Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Кризис отошел на стартовые позиции

 

Общий итог стабилизации 2009 года можно было сформулировать так: антикризисные методы себя не оправдывают. Меры по поддержанию стабилизации подготовляли переход кризиса в более тяжелую фазу. Ситуация в мировой экономике была схожа с наблюдавшейся накануне промышленного спада. Породившие кризис противоречия оставались не устраненными. Доходы рядовых потребителей продолжали снижаться, банки накапливали проблемные долги, а индустрия пребывала в технологическом и сбытовом тупике. «Победа над рецессией» являлась не более чем декларацией.

 

Окончание лета ознаменовалось ростом экономического оптимизма. Президент США Обама заявил: падение остановлено, возможно, завершение рецессии началось. Российские чиновники объявили о пройденном в мае кризисном дне. Инструментом провозглашенной победы над спадом в России и на Западе стало предоставление банкам почти бесплатных государственных кредитов. Это обеспечило расцвет финансового сектора, но не породило серьезных улучшений в реальной сфере. Сложившаяся ситуация вызывала не только восторги, но и опасения.

 

Лето и осень 2009 года, несмотря на триумфальные речи государственных политиков, проходили в тревожной обстановке. Безработица в США увеличивалась. В июле она официально достигла 9,7\%. В России летом ускорился спад в розничной торговле, проявились проблемы в сельском хозяйстве. Убыточных банков за полгода стало в 3 раза больше.

 

В конце октября обзор ФРС США констатировал «оживление экономики» признавая, что американцы тратят по-прежнему мало. Последний показатель имел большее значение, чем активизация накачанных государственными деньгами компаний. Банки куда трезвее оценивали обстановку: они неохотно предоставляли кредиты. Российские чиновники радовались снижению числа убыточных компаний. Отмечалось, что лучше всех к кризису приспособились компании в сфере производства и распределения электроэнергии, газа и воды. Учитывая намеченное повышение тарифов, этот сектор должен был «приспособиться» еще лучше. Вся сырьевая сфера демонстрировала сравнительно неплохие показатели.

 

Виной русского антикризисного «чуда», включая укрепление рубля после зимней девальвации, была мировая стабилизация. Более конкретно за них отвечали американские деятели. Понимая, что успехи держатся главным образом на США, российские власти продолжали скупать американские облигации. По итогам августа 2009 года российские вложения в казначейские облигации США (по данным американского министерства финансов) выросли на $3,6 млрд., достигнув $121,6 млрд. Общие вложения иностранцев в данный вид активов увеличились до $3,44 трлн.

 

Антикризисные методы правительств получили название кейнсианских, поскольку строились на расходовании государственных денег и эмиссии. В реальности использование денежных средств и печатного станка носило неолиберальный характер. Государственные траты не были направлены на повышение потребления и стимулирующие производство проекты. Считалось, что для преодоления кризиса достаточно поправить финансовое положение корпораций. Перехода от свободного рынка к макроэкономическому регулированию не происходило. Власти стремились управлять ситуацией в основном на уровне монетарной помощи большому бизнесу. Искусственное восстановление платежеспособности корпораций со временем должно было обернуться много большей глубиной кризиса, чем в конце 2009 года. Сохранить свободный рынок путем вливания в его институты государственных денег не могло получиться.

 

Эксперты и некоторые чиновники все чаще ставили вопрос о необходимости остановить рост денежной массы. Однако существенное сокращение господдержки финансового сектора могло означать прекращение стабилизации, крушение связанных с ней надежд и возобновление быстрого спада. Оборотной стороной продолжения политики субсидирования корпораций уже в 2010 году мог стать беспрецедентный всплеск неконтролируемой инфляции. В перспективе деньги могли начать обесцениваться быстрее, чем государства будут их печатать. Вследствие падения реальных доходов населения кризису еще только предстояло достичь дна: мировая экономика должна была оказаться в глубокой депрессии. Монетарным инструментам торможения кризиса со временем предстояло потерять работоспособность. Финансам государств грозило расстройство. Таким в годы кризиса 1929-1933 годов оказался итог аналогичных с нынешним «кейнсианством» действий президента США Гувера. Его декларации не отличались от заявлений современных политиков. Так в мае 1930 года он объявил: «Кризис уже миновал». Великая депрессия была еще впереди.

 

В результате монетаристских антикризисных мер кризис по многим пунктам в 2009 году отошел на стартовые позиции. Применяемые  инструменты борьбы со спадом не устранили ни одной его причины. На месте покрытых государством «плохих долгов» в банковских портфелях возникали другие, порожденные плохим положением дел в реальном секторе. Ситуация осени 2008 года грозила повториться. Вопрос состоял лишь в сроках начала нового биржевого обвала и возобновления быстрого хозяйственного спада.

 

Часть 3. Диалоги о кризисе

 

Кризис наступает. Что последует дальше?

 

17 марта на биржах снова отмечено сильное падение, но глобальный экономический кризис начался раньше. О том, как это произошло, в каком направлении будут происходить экономические изменения «Глобальной альтернативе» рассказал Василий Колташов, руководителем Центра экономических исследований  Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

 

В настоящее время на всех фондовых биржах планеты царит паника. 17 марта рынок ценных бумаг вновь обвалился. Впервые за последние годы в мире повально заговорили о кризисе. Он действительно начался или понедельничное понижение курса только неожиданная корректировка?

 

Падение 17 марта не неожиданность и не экстренное происшествие, каким его пытаются изобразить. Один за другим обвалы на фондовых рынках происходят с начала года. Глобальная экономика медленно погружается в кризис. Многие экономисты продолжают это отрицать. Правительства рассчитывают поправить ситуацию финансовыми мерами, но негативные признаки в мировом хозяйстве продолжают появляться. Самые расчетливые игроки начали сбрасывать ненадежные акции еще в феврале, после первого крупного биржевого обвала. Те, кто осознал суть происходящего только теперь, отчаянно ищут выход, продавая одни бумаги и переводя капиталы в другие. Падение 17 марта многих сильно напугало, хотя причины для беспокойства появились не вчера.

 

Значит, вы не считаете, что 17 марта произошел «главный обвал», как утверждают некоторые аналитики?

 

Нет, не считаю. Большое падение на фондовых рынках впереди. Все биржевые события января-марта приводили к существенным, но не критическим падениям курса акций. Надежды на финансовое исцеление американской экономики, а значит «предотвращение кризиса», по-прежнему велики. Именно это на сегодня главный фактор стабильности на фондовых рынках.

 

Чем было спровоцировано последнее падение? Во сколько оно обошлось рынкам?

 

Негативные признаки появились еще в пятницу, 14 марта. Чтобы предотвратить вызревающее обрушение на фондовых рынках Федеральная резервная система (ФРС) США в экстренном порядке понизила ставку рефинансирования до 3,25\%. Однако снижение дисконтной ставки, по которой кредитуются банки, на 0,25\% не возымело положительного действия. К обратному эффекту привело также беспрецедентное со времен Великой депрессии решение напрямую кредитовать крупные финансовые компании. Намерение ФРС финансово содействовать банку JPMorgan Chase&Co в покупке за 236 млн. долларов инвестбанка Bear Stearns повлекло обвал котировок других крупнейших американских банков. Акции Bear Stearns подешевели 14 марта на 47\%. От прежней внушительной капитализации компании не осталось и следа. Еще год назад она составляла 20 млрд. долларов.

 

17 марта информация о плачевном состоянии американской банковской сферы вызвала панику. Необоснованность высокого курса ценных бумаг компаний терпящих бедствие привела к массовой распродаже трейдерами их акций. На всех крупных фондовых площадках мира произошло падение. Российский РТС лишился 4\%. Такими же оказались потери на европейских площадках. Британский индекс FTSE 100 понизился на 2,93\%. Японский Nikkei 225 обвалился на 3,71\%. Ни один фондовый рынок от Азии до США не устоял.

 

В последнее время появляется все больше информации об ухудшающемся состоянии экономики США. Насколько проблемы в американском национальном хозяйстве могут повлиять на состояние экономики всего остального мира? Как они могут отразиться на России?

 

Начавшийся в США экономический спад уже повлиял на глобальный рынок и на Россию. Сейчас в Соединенных Штатах отмечается рост безработицы и сокращение объемов промышленного производства. Впервые за пять лет, падает активность компаний работающих в сфере услуг. В секторах розничной торговли, транспорта, финансов, недвижимости и здравоохранения работодатели сокращают численность персонала. В очень тяжелом состоянии банковская сфера. На спасение ее брошены огромные средства со всего мира. Но пока финансовые вливания не дали положительный результат.

 

Официальные лица США считают, что негативную тенденцию можно преодолеть. Однако даже в случае активного сотрудничества стран входящих в G8, включая Россию, это не представляется возможным. Обсуждавшиеся на прошедшей недавно в Токио встрече министров финансов стран-лидеров меры касаются только финансового взаимодействия по борьбе с хозяйственными затруднениями, в то время как проблемы носят глубокий системный характер. Вслед за США неожиданные трудности начали испытывать другие страны. В России в связи с оттоком капиталов из банковской сферы заговорили о финансовом кризисе.

 

Сейчас всех волнует, что же делается на глобальном рынке? Обрисуйте, пожалуйста, суть происходящего. Какие колебания предшествовали падению 17 марта?

 

21-22 января произошел обвал на всех биржах. Цена на акции рухнули, опустились также бумаги «здоровых компаний» – по которым на рынке нет сведений об убытках или понижении доходности. Даже ведущие российские корпорации, такие как «Газпром», понесли серьезные потери. Вслед за этим упали цены на нефть. Фондовые рынки вступили в полосу нестабильности, что сразу отразилось на товарных рынках. Неолиберальные экономисты немедленно принялись успокаивать общество, объясняя, что произошла только «корректировка курса акций». Однако спустя всего неделю на мировых рынках вновь наблюдалось падение.

 

Все началось 15 января. Сведения о резком сокращении прибыли банковской группы Citigroup привели к падению на Нью-йоркской фондовой бирже. Индекс промышленной активности Dow Jones снизился на 2,2\%, Standard & Poor's – на 2,51\%. Nasdaq Composite потерял 2,45\%. 21-22 января последовало продолжение биржевого кризиса сделавшегося глобальным. Причина случившегося в том, что массе игроков стало ясно, насколько плохо обстоят в реальности дела с прибылью у многих ведущих компаний – не только в США, но и во всем мире. За дорогими акциями, за высокой капитализаций фирм скрывались убытки или проблемы с развитием, ставшие хроническими.

 

Что все это означает в макроэкономическом плане?

 

Мировой экономический кризис начался – это теперь можно сказать с полной уверенностью. Еще осенью 2007 года мы прогнозировали его скорое наступление. Предполагалось, что для России он должен открыться не позднее, чем через 1.5-2 года из-за не исчерпанных до конца ресурсов внутреннего рынка. Для глобальной экономики его начало относилось нами на более ранний период.

 

Биржевой кризис – только первый серьезный сигнал, что большой кризис экономики уже на пороге. Его причина не только товарное перепроизводство, но и колоссальное перенакопление капиталов. После событий 21-22 января фондовые рынки стали чаще подвергаться резким колебаниям, с «корректировками» курса бумаг в сторону понижения. Биржевая нестабильность час за часом продолжает поднимать занавес, обнажая состояние экономики. Вскоре обнаружится – будет объявлено – о массовых проблемах в сбыте товаров. Вслед за этим по цепочке кризис перебросится в сферу производства. Тогда не признавать его сделается невозможным, настолько очевидно он ударит по карману основную массу населения.

 

В глобальном хозяйстве сложилась ситуация, когда возможности рынков исчерпаны. Производство еще можно наращивать, средств на это у корпораций вполне достаточно, но получать прибыль становится все сложней. В 2007 году мы наблюдали ситуацию, когда во многих странах, прежде всего в США, Великобритании и ЕС  снижались доходы рабочих. Сужение рынков сдерживалось ростом потребительского и ипотечного кредитования. Однако когда выяснилось, что люди не могут покрывать даже процентов дела у банков (не только у Citigroup) пошли плохо. Информация об этом встревожила рынок. Произошли первые биржевые падения. Затем последовал отток капиталов из банковской сферы, с чем столкнулась не только Россия.

 

В чем особенность текущей ситуации?

 

Во-первых, налицо не простое перепроизводство товаров «заполнивших рынок», но сужение ряда важнейших рынков. Масса компаний стремилась понижать свои издержки за счет уменьшения заработной платы, сокращения отпусков и продления рабочего дня. От технологического пути снижения себестоимости отмахивались как от слишком дорогого. Производство десятилетиями переносилось в «третий мир» где не имелось рабочего законодательства, профсоюзов, социальной защиты, а заработная плата была кратно ниже. Однако производимые товары должны были продаваться на старых рынках. Суммарно это неминуемо вело к кризису, ускоряло его приход.

 

Во-вторых, перепроизводство капиталов является громадным. Их основанная масса сосредоточена на фондовом рынке, поскольку для вложений в реальный сектор в мире почти не осталось мест. В итоге в 2007 году акции росли, а компании все больше буксовали, скрывая убытки и фальсифицируя прибыль. Торговля бумагами процветала. Однако успешно спекулировать акциями можно только когда считается, что за ними стоит устойчивый бизнес. Но как только рынок начинает понимать, что реально скрывается за акциями, происходит падение. Не обязательно это означает падение бумаг всех компаний. Однако вслед за первым падением следует второе, третье и так далее.

 

Значит, вы убеждены, что «корректировки» будут происходить одна за другой?

 

Да. 28 января снова отмечалось падение на многих фондовых рынках. 5 февраля мощный овал произошел на американских и европейских биржах. Потом наступило очередное успокоение и новое падение 17 марта.

 

На Лондонской фондовой бирже 5 февраля совокупная стоимость котирующихся акций сократилась на 2,63\%. На Франкфуртской бирже падение составило 3,36\%, на Брюссельской – 3,17\%, на Миланской –3,07\%, на Амстердамской – 3,34\%. В Париже бумаги подешевели на 3,96\%. На Мадридской бирже падение оказалось еще больше. Оно составило 5,19\%. Большие потери в цене понесли акции банков и автомобильных компаний Евросоюза. 7,4\% от своей стоимости потерял французский Renault. Бумаги Peugeot подешевели на 6\%, итальянского Fiat – на 6,5\%. Акции аэрокосмического концерна EADS лишились 6\%.

 

Биржевое падение в России также оказалось значительным. Индекс РТС, один из основных отечественных фондовых индикаторов, опустился на 3,38\%. ММВБ упал на 4,04\%. Больше всего потеряли бумаги Сбербанка России (-5\% на ФБ ММВБ) и ОАО «Роснефть» (-5,7\% в РТС). Общее снижение цен российских голубых фишек оказалось в границах 5,7\%. Восстановление после обвалов 21, 22 и 28 января стало непродолжительным, показав насколько фондовые рынки утратили прежнюю положительную динамику.

 

В США 5 февраля индекс Dow Jones, определяемый на основании совокупного курса ценных бумаг 30 американских компаний-лидеров, снизился на 2,53\%. Standart&Poors 500 потерял 2,67\%. Индекс электронной биржи NASDAQ лишился 2,54\%. Характерно, что падение в США оказалось менее значительным, чем в странах ЕС и России. Это не только в очередной раз разрушает миф о

независимости национальных экономик, которым больше всего страдают в РФ. Разница показывает, насколько сильно ощущаются в мире любые негативные явления в американском национальном хозяйстве.

 

Многие наблюдатели считают, что акциям «здоровых компаний» несмотря на колебания биржи ничего серьезного не угрожает. Как это, по-вашему?

 

Первое время падение бумаг пока еще высоко рентабельных компаний может оказаться незначительным. Они даже способны подрасти. Но так только на первой – биржевой стадии кризиса. Когда начнется падение производства, эти фирмы окажутся в менее выигрышном положении. В первую очередь это касается сырьевых компаний.

 

Означает ли это, что на фондовом рынке станет меньше спекуляций?

 

Наоборот! Кризис золотое время для биржевых спекуляций. Их будет много.

 

Открывающийся кризис неотделим от бегства капиталов и желаний их спрятать. Те, кто имеют средства, постараются сберечь их до начала «лучших времен». Однако как это сделать, если ценные бумаги теряют в цене, недвижимость надолго дешевеет, а создание новых компаний почти наверняка означает одни убытки? Разумеется, на таком фоне акции надежной и устойчивой, по общему мнению, компании могут показаться привлекательным вложением, способным сберечь капиталы. Создание такой компании, точнее подобного образа может дать биржевым аферистам баснословный выигрыш. Таким образом, кризис означает большие риски даже для тех, кто не отягощен долгами.

 

Какие пути остаются для сохранения капиталов?

 

После скачка в конце января цена на золото упала. Однако вскоре она начала быстро расти. 17 марта стоимость золото взлетела до 1023 доллара за унцию. Потери при вложениях в золото минимальны, а недоверие к ценным бумагам велико.

 

Кризис обвалит фондовый колосс. Банкротами окажутся многие компании, в первую очередь не связанные с реальным сектором экономики. Из биржевых операций в реальную экономику хлынет поток денег более не обеспеченных ценами акций как товаров. Инфляция возрастет. Спад производства также даст для нее новый толчок. Правительства, не только РФ, будут печатать деньги, раздавать субсидии фирмам и сокращать социальные расходы «борясь» с инфляцией. Хранение средств в иностранной валюте может сделаться очень рискованным, даже невыгодным. Сейчас многие в России отдают предпочтение евро. Однако инфляция в ЕС достаточно велика уже сегодня.

 

Компаниям, у которых нет собственных финансовых резервов, о дешевом кредите нужно забыть. Однако не перегруженные кредитными обязательствами фирмы смогут усилить свою роль на мировом рынке, поглощая более слабых игроков. Монополизм глобальной экономики возрастет. Продуманно рискуя, вкладывая капиталы в расширение, некоторые корпорации смогут выйти из кризиса многократно более сильными. В России нельзя не ожидать, что государство поможет крупному капиталу выжить за счет поглощения среднего бизнеса и разорения мелкого.

 

Как скоро кризис может прийти в Россию?

 

В декабре, еще до первого скачка инфляции, мы полагали, что внутреннего ресурса страны хватит на полтора, возможно два года. Однако последствия политики Минфина последних лет («стерилизация экономики» сочетаемая с эмиссией) сокращают этот срок на глазах. И все же, несмотря на сужение потребительского рынка в России из-за пожираемых инфляцией доходов населения, кризис проявится в РФ несколько позже, чем в других странах. Однако он может оказаться более тяжелым. Поставщики сырья всегда позднее других производителей ощущают наступление экономического кризиса, но оказываются более уязвимы для него. Непонимание этого, а также внешний покой на внутреннем рынке являются причинами бравого поведения отечественных политиков.

 

В банковском секторе отечественной экономики мировой хозяйственный кризис уже дал о себе знать. Эту тему не так давно пытались поднять представители ведущих российских банков на встречи с руководством Минфина. Кудрин отказался говорить на предмет кризиса, то есть о проблемах с покрытием дешевых западных кредитов. Министерство финансов с непробиваемым оптимизмом считает, что есть лишь «проблемы с развитием», которые нужно преодолеть. Официальная позиция Минфина – никакой кризис хозяйству России не грозит. Но что для РФ только первые симптомы, которые можно пока просто не замечать, для других стран – тяжелый недуг.

 

Сосед России, Казахстан оказался более слабым. Президент Назарбаев признал, что экономика его страны находится в глубоком кризисе. Причина – финансовые проблемы, вернее банковский кризис, вызванный невозможностью расплатиться за дешевые иностранные кредиты. Из казахских банков начался отток средств, их рейтинги резко снижены. Правительство Казахстана выделило в помощь банкам 4 млрд. долларов, при общих финансовых резервах страны в 40 млрд. долларов. Однако ни этой суммы, ни золотовалютных запасов Казахстана не хватит надолго. Строжайшая экономия, о которой говорит Назарбаев, тоже окажется малоэффективной.

 

Как вы относитесь к заявлению вице-премьера Кудрина, о том, что стабилизационный фонд России может помочь в стабилизации мировой экономики?

 

С большой иронией. Очевидно, это просто неудачная попытка пошутить. Судите сами, если мировой фондовый рынок отреагировал паникой на план Джорджа Буша простимулировать экономику США 170 млрд. долларов, то какой эффект может быть от заявлений Кудрина? Размер стабилизационного фонда РФ не позволяет серьезно говорить о возможности его эффективного применения в борьбе с мировым кризисом. В лучшем случае, даже при самой умной политике несколько месяцев сомнительной стабилизации на бирже – все, на что можно рассчитывать.

 

Но дело даже не в масштабе российского стабилизационного фонда, он относительно велик. Проблемы в мировом хозяйстве носят системный характер и простыми финансовыми вливаниями не могут быть решены. Даже если все государства лидеры объединят свои финансовые резервы и направят их на поддержание американских компаний возобновить рост невозможно.

 

Для России стабилизационный фонд является защитой от угрозы?

 

Нет, серьезной защитой он не является. Его не хватит даже на поддержание фондового рынка в России, когда власти осознают происходящее и кинутся спасать бумаги, вместо того, чтобы поддержать население, а значит спрос. Стабилизационный фонд совершенно ничтожен по сравнению с долгами российский корпораций. Когда кризис приведет крупнейшие компании РФ в плачевное состояние, средств стабфонда не хватит ни на что.

 

Пока только «Роснефть» с призывом о помощи выставила счета правительству РФ. Компания, поставляющая на рынок выгодный товар – нефть, имеет долгов более чем на 100 млрд. долларов. Не только покрыть их, но и просто погасить самые срочные займы она не в состоянии. Через некоторое время мы увидим десятки, а возможно и сотни крупных отечественных фирм с тем же самым симптомом. Все они окажутся на плечах государства. Каждой из них необходимо будет без промедлений дать 3-15 млрд. долларов, на неотложные платежи. Так месяц за месяцем. При этом правительство будет тратить огромные средства на поддержание биржевой стабильности и торможение инфляции. Поступления в бюджет в период кризиса резко сократятся, а обозначенные меры спасения корпораций окажутся неэффективными.

 

Чтобы хоть как-то смягчить кризис в России необходимо одновременно активней стимулировать спрос и производство. Тратить необходимо на потребителей. Требуется в 3-4 раза увеличить пенсии, поднять зарплаты, сократить рабочий день, чтобы у людей было время воспользоваться деньгами. Однако рассчитывать, что власть пойдет на эти и иные меры не приходится. Десять лет Минфин печатал деньги, чтобы снижать цену рабочей силы. Разворот в другую сторону неисполним, он противоречит интересам отечественных и зарубежных корпораций. Добиться его невозможно одной лишь убедительной аргументацией. Он вообще мыслим только в формате радикальных политических перемен в стране.

 

Михаил Делягин заявил, что «Россия имеет хорошие шансы в мировом финансовом кризисе»? Насколько в это можно верить?

 

В последние дни появляется много успокоительных материалов. Это только биржевой кризис, он не коснется тех, кто не владеет акциями – говорят экономисты. России ничего не угрожает у нас большой запас прочности – констатируют чиновники высшего ранга. В действительности все иначе. РФ не исчерпала еще до конца потенциал внутреннего рынка. В 2008 году действительно можно еще ожидать приток в страну иностранных инвестиций. Однако здесь стоит сравнить существующие условие с тем, что наблюдалось в России конца XIX века. Тогда также в мире отмечалось перенакопление капиталов, которые после исчерпания всех прочих рынков хлынули в Россию. Однако, произведя экономический бум, они вызвали кризис, исчерпав «последний рынок Европы». Его последствия для нашей страны в 1901-1903 годах были очень тяжелыми, в немалой степени приведя к Первой русской революции 1905-1906 годов.

 

В среде российских левых растет внимание к процессам, разворачивающимся в мировой экономике. Впервые за многие годы можно сказать о возрождение в нашей стране интереса к экономическому анализу Маркса. К какому повороту в отечественном левом движении способен привести глобальный кризис?

 

Во-первых, к теоретическому. Чтобы эффективно бороться с капитализмом, необходимо хорошо понимать его. К сожалению, не только в России, но и во всем мире левые забыли о громадном значении экономического анализа. «Капитал» не относится к запрещенным в РФ книгам, но его мало читают. В кружковых спорах политические технологии давно заменили системный анализ общества и его основы – экономики. Возврат к пониманию процессов капитализма необходим. Только в этом случае эпоха сопротивления сменится полномасштабным наступлением угнетенного класса. Убежден, что перемены в глобальном хозяйстве возродят интерес к марксистской политэкономии.

 

Вторая сторона: политические перемены. В России рабочее движение остается пока еще слабым. Однако кризис и его последствия обострят общественные противоречия. Возрастет радикализм масс, исчезнут иллюзии связанные экономическим процветанием. Созреют предпосылки для формирования классовой партии. Продолжится, даже ускорится становление рабочего движения. В движение придет новое поколение. Но обо всем этом еще рано говорить.

 

Как возможно будет проходить экономический кризис для России? Насколько продолжительным он может оказаться?

 

Трудно сделать прогноз и не ошибиться. Очевидно, что власть не располагает никакими серьезными механизмами смягчения кризиса. Выработать их кабинетным способом, а потом применить, ничего не изменяя в стране, невозможно. Поэтому в Кремле полагаются исключительно на собственный оптимизм и фетиш стабилизационного фонда, который вообще может попросту сгореть в первые месяцы кризиса. Отечественная экономика является сырьевой, то есть очень уязвимой. Ее структурное переориентирование не выгодно «Газпрому», а потому не реализовывалась прошедшие десять лет и не предполагается к осуществлению. Поэтому мы и считаем, что для России кризис окажется особенно тяжелым. Гайки будут закручиваться, обещания и громкие заявления делаться, а проблемы нарастать.

 

Мировая экономика вступает в период завершения большого цикла своего развития. Надвигающийся кризис – не просто кризис перепроизводства. Это кризис эффективности неолиберальной системы, складывавшейся после предыдущего системного кризиса 1968-1973 годов. Одновременно это новый кризис политической гегемонии США. Чтобы выйти на следующий виток развития в мировом хозяйстве должно многое перемениться. Прежняя система эксплуатации мировой периферии исчерпала свои возможности. Рабочая сила используется крайне нерационально: миллионы людей с высшим образованием не могут найти работу по специальности. Массы эмигрантов не социализированы. Промышленность нуждается в техническом перевооружении. Ставка на дешевую неквалифицированную рабочую силу больше не способна давать прежний экономический выигрыш. Требуется очень многое изменить в мировом хозяйстве. Абсолютно недостаточно снизить налоги или просубсидировать биржу.

 

Мировые элиты постараются ничего не менять, но перемены будут зависеть не только от них. Политически, начинающийся экономический кризис обещает быть острым. Одновременно он окажется и затяжным: вслед за падением производства последует продолжительная депрессия. Для нефтегазовой России, а значит и для нынешнего политического строя кризис может стать последним. Структурная перестройка мирового хозяйства потребует смены экономических приоритетов. Для России это будет означать конец господства сырьевых корпораций. Поэтому первыми последствиями кризиса в РФ станет ужесточение политического режима, направленное на подавление любых возмущений состоянием хозяйства и требований его переустройства, означающим также смену политического строя. Борьба, вероятно, окажется острой.

 

Какой, на ваш взгляд, будет мировая экономика после кризиса?

 

Среди левых аналитиков сейчас популярно ожидание, что кризис неолиберальной экономики приведет к возрождению кейнсианства. Лояльные существующей системе экономисты, напротив говорят, что хозяйственный рост возобновится на старых рельсах уже в 2009 году. Кризис, по их мнению, окажется коротким и не приведет к структурным переменам в экономике. Полагаю, что заблуждаются представители обоих направлений.

 

Вероятно, мировое хозяйство после кризиса станет относительно боле равномерным, чем сейчас. Заработные платы в «старых индустриальных странах» в период депрессии понизятся еще больше. Нет оснований ожидать что в «новых индустриальных странах» она возрастет. Достигнутое таким образом «равенство» позволит возобновить рост промышленности в старых центрах капитализма.

 

К началу нового цикла не станет настолько ощутимо дороже для капитала создавать производство в США или Индокитае. Пропасть между верхами общества и его низами сохранится, даже увеличится, а не сократится, как считают сторонники кейнсианского сценария. Корпорации не смогут и не захотят подкармливать рабочих по всему миру, то есть много шире чем это делалось в 1950-1960 годы при социал-демократических правительствах в Европе.

 

Центры капиталистического накопления останутся в США, Великобритании, ЕС и других «старых индустриальных странах», в которых опять начнется промышленный подъем. Нелиберальные цели, таким образом, будут достигнуты: рабочая сила подешевеет, но потребует больше, чем ей готовы дать сверху. Новый цикл капитализма будет означать обострение борьбы классов.

 

Технологические изменения, вероятно, также окажутся значительны. О том, какими они будут трудно сказать. Однако ясно, что цикл приоритета дешевой рабочей силы над дорогим квалифицированным специалистом завершится. В последние десятилетия активно развивались технологии в информационной и коммуникационной сфере. Это обеспечивало корпорациям надежное управление предприятиями во всех уголках планеты. Развитие технологий в промышленности резко отставало. Аналитиками отмечался даже отход назад по сравнению с «бумом робототехники» в 1950-1960-е годы. По итогам кризиса в промышленности можно ожидать технологический ренессанс. Энергетика, вероятно, также получит новый толчок в развитии. Значение углеводородов как минимум может заметно упасть. Очевидно одно: выход из кризиса будет связан с большими изменениями.

 

О том насколько крупномасштабными окажутся социально-экономические перемены в мире нельзя сказать, пока глобальный хозяйственный кризис не войдет в полную силу.

 

Беседу вел Иван Смолянин

18.03.08

 

Офисы инфицированы: чем грозят массовые неврозы?

 

В Российских офисах эпидемия неврозов – большинство сотрудников компаний страдают стойким функциональным расстройством психики. Массовые патологические состояния психики понижают работоспособность персонала фирм. Таковы выводы сделанные экспертами Института глобализации и социальных движений (ИГСО). О том, как все выглядит в деталях, рассказал заместитель директора ИГСО Василий Колташов.

 

Какие причины вызывают невроз у офисных работников: атмосфера жесткой конкуренции, необходимость поддерживать определенный  профессионального уровень и повышать его? Может быть происки коллег, грубость начальства, отсутствие корпоративных кодексов или что-то иное? 

 

Массовые неврозы в российских офисах вызваны агрессивным климатом на работе, недостатком отдыха и постоянными переработками. На расстройство психики персонала также влияет незащищенность людей от широко применяемых истерических методов руководства.

 

Среди управленческого персонала фирм, также зараженного неврозом, существует понятие «осуществить менеджмент», означающее – наорать на подчиненных, морально надавить. Т.е. ничего не объясняя принудить к механическому исполнению работы посредством давления на личность. Отчасти широкое применение таких методов объясняется низкой компетенцией многих руководящих кадров. Другим способствующим неврозу фактором выступает страх людей потерять работу или вызвать истерику начальства, признав свои ошибки или указав на промахи руководства. Нервозная обстановка на работе пагубно сказывается на сексуальной жизни работников, усиливая их депрессивное состояние. К невротическому падению работоспособности также ведет перегрузка сотрудников чрезмерными обязанностями и принуждение к переработкам, при колоссальном дефиците свободного времени. Во многих компаниях отпуск вопреки закону сокращен до 1-2 недель в году, а выходной только один. В результате люди просто не успевают отдыхать, а психика разгружаться от накопившихся проблем. Сотрудники утрачивают эффективную работоспособность.

 

Патологические состояния психики (неврозы) возникают под действием психотравмирующих факторов, значимых для личности. Среди неврозов, традиционно самым распространенным считается астения – «болезнь менеджеров» выражающаяся в потере сил. Люди с таким неврозом вынуждены делать огромные внутренние усилия, чтобы совершать простые действия. Даже любимое дело в чрезмерных дозах приводит индивидов в такое состояние, для преодоления которого требуется длительный отдых. Не более трети всех неврозов приходится на невроз навязчивых состояний и истерический невроз. Навязчивые состояния возникают у служащих в результате постоянного ощущения тревоги на работе, страха потерять место. Истерический невроз преимущественно женская проблема. Он выражается в бессознательных симулятивных реакциях на постоянные проблемы, решения которых индивид не видит.

 

Неврозы изучены очень хорошо, известны все симптомы, процессы. Однако о том, каким образом их формирует работа, общество еще знает мало. Еще меньше известно о том, как эту проблему решить.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |