Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Меры, принятые в каком направлении могли бы улучшить ситуацию?

 

Требуются новые, не монетарные механизмы для государственного регулирования. Они должны отвечать не только задаче распределения денег. Нужно получить полноценное представление о проблемах в экономике, разработать меры по повышению доходов населения, создать мощную внерыночную сферу, которая позволит потребителям не расходовать последнее на медицину или покупку жилья, а тратить на повседневные нужды. Пенсии, зарплаты нужно поднимать. Большое значение должна получить наука. На все это нужны средства. Но если брать их прямо или косвенно из карманов населения меры не сработают.

 

Нужны крупные государственные заказы, ограничение банковского процента, продуманная протекционистская политика. Требуется много новых институтов, а главное желание проводить новую экономическую политику. Технологическая основа экономики должна обновиться. Государство должно жестко регулировать все процессы, обеспечивая предприятиям сбыт, а безнадежную перспективу. Важно понять: без платежеспособного населения российским производителям некому сбывать свои товары. Внешний сбыт сокращается. Чтобы по итогам кризиса выйти на внешние рынки требуется создать технологически передовую экономику. Само по себе это не произойдет.

 

Многие компании реального сектора сталкиваются с возрастающей проблемой ликвидности. Возникают трудности во взаиморасчетах. АвтоВАЗ с февраля 2009 года переходит на вексельные схемы расчетов. Как вы прокомментируете ситуацию, сложившуюся на этом предприятии? Она выражает общую тенденцию?

 

Возвращение вексельного обращения – плохой знак. Кончится все тем, что векселя, выписанные под товары которые невозможно продать, потеряют ценность. Даже спекулятивное их использование сделается невозможным. Касается это многих предприятий, проблема не ограничивается производителями автомобилей.

 

Основная причина бедственного положения АвтоВАЗа даже не кризис, а недавняя непреклонная убежденность в том, что все будет хорошо, несмотря на любые недостатки организации дела. Кризиса не ждали. К нему не готовились. Технологически усовершенствовать производство, понизив себестоимость и подняв качество продукции, не пытались. В этом беда почти всех отечественных предприятий, не только в автомобильной промышленности.

 

Сейчас власти выделяют АвтоВАЗу (как и другим автопроизводителям) деньги и пытаются обеспечить сбыт на внутреннем рынке, не оказывая никакой серьезной помощи потребителям. Однако протекционизм в условиях сокращения рынка эффекта не даст. Чтобы он заработал, необходимы меры по восстановлению материального положения потребителей. Все происходит наоборот: рубль девальвируют, новых рабочих мест не создают, увольнения никак не сдерживают, пенсий и зарплат не повышают. Даже цены на бензин держатся выше мировых. Уже через пару месяцев компаниям потребуются новые финансовые вливания со стороны государства, а продажи продолжат падать. Когда валютные резервы иссякнут, эмиссия обесценит рубль. Ситуация еще более усложнится.

 

Грозит ли России кризис неплатежей? Способны ли компании в массовом порядке перейти к безденежным расчетам?

 

Проблема текущей ситуации не в том, что у предприятий нет денег. Нет, прежде всего, сбыта. Товары скапливаются на складах, оставаясь не проданными, а покупателей становится все меньше. Деньги, активно обращавшиеся все последние годы, резко снизили скорость своего движения. Теперь они прячутся. Чем дальше углубится кризис, тем сложнее их будет найти. Экономисты монетаристской школы непрерывно твердят: возрос спрос на деньги, значит, государство должно активней давать их компаниям. В действительности государство должно не раздавать свеженапечатанные рубли и валюту из резерва, а обеспечить восстановление нормального обращения денег.

 

Кризис неплатежей в России уже назрел. Возвращение векселей – попытка компаний привлечь дополнительные средства, необходимые, прежде всего, для текущих платежей. Безденежные расчеты вполне могут стать популярными, но неотвратимой перспективой остается сокращение всяких расчетов виду сокращения заказов и остановки производства. Поиск денег под залог не находящих сбыта товаров, то есть рыночной ценности не имеющих (что ни для кого тайной не является) не может стать надежным источником средств.

