Имя материала: История экономических учений

Автор: Яков Семенович Ядгаров

§ 2. экономические воззрения р. оуэна, к. сен-симона и ш. фурье

Роберт Оуэн (1771 — 1858) — английский социалист-утопист, автор ряда работ, содержащих проекты социалистических преобразований. В их числе такие сочинения, как: «Об образовании человеческого характера» (1813—1814), «Доклад графству Нью-Ланарк» (1820), «Книга о новом нравственном мире» (1836—1844) и др.

Его теоретические воззрения в части трактовки стоимости близки к классикам, особенно Д. Рикардо. В частности, он безоговорочно принял у них трудовую теорию стоимости, хотя, в отличие от них, не допускал положения о том, что ценность товара включает в себя еще и прибыль. Именно несправедливость возникновения последней, на его взгляд, является причиной обездоленности рабочих и экономических кризисов.

Не разделял Р. Оуэн и мальтусовскую теорию народонаселения, полагая, что «при правильном руководстве физическим трудом... страны могут давать средства существования безгранично возрастающему в численности населению, притом с большой выгодой для всех жителей»2.

Вместе с тем важно обратить внимание на то, что, будучи длительное время крупным фабрикантом, Р. Оуэн, вопреки классикам, предвосхитил многие, ставшие впоследствии обыденными, мероприятия по решению социальных проблем в условиях фабрично-заводской организации общественного производства. Так, для своих фабричных рабочих в Нью-Ланарке еще в начале XIX в. им были построены специальные благоустроенные жилища, столовая, торговая лавка, сберегательная касса, детский сад и ясли и т.д. А установленным там порядком труда он фактически на полвека опередил соответствующее фабричное законодательство3:

1) сократив рабочий день для взрослых с 17 до 10 часов;

отказавшись пользоваться трудом детей в возрасте менее 10 лет и создав для них школы, которые впервые были абсолютно светскими;

уничтожив штрафы, которые были тогда весьма обычными.

В своих многочисленных публикациях Р. Оуэн пытается обосновать концепцию «разумного устройства общества». По его замыслу, основным требованием при переходе к такого рода новому обществу является устранение посредством принятия «разумных законов» самих причин, вызывающих надобность в «ничего не производящих потребителях» и тем самым предотвратить катастрофу насильственного ниспровержения «всей социальной системы»4. Причем, на взгляд ученого, главным образом господство частной собственности является решающей причиной бесчисленного множества «несправедливостей, преступлений и бедствий», испытываемых человеком, а машины, которые могут быть «величайшим благодеянием», становятся ее «величайшим проклятием»5.

Р. Оуэн убежден в нецелесообразности «любого насильственного переворота», подчеркивая, что действенной силой в руководстве «неизбежным переходом от лжи к истине», т.е. в процессе революции «в сознании и в навыках человечества», должны стать прежде всего «существующие правительства» и их «переходные поряд-ки»6. Замена же «несправедливого общественного строя», полагает он, будет осуществляться «постепенно, мирно и мудро» и при условии реализации «научных начал». К примеру, предлагается постепенно скупить землю «по ее рыночной цене у тех, кто желает продать ее, и превратить таким образом в будущем в общественную собственность с тем, чтобы она служила единственным источником государственных доходов»7, и т.п.

Говоря о реализации задач по проектированию на участках купленной государством земли оуэновских ассоциативных «самостоятельных поселков» с числом от 500 до 3000 человек (процесс их создания рассматривается по статусу федеративных образований для масштабов всего земного шара за период не более 10 лет), следует указать, что для этого все свои надежды ученый вновь возлагает на усилия «разумного правительства» по обеспечению соответствующих «разумных условий»8. При этом к числу таких условий (они систематизированы Р. Оуэном в 26 законах так называемой рациональной конституции) им, в частности, отнесены9:

широкое применение в ассоциациях машин для замены ручного труда в различных сферах, включая домашнее хозяйство;

превращение труда в единственное мерило ценности;

обретение деньгами собственной внутренней стоимости настолько, чтобы она стала «значительно ниже ценности железа и стали»;

обеспечение изобилия богатства после того, как человечество уничтожит металлические деньги и заменит их «национальными деньгами» — бонами труда:

использование различных методов просвещения населения и особенно посредством периодической печати:

ликвидация «бесполезной частной собственности», а соответственно, и прибыли благодаря контактам производителей без посредников и др.

Клод Анри де Рубруа Сен-Симон (1760—1825) — французский социалист-утопист, в силу своих политических убеждений в пользу социалистических идей отказавшийся от графского титула и дворянского звания, — является одним из ярких авторов данного направления экономической мысли. Его перу принадлежат значительные научные произведения, в числе которых «Письма Женевского обитателя к современникам» (1803), «О промышленной системе» (1821), «Катехизис промышленников» (1823—1824) и др.

Для К. Сен-Симона социальная система с экономикой свободной конкуренции — это не просто переходный этап между уходящим феодализмом и пока еще не достигнутой идеальной социальной организацией, но и этап, располагающий всем необходимым, чтобы без революционных потрясений мирно и достаточно быстро перейти к основанному на «индустриальном равенстве» обществу социальной справедливости.

В своих рассуждениях предстоящий переход от существующего к справедливому индустриальному общественному устройству он объявляет исторически неизбежным, ссылаясь на растущий потенциал ускоряющих приближение грядущих перемен факторов, как-то: наука, разум и передовые идеи. При этом в идеализируемом им индустриальном обществе так же, как у других социалистов-утопистов, предвидится исчезновение антагонистических классов и обретение правительством функций сугубо экономических вместо политических.

Однако следует отметить, что в отличие от всех других представителей утопического социализма, в том числе даже своих последователей, К. Сен-Симон не отвергает частную собственность при социализме, подчеркивая, что «именно этот институт служит основой общественного здания» и что необходим «закон, устанавливающий собственность и регулирующий пользование ею»10.

Специфичность воззрений этого ученого наряду с позитивным отношением к частной собственности очевидна также из некоторых других присущих лично ему методологических и теоретических позиций.

Так, историзм в методологии К. Сен-Симона своеобразен настолько, что в его понимании разложение феодализма завершится тогда, когда обществом будут добровольно оплачены «все расходы по переходу от феодальной системы, видоизмененной в конституционный режим, к системе чисто промышленной...»11. Ненасильственный же характер этому переходу будет обеспечен, пишет он, если лично король Франции признает особую роль в обществе неких «промышленников», благодаря которым «громадное большинство нации» станет жить «в более счастливых условиях»12. Отсюда ученый заключает, что «изменение общественного устройства должно быть возвещено так же внезапно, как внезапно оно должно совершиться»13.

Но кто же такие сен-симоновские «промышленники»?

Судя по определению К. Сен-Симона, «промышленник» — это земледелец и каретник, слесарь и столяр, фабрикант и купец, извозчик и матрос, т.е. все те, кто «составляет три крупных класса, которые называются земледельцами, фабрикантами и торговцами»14. К особенностям и достоинствам «промышленников» он относит то, что будто они15:

производят все богатства и поэтому владеют денежными средствами;

достигают по численности более 24/25 нации;

•           превосходят других в умственном отношении. В соответствии с его утверждением, класс «промышленников»

прежде всегда противостоял двум другим «непромышленным классам» — дворянам и буржуа. Но с наступлением «эпохи переход-ной»16 (от феодализма к социализму. — Я.Я.), уточняет ученый, в составе нации остается только два класса, а именно: промышленники и расширивший свои границы «класс правителей», потому что буржуа «заставили допустить себя» в этот непромышленный класс и «теперь промышленники должны содержать дворян и бур-жуа»17.

Отсюда становится понятным, почему К. Сен-Симон столь уверен в исторической миссии именно «промышленников» и в том, что «они возьмут высшее руководство достоянием государства... чтобы передать его в руки наиболее значительных людей в своей сре-де»18.

Итак, по Сен-Симону, мирными усилиями «ученых и вождей промышленников», а также «волей короля» грядет падение непромышленного «класса правителей», что предопределит19:

закономерную перемену «современного строя» на систему «наиболее полного равенства, какое только возможно»;

ликвидацию анархии — «величайшего зла для честных людей»;

учреждение во всей Европе «промышленной системы» и «уничтожение системы феодальной».

