Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Бюджет россии: угроза громадного дефицита

 

В 2010 году дефицит российского бюджета, по оценке ЦЭИ ИГСО, грозил достичь 20\% ВВП. Согласно ожиданиям правительства бюджетный дефицит 2010 года должен был составить 7,5\%, то есть оказаться ниже уровня 2009 года (известного лишь на середину года). Анализ хозяйственной ситуации в стране показывал, что для улучшения финансового состояния государства нет объективных условий. Поступления в казну грозили значительно снизиться, а ВВП продолжить падение. Бюджет страны мог оказаться невыполнимым в запланированных ветчинах.

 

Согласно проекту бюджета на 2010-2012 годы, доходная часть федерального бюджета в 2010 году должна составить 6 636,2 млрд. рублей (15,7\% ВВП). Расходы по планам властей предполагаются равными 9 822,8 млрд. рублей (23,2\% ВВП). Расчетный размер дефицита соответствует 7,5\% ВВП. Даже в рамках экономической ситуации конца лета 2009 года эта величина не выглядела убедительной. Она была явно заниженной, хотя чиновники неоднократно подтягивали ее в прогнозах. Бюджетный дефицит 2010 года без радикального сокращения расходов не мог оказаться меньше, чем в 2009 году. Хозяйственная ситуация в стране позволяла оценить перспективу исключительно как негативную.

 

По официальным прогнозам на август дефицит бюджета России в 2009 году должен был составить 3 617 млрд. рублей, что соизмеримо с 9,4\% ВВП. Доходы казны оценивались в 6 561,3 млрд. рублей (17,1\% ВВП). Предельный объем расходов был определен на 2009 год в 9 771 млрд. рублей (25,4\% ВВП).

 

Власти рассчитывали удержать расходы в 2010 году почти на уровне 2009 года. Они не учитывали, что кризис сохранял развитие. ВВП России еще до конца года обещал значительно сократиться. Процесс грозил продолжиться в 2010 году. Доходы казны должны были сильно упасть. Дефицит мог оказаться громадным. Для государства в 2010 году должна была сложиться чрезвычайно тяжелая финансовая ситуация. Не было исключено, что еще до окончания 2009 года бюджету предстояло быть впервые пересмотренным в сторону сокращения расходов.

 

По отношению к сократившемуся ВВП бюджетный дефицит в 2010 году мог составить 20\% (без учета возможного секвестра). В силу объективных причин доходы казны должны были оказаться значительно меньшими, чем ожидалось. Промышленный спад в стране не мог прекратиться в ближайшие два года. Еще до окончания 2009 года вероятно было его усиление. Ожидаемое окончание мировой финансовой стабилизации должно было привести к снижению цен на углеводороды, металлы и иные виды сырья. Экспорт из России должен был в результате сократиться, как и его рентабельность. Грозило продолжиться разорение малых и средних предприятий.

 

2010 год обещал стать временем плохих экономических показателей. В таких условиях исполнение бюджета, несмотря на привлечение заемных средств, значительное повышение тарифов и акцизных сборов, могло оказаться крайне затруднительным. Власти не побоялись бы прибегнуть к секвестрованию бюджета. Прежде всего, под ножом могли оказаться социальные статьи. Урезание социальных расходов повлекло бы дальнейшее сокращение потребительского спроса в стране. Не сыграть на усиление кризиса подобные меры не могли. Уже в условиях конца лета 2009 года правительством не планировалось повышение зарплат бюджетников и пособий по безработице.

 

В 2010 году следовало ожидать новый, более острый банковский кризис. За крахом автомобильной отрасли способны были последовать обрушения иных отраслей экономики. Неплановые расходы могли привести к исчерпанию валютных резервов правительства, несмотря на попытки их сохранить. Но что удалось в 2009 году, не обязательно должно было оказаться реальным в более сложных хозяйственных условиях. Даже при удержании относительно стабильной ситуации в российской экономике на начало 2010 года бюджет государства вряд ли оказался бы выполнимым в плановых величинах.

 

Протекционизм в России работает плохо

 

Протекционистская политика российских властей оказалась в 2008-2009 годах недостаточно результативной как антикризисное средство. Причина низкой эффективности заградительных таможенных мер состояла в сочетании их с курсом на сокращение реальных доходов населения, базисных потребителей в экономике.

 

Россию все чаще называли в 2009 году одним из мировых лидеров по применению протекционистских мер. При этом развитие кризиса в РФ происходило быстрее, чем во многих других странах. Малую полезность защитных таможенных мер объяснял быстро ослабевающий внутренний спрос. Правительство все чаще защищало отечественных производителей от внешних конкурентов, но при этом совершенно не заботилось о поддержании потребителей. Крах автомобильной отрасли создавал в России угрозу новой крупной волны сокращений, вероятны они были и в других хозяйственных секторах, зарплаты бюджетников в 2010 году не планировалось увеличить, а пенсии должны были возрасти незначительно. Потребительская инфляция грозила продолжить пожирать реальные доходы населения. Все это обещало обернуться новым сжатием рынка, несмотря на растущий протекционизм.

 

Протекционистская политика в России за два года кризиса не стала системной. В большой степени ее определяли лоббистские возможности компаний, а не стремление властей поддержать и расширить внутренний рынок страны. Существовало противоречие между интересами сырьевых экспортеров и работающими на внутренний сбыт предприятиями. В интересах первых государство девальвировало рубль на стыке 2008  и 2009 годов и стремилось сохранить низкий уровень оплаты труда. Вторых старались успокоить протекционистскими уступками, при этом, уничтожая их рынок сбыта. Переход России по мере роста цен на нефть в 2009 году к «политике крепкого рубля» не внушал успокоения. Государство сокращало свою инвестиционную активность (в 2010 году капвложения должны были уменьшиться на $4 млрд.), в то время как для оживления экономики ее требовалось наращивать.

 

В ЦЭИ ИГСО были убеждены: Россия должна и дальше усиливать протекционизм. Мировой кризис отменял перспективу присоединения страны к ВТО, что могло обернуться только крушением ее экономики. В целях преодоления кризиса приоритетным для государства должно было стать развитие национального производства и расширение внутреннего рынка, а не поддержание экспортно-сырьевых монополий. Требовалось воссоздание разрушенных отраслей и основание при государственном участии новых технологически передовых производств. При этом российский рынок должен был иметь надежную защиту.

 

В интересах поддержки отечественных производителей правительство России в 2009 году подняло импортные пошлины на целый ряд товаров. Пошлины на телевизоры повышены с 10\% до 15\%, на отдельные виды металлопроката – с 5\% до 15\%, нелегированной стали – с 5\% до 20\%, на трубы из черных металлов – с 5\% до 15\% и 20\%. Для поддержания производителей автомобилей были установлены заградительные пошлины на иностранные автомашины. Размер пошлин на новые или имеющие трехлетний срок эксплуатации автомобили был установлен в размере 30\%. Транспортные средства, прослужившие от трех до пяти лет, облагались 35\% таможенным сбором. На более старые автомобили пошлина оказывалась еще большей. Власти клялись во временности подобных мер. Иностранные конкуренты оказались практически вытеснены с российского автомобильного рынка. Однако крах отрасли не был остановлен.

 

Финансы США: перспектива ухудшений

 

Стабилизация 2009 года стала главной и самой сомнительной победой администрации Обамы. В ЦЭИ ИГСО полагали: США столкнутся в 2010 году с существенным падением государственных доходов. Можно было, как и в России, ожидать продолжения роста бюджетного дефицита. Национальный долг Соединенных Штатов грозил увеличиваться еще более быстрым темпом.

 

Надежды на окончание экономического кризиса не могли оправдаться, когда ничего не было еще сделано для устранения его причин. Для экономики США новый год кризиса обещал оказаться тяжелее, чем 2008-2009 годы. Доллар ожидало дальнейшее ослабление, способное в условиях ускорения спада в реальном секторе стать более быстрым.

 

Политики различных стран все чаще поднимали в 2009 году вопрос о замене доллара США иной расчетной единицей. В мире усиливались опасения относительно устойчивости американской валюты. Правительственные расходы в США возрастали все два года кризиса, а налоговые поступления уменьшались. Неблагоприятные тенденции в американском хозяйстве обостряли кризис государственных финансов США. Американская администрация одерживала над кризисом словесные победы; стабилизация являлась ее основным и самым опасным успехом. Ценой беспрецедентного заимствования средств государство смогло стабилизировать финансовое положение корпораций. «Оздоровление экономики» во второй половине 2009 года оставалось не боле чем отсрочкой дальнейшего падения.

 

В 2009 году Федеральная резервная система США способствовала покрытию кризисных расходов государства за счет эмиссии доллара. Выпуск новых денег значительно возрос даже относительно первого года мирового спада. Благодаря этому правительство США смогло скупать проблемные активы и израсходовать $787 млрд. на стимулирования экономики. Были спасены ипотечные титаны – корпорации Fannie Mae и Freddie Mac. Однако в 2010 году эмиссионный метод главы ФРС Бена Бернанке мог дать сбой. Надвигавшийся год обещал стать для США временем дальнейших ухудшений в реальном секторе. Сохранение видимой стабильности должно было потребовать еще больших вливаний в финансовый сектор. Увеличение правительственных трат при таком сценарии было практически гарантировано. Могла проявиться потребительская инфляция. Было вероятно ожидать биржевого обвала и новых крупных банкротств. Все это было отложено с 2009 года.

 

С приходом мирового кризиса США стали испытывать возрастающие финансовые трудности. В 2008 году был зафиксирован рекордный размер дефицита федерального бюджета. Он составил $459 млрд. Несмотря на оптимистические обещания вашингтонских политиков, углубление экономического спада привело к увеличению бюджетного дефицита в 2009 фискальном году (с сентября по сентябрь) до $1,4 трлн. Это соответствовало 9,9\% ВВП.

 

Долг правительства США почти достиг осенью 2009 года установленной Конгрессом границы. Его размер составил более $12 трлн. Официальный прогноз дефицита бюджета на начавшийся финансовый год составлял $1,26-1,5 трлн. При сохранении прежней антикризисной политики дефицит США в 2010 мог значительно превысить ожидаемый уровень. Немаловажное значение должно было иметь падение государственных доходов по вине развивающегося кризиса. Внутренний рынок США сокращался, а политика Белого дома не способствовала изменению ситуации. Реальные доходы рядовых американцев снижались, что гарантировало продолжение спада в экономике.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |