Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Прописка в кризисные времена

 

Кризисные явления в экономике России вернули систему регистрации к жизни почти двадцать лет назад. Однако новый экономический кризис может похоронить ее окончательно.

 

Прощание общества с советским режимом прописки быстро сменилось знакомством с новой уже российской системой прописки. Отмена прописки в 1991-1993 годах оказалось формальной и временной. В 1993 году прописка законодательно заменялась регистрацией по месту жительства. Вводилось также понятие регистрации по месту пребывания. Органами регистрации оставались структуры милиции. При пребывании не по месту проживания более десяти дней требовалось пройти процедуру регистрации в течение трех суток. Милиции полагалось штрафовать всех, кто не мог доказать, что находится на новом месте менее трех суток.

 

Причиной быстрого возврата к режиму жесткой регистрации стало экономическое положение страны созданное либеральными реформами. По уровню развития российское хозяйство стало быстро откатываться назад. ВВП сокращался, а власть стремилась удержать массы граждан на старом месте жительства. Население не оказала в этом вопросе особого сопротивления. Прописка вернулась легко.

 

Заметным отличием новой системы прописки от советской было прикрепления человека не к местности, а месту проживания – конкретной жилой площади. Права гражданина де-факто привязывались к территории проживания (город, район, поселок). Не имевшие собственной либо семейной недвижимости граждане превращались в почти бесправных лиц и изгоев. Им было трудно найти работу, их отказывались лечить и признавать в государственных органах. Подобный порядок установился на продолжительный период и начал смягчаться лишь с приходом экономического роста 2000-х годов.

 

По всей стране после краткой передышки 1991-1993 годов получение регистрации становилось сложным, забюрократизированным делом, требующим массы времени, а часто и немалых денег. Временная и постоянная прописка получила разрешительный характер. Даже при покупке жилья прописаться в нем было непросто. В Москве милиция повсеместно проверяла документы граждан. При отсутствии временной или постоянной регистрации взимался штраф или, чаще, вымогалась взятка.

 

Чиновникам казалось, что новый порядок идеально подходил для экономического хаоса 1990-х годов. Его апогеем можно считать кризис 1998-1999 годов, как бы подтвердившим: российская социально-экономическая система не может существовать без регистрационного режима ограничивающего свободу передвижения работников. Рабочих рук было достаточно, крушение многих отраслей советской экономики, создало иллюзию бесконечных возможностей рынка труда. Работников считалось нормальным ставить в неудобные бюрократические рамки. Страна разбивалась на локальные рынки труда, что обеспечивало дешевизну рабочих руку в большинстве из них.

 

Экономический спад 1998-1999 годов не оказался продолжительным. Его завершение оказалось прощанием с хозяйственной организацией 1990-х годов. Российский капитализм обретал нормальные черты. Мелкие сособственники массово разорялись, а большой бизнес приобретал корпоративную структуру. Однако режим прописке в период первого роста с 1999 по 2001 год, ознаменовавшийся новой рецессией, сохранялся в прежнем виде. Никто в верхах даже не допускал мысли о том, что вскоре регистрационные нормы станут преградой для хозяйственного развития.

 

Как и в советское время, российская прописка проставлялась в паспорте. Вместо старых советских внутренних и заграничных паспортов появились новые внутренние и заграничные паспорта. Графа национальности была упразднена. Заграничный паспорт требовалось получать отдельно по месту прописки. Выездных виз не существовало, но заграничный паспорт являлся, в сущности, такой визой. На получение его часто уходило несколько месяцев. Внутри страны функцию визы выполняла регистрация. Таким образом, функционировало множество местных рынков труда, что считалось удобным как политически, так и экономически (в рамках представления 1990-х годов о «модернизации» национального хозяйства).

 

Права граждан мало заботили власть, но и сами граждане оставались в этом вопросе пассивными. Распространялись права по принципу прописки. Проживавшие не по месту постоянной регистрации лица фактически лишались права на бесплатное медицинское обслуживание по общенациональному медицинскому полису. Они не могли нормальным путем устроить детей в детский сад и школу. Большая часть экономически активного, молодого и средневозрастного населения не могла приобрести и зарегистрировать автотранспорт, получить водительские права, взять в банке кредит. Переселение на работу в другой город для россиян означало потерю многочисленных прав.

 

После кризиса 1998-1999 годов в России быстро стали изменяться экономические условия. Страна вышла на полосу экономического подъема, которому мировой кризис 2001 года повредил крайне мало. Казавшиеся лишними рабочие руки были востребованы, потребовался даже массовый приток иностранных рабочих. Бюрократическая система регистрации, паспортного контроля и дискриминации граждан по территориальному признаку стала мощным тормозом экономического роста. Именно это подтолкнуло власти к робким шагам по смягчению регистрационно-паспортного режима в стране.

 

В 2003 году была отменена ответственность граждан за пребывание без регистрации. В 2004 году срок регистрации увеличился с 3 дней до 90. С этого времени миллионы людей получили возможность жить без прописки, лишь периодически ездя в другие города и оставляя билеты как доказательство срока своего прибытия. Другим крайне умеренным шагом стало упрощение процедуры выписывания; получение новой регистрации по месту жительства аннулировало старую регистрацию.

 

Трудовые ресурсы страны оказались востребованными. Заработала промышленность. Предприятия стали массово принимать на легальную работу иногородних граждан. Однако, проживая не по месту прописки,  граждане оставались ограниченными в правах. Им приходилось избегать встречи с милицией, хотя они не совершали никаких преступлений. Действующие регистрационные нормы противоречили конституции. Но вердикты Конституционного суда оставались без результатов. Масштаб полицейского произвола не стал меньше. Получить постоянную регистрацию, не имея собственного жилья, осталось дорого и крайне сложно. Однако период большого подъема завершился в 2008 году.

 

Экономический кризис грянул как гром среди ясного неба – таким было впечатление от него в первые месяцы. К весне 2009 года он прошел биржевую стадию, обвалив все фондовые рынки планеты. Особенно глубоким оказалось биржевое падение в России. Опустились мировые цены на сырье, почти на 40\% сократились реальные доходы населения страны. Банки, торговля и сфера услуг оказались в крайне рискованном положении. Промышленное производство упало. Место предполагаемого дальнейшего оживления занял хозяйственный спад. То и дело публикуемые прогнозы «великих либеральных экономистов» о скором завершении рецессии проваливались один за другим.

 

Российским чиновникам стало казаться, что паспортная и регистрационная система больше не нуждается в демократизации. Через полтора года кризиса (открывшегося в январе 2008 года) стало ясно: спад продолжится еще долго. Дефицит рабочих рук сменился избытком. Прежде общество не оказывало серьезного давления на власти в вопросе прописки. Не было массового протеста или иных выступлений. Кухонный ропот никогда не считался серьезным возражением против регистрационной политики. Все смягчения паспортно-регистрационного режима предпринимались главным образом в интересах работодателей. Однако их настрой с приходом кризиса изменился.

 

Если официальные лица России продолжали в 2009 году выступать с оптимистическими оценками будущего, то государственная политика в вопросе регистрации была заморожена.

 

Создание новой паспортной и регистрационной системы в 1990-е годы не произошло спонтанно или вопреки экономической ситуации. Это был период крайнего хозяйственного упадка страны. Шел болезненный распад старой социальной структуры общества. Власть, отражавшая интересы новых собственников, старалась не создать механизмы административного регулирования миграции населения, а пресечь ее. О схожести старой и новой ситуации напоминал чиновникам большой кризис. Однако в прошлом бюрократия стремилась удержать население на старых местах, фактически воспрепятствовав ему менять место проживания, теперь это стало в значительной части невозможно.

 

Зависимость граждан от денежных доходов возросла. Многие работники, особенно молодые, переселились в крупные города, где стали снимать жилье. Миллионы россиян забросили огороды: работа требовала от них в годы экономического роста всех сил, но давала средств больше, чем прежде. Перемены в стране произошедшие за десятилетие хозяйственного подъёма оказались значительными. Кризис обострял проблемы россиян, но не ослаблял социальной напряженности. Безработные не могли получить пособие, поскольку проживали не по прописке. Началось возвращение работников в места из прикрепления к месту. Но если до кризиса не хватало работы для специалистов в родных регионах, то с кризисом ситуация становилась еще хуже. Даже по месту прописки получение ничтожного пособия по безработице (как правило, в районе 1000 рублей) оставалось непростым делом.

 

В 1990-е годы режим прикрепления прав граждан к месту регистрации облегчал положение власти. Но при кризисе в новых условиях он играл на обострение противоречий. Если экономический рост позволял работникам относиться к правовому произволу терпимо, то резкое ухудшение их материального положения делало режим прописки одним из факторов недовольства всей системой русской бюрократии. Единственное, что избавляло власти от возмущения граждан, это общая пассивность россиян.

 

В первые месяцы промышленного падения и повальных увольнений правительство было напугано угрозой массовых волнений. Они не произошли и власти ударились в обратную крайность: им начало казаться, что возмущение низов невозможно. Под влиянием подобных настроений чиновники не проявили интереса к облегчению паспортной и регистрационной системы в стране. Перемены вообще не рассматриваются ими как нечто обязательное. Между тем большой мировой кризис неминуемо означает крупные перемены. По его завершению (возможному лишь в результате смены экономической политики государств) докризисная тенденция увеличения дефицита рабочих рук в России проявится вновь. Жесткий регистрационный режим придется отменить сверху. Но возможен и иной вариант.

 

Власти продолжают рассчитывать на скорое спонтанное завершение кризиса. Вся антикризисная политика в России направлена на поддержание крупных компаний. Между тем спрос падает как внутри страны, так и за ее пределами. В таких условиях углубление спада делается неминуемым. По прогнозам Института глобализации и социальных движений у кризиса впереди еще несколько лет. Только промышленное падение может продолжаться до 2011 года, после чего вероятна продолжительная депрессия. Социальный накал в России при таком сценарии, реализующемся пока без корректировок, может превратиться в мощную волну преобразований.

 

Исторический опыт показывает, что регистрационный режим в нашей стране был смягчен после революции 1905 года, отменялся в 1917 и 1991 годах. Прописка являлась инструментом верхов при определенных моделях государства и сменялась она вместе с ними.

 

Rabkor.ru

25.05.09

 

Шаткое равновесие

 

В экономике царит самообман. Стабилизация продолжает тянуть вверх фондовые рынки. На биржах процветает спекулятивный энтузиазм. Триллионы долларов выделяют правительства для победы над кризисом, которой еще долго не может быть.

 

Макроэкономическая стабилизация повлияла на настроение российских банкиров. Если в январе они готовились к худшему, запасая валюту, то теперь пытаются адаптироваться к новым условиям и ждут положительных перемен. Как показывают данные за апрель, кредитные институты активней стали продавать иностранную валюту. Это опасное успокоение. Стабилизация подготовлена только вливаниями средств в корпорации, но не изменением платежеспособного спроса населения. Она может продержаться еще некоторое время, но затем все равно возобновится спад. Причем он грозит оказаться более серьезным, чем прежде.

 

Будущее национальной валюты беспокоит не только аналитиков. Вторая девальвация рубля вполне может произойти, но до тех пор, пока продолжается стабилизация ее не стоит ждать. Ситуация на мировом рынке должна сперва ухудшиться. Сейчас она подогрета легким деньгами правительств. Но это отнюдь не победа над кризисом. Кризис продолжает развиваться о чем свидетельствует дальнейшее ослабление рядовых потребителей. Некоторые симптомы сняты, но проблемы породившие глобальный спад остались. Самая очевидная для российских чиновников трудность реальной экономики – затруднения испытываемые промышленностью.

 

Правительственная комиссия по обеспечению устойчивости экономики РФ недавно рассмотрела вопрос повышения эффективности использования бюджетных средств, направляемых на госзаказ. Чиновники положительно оценили идею создания в банках специальных бюджетных счетов для всех операций с бюджетными средствами, предназначенными для оплаты государственного заказа. Однако, назначение спецсчетов не только защита от взысканий с них средств по долгам подрядчиков. С точки зрения помощи индустрии – мера это исключительно частная. Очевидно, стремление создать спецсчета для предприятий, должно обеспечить банком дополнительную прибыль, гарантировать им приток новых средств. Это лишь часть общей стратегии властей по поддержанию банков. Антикризисное значение предлагаемого решения ничтожно.

 

Несмотря на всеобщее увлечение позитивными симптомами, размер просрочки по банковским кредитам на начало мая достиг 4\%. Центральный банк РФ ожидает увеличение этого показателя до 10-12\%. Банкам опять нужны дополнительные средства. Их предполагается выдавать под зоолог золота и кредитных портфелей. ЦБ уже не первый раз приходит на помощь кредитным институтам страны. Стоит задуматься о результатах очередной помощи государства банкам. Ясно, что ситуация с финансами и доходностью не улучшится – доля просроченной задолженности легко может достичь к зиме и 20\%, если кризис нова прибавит темп развития. Никто из чиновников не говорит о том, как в принципе изменить экономическую ситуацию. Государство просто расходует ресурсы без всякого устойчивого результата. Проблема же кроется не в банках, а в положении их должников. Именно с этого стоило бы начинать борьбу с кризисом. Предприятия теряют рентабельность, а население прежние доходы.

 

Кризис больше никто не называет финансовым. «Великие экономисты» вдруг стали именовать его экономическим. Никто даже не покаялся в ошибках, как никем из «мудрых» неолибералов не признан очевидный факт: тридцать лет либеральной хозяйственной политике в мире породили новый великий кризис.

 

Надежды российских властей по-прежнему связаны со спасением мировой финансовой системы. США выделяют на свою антикризисную программу 787 млрд. долларов. Глава ФРС США Бен Бернанке заявил: фе6деральный резерв выделит триллион долларов для выкупа государственных облигаций и ипотечных ценных бумаг. Скромные пока меры предпринимает Европейский Союз. Всего 5 млрд. евро намерен ЕС потратить для стабилизации экономики и рынков. Одновременно решено увеличить размер чрезвычайного фонда до 50 млрд. евро. Предназначен он для помощи странам-членам Европейского союза, не входящим в зону действия единой европейской валюты.

 

На саммите G20 руководители стран договорились потратить 5 трлн. долларов на исправление ситуации в глобальной экономике. 1,1 трлн. долларов получит Международный валютный фонд. Китай израсходует на стимулирование экономики и внутреннего спроса 590 млрд. долларов. Япония готова выделить 250 млрд. долларов. За полтора года кризиса стоимость антикризисных программ значительно выросла, но суть их осталась прежней. Предполагается через закачку денег в компании вернуть экономику к росту. Причины её остановки не обсуждается либеральными экономистами из года в год получавшими премии и официальное восхваление за непревзойденную гениальность.

 

Глобальный капитализм в кризисе с января 2008 года. Именно тогда наиболее грамотным экономистам стало ясно: начался крупный хозяйственный кризис. Летом 2008 года открылся уже промышленный спад, предпосылки которого были заметны еще весной того года. Затем началось повальное биржевое падение, которое с осени перешло в промышленный спад. Сейчас он продолжается, несмотря на стабилизацию. Ее завершение вопрос времени: накачка финансовых институтов деньгами лишь откладывает этот момент, играя на усиление кризиса. Нас ждет еще рост инфляции. Промышленное падение будет продолжаться в 2009-2010 годах. Не исключено, что потери окажутся большими, чем в кризисах 1899-1904, 1929-1933 годов и полосы углубляющихся падений с 1969 по 1982 год. С 2011 года можно ожидать перехода к депрессии. Никакого «прохождения дна» в ближайшее время не будет.

 

Борьба с кризисом не измеряется суммами. Для сдерживания его будут израсходованы еще триллионы долларов. Все это лишь усилит инфляцию, ослабит потребительский рынок и тем самым сыграет на углубление спада. Подлинная борьба с кризисом требует отказа от неолиберальной доктрины и перехода к стимулированию спроса при создании новых больших рынков с единой протекционистской политикой. На этой базе возможно остановить спад, а с внедрением новых технологий в производство и начать восстановление роста. Но прежде чем нечто подобное начнет воплощаться в жизнь, кризис до основания разрушит всю старую экономическую модель. Это и есть революция в системе, которая иначе не может происходить в условиях рыночной анархии. Политических потрясений планете тоже не миновать.

 

Деньги, выделяемые корпорациям, разрушают хрупкое равновесие стабилизации в той же мере, как и обеспечивают его. Для сохранения обманчивой стабильности требуется выделение все более возрастающих сумм. Компании не получают прибыль, но пополняют свои финансы дармовыми деньгами правительств. Это и есть антикризисная политика неолибералов. Может ли она завершиться чем-либо кроме усиления инфляции и ускорения спада? Пока подобный финал отложен, как отложено дальнейшее падение цен на сырье. Но кризис невозможно отложить: он возьмет свое едва только поток «целительных» денег для бизнеса начнет ослабевать.

 

Rabkor.ru

25.05.09

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |