Имя материала: История экономических учений

Автор: Яков Семенович Ядгаров

§ 3. историческое значение экономического романтизма

Экономический романтизм, как одно из самостоятельных направлений экономической мысли постмануфактурного периода, являет собой качественно новый этап в истории теоретической экономики, и об этом свидетельствуют следующие обстоятельства.

Во-первых, С. Сисмонди и П. Прудон — лидеры экономического романтизма — в своих трудах смогли обосновать многочисленные неопровержимые доказательства о несостоятельности смитианских идей об «экономическом человеке» и «невидимой руке», т.е. о гарантированном в условиях экономического либерализма гармоничном и поступательном развитии экономики и автоматической саморегуляции хозяйственного механизма.

Во-вторых, им принадлежат аргументированные суждения против сентенций так называемого «закона Сэя», отвергая которые, они характеризовали возникновение кризисов в постмануфактурной экономике развитых стран той эпохи не как случайное явление, а как имманентное свойство хозяйства, организованного на принципах laissez faire.

Наконец, в-третьих, экономисты-романтики, находясь в «оппозиции» по отношению к экономическому учению классиков, противопоставили «классической школе» концепции социально-экономических реформ, отдельные положения которых не утратили свою актуальность вплоть до настоящего времени.

Аргументированное неприятие ключевых положений классической политической экономии, системное отображение собственных взглядов на существо и роль экономической науки послужили С. Сисмонди и П. Прудону основой для попыток обосновать альтернативные концепции о ее предмете, методе и предназначении в общественной, в том числе хозяйственной, жизни.

Эти исследователи явились основоположниками нового направления экономической мысли, а их творчество стало одним из лучших достижений политической экономии на этапе постмануфактурного развития экономики.

Известные французские историки экономической мысли Ш. Жид и Ш. Рист еще за несколько десятилетий до появления экономического учения Дж.М. Кейнса, и, соответственно, теоретического осмысления положений государственного регулирования экономики отмечали, что, безусловно, «Сисмонди был первым проповедником принципа государственного вмешательства» и что прежде всего благодаря ему в политической экономии «становится уместной социальная политика». При этом, однако, пишут они, он всегда хранил «тайную симпатию к старому режиму корпораций и привилегированных цехов», но, осуждая эти учреждения, как «не соответствующие интересам производства», постоянно задавался вопросом, «нельзя ли почерпнуть в них опыт для обуздания злоупотреблений конкуренции». Они убеждены также в том, что, призывая к государственному вмешательству и открывая «реакцию против абсолютного либерализма», родоначальник экономического романтизма дал основание К. Марксу почерпнуть у него идею «о концентрации имуществ у небольшого числа собственников и о растущей пролетаризации рабочих масс» и что даже возникновение понятия «прибавочная стоимость» мог предвосхитить именно С. Сисмонди, поскольку К. Маркс, подобно ему, «объясняет прибыль тем, что рабочий продает не труд свой, а силу своего труда»74.

В одном из лучших сочинений Й. Шумпетера «Капитализм, социализм и демократия» (1942) имеют место во многом аналогичные оценки творческого наследия С. Сисмонди. В этой работе, в частности, подчеркивается, что не следует считать Д. Рикардо единственным, «кто повлиял на экономическую теорию Маркса», что произведения С. Сисмонди и ряда других авторов «во многих отношениях параллельны его (К. Маркса. — К.Ц.) собственной». Сказанное подтверждается тем, пишет Й. Шумпетер, что К. Маркс «без конца подчеркивает растущую нищету трудящихся масс». Кроме того, уточняет он, «близость учения Маркса к учению Сисмонди» очевидна в его «объяснении кризисов», а также «в теории прибавочной стоимости и в других местах»75.

Кроме того, вслед за Н. Кондратьевым можно с полной определенностью признать: «Сисмонди в общетеоретических воззрениях, т.е. в учении о ценности и цене, в учении о распределении и доходах, в общем оставался на почве доктрины классиков. Но, потрясенный картиной экономических кризисов и обнищания части массового населения, отверг именно те построения классиков, которые выражали их оценочное отношение к достоинствам строя свободной конкуренции».

Очевидно, правомерно также еще одно положение Н. Кондратьева, в соответствии с которым борьба С. Сисмонди «против классиков» проистекала не столько из теоретических разногласий «в представлениях об общественном идеале», сколько в пробуждении интереса «к проблеме исторической относительности и изменчивости общественно-хозяйственного строя», и в этом смысле он и Ф. Лист «могут считаться вместе с Контом и Миллем идейными родоначальниками исторической школы в социальной экономии»76.

Современные российские историки экономической мысли в своем отношении к С. Сисмонди в части его воззрений, в том числе реформаторских, далеко не единодушны. В их числе есть и такие, как, например, А. Сурин и другие, которые по-прежнему убеждены, что С. Сисмонди (равно как и П. Прудон) «принадлежит к идеологам мелкой буржуазии», ибо он «не понял процесса становления капитализма и его результатов» и поэтому с присущей ему наивностью «обращался к правительствам стран с просьбой, чтобы они своей властью прекратили капиталистическое развитие» и вернули «общество к мелкому производству», ибо «оно — идеал Сисмонди»77.

В числе же произведений, содержащих неидеалогизированные оценки творчества С. Сисмонди, в российской историко-экономи-ческой литературе последних лет обращают на себя внимание труды Е. Майбурда, Р. Левиты и др.

К примеру, в монографии Е. Майбурда «Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров» (1996) С. Сисмонди характеризуется прежде всего как критик идеологии экономического либерализма, указывающий на то, что «прогрессирующее накопление капитала может сочетаться с неизбывной бедностью трудящихся». Одновременно с этим в заслугу этого ученого ставятся его высказывания «за государственное регулирование рыночной стихии». И хотя «сколь-нибудь конкретных мероприятий» родоначальник экономического либерализма не предложил, тем не менее, подчеркивает автор монографии, «допустимо назвать его (С. Сисмонди. — К.Ц.) имя в качестве предтечи Кейнса»78.

Сугубо позитивная оценка дана творчеству С. Сисмонди и в книге Р. Левиты «История экономических учений» (1998). По убеждению этого автора, именно «Сисмонди был первым экономистом, поставившим проблему кризисов перепроизводства в центр исследования». Вопросам реализации, подчеркивает он, классики, кроме Т. Мальтуса, не придавали существенного значения, хотя в условиях капиталистической (либеральной) системы вполне возможна ситуация, когда «производство растет, а потребление (личное. — К.Ц.) падает».

Кроме того, Р. Левита обращает внимание читателя на то, что, считая неестественной хозяйственную систему, при которой безграничный рост производства сопровождается «в то же время понижением жизненного уровня», С. Сисмонди «противопоставляет ей не социализм», а программу, предполагающую «раздробление промышленного и сельскохозяйственного производства на возможно большее число самостоятельных предприятий, раздробление собственности на капитал, соучастие рабочих в хозяйственном деле»79.

Наконец, важно отметить позицию авторов одного из популярных в России учебников по экономической теории, изданного в 1995 г. под общей редакцией В.И. Видяпина и Г.П. Журавлевой. В этом учебнике С. Сисмонди рассматривается прежде всего как критик «экономического механизма» своей эпохи, как ученый, который «считал, что политическая экономия призвана быть наукой о совершенствовании социального механизма ради счастья че-ловека»80.

Выдвигая собственную экономическую программу, П. Прудон рассчитывает на то, что социальную справедливость возможно достичь лишь посредством осуществления экономической справедливости. В том, что ныне «требуется реформа», полагает он, имеет место «наша общая вина», ибо, «некоторые из нас получают больше или меньше, чем следует по правилу»81.

Согласно оценке Ш. Жида и Ш. Риста, «лучше, чем кто-либо из его предшественников, он (П. Прудон. — К.Ц.) понял, что экономическая свобода есть окончательное завоевание современных обществ, что всякая глубокая реформа должна опираться на эту свободу. Но этот либерализм, — продолжают они, — покоится на глубоком чувстве экономической реальности, и ныне социальная проблема ставится в тех же рамках, в каких поставил ее П. Прудон: реализовать справедливость в свободе»82.

Таким образом, в экономических учениях С. Сисмонди и П. Пру-дона красной нитью прослеживается мысль о их приверженности принципам социальной справедливости. Экономика и общество являются в их творчестве предметом реформаторских забот. А в предлагаемых ими социально ориентированных реформаторских проектах, говоря словами Ш. Жида и Ш. Риста, доминирует идея о целесообразности поиска «среднего (не капиталистического и не социалистического. — К.Ц.) пути, на котором они, исправляя злоупотребления свободы, не пожертвовали бы своими принципами», о неприятии «всех форм авторитарного социализма» ради безусловной необходимости «индивидуальной свободы как двигателя экономической деятельности»83. С учетом этого правомерно отметить, что в мировой истории экономической мысли концепции реформ экономистов-роматиков знаменуют собой начало совершенно иного, чем у экономистов-либералов, видения хозяйственной системы, социальные ориентиры для которой, как очевидно, должны обеспечиваться соответствующими мерами и «сверху», как у С. Сис-монди, и «снизу», как у П. Прудона.

 

Вопросы и задания для контроля

Что означают ленинские термины «экономический романтизм» и «экономисты-романтики»?

В чем особенности трактовок предмета и метода изучения политической экономии в творчестве С. Сисмонди?

Сопоставьте диаметрально противоположные по отношению к учению классиков выводы С. Сисмонди из его теорий производительного труда, разделения труда, народонаселения, доходов и воспроизводства.

Можно ли согласиться с С. Сисмонди в том, что «сумма производства данного года только обменивается всегда на сумму производства прошлого года»? Сформулируйте свои аргументы по данному поводу.

О каких гарантиях «против всеобщей конкуренции» идет речь в теории реформ С. Сисмонди? Изложите ваше отношение к рекомендуемым этим ученым мерам государственного вмешательства в хозяйственную жизнь общества.

 

Какие особенности присущи предмету и методу изучения в творчестве П. Прудона?

Проанализируйте содержание основных положений в теориях народонаселения и разделения труда П. Прудона. Какие позиции в этих теориях близки к аналогичным теориям С. Сисмонди?

Что такое «конституированная стоимость» П. Прудона? Сравните предложенную в этой связи одноименную концепцию П. Прудона с теорией стоимости классической политической экономии.

Каковы аргументы неприятия «закона Сэя» в теории воспроизводства П. Прудона? Насколько они сопоставимы с воззрениями на этот счет С. Сисмонди?

10.       Рассмотрите и прокомментируйте сущность реформаторских идей

П. Прудона об уничтожении денег и процента, об организации Банка

народа и отмене правительства.

 

Список рекомендуемой литературы

Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М.: Экономика, 1995.

Ленин В.И. К характеристике экономического романтизма / В кн.: Сисмонди Ж.С. Новые начала политической экономии в его отношении к народонаселению. Т. 1. М.: Гос. социально-эконом. изд-во, 1937.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 2.

Маркс К. Нищета философии. Ответ на «Философию нищеты» П. Прудона. М.: Госполитиздат, 1941.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. III.

Прудон П. Бедность как экономический принцип. М.: Посредник, 1908.

Прудон П. Что такое собственность, или Исследование о принципе права и власти. С.: Книгоиздательство анархистов-коммунистов «Светлая Звезда», 1919.

Сисмонди Ж.С. Новые начала политической экономии в его отношении к народонаселению. В 2-х т. М.: Гос. социалыно-эконом. изд-во, 1937.

Туган-Барановский М.П. Ж. Прудон. Его жизнь и общественная деятельность. Биографический очерк. СПб., 1891.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 |