Имя материала: История экономических учений

Автор: Яков Семенович Ядгаров

§ 2. экономические воззрения о. бём-баверка и ф. визера

Прежде чем перейти к освещению научного вклада в австрийскую школу продолжателей учения К. Менгера — О. Бём-Баверка и Ф. Визера, представляется уместным привести небесспорное, хотя и нелицеприятное для главы этой школы высказывание М. Блауга, в котором говорится: «...можно найти значительно больше оснований, чтобы увязать Джевонса и Вальраса скорее с Госсеном, нежели с Менгером, и единственный довод в пользу стандартной версии состоит в том, что к имени Менгера непрерывно взывали его ученики — Визер и Бём-Баверк, каждый из которых был полон решимости убедить своих коллег в том, что экономическая теория австрийской школы есть фрукт особого сорта» (курсив мой. — Я.Я.)25.

Ойген фон Бём-Баверк (1851—1914). Принадлежность к дворянскому роду, дружба с детства с Ф.Визером и совместная с ним учеба в университетах Германии и на юридическом факультете Венского университета, а затем увлечение и пристрастие к экономическим воззрениям К.Менгера (правда, его лекции слушать им не довелось) — вот некоторые начальные штрихи к биографическому портрету О. Бём-Баверка.

Однако в отличие от К. Менгера и Ф. Визера период сугубо преподавательской деятельности у О. Бём-Баверка был не столь продолжительным, хотя и чрезвычайно продуктивным. Он занял всего одно десятилетие (с 1880 по 1889 г.), когда, работая приват-доцентом политической экономии в Венском (1880) и профессором в Инсбрукском (1881—1889) университетах, О. Бём-Баверк подготовил диссертацию на тему «Права и отношения с точки зрения учения о народохозяйственных благах» (1881), издал с интервалом в пять лет первую (1884) и вторую (1889) части книги под названиями соответственно «Капитал и прибыль» и «Позитивная теория капитала», а в промежутке между публикацией ее частей — еще одну работу «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886)26.

И только одна из его крупных работ «К завершению марксистской системы» вышла в свет спустя год после прекращения преподавательской работы, т.е. в 1890 г. С 1905 г. он являлся профессором Венского университета.

Значительный период жизни О. Бём-Баверка был охвачен службой в ряде высших государственных инстанций Австрии: он трижды удостаивается поста министра финансов; назначается председателем Верховного апелляционного суда и президентом Академии наук; получает статус пожизненного члена верхней палаты парламента.

Имя этого ученого, практика и государственного деятеля широко известно мировой экономической науке прежде всего тем, что он в составе знаменитой триады австрийской школы продолжил во многом небезуспешный «поиск» решения проблемы ценообразования на факторы производства «без математики», сконцентрировав внимание на одной из основополагающих идей своего учителя — факторе времени превращения благ отдаленного порядка в благо первого порядка. В сферу исследования в отличие от К. Менгера он включил не только категории индивидуального обмена, но и категории целостного рынка, в том числе такие звенья, как производство и распределение. При этом нельзя, конечно, отрицать, что даже в своей нашумевшей «теории ожидания» О. Бём-Баверк целиком опирается на характерные для австрийской школы принципы субъективизма, выдвинув в рамках этой теории положение о происхождении процента на капитал как о процессе ожидания, т.е. когда «будущее благо» превратится в «настоящее благо».

Теория стоимости

В упомянутых «Основах...» О. Бём-Баверком поставлена одна главная задача — обосновать «закон величины ценности вещи», и для ее решения обозначена нематематическая «простейшая формула» в следующей трактовке автора: «Ценность вещи измеряется величиной предельной пользы этой вещи» (курсив мой. — Я.Я.)21. В соответствии с обозначенной «простейшей формулой» возможно, по мнению ученого, полагать, что величина ценности материального блага определяется важностью конкретной (или частичной) потребности, занимающей последнее место в ряду потребностей, удовлетворяемых имеющимся запасом материальных благ данного рода. Поэтому основой ценности, заключает О. Бём-Баверк, служит не наибольшая или средняя, а наименьшая польза, позволяющая в конкретных хозяйственных условиях употреблять эту вещь рациональным образом, и «мы принимаем за мерило ценности наименьшую пользу, ради получения которой представляется еще выгодным с хозяйственной точки зрения употреблять данную вещь» 28.

Затем следует пример, ставший в буквальном смысле слова хрестоматийным. В нем речь идет об одиноком поселенце, избушка которого изолирована от остального мира первобытным лесом, и о том, как этот поселенец рассчитывает употребить запас собранного со своего поля хлеба в количестве пяти мешков. Расчет поселенца таков: первый мешок ему необходим, «чтобы не умереть с голода до следующей жатвы» ; второй — чтобы «улучшить свое питание настолько, чтобы сохранить свое здоровье и силы» ; третий — чтобы «к хлебной пище прибавить несколько мясной пищи... он предназначается для откармливания птицы»; четвертый — «должен пойти... на приготовление хлебной водки»; пятый — чтобы «употребить его на корм для нескольких штук попугаев, болтовню которых ему нравится слушать» 29.

Резюме О. Бём-Баверка по этому примеру почти такое же, как у его учителя К. Менгера, — чем больше в наличии однородных материальных благ, тем меньше «при прочих равных условиях» ценность отдельной их единицы, и наоборот. Но важно при этом уточнение автора «Основ...» о том, что обладание пятью мешками не означает возможность удовлетворить сумму равнозначных потребностей, поскольку «удовольствие держать попугаев + употребление хлебной водки + употребление мясной пищи + сохранение здоровья + поддержание жизни — сумма, которая не в пять раз, а бесконечно больше удовольствия держать попугаев» 30. Кроме того, здесь, вероятно, уместна еще одна обобщающая фраза ученого: «Простой человек применял учение о предельной пользе на практике гораздо раньше, чем формулировала это учение политическая экономия» 31.

Подобно К. Менгеру, О. Бём-Баверк характеризует цену товара как следствие субъективных оценок материальных благ участниками обмена, т.е. он убежден, что и ценность, и цены возникают посредством субъективных оценок готовых продуктов их потребителями. Причем спрос на эти продукты обусловлен, на его взгляд, также субъективными оценками этих продуктов. Одновременно, подчеркивая бескомпромиссность своей позиции, автор «Основ... » заявляет: «Дуалистическое объяснение явлений ценности и цены двумя различными принципами «пользы» и «издержек производства» представляется и ненужным и неудовлетворительным» 32.

Теория ожидания

Центральная идея «теории ожидания» — возникновение прибыли (процента) на капитал — была вкратце изложена О. Бём-Бавер-ком еще в «Основах...». Там, в частности, говорится, что в связи с продолжительностью времени, в течение которого производительные средства, т.е. материальные блага более отдаленного порядка, превращаются в ее продукт, возникает разница в ценности этих средств и продукта и что «величина этой разницы в ценностях бывает то больше, то меньше, смотря по продолжительности периода времени...». Отсюда ученым делается главный вывод: «Эта-то разница и представляет собой ту складку, в которой скрывается прибыль на капитал» 33.

Однако целостная «Теория ожидания» О. Бём-Баверка, разработанная в книге «Позитивная теория капитала», несмотря на свою субъективную основу, содержит немало «острых» положений. Под их влиянием, как выразился Дж. Хикс в своей книге «Стоимость и капитал» (М.: Прогресс, 1988), всякий, «кто занимается изучением капитала, рано или поздно становится жертвой теории Бём-Бавер-ка», но затем «большинство исследователей в конце концов отказываются от этой теории, даже если им нечем ее заменить». Эта теория привлекает читателя формальной идеей отказа происхождения процента на капитал благодаря производительности последнего. По версии ее автора, рабочие в отличие от капиталистов недооценивают свое будущее, не стремясь к ожиданию плодов своего труда. Капиталисты, напротив, предпочитают «окольные», а не «прямые методы» производства, требующие сравнительно большего времени, в течение которого прирост совокупного продукта от воздействия «первичных» факторов производства уменьшается. Поэтому, по Бём-Баверку, чем больше «капитализирована» экономика, т.е. чем выше степень «окольности», тем ниже норма прироста продукции и соответственно норма процента, так как ее определение рассматривается им как результат обмена труда на предметы потребления.

Итак, О. Бём-Баверк, отрицая «теорию воздержания» Н. Сенио-ра, подобно К. Марксу, как бы признает возникновение «прибавочной ценности» в процессе переноса капиталом (как произведенного средства производства) своей ценности на продукт, но в отличие от него обращается к другой, хотя также мнимой причине «самовозрастания стоимости», а именно ко времени, в течение которого оборачивается капитал. Более того, в отличие от К. Маркса О. Бём-Баверк утверждает, что процент на капитал являет собой общеэкономическую категорию, которая возникает не только при капитализме, но там и тогда, где и когда имеет место обмен товарами текущего и будущего потребления.

Таким образом, по Бём-Баверку, в отличие от К. Маркса не неопределенность денежной «стоимости рабочей силы» создает «прибавочную стоимость» с участием при этом капитала, а, наоборот, специфический ресурс «капитал», который участвует в процессе производства во времени, не поддается точному денежному измерению, и поэтому в зависимости от размера капитала и продолжительности производственного процесса складывается больший или меньший процент на капитал как заслуга тому, кто позволяет себе подобное «ожидание».

Чтобы доказать свою «версию», О. Бём-Баверк рассматривает ситуацию выпуска продукции при фиксированных параметрах количества труда и оборотного капитала (имея в виду питание, одежду и другие предметы потребления для рабочих) и при средней продолжительности «периода производства» (так как реальная структура производственных фондов неодинакова). Но при этом очевидны не только статический подход исследования, но и ошибочное допущение неотвратимости удлинения среднего периода производства в результате перманентного внедрения достижений научно-технического прогресса со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Тем не менее О. Бём-Баверк верен субъективизму, заявляя о существовании трех независимых «причин» или «оснований», которые склоняют людей выразить готовность приобрести блага именно сегодня, а не завтра, из-за чего в конечном счете и создается процент на капитал. Первую он связывает с существованием в обществе всегда малообеспеченных людей, одни из которых надеются на обогащение, а другие нет, но в целом и те и другие сегодняшние блага предпочитают будущим. Вторая причина распространяется на ту часть общества, которая, на его взгляд, имеет недостаточно воли, воображения и веры, чтобы предпочесть не настоящие блага, а будущие. И согласно третьей причине, людям свойственно стремление к «окольному» производству сегодня, чем к «непосредственному» производству в будущем, к надежде получить больше продукта (соответственно выгоды) теперь же, тем более что, по его мысли, отдача в дальнейшие периоды производства будет якобы снижаться.

Одно из критических осмыслений теории ожидания О. Бём-Ба-верка заслуженно связывают с именем Ф. Хайека, доказавшего в отличие от своего соотечественника, что в течение экономического цикла в фазе подъема период производства имеет тенденцию к сокращению, а в фазе спада — к увеличению. В экономической литературе подобного рода эффект именуют обычно «эффектом гармошки», как предложил его назвать Н. Калдор, хотя сам Ф. Хай-ек называл его «эффектом Рикардо», указывая на ссылку последнего на общий рост денежной платы как на следствие замещения труда машинами.

Фридрих фон Визер (1851—1926). Не менее именитый представитель австрийской школы, один из ближайших сподвижников К. Менгера барон Ф. Визер, получив университетское образование, почти целиком посвятил себя научно-исследовательской и преподавательской деятельности. Государственная служба заняла в его биографии незначительный промежуток времени, когда в 1917— 1918 гг. ему довелось быть министром торговли (коммерции) Австро-Венгрии. Как и О. Бём-Баверк, он был удостоен чести пожизненного членства в верхней палате парламента.

Ф. Визер пропагандировал, совершенствовал и популяризировал учение австрийской школы во всех своих публикациях, включая следующие: «О происхождении и основных законах экономической ценности» (1884), «Естественная ценность» (1899) и «Теория общественного хозяйства» (1914). К заметным заслугам ученого на поприще экономической науки следует отнести «внедрение» в научный оборот и соответственно в сокровищницу школы терминов «законы Госсена», «предельная полезность», «вменение». Примечательно также, что субъективное восприятие ценности, цены, издержек производства и прибыли, приоритетное отношение к микроэкономическому анализу, неприятие математических методов решения экономических проблем и другие теоретико-методологические позиции менгеровского учения Ф. Визер воплощал в жизнь с профессорской кафедры на протяжении 42 лет (1884—1926): вначале (1884— 1902) в Праге, а затем (1903—1926) на унаследованной им кафедре К. Менгера в Вене.

Особенности теоретических позиций

Знакомясь с творческими достижениями Ф. Визера, во избежание повторений общих положений, позиций и суждений с его коллегами — единомышленниками по австрийской школе, обратим здесь внимание на те из них, которые содержат несовпадающие идеи либо встречаются только у него.

В числе подобных моментов правомерно выделить предлагаемый Ф. Визером способ определения суммарной полезности. Как мы видели выше, О. Бём-Баверк в примере с пятью мешками хлеба о их суммарной полезности говорит, что она «не в пять раз, а бесконечно больше удовольствия держать попугаев». Тем самым этот ученый дает понять, что каждый из пяти мешков имеет различную предельную полезность.

Иначе говоря, О. Бём-Баверк характеризует суммарную полезность посредством так называемого аддитивного способа.

По мнению Ф. Визера, этот способ неприемлем. Им предлагается простое умножение предельной полезности блага на количество однородных благ, что принято называть мультипликативным способом определения суммарной полезности. Его аргументация в пользу названного способа такова: «...основной закон исчисления пользы гласит, что все единицы запаса (части, штуки) оцениваются соразмерно предельной полезности. Этот закон мы будем называть законом предельной полезности, или, еще короче, предельным законом. Из предельного закона вытекает следствие, что каждый делимый запас экономически оценивается путем умножения предельной полезности на количество единиц запаса (частей, штук)... Это не новый закон, а только другая формулировка предельного закона...» (курсив мой. — Я.Я.)34.

Еще одним неординарным моментом в творчестве Ф. Визера является исследование чрезвычайно важной проблематики в рамках его же «теории вменения дохода». Основное внимание в связи с этой проблематикой уделяется им характеристике категорий «частная собственность» и «частная организация хозяйства». Ф. Визер приходит к заключению, что смысл частной собственности определяется логикой хозяйствования. При этом в качестве трех аргументов в пользу такого суждения называются: необходимость бережного отношения к расходованию хозяйственных благ с тем, чтобы сохранять свою собственность от других претендентов; важность вопроса о «моем» и «твоем»; правовые гарантии для хозяйственного использования собственности.

Ф. Визер отмечает, что задача вменения всегда сводится лишь к тому, чтобы из множества причин выделить решающие с точки зрения поставленной цели и поэтому практически значимые. В частности, в отношении к производству, поясняет он, применение вменения гарантирует достижение его целей. И далее следует вывод: «Являясь актом распределения дохода по факторам, вменение есть не что иное, как акт исчисления полезности. До сих пор мы исследовали исчисление полезности... при упрощенном допущении... в теории вменения мы исследуем законы исчисления полезности для более сложного случая, когда средства производства выполняют свои функции во взаимодействии» (курсив мой. — Я.Я.)35.

Частную собственность Ф. Визер рассматривает в тесной взаимосвязи с проблемой частной организации хозяйства. По его мысли, частный хозяйственный порядок — единственная исторически оправдавшаяся форма крупного общественного экономического союза, опытом столетий доказавшая более успешное благодаря ей общественное взаимодействие, чем при всеобщем подчинении по приказу.

Признавая правомерность только частной экономики, он полагает, что общество не должно отклонять и право частного владения, в противном случае «очень скоро государство стало бы единственным владельцем всех средств производства, что, однако, ни в коем случае не должно произойти, поскольку оно не в состоянии управлять этими средствами производства так же эффективно, как это делают частные лица» (курсив мой. — Я.Я.)36. При этом ученый резко критикует противников частной собственности.

В связи с этим нелишне привести два критических высказывания Ф.Визера, адресованные, очевидно, не столько К. Марксу и Ф. Энгельсу, сколько ко всем тем, кто не приемлет частную организацию хозяйства. Одно из них звучит так: «Карл Маркс неверно понимал смысл хозяйствования не только потому, что он хотел вывести его из одного только труда, но также и потому, что он не видел взаимосвязи, существующей между смыслом хозяйствования и властью капитала в силу происхождения последней» (выделено мною. — Я.Я.)37.

Второе — это по сути реакция на толкование Ф. Энгельсом положения о «естественном законе», который (закон) покоится «на том, что участники здесь действуют бессознательно» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 85). Оно гласит следующее: «И даже враги существующего порядка должны знать, что любая власть, которая вырастает в экономике, может вырасти только потому, что она помогает экономике реализовать ее логику...»38.

Что же касается «социалистических лозунгов» о том, чтобы земля и капитал в качестве вспомогательных средств труда перестали находиться в частной собственности и принадлежали «рабочим, организованным в общественном масштабе», и чтобы доли дохода, приносимые этими факторами, не доставались «нерабочим в качестве личного дохода», то все равно потребуется, утверждает Ф. Визер, чтобы эти доли точно рассчитывались» и в социалистической экономике, если эта экономика будет регулироваться планомерно». Он также убежден, что теоретическая защита частной собственности «вряд ли имела бы какие-либо шансы на успех», если бы подтвердилось положение о том, что весь доход создается трудом, а «то, что буржуазная экономическая наука все же не уделяла этой проблеме достаточного внимания, объясняется тем, что крупнейшие теоретики буржуазной экономической науки, классики склонились к трудовой теории»39.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 |