Наконец, К. Сен-Симон убежден и в необратимости итогов «нынешней революции», полагая, что благодаря ей впредь благосостояние государства начнет развиваться с необычайной быстротой и что поэтому «общество будет обладать всем тем индивидуальным и общественным счастьем, на какое только может притязать человеческая природа»20.

Шарль Фурье (1772—1832) — французский социалист-утопист, предложивший не менее оригинальную модель «справедливого» социального устройства будущего, чем его современники Р. Оуэн и К. Сен-Симон. Наиболее значительными публикациями этого ученого являются «Теория четырех движений и всеобщих судеб» (1808), «Новый хозяйственный и социетарный мир, или Открытие способов привлекательного и природосообразного труда, распределенного в сериях по страсти» (1829), «О трех внешних единствах» (посмертно, 1845) и др.

Выходец из купеческой семьи, торговый агент по профессии и самоучка в различных областях науки, Ш. Фурье в своих трудах гневно критикует классическую политическую экономию и восхваляемую ее представителями экономику свободной конкуренции. Он предлагает покончить с порочной эксплуататорской системой так называемого цивилизованного общества и перейти посредством реформ к новому «социетарному миру», осознав заранее (благодаря агитации, пропаганде и личному примеру) достоинства рекомендуемых им ассоциативных образований — «фаланстеров». В последних, по его замыслу, не будет места наемному труду, так как собственность приобретет всеобщий характер, а рабочий, став акционером, сможет участвовать в прибылях и быть избранным на руководящие должности в структуре соответствующей фаланги.

В большинстве своих сочинений Ш. Фурье весьма нелицеприятно высказывается в адрес классиков, обвиняя их в превращении политической экономии в науку, «которая говорит только кошельку... которая, превращая наслаждения роскоши и сладострастия в религиозные действа... забрасывала бы цветами эту жажду золота, возбужденную экономистами»21. По вине классиков, подчеркивает он, «всякое производство полезно, лишь бы оно создавало легионы изможденных голодом людей, продающих себя по низкой цене приобретателям и заведующим мастерскими»22. И именно из-за приверженности идее свободной конкуренции, по его оценке, «в одной только Франции миллион жителей оторван от земледельческого труда и промышленных производств»23.

Исходя из подобного рода суждений, Ш. Фурье приходит к заключению о том, что экономика свободной конкуренции неоправданно расширяет армию «торговцев и торговых агентов» — представителей «паразитирующего» и «второстепенного класса», сумевшего подчинить себе «все основные классы... и даже правительство» и превратиться в «чудовищную силу, ибо она уклоняется от вмешательства правительства...»24.

Вместе с тем Ш. Фурье не уповает на правительственные реформы, предпочитая, как и Р. Оуэн, инициативу «снизу», хотя, на его взгляд, «секта Оуэна» предложила «систему, целиком противную природе» и слишком «мало прибыльную»25. Свою же собственную программу реформ он излагает на основе целого ряда обстоятельных сопоставлений, с одной стороны, недостатков «строя цивилизации», а с другой — достоинств «строя согласованности», при котором, как ему представляется, будет установлен «социетарный режим», «социетарный порядок» и «гаран-тизм».

К недостаткам «строя цивилизации» им, в частности, отнесены26:

социальный хаос;

ограбление бедняков и обогащение богачей;

неопределенность возрастания народонаселения;

индустриализм, лишь усиливающий нищету бедняков;

нелепость порядка цивилизации в частях, как и в целом, и др.

Достоинствами же «строя согласованности», переход к которому вплоть до «гарантизма», по его мысли, «занял бы промежуток времени в тридцать лет», станут27:

всемерная гармония;

установление по всему земному шару единства языка, денег, мер, типографских (печатных) знаков и других средств сношений;

неизменно более высокие урожаи для возможностей местного и внешнего потребления;

освобождение негров и рабов, согласованное добровольно с их хозяевами;

всеобщее достижение культурных нравов;

недопущение никакой уравнительности;

четыре гарантии против неопределенного возрастания народонаселения;

превращение промышленного производства только в дополнение к земледелию;

возможность сразу умножить вчетверо доход от хозяйственной деятельности и в 20 раз доход, полученный от разумного хозяйствования, и др.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 |