Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Складывается впечатление, что чиновники прозондировали реакцию на слова о «спасительной девальвации»?

 

Действительно. Отзывы оказались больше негативные. Все будет делаться втихую, под шепот лояльных аналитиков о том, что впредь нельзя признаваться в намереньях. Сейчас чиновники выдают фразеологический задний ход за отмену девальвации. Лучше этому не верить. Процесс уже запущен, но предсказать насколько быстро рубль будет терять свой вес пока трудно. В адрес властей уже раздается критика по случаю «слишком медленной девальвации». Сомнительно, что правительство осмелится обвалить рубль катастрофически до новогодних праздников. Дальнейшая перспектива национальной валюты менее оптимистична.

 

Хозяйственная дестабилизация нанесла удар по российскому «среднему классу». Доходы падают, расходы увеличиваются. Какое будущее ожидает отечественные средние слои в ближайшие годы?

 

Сложное будущее. После кризиса 1998-1999 годов для России стало характерным превращения  «среднего класса» почти в пролетариат. Доля мелких буржуа в нем сократилась. Фактически «средний класс» стал верхней прослойкой рабочего класса. То есть произошло увеличение доли наемных работников в этом экономическом, определяемом по доходам и потреблению слое. В отличие от значительной части квалифицированных промышленных рабочих, офисные рабочие не осознают своих коллективных интересов. Они скорее привыкли думать о себе как о «среднем классе». Поэтому массовые увольнения не встречают с их стороны никакого сопротивления. Люди дают себя уволить «по собственному желанию», теряя заработок в условиях увеличивающейся безработицы. Через полгода можно будет уже оценить последствия экономического удара по офисному «среднему классу». Происходящее можно даже назвать гибелью или крушением российского «среднего класса». Но пока катастрофа не закрепится в сознании все это еще не свершившийся факт.

 

Пока офисные средние слои себя рабочим классом не осознавали. Ситуация эта будет меняться. Теперешний кризис все прояснит. Люди все равно поймут, что они только наемные работники, а не легендарный «средний класс». Помимо заработной платы других источников существования у большинства трудящихся офисов нет.

 

Вы считаете, что безработица в стране будет расти?

 

Да, убежден, что так и будет. Число рабочих мест продолжит сокращаться, а масса незанятых работников – возрастать. Для России эта ситуация новая. В последние годы спрос на рабочую силу в стране только увеличивался. К произошедшей перемене люди никак не подготовлены. Социально они также не защищены. В 2009 году произойдет увеличение числа бездомных, банки будут изымать имущество должников с попыткой выручить за него хоть что-то. В Москве и других крупных городах окажутся незанятыми десятки тысяч квартир, ранее сдававшихся в аренду. Острее проявится нищета. Причем бедность коснется и тех, кто полагал, будто вырвался из нее, пробившись в жизни, получив образование и освоив хорошо оплачиваемую профессию.

 

Общество всерьез задумается над существующим порядком. Люди начнут осознавать, что надежды на дальнейшее улучшение материальных условий жизни не имели основания. Еще более возрастет давление на профсоюзы. Работодатели постараются (и у них это большей частью получится) забрать у рабочих все, что те смогли вырвать у них в период экономического подъема.

 

Власть уже поняла, что новости для нее в 2009 году будут только плохими. В обществе накапливается возмущение. Прорваться оно способно довольно быстро, что может принудить правительство к уступкам, которых оно пока делать не собирается.

 

Какие изменения кризис подготовляет в системе мирового финансового регулирования?

 

Произойдут радикальные перемены. США переживут кризис еще более сокрушительный, чем в 1970-х годах. Их значение упадет. Регулирование, вероятно, станет делом новых международных финансовых институтов. Изменится и валютная система. Не исключено появление по итогам кризиса новой международной валюты – не национальной и не контролируемой центральным банком одного из государств. Нужно только учитывать, что новая эпоха окажется протекционистской. Вместо локализации рынков труда будут происходить их слияния, как и слияние рынков сбыта, которые будут закрываться от конкурентов.

 

Складывается впечатление, что текущий кризис – это еще и кризис экономической аналитики. В 2008 году эксперты в своем большинстве продемонстрировали неспособность предвидеть важнейшие события. Что вы об этом думаете? В чем причина повсеместных экспертных ошибок?

 

Посмотрите на наших экономических аналитиков. Когда нефть дорожала, они это же и обещали. Тех, кто утверждал, что все скоро изменится, клевали куриными головами (меня например, хотя теперь прогноз по ценам точно реализовался в цифрах). Сейчас сырье дешевеет и уже не трудно предсказать, что оно и дальше продолжит дешеветь. Создается впечатление, что большинство из них не старается сделать выводы. Причина такой интеллектуальной неповоротливости в глубоко сидящей в головах большинства экономистов неолиберальной экономической теории. Она прекрасно подходит для идеализации финансовой глобализации, пропаганды «всемогущего свободного рынка», но если мыслить ее категориями, то разобраться в реальной экономике практически невозможно.

 

Однако настоящий кризис не только кризис буржуазных экономических школ. Он еще и кризис левых, для которых марксистское экономическое учение застывшая глыба. Интерес к «Капиталу» возрождается, но сама эта важнейшая работа сегодня лишь отправная точка для изучения экономики. Марксисткой экономической науке недостает системности: существует превосходный базис, есть категориальный набор, но многие проблемы еще не изучены. Современность, а тем более, ближайшее будущее большей частью загадка. Например – инфляция и вообще влияние монетарного регулирования на экономические процессы. Не понимая как объяснить характер денег в современном хозяйстве, некоторые левые экономисты подпадают под влияние простеньких монетаристских аксиом, несостоятельность которых видна на каждом шагу.

 

Каковы на ваш взгляд основные экономические итоги года для России?

 

Результаты года можно твердо назвать негативными. Страна вошла в 2008 год полная оптимизма, привлекательная для инвесторов. Росла экономика. Власти много обещали и во многом уверяли население, которое ожидало перемен к лучшему. От всего этого не осталось следа. Теперь высокопоставленные чиновники с серыми лицами пытаются объяснить: они невиноваты в бедствиях обрушившихся на страну. Это не так, что понятно уже многим. Но самое неприятное, что новый хозяйственный год окажется много хуже.

 

Беседовал Алексей Козлов

Rabkor.ru

02.12.08

 

Что происходит с рынком или как побороть кризис?

 

Третий месяц подряд руководство нашей страны сообщает о мерах по борьбе с экономическим кризисом. Розданы десятки миллиардов рублей и долларов из резервных фондов, но ситуация выглядит пока как минимум не улучшающейся. Почему? Не заливаем ли мы пожар бензином? Какие меры на самом деле будут эффективны, а какие принимаются, чтобы посодействовать «хорошему человечку»? На вопросы Food-n-Goods отвечает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

 

Сегодня все предприятия переходят в режим жесткой экономии – сокращают затраты, персонал, зарплаты, соответственно, экономить начинает и население, вследствие чего уменьшается платежеспособный спрос. Почему тогда продолжается рост цен?

 

Причины роста цен не так легко уловимы. С одной стороны, рост цен в России – это следствие колоссальной рублевой эмиссии, проводимой в последние годы. В 2007 году она составляла по официальным данным 50\%. В 2008 увеличение рублевой массы в экономике составило 35\%. В условиях экономического роста приемлемой является 3\% эмиссия. Рисковый порог – 10\%. Дальше начинается рост цен.

 

Другим фактором инфляции выступает падение доходов потребителей. Традиционное монетаристское объяснение природы инфляции гласит: цены растут, если у населения слишком много денег. Наблюдаемая сегодня ситуация в России и других странах полностью опровергает этот вымысел неолиберальных экономистов. Стоимость товаров может подниматься на рынке в случае роста спроса только при ограниченности их предложения. Однако, повышенный спрос чаще всего вызывает повышенное предложение. И роста цен не происходит.

 

Когда доходы людей падают, то спрос не сокращается равномерно по всем товарам. Одни товары продолжают активно продаваться, а другие застревают на рынке – плохо или совсем не реализуются. В этом случае цены на такие товары снижаются, чтобы активизировать сбыт. Однако, цены на товары постоянного спроса растут. Это мы в России и наблюдаем. Причина такой ситуации – изменение баланса между товарной и денежной массой на рынке. Обеспеченность рубля вследствие падения спроса на многие промышленные товары, сырье, ценные бумаги снижается. «Лишние» деньги давят на востребованные товары, что в конечном итоге сказывается на потребителях.

 

По официальным данным 15\% ВВП России составляют доходы от экспорта нефти и газа. Цена на нефть упала почти в три раза. Теоретически, остановив экспорт по бросовым ценам на три-шесть месяцев, можно вернуть цены на приемлемый «справедливый» уровень и многократно компенсировать 15\%-ные временные потери. Это выгоднее, чем торговать за бесценок. Если отбросить технологические причины (невозможность полной остановки экспортной «трубы» из-за отсутствия масштабных резервуаров - хранилищ), то до какого ценового уровня российские нефтяные компании будут соглашаться на продолжение поставок? Что мешает выполнить текущие контракты и не заключать новые по цене, ниже, например 75 долларов за баррель «Юралс»?

 

Вернуть прежние цены на нефть невозможно. Это если и может быть выгодно для одних стран, то точно невыгодно для других. В этом корень противоречий внутри ОПЕК. К тому же, спрос на углеводороды снижается слишком быстро. Если одни государства-поставщики пойдут на ограничение экспорта, то другие с радостью займут их место.

Тенденцию снижения потребления углеводородов переломить нереально, поскольку она отражает переход мировой индустрии к спаду. Спад этот основан на невозможности сбывать товары в прежних количествах без радикального их удешевления и стимулирования потребления. Учитывая высокую внешнюю и внутреннюю задолженность отечественных сырьевых монополий, цена в 70-75 долларов и являлась для них пределом безболезненного снижения. Но сегодняшний ценовый уровень – не предел снижения. Вследствие дальнейшего спада потребления стоимость нефти упадет еще ниже. Новая стадия проблем для сырьевых корпораций начнется, когда углеводороды опустятся ниже 35 долларов за баррель.

 

Единственный выход – развитие внутреннего потребления. Но это требует поддержания спроса, то есть роста зарплат и пенсий, увеличения государственных расходов. Но пока мы видим обратную политику. Правительство предполагает, что углеводороды не опустятся ниже 40 долларов, и стремится девальвировать рубль, подняв норму прибыли экспортных компаний. К чему это приведет, мы вскоре увидим. Результаты окажутся негативными.

 

Продуктовый рынок в крупных городах по сути захвачен несколькими крупными торговыми сетями, которые творят, что хотят – задирают цены, торгуют просроченными продуктами, создают очереди к кассам, экономя на персонале. Фактически несколько игроков в продуктовом ритейле организовали монополиста – мегамонстра, охватившего все категории потребителей и ценовые ниши. Ему создаются всяческие преференции, и никакая ФАС формально предъявить претензии этом монстру не может – разные компании, разные юрлица. Отдельные единичные супермаркеты, небольшие магазины и продуктовые отделы, рынки практически уничтожены теми или иными способами. Как можно исправить эту ситуацию?

 

В условиях кризиса чиновники еще более активно будут поддерживать крупных игроков на продовольственном рынке. Они получат новые привилегии взамен на обещания следить за поддержанием низких цен, на что вряд ли можно всерьез рассчитывать. Государственная поддержка уже носит неравноправный характер. Крупные игроки получают субсидии, а небольшие компании приносятся в жертву кризису. Там, где цены завышены, повлиять на ситуацию могут потребители как своим отказом от покупок, так и социальными выступлениями, в случае если они прижаты к стенке монополистом.

 

Государство выделяет девяти крупнейшим продуктовым ритейлерам кредитную помощь в размере нескольких миллиардов долларов. Декларируется, что эти деньги пойдут на пополнение оборотного капитала и рефинансирование других кредитов. Что имеется в виду под «пополнением оборотного капитала»? Ведь торговые сети занимаются исключительно продажей продуктов, которые они не выкупают, внося предоплату, а берут на реализацию. Деньги производителям или поставщикам продуктов поступают только по факту продажи и через определенное время с большой задержкой. При чем здесь пополнение? Продал, наценку оставил себе, остальное перечислил производителю. Разве нет так?

 

Дело в том, что крупнейшие продуктовые ритейлеры сталкиваются с сокращением продаж. Их торговые площади используются вхолостую, персонал оказывается чрезмерным, но главное – застаиваются товары и возникает нехватка платежных средств. Другими словами, продукция не продается, в результате – прибыли нет. Скорость обращения капитала падает, возникают трудности со срочными платежами. Оказывается, что собственных денег недостаточно, поскольку оборотный капитал мал. Давят долги, взятые прежде в расчете на расширение дела.

 

Означает ли набирание новых госкредитов ритейлерами скорое неизбежное повышение цен на продукты? Ведь их придется не только возвращать, но и платить проценты, которые по данной сделке составляют в среднем 15\% годовых в рублях. То есть, в итоге пополнение оборотного капитала и рефинансирование других кредитов торговыми сетями опять оплатит рядовой потребитель?

 

Набирание кредитов под высокий процент на короткие сроки гарантирует лишь необходимость новых кредитов после расходования старых. На цены это напрямую пока не влияет, поскольку повышать цены в условиях сокращения спроса – безумие. Цены растут по иным причинам. Другое дело, что в условиях кризиса одни игроки получают дополнительные привилегии – они могут ничего не продавать, поскольку деньги всегда найдутся для них и без этого, а меньшие компании оказываются в ином положении. Они должны повышать свою эффективность без всякого содействия сверху, в то время как крупные конкуренты просто пересиживают кризис на кредитах.

 

Как скажется на стабильности общества текущий и грядущий рост цен на основные продукты и товары, в том числе объявленное с нового года повышение тарифов на услуги ЖКХ, электроэнергию и общественный транспорт в сочетании с фактором замораживания зарплат? Не приведет ли это к социальным конфликтам?

 

Кризис уже отразился на обществе довольно разрушительно, несмотря на то, что он пока в самом начале. Пройдена биржевая стадия и начался спад в реальной экономике. Напряженность в стране будет нарастать, это неизбежно. Люди, в отличие от 1990-х годов, посажены в жесткие рыночные рамки, но по причине кризиса лишаются прежних доходов. За все нужно будет платить, но платить – нечем. Еще до весны можно ожидать рост протестных выступлений. Дальше температура общественного недовольства только поднимется. Пар в такой ситуации не выпустишь. Проблемы людей будут требовать немедленных решений. Если ничего не изменится, то более радикальные последствия нетрудно предсказать.

 

 Чем объясняется стремление многих бизнесменов спасать деньги от пожара путем складирования их в точку с наибольшей температурой горения – туда, где они рано или поздно сгорят наверняка? Я имею в виду истерическую скупку доллара США, который фактически вообще ничего не стоит.

 

Покупка доллара – это серьезная ошибка. Американская валюта на пороге крупной девальвации. С евро пока не все так понятно. Но покупательную способность теряют все валюты. Перспективы доллара особенно плохи. Власти США до кризиса ежемесячно печатали 60 млрд долларов. Теперь сумма возросла. Одновременно падает объем мировой торговли, 80\% сделок в которой осуществляется в долларах. Это означает, что товарная обеспеченность американской валюты будет быстро снижаться. В долларах минимизировать потери от кризиса нереально.

 

Как объяснить «чудесную» взаимосвязь курса доллара и цен в России? Почему растут цены, когда растет доллар – еще хоть как-то можно понять. Но почему они росли, когда доллар падал?

 

Рост доллара – следствие ослабление рубля, а рост товарных цен – другое выражение этого факта. Также нужно учитывать перенос инфляции с доллара на рубль. Спрос на доллар поднимает его обеспеченность таким товаром как рубль, но снижает вес самого рубля. На государственном уровне в пользу поддержания доллара работала политика скупки валютной выручки у монополий за счет эмиссионных рублей. Доллары убирались из обращения, что позволяло США безболезненно печатать новые деньги. Цены в рублях росли, хотя серьезных колебаний курса американской валюты не происходило. Описанный механизм очень выгоден США, но крайне вреден для внутреннего рынка России.

 

Пока вся «борьба с кризисом» в России заключается в слепом копировании американской модели действий – дать денег «там, где рвется», выкупить долги, национализировать провальные крупные бизнесы. Считаете ли вы, что закачивание государственных средств в частные предприятия есть эффективный инструмент борьбы с экономическим кризисом?

 

Просто кредитное поддержание частных структур в условиях кризиса не является решением. Это политика выжидания. Против кризиса она неэффективна. Накачка компаний деньгами сверху только стимулирует рост цен, но никакого перезапуска экономики не происходит. Ситуация лишь ухудшается, а израсходовав одни кредиты, компании требуют новых. Иное дело, если бы государственные средства вливались через потребителей, например, в результате увеличения пенсий и создания новых рабочих мест. Застрявшие на рынке товары раскупались бы, деньги вновь начинали бы обращаться, экономическая жизнь оживала бы.

 

Какие системные меры вы бы предложили Правительству России как для преодоления уже сложившейся неблагоприятной ситуации, так и предотвращения развития дальнейших событий по негативному сценарию? Ведь существует большая степень вероятности, что если продолжить накапливать ошибки, то ситуация в экономике может еще более ухудшиться.

 

Серьезные ухудшения не просто вероятны, они гарантированы, если никаких качественных мер не принимать. Прежде всего, нужен разворот к поддержке внутреннего рынка. Кризис меняет ситуацию на мировом рынке, стихийно уже начался переход к протекционизму. Свободный рынок остается только в риторике. Одновременно цены практически на все виды сырья продолжают снижаться. Россия нуждается в продуманной протекционистской защите производства. Вместе с этим необходимо поддержание спроса на рынке. Государству нужно переходить к увеличению инвестиционной активности (пока на это есть средства), осуществлять широкое регулирование. В сфере науки требуется повышать расходы. Очень важно технологически перевооружить промышленность.

 

Беседу вел Дмитрий Васильев,

главный редактор журнала Food-n-Goods

04.12.08

 

Фундаментальные истоки кризиса

 

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО)

 

В чем, на Ваш взгляд, основные причины сегодняшнего экономического кризиса? Почему он развивается столь стремительно по всей карте мира? Можно ли говорить о том, что сама система общества потребления подтолкнула к кризису? Если да, то в чем его основные перекосы, и к чему они еще приведут в ближайшей перспективе?

 

Кризис вызван исчерпанием возможностей неолиберальной модели экономики. Подошли к концу как возможности поддержания спроса на Западе за счет кредитов, так и потенциал снижения себестоимости товаров за счет использования дешевого труда. Вся прежняя система потребления терпит крах вместе с моделью экономики, на которой она основана. Основной тенденцией остается падение потребления в мире ускоряемое инфляцией, сокращением зарплат и рабочих мест. В 2009 году эта тенденция усилится. Объем мировой торговли существенно упадет.

 

Какие основные «пузыри» существуют в современной экономике и какие опасности они в себе содержат?

 

Главный пузырь, образовавшийся накануне кризиса, – это пузырь перенакопленных капиталов. Именно он позволил образоваться кредитному пузырю, а с ним и спекулятивным пузырям на фондовом рынке. В результате кредитного поддержания потребления были созданы новые производственные мощности, которые в результате его сдувания оказались излишними. Потребление в мире падает и это обваливает финансовую и производственную сферы.

 

Какие новые тренды могут проявиться в экономике в фазе выхода из кризиса? Может ли фундаментально измениться экономическое поведение в обществе? Каким может стать общество после кризиса?

 

Говорить о выходе из кризиса пока преждевременно. Мы в самом начале: пройдена биржевая стадия, начался спад в реальном секторе. Выход из кризиса потребует технологических перемен в индустрии. Можно ожидать революции в энергетике и падения значения углеводородов. Обновление индустрии наряду с появлением новых отраслей, станет основной тенденцией при выходе из кризиса. Неизбежно усилится государственное регулирование. После кризиса в экономике возрастет потребность в квалифицированных кадрах, приоритет дешевого низкоквалифицированного труда уйдет в прошлое.

 

Какие антикризисные меры будут эффективными в сложившейся ситуации? Кто, кроме правительств, может и должен их реализовывать?

 

Единственный способ положительно повлиять на ситуацию – это перейти от прямого вливания денег в компании к стимулированию спроса. Необходимо осознание ценности внутреннего рынка и необходимости его защищать. Деньги должны начать обращаться. Необходима поддержка потребителей, увеличение роли государства в экономике, наряду с переходом к жесткой протекционистской политике. Все это можно осуществить только на государственном уровне.

 

ИА Комментарии.ру

05.12.08

 

Итоги 2008 года, что год грядущий нам готовит?

 

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО)

 

Каковы главные итоги уходящего, 2008 года? Каким был этот год по сравнению с предыдущим для страны в целом?

 

2008 год многое изменил в России. Главным образом перемены затронули психологию людей. В прошлом теперь остаются экономические иллюзии, еще недавно пропитывавшие все общество. «Золотой век» нефти закончился. Разочарование стремительно распространяется в обществе. Рухнули иллюзии, будто можно постепенно войти в мир более передовой, не экспортно-сырьевой экономике.

 

2008 год начался с большого нефтяного оптимизма. Предупреждения немногих экспертов о том, что в мировом хозяйстве назрели большие перемены, не воспринимались. Страна жила вчерашним днем экономики. Претенциозно объявлялось: Россия вот-вот станет мировым финансовым центром. Строились иллюзии бесконечно дорожающей нефти. Падение с высоты самообмана оказалось болезненным. По большому счету, оно началось летом, наряду с постепенным снижением нефти. Осенью вместе с нефтью и биржами падал уже мировой спрос на все виды сырья, кризис ударил по компаниям всех отраслей, развернулись увольнения. Россия ощутила вкус ошибок.

 

2008 год завершился совсем не так, как ожидалось в его начале. Именно этим он отличается от 2007 года.

 

Каковы основные успехи и неудачи?

 

Серьезный успех для мира политический. Это явное начала распада американской гегемонии на планете. Немалую символическую роль здесь сыграла последняя война на Кавказе, когда армия Грузии, сателлита США, потерпела тяжелое поражение от России. В остальном год принес больше сложностей и разочарований, чем успехов. Главный его итог в том, что неприятности не закончены. 2009 год обещает стать еще более сложным.

 

Перемен какого рода следует ожидать в 2009 году? Какие области изменения затронут больше всего?

 

2009 год станет годом банкротств, как 2008 год стал периодом неожиданностей. В стране продолжит сокращаться производство, включая добычу нефти. Крайне тяжело придется торговле и сфере услуг. Быстрее всего кризис скажется на малом бизнесе. Государство будет расходовать средства на поддержку крупных игроков, но это мало изменит ситуацию. Вероятна эпидемия разорений региональных банков и страховых компаний.

 

Серьезные перемены коснутся больших городов. Начнется отток работников-россиян в районы официальной регистрации. Уменьшится число иностранных мигрантов. Для рынка недвижимости это станет дополнительным ударом, опустеют многие арендуемые квартиры. Возвращение прежде успешной молодежи в родные места изменит и их. На фоне повсеместного роста безработицы, обстановка в обществе будет накаляться. Официальная политика потеряет значение, а общество станет более самостоятельным и менее наивным. 2009 год продолжит перемены в сознании людей. Будут и тягостные моменты: наркомания, самоубийства, пьянство, рост преступности. Озлобленность сменит сегодняшнюю растерянность.

 

Страна никогда уже не будет такой, какой она была в 2008 году. Как не надеются сегодня власти, кризис не завершится быстро. Год экономического спада – всегда тяжелый год.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |