий, в том числе в оценке причин высокого уровня безработицы.

Во-первых, Дж. Робинсон увязывает монопольное положение на рынке не только с дифференциацией товара, но и с концентрацией производства, что практически не учитывается в теории Э. Чемберлина.

Во-вторых, она более детально исследует методы ценовой дискриминации, используемые фирмами-монополистами. В связи с тем что на монополистическом рынке спрос обладает меньшей эластичностью, чем в условиях конкуренции, производитель имеет возможность разбить рынок на сегменты и для каждого из этих сегментов установить ту цену, которая обеспечит ему максимальный доход. Основное правило ценовой дискриминации, выводимое Дж. Робинсон, гласит, что наиболее высокая цена устанавливается там, где эластичность спроса самая низкая, а наименьшая цена устанавливается там, где эластичность близка к абсолютной.

Рынок может разделяться на сегменты пространственно — например, на внутреннем рынке могут устанавливаться высокие цены, а на внешнем — низкие. Рынок может разделяться продавцом и по уровню дохода потребителей. Для описания такого рода дискриминации Дж. Робинсон использует понятия «сильный рынок» и «слабый рынок». «Сильный рынок» — это рынок, на котором покупателями являются состоятельные члены общества, способные платить высокую цену. «Слабый рынок» — это рынок покупателей с низким уровнем доходов. Учитывая это, производитель имеет возможность сначала продавать свой товар по высокой цене, пока не насытится спрос на «сильном рынке», а затем снижать цену, предлагая свой товар на все более «слабых» рынках.

В-третьих, Дж. Робинсон рассматривает ситуацию, обратную монополии, а именно когда на рынке существует множество продавцов и только один покупатель. Такое состояние рынка называется «монопсония» и наиболее характерно для рынка факторов производства, в частности рынка рабочей силы. В условиях мо-нопсонии покупатель обладает монопольной властью и, подобно тому как продавец в ситуации монополии ориентируется не на средний, а на предельный доход, так и монопсонист ориентируется не на средние, а на предельные издержки при определении объема покупок. А поскольку кривая предельных издержек А/С имеет более крутой подъем, чем кривая средних издержек АС (рис. 6), то объем покупок будет установлен на меньшем уровне ((?'< (?)> чем ПРИ свободной конкуренции. Заработная плата будет продолжать определяться средними издержками, следовательно, она также упадет (Р' < Р).

С помощью модели монопсонии Дж. Робинсон показывает, что, если фирма, покупающая рабочую силу, оказывается монопсони-стом, это негативно сказывается на рынке труда — происходит снижение как уровня занятости, так и уровня заработной платы. Исходя из этого английская экономистка делала вывод о необходимости законодательной защиты прав рабочих и активной дея-

тельности профсоюзов. В этом ее позиция отличается от позиции Э. Чемберлина, который считал, что причиной безработицы является ситуация не монопсонии, а монополистической конкуренции. Помимо того, Э. Чемберлин скептически относился к роли профсоюзов в решении проблем занятости, рассматривая их как монополистов на рынке труда, которые завышают цену рабочей силы, тем самым снижая спрос на труд.

Вопросы для самопроверки

По мнению английского экономиста П. Сраффы, изучение экономической теории должно начинаться с модели конкуренции или монополии. Почему?

Что такое монополистическая конкуренция? Благодаря чему положение продавцов на рынке в модели Э. Чемберлина является монопольным?

Как соотносятся уровень цен и объемы производства, которые устанавливаются на конкурентном, монополистическом рынке и рынке монополистической конкуренции?

В чем Э. Чемберлин видит причину высокой безработицы в современной ему экономике?

В чем заключается принципиальное отличие теории монополистической конкуренции Э. Чемберлина от теории несовершенной конкуренции Дж. Робинсон?

Какие методы ценовой дискриминации вы можете назвать?

Опишите ситуацию монопсонии и приведите пример монопсонии.

В чем Дж. Робинсон видит причину низкого уровня занятости в экономике?

Литература к теме

Чемберлин Э.Х. Теория монополистической конкуренции. Реори-ентация теории стоимости. М., 1959.

Робинсон Дж. Экономическая теория несовершенной конкуренции. М., 1986.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |