Имя материала: История экономических учений

Автор: Яков Семенович Ядгаров

§ 1. экономическое учение к. менгера

Карл Менгер (1840—1921) как ученый-экономист с мировым именем и глава «австрийской школы» маржинализма занимает достойное место в ряду лучших представителей экономической науки второй половины XIX в. Несмотря на дворянское происхождение, он придерживался либеральных взглядов на проблему социально-экономического развития общества, которые, очевидно, сложились еще в годы учебы на юридических факультетах университетов в Вене и Праге. В 27 лет защитив в Кракове диссертацию, некоторое время работал в качестве журналиста, затем экономическим обозревателем при правительстве Австрии в Вене.

Незначительный на первый взгляд опыт практической деятельности на поприще журналистики и государственной службы позволил талантливому и одаренному молодому исследователю К. Мен-геру подготовить и издать в 1871 г. фундаментальный, как выяснилось впоследствии, труд под названием «Основания политической экономии»1. В том же году представление этой книги руководству Венского университета оказалось достаточной рекомендацией, чтобы ее автор был принят сюда на преподавательскую работу в качестве приват-доцента по дисциплине «политическая экономия».

Спустя 8 лет в 1879 г. К. Менгер получает более высокое назначение — профессорскую кафедру политической экономии, оставаясь в этой должности вплоть до 1903 г. В окружении своих коллег и единомышленников, которые стали называть себя учениками школы К. Менгера, ему удалось создать серьезную «оппозицию» в борьбе с господствовавшими в экономической науке парадигмами классической политической экономии о безусловном приоритете сферы производства и о затратной природе происхождения стоимости (ценности) товара.

К числу крупных работ К. Менгера правомерно отнести также «Исследование о методе общественных наук и политической экономии в особенности» (1883). Однако именно «Основания...» стали для него книгой всей жизни; над ее совершенствованием он работал большую часть своей творческой биографии, в том числе в связи с этим уступив в 1903 г. руководство кафедрой своему ученику Ф. Визеру. По этой причине второе издание «Оснований...» вышло в свет только спустя два года после смерти автора, т.е. в 1923 г.

Курьезным, очевидно, можно назвать и то обстоятельство, что, К. Менгер, опиравшийся в своих разработках в основном на литературные источники немецких авторов (главным образом труды представителей так называемой исторической школы Германии), совершенно не был знаком с произведениями немецких предшественников маржинализма И.Г. Тюнена и Г. Госсена. Более того, определенные достоинства менгеровского анализа на уровне индивида и микроуровне, несомненно имеющие место в «Основаниях...», не нашли должного признания не только при жизни, но и почти треть века после кончины К. Менгера. Во всяком случае, на английский язык, считающийся в экономической науке международным, знаменитые «Основания... » были переведены лишь через 80 лет после их написания2.

Особенности методологии

«Основания... » К. Менгера, вдохновившие его последователей в Венском университете на дальнейшие научные изыскания в соответствии с «новыми» методологическими принципами «учителя», способствовали в конечном счете тому, что на всем протяжении первого этапа «маржинальной революции» из трех общеизвестных родоначальников маржинальной экономической теории наибольшее признание имел именно он — основоположник австрийской школы. Связано это с тем, что в отличие от методологии У. Дже-вонса и Л. Вальраса менгеровская методология исследования сохранила отдельные ключевые позиции методологии «классиков». Это, во-первых, отсутствие в экономическом анализе средств математики и геометрических иллюстраций. Во-вторых, использование принципа исходной (базовой) категории, которой считается стоимость (ценность) с той только разницей, что последняя, по Менгеру, должна определяться хотя и по каузальному принципу, но не в связи с измерением издержек производства (или затрат труда), а в связи с субъективной характеристикой — предельной полезностью. И в-третьих, вновь в отличие от «классиков» К. Менгер считает первичной не сферу производства, а сферу обращения, т.е. потребление, спрос.

Главным элементом в методологическом инструментарии К. Мен-гера является микроэкономический анализ или индивидуализм, позволивший, с одной стороны, противопоставить учению «классиков» об экономических отношениях между классами общества анализ экономических отношений и показателей на уровне отдельного хозяйствующего субъекта (по терминологии К. Менгера — «хозяйство Робинзона»), но, с другой — увлечься предвзятым положением о том, что якобы выявить и решить экономические проблемы возможно, рассматривая их только на уровне индивида, на микроуровне с учетом феномена собственности и обусловленного относительной редкостью благ человеческого эгоизма.

Методологические проблемы пронизывают, если так можно выразиться, почти всю содержательную часть «Оснований...», хотя исключительно на них К. Менгер сосредоточивается только в первых двух главах книги. А далее, начиная с третьей и до последней, восьмой, главы работы он переходит непосредственно к теоретическим положениям политической экономии, в том числе к таким, как «ценность», «обмен», «товар», «деньги» и др. Причем во втором разделе третьей главы К. Менгер настраивает читателя на терпеливое и вдумчивое осмысление его достаточно объемного сочинения, заявив так: «Но по примеру Адама Смита я отваживаюсь все-таки быть несколько скучным, если от этого выиграет ясность изложения»3.

Концепция экономических благ и их комплементарное™

Продолжая разговор о «новых» методологических и теоретических построениях К. Менгера в «Основаниях...», следует отметить, что они «вводятся» им почти в стиле ведущих представителей классической политической экономии. В частности, он говорит о том, что, «как во всех других науках, так и в нашей» необходимо «объекты нашего научного наблюдения» исследовать через «...их причинную связь и законы, которыми они управляются»4. Однако внешняя схожесть менгеровской терминологии с «классической», склонность к рассмотрению «причинной связи и законов» направили научные поиски К. Менгера по совершенно непроторенному пути, что видно из проблематики уже самой первой главы «Оснований...», где речь идет о делении экономических благ на порядки и обосновывается принцип комплементарности (дополняемости) производительных благ.

Что же означают менгеровские «блага первого порядка» и «блага отдаленных порядков»? В чем содержание превращения «блага высшего порядка» в «блага низшего порядка»? Вполне исчерпывающий ответ на эти вопросы очевиден из следующего высказывания самого автора «Оснований...»: «Если мы располагаем комплементарными благами какого-либо высшего порядка, то сперва эти блага должны быть преобразованы в блага ближайшего низшего и так далее, пока мы не получим блага первого порядка, которые можно уже непосредственно применить к удовлетворению наших потребностей. Промежутки времени, лежащие между отдельными фазами этого процесса... все же вполне исчезнуть не могут» (курсив мой.— Я.Я.)5. Итак, по Менгеру, непосредственное удовлетворение потребностей человека обеспечивает распоряжение благом первого порядка, а обладание благами второго, третьего и более отдаленных порядков требует, чтобы их «опосредованным образом» можно было бы «применить к удовлетворению наших потребностей». При этом ценно замечание ученого о том, что «мы ни в коем случае не в состоянии употребить единичное благо высшего порядка на удовлетворение наших потребностей, если в то же время не располагаем остальными (комплементарными) благами высшего порядка», поскольку не имея, например, «в своем распоряжении... для производства хлеба... блага второго порядка (без топлива и воды. — Я.Я.)... хлеб не может быть изготовлен даже при наличии... всех остальных необходимых для этого благ» 6.

Существенно и то отличие, которое К. Менгер отмечает по поводу обладания субъектом благами высшего и низшего порядков. В этой связи автор «Оснований...» аргументирует положение о том, что блага высшего порядка становятся употребимыми в соответствии с «законами причинности» и «лишь по истечении промежутка времени», подвергаясь «изменению», превращаются в блага первого порядка, т.е. в состояние, которое можно назвать удовлетворением человеческих потребностей. Блага высшего порядка, продолжает К. Менгер, выступают в качестве «средств для производства», и отсюда «вытекает закон, по которому действительная надобность в отдельных благах высшего порядка по отношению к определенным промежуткам времени обусловлена наличием в нашем распоряжении комплементарных количеств соответственных благ высшего порядка» 7.

Наконец, с точки зрения методологии небезынтересно мнение К. Менгера о том, что является «критерием экономического характера благ». Этим критерием, пишет он, не может быть «затраченный на благо труд», так как «его нужно искать исключительно в отношении между надобностью в благах и количеством благ, доступнымраспоряжению» (курсив мой. — Я.Я.)8. В развитие этой позиции ученый уточняет, что если предоставленные природой в распоряжение человека блага превышают потребность в них, то они тогда могли бы сохранить «для потребителей экономический характер, когда тот, кто обладает властью, устраняет остальных хозяйствующих субъектов от свободного распоряжения ими» 9.

Теория стоимости («вменения»)

В третьей главе «Оснований...», разрабатывая теорию стоимости (ценности), определяемую предельной полезностью, К. Менгер как бы заново открыл «законы Госсена». Он убежден, что ценность экономических благ выявляется человеком в процессе удовлетворения потребностей, т.е. тогда, когда он сознает зависимость от их наличия в своем распоряжении; соответственно не имеют для человека никакой ценности, в том числе потребительной, только неэкономические блага. Кроме того, поясняет, что «ценность не есть нечто присущее благам, не свойство их, но, наоборот, лишь то значение, которое мы прежде всего придаем удовлетворению наших потребностей...»10. Чтобы подтвердить такого рода суждение, К. Менгер приводит пример оазиса, где вода из источника, покрывающая все потребности людей в ней, не имеет ценности и, наоборот, — вода приобретает для жителей оазиса ценность, когда внезапно поступление воды из источника сократится настолько, что распоряжение определенным количеством воды станет необходимым условием для удовлетворения конкретной потребности жителя оазиса.

В итоге возникает менгеровская субъективистская трактовка ценности, ставшая впоследствии общей исходной позицией австрийской школы, а именно: «Ценность — это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и их благосостояния, и поэтому вне их сознания не существует»11. Но какова мера ценности, если она не существует вне сознания? Ответ К. Менгера лаконичен: «Ценность субъективна не только по своему существу, но и по своей мере»12.

Таким образом, автор «Оснований...» посягнул на святая святых классической политической экономии — трудовую теорию стоимости (ценности). По его мнению, «затраты труда и его количества или других благ на производство того блага, о ценности которого идет речь, не находятся в необходимой и непосредственной связи с величиной ценности»13. Причем и здесь К. Менгер использует «доказательство», обращаясь к примеру о ценности бриллианта и давая комментарий, суть которого такова: величина ценности этого минерала не зависит от того, нашли ли его «случайно» или он «добыт из месторождений путем затраты тысячи рабочих дней», так как определяющим моментом «при обсуждении его ценности» считается то количество «услуг», которого можно лишиться, не будь его в нашем распоряжении. Но наряду с этим «несостоятельно и то мнение, — заключает ученый, — что количество труда или прочих предметов производства, необходимое для воспроизводства благ, является моментом, определяющим меру ценности благ»14.

Между тем предложенная К. Менгером и поддержанная его учениками теория стоимости (ценности) так же, как и аналогичная теория «классиков», представляет собой тупиковый вариант определения истинной цены товаров (благ). Ведь фактически по данной теории австрийской школы, получившей название «теории вменения», предполагается, что доля стоимости (ценности) блага «первого порядка» вменяется благам «последующих порядков», использованным при его изготовлении. В основе этой версии лежит тезис автора «Оснований...», в соответствии с которым «при всех условиях ценность благ высшего порядка определяется предполагаемой ценностью благ низшего порядка, на производство которых они предназначаются или предположительно предназначаются людьми»15. Другими словами, менгеровская «предполагаемая ценность продукта» является «принципом» определения величины ценности «благ высшего порядка».

Блага высшего порядка рассматриваются К. Менгером в качестве неизбежной предпосылки производства благ. Причем к их числу он предлагает относить не только совокупность сырых материалов, труд, используемые участки земли, машины, инструменты и пр., но и «пользование капиталом и деятельность предпринимателя». Далее следует серьезное замечание ученого о том, что «не строго только определенные количества отдельных благ высшего порядка вступают в соединение в процессе производства друг с другом, как это бывает при химических реакциях... Наоборот, самый элементарный опыт учит нас, — заключает он, — что блага высшего порядка могут произвести определенное количество какого-нибудь блага низшего порядка, находясь в самых разнообразных количественных отношениях друг к другу...»16. Следовательно, распоряжение благами низшего порядка, требующими комплементарных количеств благ высшего порядка, в реальной действительности не сопряжено с жесткой регламентацией.

Концепция оплаты труда и обмена

К. Менгер считает ошибочным ставить в вину «социальному строю» возникающую якобы «возможность... отнимать у рабочих часть продукта труда». Он пишет, что труд представляет собой только один элемент производственного процесса, который «является не в большей степени экономическим благом, чем элементы производства». Поэтому, по его мнению, владельцы капитала и земли живут не за счет рабочих, а «за счет пользования землей и капиталом, которое для индивида и общества имеет ценность так же точно, как и труд»17.

Автор «Оснований...» подвергает серьезной критике и теорию заработной платы классиков, по которой цена простого труда тяготеет к минимуму, но она при этом должна «прокормить» рабочего и его семью, «иначе, — отмечает К. Менгер, — представление его (рабочего. — Я.Я.) в распоряжение общества не будет продолжительным...»18. По мнению лидера австрийской школы, такой подход неправомерен, поскольку идея о заработной плате как источнике «для поддержания жизни» будет всегда приводить к увеличению числа работников и снижению цены труда до прежнего (минимального) уровня. Поэтому во избежание регулирования цены простого труда по принципу минимума средств существования им рекомендуется сведение более высокой цены остальных видов труда на затрату капитала, на ренту с таланта и т.д.19

Проблематике обмена К. Менгер посвятил четвертую главу «Оснований...», возвращаясь затем к ней и в последующих главах. Сущность этой категории сведена в книге ученого преимущественно к индивидуальному акту партнеров, результат которого якобы обоюдовыгоден, но не эквивалентен. По его словам, всякий экономический обмен благ для обменивающихся индивидов означает присоединение к их имуществу нового имущественного объекта, и поэтому обмен можно сравнить в хозяйственном смысле с продуктивностью промышленной и сельскохозяйственной деятельности20. Вместе с тем обмен, по Менгеру, — это не только выгода, но и экономическая жертва, вызванная меновой операцией, отнимающей «часть экономической пользы, которую можно извлечь из существующего менового отношения», что нередко делает невозможной реализацию там, где она была бы еще мыслима21.

Высоко оценивая место и роль обмена в экономической жизни, глава австрийской школы осудил негативное отношение к занятым в этой сфере людям со стороны представителей классической политической экономии, особенно американца Г. Ч. Кэри. «Если Кэри изображает людей торговли хозяйственными паразитами, — пишет К. Менгер, — потому что они берут себе некоторую часть выгоды, являющейся результатом реализации находящегося налицо случая экономического обмена, то это основано на его ложных представлениях о продуктивности обмена»22. Все, кто способствует обмену, т.е. экономическим меновым операциям, продолжает автор «Оснований...», являются такими же производителями, как земледельцы и фабриканты, ибо цель всякого хозяйства состоит не в физическом увеличении количества благ, а в возможно более полном удовлетворении человеческих потребностей23.

В попытке предостеречь от представления о том, что величина цен на товары «есть существенный момент обмена» и что количества благ в акте обмена являются «эквивалентами», К. Менгер утверждает: «...исследователи в области явлений цены напрягали свои усилия для решения проблемы сведения предполагаемого равенства между двумя количествами благ к его причинам, и одни искали эти причины в затрате одинакового количества труда на данные блага, другие — в равных издержках производства, возникал даже спор о том, отдаются ли блага в обмен одно на другое, потому что они — эквивалентны, или блага потому эквивалентны, что в акте мены отдаются одно за другое, тогда как в действительности нигде не бывает равенства в ценности двух количеств благ (равенства в объективном смысле)» (курсив мой. — Я.Я.)24.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 |