 

Восстановить прежнюю скорость обращения денег можно только благодаря переходу к повышению доходов населения. Базисный для экономики потребительский спрос снижается. Это влечет за собой снижение спроса на сырье и оборудование. Государство может сколько угодно накачивать компании деньгами сверху, но весь процесс является бесполезным. Деньги расходуются, спрос не восстанавливается, проблемы предприятий возрастают. Рынку необходимы потребители – этой простой истины никаким наращиванием правительственной помощи корпорациям не отменить.

 

В прессе активно обсуждается вероятность роста протестных выступлений. Недавно руководство МВД РФ высказало «особую озабоченность» по поводу мигрантов. По заявлениям чиновников в погонах в стране увеличивается число совершаемых гастарбайтерами преступлений. Чем вызваны подобные информационные выступления? Какие цели они преследуют?

 

Иммигранты такие же люди, как и россияне. Вся разница состоит в том, что дискриминационная политика властей сделала их бесправными и абсолютно незащищенными социально. Что мешает предоставлять им гражданство, содействуя переселению в Россию и создавая условия для культурной адаптации? Исключительно желание перекладывать на них ответственность за то, в чем никакой их вины нет, а также экономические выигрыши от использования дешевого, с правовой точки зрения беззащитного труда. В условиях кризиса особенно выгодно стравливать граждан РФ с людьми без российских паспортов.

 

Всякий экономический кризис вызывает рост преступности, если нет системы социальной защиты. Множество людей оказывается перед выбором: голодная смерть либо переход границы закона. Оздоровить ситуацию помогли бы изменения в антикризисной политике. Полицейскими мерами общеэкономической тенденции не переломить.

 

Первым вестником недовольства населения стал Владивосток. Где еще вероятен рост протестных настроений? Какими могут быть его причины?

 

В первую очередь протесты разворачиваются в наиболее экономически уязвимых частях страны. Там, где материальное положение людей хуже и надежды испаряются быстрее. Затем можно ожидать радикализацию настроений повсеместно. Сейчас многие молодые люди (недавно потерявшие работу) еще держатся на сбережениях и еще надеются на улучшение личной финансовой ситуации. Некоторые уже не могут снимать жилье. В регионах констатируется приток работников из крупных городов на родину. Увольнения идут везде, хотя в Москве он разворачиваются быстрее. Складывается напряженная ситуация.

 

Люди пока никак не политизированы, но экономическая ситуация будет вынуждать их бороться за свои права. Это хорошо видно по приморью и другим сибирским регионам. Протестные выступления начались с темы повышения пошлин на ввозимые в Россию подержанные японские автомобили и заявлений о неполитическом характере выступлений. Сейчас стихийное движение соединяет уже много различных лозунгов, поднимает немало проблем. По сути, оно становится политическим, хотя его участники могут это отрицать.

 

Способствовать снижению социального напряжения могли бы антикризисные меры, затрагивающие интересы населения. В их числе: существенное повышение пенсий, пособий по безработице (при отказе от метода их предоставления по прописке), создание новых рабочих мест с нормальной оплатой труда. Названные шаги улучшили бы ситуацию на внутреннем рынке, положительно отразившись на экономическом положении предприятий. Продажи перестали бы падать и начали бы расти. Разумеется, для осуществления подобных мер требуется не только продуманная, принципиально новая  антикризисная политика, но и желание властей ее осуществлять.

 

На что, по-вашему, надеются в Кремле? Может быть, власти как раз и пытаются за счет инициативы по выбору предприятий для оказания поддержки поправить экономическую ситуацию, сбить завтрашний социальный накал?

 

Правительство не заинтересовано в повышении социального недовольства. Оно стремится в рамках своей старой политики предотвратить его, а заодно явно готовится подавить возможные выступления. Но все это не так важно, по сравнению с тем, какую перспективу реально готовит кризис. От этого зависит будущее политического строя в России. Здесь власти полагаются на надежду, а не на знания. Объективно кризис оставляет правительство без перспектив. Пережить его они вряд ли смогут в сегодняшнем виде.

 

Власти ожидают завершения глобального кризиса к середине (самое большее к концу) 2009 года. Поэтому, прямая финансовая поддержка ведущих компаний – важнейшая часть антикризисной политики. Благодаря ней крупнейшие структуры должны переждать сложный период. Продекларированное властями предоставление компаниям из списка государственных заказов направленно к той же цели. Оживление всей экономики посредством системных антикризисных мер не планируется. Компании, не попавшие в «счастливый список», должны будут справляться с проблемами самостоятельно. В лучшем случае им на помощь придут региональные власти. Но ресурсы их ничтожны.

 

Предполагается, что кризис уйдет сам, как только поправятся дела в финансовой сфере США и Западной Европе, а цены на сырье вернутся к прежней позитивной динамике. На практике подобного в 2009 году не произойдет. Кризис развивается без особых преград. Как и в 2008 году российское правительство старается повлиять на стоимость нефти, газа и иного сырья за счет внешнеполитической нестабильности. Метод дает некоторый результат, но ничего не меняет. Кризис остается кризисом. Низкий спрос на сырье останется низким. Временные колебания цен, обусловленные страхом сбоя в поставках, сохраняются как временное явление. Повлиять на рост цен за счет угрозы длительной нестабильности – это совсем не то же самое, что извлечь прибыль из этой политики.

 

По какому принципу отбирали предприятия для оказания им государственной поддержки?

 

Подбирались явно ведущие компании. Важную роль не могли не играть связи коммерческих структур с чиновниками. В списке компании с целью классификации разбиты по отраслям, но не ясно есть ли у властей хоть какие-то планы по отстраиванию взаимодействия избранных компаний. Кто, например, будет летать на самолетах авиакомпаний входящих в список? Куда пойдет не востребованное на мировом рынке сырье? С точки зрения действительной антикризисной политики – это вопросы принципиальные.

 

В списке есть технические оплошности, ООО перепутали с ОАО и так далее. Однако он обязательно должен содержать и коррупционные лазейки. Некоторые из них вполне могут быть замаскированы под ошибки.

 

Предприятия в список не попавшие, но являющиеся конкурентами избранных для спасения структур, окажутся в проигрышном положении. Скорее всего, они будут поглощаться корпорациями, поддерживаемыми государством. Другой «помощи» для них не видно. Кризис подрывает потребление. Спрос на товары и услуги падает. Тем, кто не получит государственной поддержки придется крайне тяжело.

 

2009 год обещает стать насыщенным событиями. Слишком многое изменилось в мире за минувший год. Он начался у россиян с лояльных надежд, а завершился тревогами, разочарования и напряжением. Одна эпоха для России заканчивается. Другая – начинается. Какой она будет, на ваш взгляд?

 

Она точно не будет похожей на все, что мы пережили за последние тридцать лет. Ближайшие годы пройдут для России и всего мира на стыке эпох. Одно время, действительно уходит, но приход нового периода невозможен без исторического перелома. Этот перелом – еще не само новое время. Они будут оживлять общественную жизнь, наполнять ее идеями. Это даст культурные и политические всходы, без которых экономические преобразования окажутся невозможны.

 

Кризис застал врасплох всех. К нему не готовы левые. Они в большинстве еще не распознали его природы и значения. Для многих – это лишь обычный кризис перепроизводства. Положение правых еще хуже. Глобальный кризис захватил их в момент самых радужных иллюзий. Многие поставленные цели достигнуты, но движение по пути неолиберальных преобразований дальше немыслимо. Старые монетаристские антикризисные рецепты никуда не годятся. Кризис усиливается, не встречая никаких препятствий. Он еще усилится в 2009-2010 годах, обнажив все общественные противоречия. Не только в России, но и везде на планете борьба классов обострится.

 

Какие бы трудные повороты не ждали мир в ближайшие годы, возврата к неолиберализму больше не будет. Кризис делает эту модель капитализма нежизнеспособной. Она не просто обречена, она уже разрушается. Новое время принесет возрождение левых сил, которые поднимутся на волне технических, культурных и экономических преобразований. Без этих изменений капитализм не сможет выиграть для себя даже немного времени. Но именно они подготовят его крушение, помогут в мировом масштабе вырастить сознательную общественную силу, ориентированную на общество без паразитических классов.

 

Беседу вел Алексей Козлов

Rabkor.ru

10.01.09

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |