Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Кризис ликвидности: банкам в россии плохо

 

Для многих полной неожиданностью оказалась новость о том, что банкам в России становится плохо. Министерство финансов запретило употреблять слово «кризис», но банкам срочно требовались деньги. Правительство не считало себя в праве отказать. Спасти банки от «временных затруднений» должны были совершенно «без пользы лежащие средства пенсионного фонда». Этим, как заверяли чиновники и банковские аналитики, дело и должно было закончиться, поскольку всякому «умному человеку» было понятно: России глобальный кризис не грозит, она вообще выходит в мировые финансовые лидеры.

 

Единственным заметным критиком подобного «поддержания банков» оказался ИГСО. Его сотрудники утверждали: перевод средств пенсионного фонда России в частные банки не поможет им преодолеть кризис ликвидности. Временное смягчение положения банков должно было обернуться усугублением их финансового состояния и привести в будущем к серьезным затруднениям в выплате пенсий. Без устранения причины дефицита платежных средств в отечественном банковском секторе его насыщение денежной массой лишь усложняло ситуацию. По мнению ЦЭИ ИГСО, проблемы с ликвидностью не были вызваны только снижением притока дешевых западных капиталов, а обуславливались затруднениями в отечественной экономике.

 

Российские банки начали всерьез ощущать недостаток платежных средств после цикла первых биржевых обвалов в январе-феврале  2008 года, подхлестнувших глобальный инфляционный процесс. Избыток свободных средств в мировой экономике сменился их острой нехваткой. Возможности внешнего кредитного поддержания отечественных компаний существенно сократились, открыв наличие внутренних экономических проблем.

 

На протяжении десятилетия экономического роста кредитный рынок России оставался закрытым для прямого доступа иностранного капитала. Пользуясь высокой нормой прибыли компаний, коммерческие банки России осуществляли спекулятивную кредитную политику, завышая ставку процента в 3-5 раз. Переизбыток средств на мировом рынке использовался для получения дешевых кредитов и предоставления их предприятиям и населению под ростовщические  проценты. Банковская ставка оказывалась крупнейшей в мире и нередко (вместе с косвенными статьями договоров) превышала 20\%. Получение высокой банковской прибыли гарантировалось стабильным ростом отечественной экономики, потребительского рынка и расширением средних слоев. Одновременно дорогой внутренний кредит сдерживал эти процессы.

 

Дефицит платежных средств у российских банков оказался возможен благодаря увеличению проблем с оплатой кредитов у должников, прежде всего относящихся к «среднему классу». Рост цен в 2005-2007 годах, сочетался с расширением круга граждан получающих зарплату от 300 до 800 евро, но почти не компенсировался ростом реальной оплаты квалифицированного труда. В результате расширение средних слоев почти не сопровождалось ростом их благосостояния. Когда летом 2008 года падение реальных доходов трудящихся сделалось еще более ощутимым, банки очутились в ситуации возросшей нехватки платежных средств.

 

Имея доступ к дешевым капиталам, российские банки активно кредитовали население, малый и средний бизнес. Число должников росло, но, как и в США, их материальные возможности сокращались. Огромная ставка процента понижала потребительскую активность людей, что закладывало фундамент будущих проблем со сбытом товаров. Следующими проигравшими становились малые и средние компании, преимущественно работающие в торговле и сфере услуг. Когда прибыли стали падать, труднее сделалось платить по долгам, в то время как торможение сбыта все более вынуждало компании к поиску платежных средств. Осенью 2008 года эта проблема становилась все острей.

 

В январе-феврале 2008 года банки столкнулись с первыми ощутимыми последствиями роста неплатежеспособности должников. Обнаружился кризис ликвидности: средства быстро уходили, но медленно возвращались. Система начала терять эффективность. Большая доля кредитов приобрела черты невозвратных. При этом отечественные банки сами оставались должниками на мировом рынке. Правительство помогло им. Пенсионные деньги расходовались по прежней схеме. Однако проблема никуда не пропадала. К началу 2009 года она стала значительно большей.

 

Весной 2008 года российские банки тщательно маскировали свои проблемы, объясняя их исключительно сокращением потока иностранных займов. Предполагаемое размещение правительством пенсионных накоплений в коммерческих банках не снимало вызывающее кризис противоречие. Банки израсходовали пенсионные сбережения по прежней схеме и оказались в состоянии еще больших финансовых затруднений.

 

Изменить ситуацию могло только незамедлительное инвестирование стабилизационного фонда в реальный сектор отечественной экономики, при значительном повышении оплаты труда и пенсий. Требовалось ограничить ввоз товаров, стимулируя рост производства в РФ на новом технологическом уровне. Банковскую ставку нужно было ограничить 7\%, а все долговые обязательства пересмотреть в сторону понижения платежей до этого уровня. Такие меры помогли бы вернуть средним слоям потерянную платежеспособность, стабилизировав ситуацию на внутреннем рынке. Они помогли бы компенсировать инфляцию хозяйственным ростом. Укрепление внутреннего рынка вывело бы банки из финансового кризиса. Разумеется, проведение подобных «коммунистических» мер никак не входило в интересы крупного капитала, так и не осознавшего, какая судьба его ждет.

 

В случае сохранения прежней экономической стратегии государства, глобальный кризис должен был во всю проявиться в России значительно раньше прежних ожиданий.

 

Упадет ли рынок жилья?

 

Прогноз ЦЭИ ИГСО сделанный в апреле 2008 года относительно перспектив рынка жилья в России грянул как гром среди ясного неба. С ним дружно спорили все «серьезные аналитики», кто только мог. Те, кто особенно горячился, утверждали, что в ИГСО ничего не понимают в цикличности рынка недвижимости и просто выдают свои «дилетантские измышления» за анализ ситуации. Между тем жилищный рынок в России действительно уже весной демонстрировал «нетипичные» признаки и рисковал обрушиться еще до конца 2008 года.

 

По оценке ЦЭИ, основной причиной вызревающего падения цен на отечественном рынке жилья являлось продолжающееся сокращение реальных доходов населения, вызываемое инфляцией. Приближению обвала также способствовали жесткая политика банков по отношению к должникам и высокая ставка процента по кредитам.

 

Механизм спонтанного снижения реальных доходов россиян был запущен в конце 2007 года благодаря первым сбоям в мировой экономике. Правительство перестало контролировать последствия своей эмиссионной политики, по-прежнему придерживаясь догмата неолиберализма о пользе дешевой рабочей силы для роста экономики. Рынок недвижимости падал в США с 2007 года. Весной 2008 года проблемы со сбытом жилья существовали уже во многих странах. В России чиновники и сведущие в «циклах недвижимости» аналитики уверяли: цены на жилье в России и, особенно, в Москве будут только расти.

 

Вследствие динамичного роста цен реальные доходы российских трудящихся быстро сокращались. Финансовое положение средних слоев ухудшалось, затрудняя оплату ипотечных кредитов. Чтобы обезопасить себя от новых рисков, банки усложнили выдачу займов и начали ужесточать политику в отношении должников не способных своевременно выполнять финансовые обязательства. Осенью некоторые из них дошли уже до повышения процента по долгу.

 

Трудности с оплатой кредитов у должников возрастали не переставая. Летом 2008 года они начали переходить в критическую фазу. К концу 2008 года рынок недвижимости в России походил уже на выставку кирпичных изделий. В известном смысле рынок жилья перестал быть рынком, поскольку товары перестали продаваться. Их рекламировали, повторно выставляли на продажу, однако покупателей становилось все меньше и меньше. Строители грозили новым ростом цен, но в итоге, чтобы продать хоть что-то им приходилось идти на скидки.

 

Чтобы не допустить падения цен правительство обещало строительным компаниям начать скупку недостроенных домов. Подобные меры, однако, не могли принципиально ничего изменить: рынок высоких цен умирал. Владельцы «инвестиционных квартир», покупавшие их с целью сбережения средств, начинали их распродавать. Цены шаг за шагом отступали под панические вопли владельцев строительных компаний, признававшихся: «Мы уже лежим на боку!» Их призывы к журналистам «помочь рынку» тонули в возмущенных голосах людей.

 

Для банков ситуация также делалась хуже. Изъятие ими жилья неплательщиков, обязательно должное начаться в России, не позволяло вернуть средств, затраченных на его покупку. Спрос на недвижимость падал. Как только банки стали бы массово изымать жилье у увольняемых представителей «среднего класса», цены на недвижимость упали бы еще больше. Сдержать этот процесс не могла даже монопольная схема рынка.

 

Цены на недвижимость в России значительно превышали общеевропейские, с учетом того, что качество большей части квартир оставалось на низком уровне.  Московские квартиры осенью 2008 года стоили почти в 5 раз дороже аналогичных квартир в ЕС. Подобная ситуация могла существовать благодаря предельной монополизации жилищного рынка, особенно ощутимой в Москве. Спекулятивные цены на недвижимость сохранялись при поддержке государственной бюрократии, защищающей связанные с ней крупные компании. Наживались и банки. Взятые на западе кредиты под 3-5\% годовых, выдавались с пятикратной накруткой. При этом преждевременное погашение долга часто каралось штрафами.

 

Сделанный ЦЭИ ИГСО анализ оказался достаточно точен. Весной 2008 года месячный доход семьи российского «среднего класса» редко превышал 2500 евро. Выплачивая огромные проценты за переоцененное жилье, должники все время находились на грани семейного банкротства. Материальные возможности большинства уже летом оказались подорваны инфляцией. Дальнейшее обесценивание рубля как покупательной единицы, наряду с потерей доходов или их абсолютным сокращением лишало многих работников возможности регулярно осуществлять платежи по долгам. Возраставшее давление банков, стремившихся решить собственные проблемы за счет должников, еще более усложняло ситуацию.

 

Осенью рынок жилой недвижимости в России вплотную подошел к предсказанному весной краху. Казавшийся весной безумным, прогноз ИГСО о падении рынка недвижимости на 50\% лишь на первом этапе, выглядел осенью слишком осторожным. Только наступившая в 2009 году финансовая стабилизация отсрочила крушение рынка недвижимости в России.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |