Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Несостоявшийся бум

 

Как только аналитики по всему миру протрубили о «биржевом кризисе», названном немного времени спустя «финансовым кризисом», в России заговорили о выигрышах для страны. Они действительно были. Нефть дорожала, а потенциал внутреннего рынка все еще оставался большим. Поддержи правительство потребительскую активность в сочетании с протекционистскими мерами, и приток капиталов в реальный сектор был гарантирован стране. Шансы национальной экономики противостоять кризису поднялись бы.

 

Несмотря на начинающийся мировой кризис, экономический рост в России мог продолжиться в 2008 году. На деле продолжался он лишь до лета. Действуя в интересах экспортных отраслей, власти продолжили эмиссионную политику «укрепления рубля». Не помешала им даже собственная растерянность перед неконтролируемой стихией цен.

 

В начале 2008 года российский рынок по-прежнему оставался привлекательным для иностранных инвестиций. После оттока частных средств из банковской сферы, можно было ожидать обратную волну. Иностранные капиталы могли вновь хлынуть в Россию для вложений в ценные бумаги, промышленное производство и торговлю на внутреннем рынке. В условиях нежелания сырьевых корпораций и государства вкладывать средства в реальный сектор, нацеленный на внутренние потребности, приток капиталов был способен произвести непродолжительный бум в отечественной экономике. Это, однако, не только отсрочило бы кризис, обеспечив страну новыми производственными мощностями и рабочими местами, но и обострило бы в перспективе проблемы большой задолженности российских компаний и банков. И все же, национальная экономика оказалась бы перед лицом кризиса не так уязвима. Падение сырьевых цен не влекло бы за собой всеобщее обрушение, а явилось бы просто крупной проблемой. В стране существовал бы объемный внутренний спрос на сырье, который облегчил бы общеэкономическую ситуацию.

 

Подобный сценарий был вероятен лишь при смене экономической политики государства, а это являлось объективно невозможным. Машина власти, прежде всего, обслуживала сырьевые монополии, а они небыли заинтересованы в подобных мерах. Казна вбрасывала через коммерческие институты потоки новеньких рублей, что снижало затраты буржуазии на рабочую силу, но подрывало внутренний рынок. Вот почему экономический «бум» 2008 года оказался настолько коротким.

 

Продолжающий развиваться глобальный кризис не оставлял для нефтегазовой России шансов избежать депрессии и бегства капиталов. Даже если подъем российского хозяйства продолжался бы в 2008 году на пару месяцев больше, приход мирового экономического кризиса мог только отложиться.

 

Вслед за 21-22 января, 28 января и 5 февраля на всех фондовых биржах мира произошли обвалы. Для России февральское падение составило 3,38\% по индексу РТС. Другой основной отечественный фондовый индикатор, ММВБ упал на 4,04\%. Больше всего потеряли бумаги Сбербанка России (-5\% на ФБ ММВБ) и ОАО «Роснефть» (-5,7\% в РТС), долги которой превышали уже тогда отметку в $100 млрд.

 

Общее снижение цен российских голубых фишек оказалось в границах 5,7\%. Причина всех трех биржевых падений состояла в несоответствии роста на фондовых рынках накопившимся проблемам в реальной экономике, прежде всего проявившихся в США. В тот момент в американском национальном хозяйстве уже отмечался рост безработицы и первое сокращение объемов промышленного производства. Падала активность компаний работающих в сфере услуг, в секторах розничной торговли, транспорта, финансов, недвижимости и здравоохранения. Вслед за США экономический спад грозил вскоре распространиться на другие страны. Особенно масштабным он мог оказаться в Китае.

 

В результате обнаружившихся на американском рынке проблем и угрозы скорого прихода кризиса в Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион, интерес инвесторов к экономике России существенно возрастал. Казавшееся стабильным положение отечественного внутреннего рынка, обещало многим компаниям выгоды от вложения средств в акции российских корпораций, новые производства, а также сферу торговли и услуг. Однако, присматриваясь лучше к ситуации внутри страны, инвесторы замечали: инвестировать в реальный сектор не так выгодно. Капиталы концентрировались на биржах.

 

На протяжении 1990-х годов экономика РФ оставалась во многом закрытой для иностранных компаний. Благодаря этому в России смогли сформироваться собственные сильные корпорации, чего не произошло в Казахстане и большинстве стран Восточной Европы. Мощное хозяйственное оживление 2000-2007 годов происходило для России в условиях ограниченного доступа иностранного капитала.

 

Право работать на внутреннем рынке предоставлялось Кремлем нередко только в обмен на открытие российскому капиталу доступа на рынки других стран. Тесно связанная с мировым хозяйством как поставщик сырья, Россия оставалась достаточно закрытой для транснациональных корпораций. Оживление отечественной экономики происходило в условиях притока в страну нефтедолларов. И хотя цены на нефть зимой и весной 2008 года стремительно шли вверх, «золотая эра» сырьевых монополий завершалась.

 

Блеск и оптимизм России

 

Выросший за семь лет рынок России мог оказаться востребован мировым капиталом с большой охотой на условиях отечественных верхов. Но вместо того, чтобы оценить обстановку и сделать хозяйственную ситуацию в стране более устойчивой, российские власти стали блистать оптимизмом. Цены на нефть поднимали настроение корпоративным верхам и чиновникам.

 

От щедрой души, Минфин РФ предложил спасти мировую экономику от кризиса средствами стабилизационного фонда России. Вслед за этим была продекларирована еще более авантюристичная идея превратить страну в мировой финансовый центр, надежный островок стабильности в мире экономических бурь.

 

Высокие цены на нефть действовали как наркотик.

 

Нерв инфляции

 

В мечтательных порывах власть не желала ничего замечать. Между тем инфляция в 2008 году наступала, грозя сделать экономические результаты года для страны хуже самых осторожных негативных прогнозов.

 

Инфляция продолжала съедать реальные доходы населения. В результате сжимался внутренний рынок, понижалась его инвестиционная привлекательность, сокращалась устойчивость экономики России, приближая ее включение в глобальный хозяйственный кризис. ЦЭИ ИГСО отмечал: чтобы сдержать вызванную инфляцией негативную динамику, правительство должно в течение года инвестировать средства стабилизационного фонда в развитие производства, осовременив многие отрасли и создав новые рабочие места. Необходимо было также резко увеличить социальные расходы, повысить оплату труда работников бюджетной сферы и принять иные меры компенсирующие потери в доходах населения. Перед лицом кризиса удержаться мог лишь сильный внутренний рынок. Зависимость экономики от внешнего сбыта требовалось сократить как можно скорее.

 

На фоне продолжающегося спада американской экономики, Россия первоначально имела неплохие шансы экономического роста в 2008 году. По оценкам ряда рейтинговых агентств она занимала первое место в мире по инвестиционной привлекательности. За Россией следовала Бразилия, тоже обладавшая перспективным внутренним рынком.

 

Зафиксированный в последние дни февраля рост цен на нефть ($102 за баррель марки Light Sweet, $100 за баррель Brent) также способствовал дальнейшему повышению инвестиционной привлекательности России на текущий год. Экспорт страны на 80\% состоял из нефти, нефтепродуктов, газа и металлов. Рост цен на эти товары положительно влиял на курс бумаг отечественных корпораций. Однако главным фактором успешного привлечения капиталов для России являлся большой спрос на внутреннем рынке, существенно увеличившийся за 10 лет возрастания мировых цен на сырье. При этом основной проблемой национального хозяйства РФ оставалась высокая инфляция. В январе по потребительским ценам она составила 2,3\%, в феврале оставалась примерно на том же уровне прироста. Весной, как ожидалось, цены должны были поползти вверх еще быстрей. Виновником инфляции было правительство.

 

На протяжении благополучных 2000-2007 годов переориентации отечественного хозяйства не производилось. Минфин увеличивал бумажную денежную массу в стране, выкупая за счет эмиссии «лишние» нефтедоллары. Пока главные мировые рынки сбыта не  испытывали больших затруднений, а поднимающаяся экономика России поглощала вбрасываемые рубли, внешне все было нормально. Эмиссия сдерживала рост доходов населения, что оценивалось либеральными экономистами как благое средство поддержания конкурентоспособности российского хозяйства. Однако ситуация на глобальном рынке изменилась. Россия сделалась привлекательной для иностранных капиталов больше как богатейший рынок. Именно поэтому, организуя в РФ производство, зарубежные корпорации не спешили выходить на отечественные фондовые биржи. Относительно высокий спрос – главное, что делало Россию страной положительных перспектив на 2008 год. В такой ситуации высокая инфляция становилась для роста крупной помехой, убивала его.

 

Власти не только разгоняли инфляцию эмиссией, но и «добросовестно» боролись с ней. Однако, методы правительства по борьбе с инфляцией были неэффективны и даже способны ухудшить ситуацию. Популистские решения по ограничению экспорта российского продовольствия не дали положительных результатов. Продолжение неолиберальной политики сокращения социальных расходов бюджета, ликвидации остатков общественной сферы услуг («законы против среднего класса» последних лет) в условиях текущей мировой конъюнктуры лишь ослабляли национальное хозяйство России.

 

Меры по снижению инфляции должны были обеспечивать не сжатие, а расширение потребительского рынка в России, стимулируя производство внутри страны. Этого настоятельно требовал надвигающийся кризис. Правительство не собиралось ничего менять. Эксперты хором повторяли аксиому: запасы нефти ограничены, а значит, цены могут только идти вверх. Либеральные экономисты полагали, что инвестирование стабилизационного фонда России усилит инфляцию. В действительности повышение спроса на внутреннем рынке только вызвало бы увеличение товарной массы, подстегнув рост производства, на которое и следовало направить резервные средства государства. При возрастающем замещении импорта собственной продукцией инфляции пошла бы на спад. Деньги обрели бы обеспеченность в производимых товарах. Минфин реализовывал другую «антиинфляционную» стратегию, он стремился к сокращению социальных расходов государства, дополняя его наращиванием рублевой массы.

 

Состояние мировой экономики оставалось в феврале-марте 2008 года напряженным. Рост прекратился в США, наблюдалось его замедление в ЕС, где также последние десятилетия снижались реальные заработки широких слоев. Однако перенос производства в «третьи страны» не создал в большинстве из них устойчивых внутренних рынков. Возросла лишь взаимная зависимость центров капиталистического накопления и промышленной периферии. В глобальном хозяйстве продолжали усиливаться проблемы: сокращались возможности рынков сбыта, явственнее становилось перепроизводство товаров и перенакопление капиталов, выражавшееся в колоссальном переинвестировании. При этом капиталы все еще искали «надежные гавани»: экономики с растущим спросом. Россия переставала быть таковой. С высокого пьедестала рейтингов предстояло падать.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |