Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Виновата ли в чем-либо власть?

 

Правительство России много лет утверждало: рост зарплат ускоряет инфляцию, а низкие зарплаты делают экономику конкурентоспособной. Поэтому оно печатало больше рублей, выкупая за них у корпораций валютную выручку. Деньги попадали в экономику не через простых потребителей и тем самым не стимулировали производство. Они сосредотачивались в руках крупного капитала, активно инвестировавшего их в ценные бумаги. Вкладывать такую массу денег в производство мешал ограниченный спрос.

 

В 2007 году правительство увеличило рублевую массу в стране на 60\%, утопив рынок в пятитысячных купюрах. Для 2008 года готовились ассигнации номиналом в 10000 рублей. Но запуск их в оборот пришлось отложить, инфляция в стране начала выходить из под контроля. Власть испугалась. Масса денег на рынке возрастала быстрее, чем поднималась товарная масса. Растущие из-за большого спроса на рабочую силу зарплаты быстро обесценивались. Люди метались, меняя места работы в погоне за большей зарплатой.

 

Оптимальным для растущего хозяйства считается годовое увеличение денежной массы на 3\%. Допустимый предел составляет 8-10\%. Превышающая по проценту прироста создаваемой товарной массы в стране эмиссия ведет к росту цен, приблизительно равная ему удерживает цены на прежнем уровне. Отказ от эмиссии в условиях роста товарной массы поднимает покупательную способность денег, а значит и заработных плат. Наращивая рублевую массу, правительство и сырьевые корпорации действовали сообща. Подрывая рост зарплат в стране, власть и нефтегазовый капитал поднимали свои экспортные прибыли. Внутренний рынок их мало интересовал.

 

Согласно экономическому закону, сумма цен товаров на рынке всегда равна существующей массе денег с поправкой на скорость их обращения. Быстрее всего в России последних лет дорожали две группы товаров: акции сырьевых монополий и предметы первой необходимости, особенно продовольствие. Даже успехи русской биржи, достигнутые на волне удорожания нефти, не могли избавить экономику от высокой инфляции. Прикрывали ее низкие проценты декларируемые официальной статистикой. Цены поднимались, правительство придумывало правдоподобные объяснения, население терпело, рассчитывая на улучшения от экономического подъема. Что же изменилось после летнего биржевого обвала?

 

Колоссальный сегмент российского рынка товаров обесценен. Продолжает обесцениваться. Освободившаяся денежная масса начинает давить на цены других товаров, прежде всего пользующихся устойчивым спросом. Выводя средства из акций, предприниматели стремятся выгодно их инвестировать. Они вкладывают капиталы в покупку ходовых товаров, сахара, муки, других продуктов. Возникающая иллюзия повышения спроса гонит цены вверх. Баланс между суммой цен товаров и массой денег стремится к выравниванию. Однако зарплаты не растут и спрос на потребительском рынке объективно снижается. Людям все труднее становится платить по долгам. В результате банки несут потери, склады заваливаются товарами, что в целом опять вызывает падение на бирже. Снежный ком кризиса возрастает.

 

Что ожидает нас осенью? Инфляция неминуемо окажется сильней, чем в 2007 году и первом полугодии 2008 года. Мощный удар кризиса придется по промышленности. Это вызовет новые потери фондового рынка. Причиной его может стать не просто падение мировых цен на нефть, а резкое сужение потребительского рынка и снижение производства. Уже теперь многие компании срезают премии сотрудникам и начинают экономить на зарплатах. Инфляция съедает доходы быстрей. Если к этому добавятся массовые увольнения, то внутренний рынок России сожмется еще больше. Возможности должников резко сократятся, а спрос на капиталы возрастет. У банков появится больше проблем и станет меньше денег. Подготовляемый ипотечный кризис может грянуть вскоре. В этом случае переживающий застой строительный рынок обвалится.

 

Год назад кризис виделся для России отдаленной перспективой. Большинство «экспертов» вообще не считали его возможным. Теперь он реальность. Пугающая и предсказуемая.

 

Rabkor.ru

08.09.08

 

Дорогая нефть. Что означает политика России?

 

Все информационное пространство мира заполнено политическим анализом действий России в последние месяцы. Однако адекватно объяснить причины резкой перемены в курсе российской власти никто так и не смог. Левые, не только отечественные, но и зарубежные, по привычке поставили во главу угла империалистические противоречия (так и не раскрыв толком, в чем они состоят). Правые в лучшем случае свели все к повторению заявлений различных правительств.

 

Беда в том, что шаги Кремля вполне объяснимы экономически. Но их абсолютно нельзя разгадать исходя из «чистой» политики.

 

Отвечая на действия России на Кавказе, США и ЕС мечут молнии деклараций. Удар по авторитету Америки и ее воинственного президента нанесен колоссальный. Но самое обидное для Белого дома, что нанесен он в самый неподходящий момент – в момент развития на североамериканском континенте тяжелого хозяйственного кризиса.

 

Еще в начале года Россия обещала деньгами спасти экономику США и всего мира от экономического спада. Все прошлые годы она вкладывала миллиарды долларов в американские ценные бумаги, изо всех сил поддерживая колосса на глиняных ногах. Почему же летом 2008 года та же Россия, с тем же правительством щедрой души, дала США такую пощечину? Почему в последние дни августа она стала угрожать Европе, обещая оставить ее без нефти и газа?

 

Разумеется, правы те, кто считает, что Россия почувствовала себя империалистом. Почувствовала и проявила свою силу. Но почему и как это произошло?

 

В вооруженном столкновении с Грузией Россия могла добиться полной победы. Для этого потребовалось бы не пять, а семь или восемь дней. Армия Саакашвили была разбита. Сил для сопротивления грузинский режим не имел. Его расчеты на поддержку США не принесли успеха. Если бы целью Кремля был контроль над нефтепроводом Баку – Тбилиси – Джейхан, он достиг бы этой цели. Грузинская бюрократия бежала, а народ Грузии не собирался вставать на ее защиту.

 

Если бы цель России состояла в нефтепроводе, режим Саакашвили можно было объявить антидемократическим, бандитским, основанном на подлоге волеизъявления граждан. Его можно было назвать и террористическим. Даже прячущим неуловимого Усаму Бен Ладана. Его не трудно было бы свергнуть, проведя сразу «честные» выборы и поставив во главе страны свою партию. Над Саакашвили (даже заочно) можно было бы устроить судебный процесс. Преступления и обвинения нашлись бы без труда. Все это прекрасно звучало бы в официальных нотах РФ, вполне вписываясь в принятую США практику насаждения «демократий» путем военного вторжения в суверенные государства. Если бы цель русского режима состояла в нефтепроводе, в том чтобы контролировать больше нефти…

 

Такой цели не было. Почему? Какие задачи ставил перед собой российский режим? Зачем он в тот же период усиливал конфликт вокруг ТНК-ВР? Для чего Путин морально надавил на горнодобывающую компанию «Мечел», перепугав иностранных инвесторов и российский бизнес? Ответив на эти вопросы, мы поймем причины грузинской войны и всей дипломатической бравады РФ.

 

Трудно поверить, что осторожные политики (Медведев и Путин), друзья Джорджа Буша в один миг превратились в яростных обличителей США. Более того, нанесли военное поражение американскому сателлиту – Грузии. Что заставило верхушку России порвать с прежней политикой и пойти на обострение отношений с США и ЕС? Что побудило отечественную бюрократию «бессмысленно» воевать с Грузией, толком даже не захватив ничего стоящего? Осетия и Абхазия – смешной приз в большой игре.

 

Россия изменила свое поведение неспроста. Она не спроста отказалась от практической реализации плана по спасению мировой экономики средствами своего стабилизационного фонда. Просто она сама в конце мая столкнулась с возрастающим воздействием на нее мирового экономического кризиса. Фразам взаимовыручки пришла на смену практика защиты своих собственных интересов. США нужна была дешевая нефть, для смягчения хозяйственных проблем. Для российских корпораций снижение стоимости углеводородов превращалось в основную угрозу.

 

До того как 19 мая открылась продолжительная полоса биржевого падения, правительство России утверждало: страна становится одним из крупнейших финансовых центров планеты. Будущее радужно. Цены на нефть не упадут раньше 2011-2013 годов, но даже тогда их снижение окажется несущественным. Также подчеркивалось: в стране растет благосостояние народа, а ВВП по итогам 2008 года превысит прошлогодний. Один за другим экономисты вторили Кремлю: открывшийся в январе мировой финансовый кризис пойдет на пользу России, поднимет ее хозяйственное значение в мире. В Кремле царило спокойное благодушие. В июле его уже сменил страх.

 

Со $147,27 за баррель цена на нефть покатилась в низ. Одновременно выяснилось, что инфляция душит спрос на внутреннем рынке, что продажи на рынке жилья резко падают, а банки прячут растущий процент проблемных должников и не могут найти средства. Индустрия перестала расти. В апреле промышленное производство превышало прошлогоднее того же периода на 9,2\%. В июле спустилось до 0,9\%. В августе  фондовый рынок потерял уже 30\%. Нефть стала стоить меньше $115 за баррель.

 

В Кремле среагировали на ситуацию не мгновенно. Однако они не стали раздавать кредиты, поддерживая дешевыми деньгами финансовые институты и рынок акций. Правительство прекрасно сознавало, что фондовый рынок России может расти только при дорожающей нефти. Но снижающееся потребление углеводородов в мире угрожало резким ценовым обвалом. Для Кремля это означало почти катастрофу. Картина выглядела страшно. Политическую стабильность можно было еще поддерживать, полицейскими мерами сдерживая недовольство населения. Однако финансовые затруднения ведущих монополий, набравших сотни миллиардов долгов, нельзя было разрешить легко. Упади стоимость нефти до $70-80, монополии стали бы терять рентабельность и сваливать проблемы на плечи своего государства.

 

Цены на углеводородное топливо должны были держаться. Кредитование США ничего бы не изменило в проблемах отечественных корпораций. Стабилизационный фонд решили приберечь и не спасать им опрометчиво мировое хозяйство, что также было невозможно.  Но на стоимость нефти началось массированное политическое наступление. Рынок требовалось испугать и пугать до тех пор, пока падение нефтяных цен не прекратится.

 

ОПЕК намекнула о намерении сократить добычу, если цены опустятся ниже $100 за баррель. Российские корпорации не собирались ничего снижать. Добыча нефти и так незначительно сократилась за 2007 год. К тому же ухудшение жизни народа грозило плохо отразиться на его беззаветной любви к правительству. Ни на какие серьезные экономические уступки населению верхи идти не собирались. В жертву с легкостью приносились не только люди, но также компании ориентированные преимущественно на внутренний рынок. Все действия военно-дипломатической машины должны были подчиняться исключительно интересам сырьевых корпораций.

 

Требовалось убить двух зайцев: отвлечь внимание трудящихся от дорожающей жизни и сохранить прибыли для сырьевых монополий. Сделать это возможно было, лишь обострив внешнеполитическую ситуацию. Как империалист Россия вполне могла себе это позволить. Тем более, что страх делал ее осторожные политические верхи дерзкими до отчаянья.

 

В августе избранная Кремлем стратегия принесла первые плоды. По мере того как дипломатический накал между Россией, США и ЕС нарастал, нефть перестала падать и даже понемногу поползла вверх. Обвал на фондовом рынке остановился. Биржа начала отыгрывать колоссальные потери. Однако развитие негативных процессов в отечественном хозяйстве не прекратилось, только корпорации сократили свои потери.

 

Мировой кризис не остановился. Вместе с осенью на страну надвигалась новая инфляционная волна. Риски падения нефти не исчезли. Следовательно, Россию ждала новый камнепад патриотической пропаганды, а страны-потребители нефти и газа – ужас перед непредсказуемостью русского медведя.

 

Rabkor.ru

01.09.08

 

Деньги в нашу эпоху:

Экономика меняет деньги, монетарные системы – экономику

 

Прежде деньги никогда небыли тем, чем являются теперь. Вслед за полосой экономической нестабильности 1969-1982 года в мировой монетарной системе произошли качественные изменения. Ушел в прошлое обмен на золото. Исчезли частные банкноты. Возникли «электронные деньги». Как и из-за чего это произошло? Почему возврат к золотому стандарту невозможен теперь, как бы не призывали к этому консерваторы? Чем деньги являлись прежде? Чем стали сегодня? Куда еще приведет их развитие глобального хозяйства?

 

Прощай золото

 

15 августа 1971 года США приостановили международную конвертируемость доллара на золото. Администрации президента Никсона пришлось пойти на этот шаг ввиду обесценивания американской валюты. Война во Вьетнаме требовала слишком много средств. Правительство США получало их за счет эмиссии: долларовая масса в мире многократно превосходила запасы драгоценного металла. Доллар обесценивался. Экономику сотрясал первый из четырех кризисов трудного десятилетия, 1970-х годов.

 

Рушилась вся послевоенная система фиксированных курсов. Наступала эпоха плавающих курсов валют. Одна за другой страны мира отвязывали свои банкноты от золота. Капиталы метались из валюты в валюту. Деньги девальвировались, а стоимость золота поднималась на невиданную высоту. К концу 1974 года она подскочила до $195 за унцию. В 1977 году поднялась до $200 за унцию. К началу 1980 года золото стоило уже $850 за унцию (более $2000 в ценах 2008 года).

 

Мир не впервые расставался с золотым обеспечением банкнот. 2 сентября 1931 года Великобритания отказалась от золотого стандарта. Вслед за ней обмен бумажных денег на фиксированное количество драгоценного металла прекратили еще 40 стран.

 

Великая депрессия принудила США последовать примеру других государств лишь в 1933 году. Но когда всеобщий кризис завершился, в мире начался возврат к золотому стандарту. Ему помешала и одновременно поспособствовала Вторая мировая война. Из всех стран лишь Соединенные Штаты смогли обеспечить конвертируемость своей валюты на золото. К окончанию войны они контролировали более 2/3 всех мировых запасов золота. В дальнейшем американский золотой запас вырос еще более. К 1948 году он составлял уже 3/4 запаса всех рыночных экономик мира.

 

Время твердого курса

 

Еще до окончательной победы союзников, первые члены ООН договорились об урегулировании мировой монетарной системы. В июле 1944 года в Бреттон-Вудсе (штат Нью-Гемпшир) было подписано историческое соглашение. Доллар США наряду с золотом стал использоваться в качестве резервной валюты. Номинальная стоимость валют участников Бреттон-Вудского соглашения устанавливалась в долларе или золоте. 1 унция золота приравнивалась к $35 ($1 соответствовал 888,671 мг. золота). США брали на себя обязательство удерживать колебание цен на золото в районе 1\%.

 

Соглашением в Бреттон-Вудсе учреждались Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР). Наступала эпоха послевоенного экономического подъема. МВФ брал на себя контроль над девальвационной политикой правительств. При необходимости Фонд мог предоставлять государствам краткосрочные и среднесрочные кредиты для покрытия дефицита платежного баланса. МБРР должен был обеспечивать долгосрочное кредитование стран Западной Европы в целях восстановления экономик и возобновления прерванного войной хозяйственного развития.

 

Основным источником ресурсов Международного банка являлся американский капитал, привлекаемый за счет размещения облигационных займов. США нуждались в богатом европейском рынке. Восстановление хозяйства Европы и возобновление промышленного роста во всех «старых индустриальных странах» открывало новые перспективы для американской экономики.

 

Слабость европейского хозяйства, при неустойчивости его монетарных систем способствовала обрушению мировой экономики в кризис 1948-1949 годов. Под его давлением США ускорили оказание помощи Западной Европе, несмотря на собственные проблемы, включая инфляцию. Наращивать в Америке потребительское кредитование населения в условиях снизившихся с 1943 года зарплат и слабости мирового рынка было чрезвычайно опасно. Перенакопленные за годы войны капиталы требовалось выгодно инвестировать при минимальных рисках. Вступил в силу План Маршала, широко раскрывший двери Западной Европы для монополий из Соединенных Штатов.

 

Время 1949-1968 годов оказалось благодатным для опиравшегося на твердые валютные курсы индустриального роста США, Японии и Западной Европы. Промышленное производство росло невиданным темпом. Поднимались зарплаты, модернизированная система образования давала массу специалистов. Поддерживались сбалансированные отношения между производством и потреблением. Главные производители, наемные работники, являлись в экономике и основными потребителями. Кейнсианский идеи регулирования торжествовали. Стимулирование платежеспособного спроса работников влекло за собой повышение национального производства.

 

Странные, странные доллары

 

Если бы рост 1950-1960-х годов сопровождался неизменностью обеспеченной золотом долларовой массы, то валюты неизбежно повышали бы свою покупательную способность. Повышали бы ее наравне с золотом. Однако «твердый курс» не был таким уж твердым.

 

Сохранение стабильного экономического роста в «первом мире» требовало поддержания всей колониальной системы на планете. Между тем, хозяйственное развитие колоний способствовало пробуждению у народов национального самосознания. Грандиозная военная машина США и держав Западной Европы с обреченностью сдерживала процесс распада старых империй, поглощая при этом колоссальные средства. В немалой степени их поставлял печатный станок. Наиболее активно использовали механизм эмиссии Соединенные Штаты.

 

В 1960-е годы выяснилось: покупательная способность доллара уступает покупательной способности золота, на которое он может быть разменян. Это был не абсурд. Под давлением объективных причин деньги переставали равняться золоту. Функция денег как средства обращения брала верх над их потребительной стоимостью. Единственным обеспечением денег становилась товарная масса.

 

Прежде, падение покупательной способности денег означало падение покупательной способности золота. Однако в мире денег, стоимость которых равнялась стоимости бумаги и печати, но не соответствовала некоторой массе золота, снижение покупательной способности денег означало повышение веса золота в товарном эквиваленте. Золото становилось обычным товаром, пускай и способствующим сбережению капиталов периоды нестабильности. Произошло это не в результате ошибок монетарной политики. В мировой экономике возросла скорость обращения капитала. Именно поэтому, миновав кризисную полосу 1970-х годов, мир не вернулся к золотому стандарту.

 

В 1965 году Франция произвела массовый обмен своих долларов на золото. Она вышла из соглашения 7 стран, обязавшихся поддерживать цену на золото. Европейские частные банки стали предъявлять к обмену в ФРС миллиарды долларов. В 1960 году золотой запас США равнялся $17.8 млрд. С 1960 по 1970 год резервы в долларах других стран  утроились и достигли $47 млрд. В то же время золотой запас США сократился всего до $11.1 млрд. Недоверие к обеспеченности золотом американской валюты росло.

 

Осенью 1967 года был девальвирован фунт стерлингов. В марте 1968 года центральные банки ряда европейских держав отказались от безуспешных попыток стабилизировать свободный рынок золота. США прекратили размен банкнот на драгоценный металл центральным банкам, когда ослабление доллара стало очевидным под давлением неудачной войны во Вьетнаме и экономического кризиса 1969-1971 годов.

 

Механизмы изменчивых денег

 

Как только стало очевидно, что США пустили в оборот долларов больше, чем имели золота, американской державе пришлось оправдываться. Экономисты принялись утверждать, будто эмиссия не обуславливалась желанием США скрыто перераспределять богатства мира в свою пользу (даже в целях поддержания мировой стабильности). Напротив, указывалось: Соединенные Штаты стремились выпускать доллар в количествах достаточных для обеспечения возрастающего числа международных сделок. Некоторые аналитики говорили, что не проводи США эмиссионной политики, глобальное хозяйство столкнулось бы с дефицитом платежных средств.

 

Однако в мировой экономике дефицит платежных средств никогда не был всеобщей проблемой. Снижение массы денег относительно товарной массы, ведет лишь к повышению покупательной способности денежной единицы. Не имеет значения золотые, серебряные или бумажные деньги имеют хождение.

 

Платежных средств не хватает всегда конкретным хозяйственным институтам или потребительским слоям. Сталкивающиеся с подобной трудностью компании привлекают капиталы за счет выпуска облигаций, эмиссии акций. Банки расплачиваются долговыми обязательствами, как собственными, так и чужими. Еще в ХХ веке наряду с государственными банкнотами, банковскими билетами с установленным номиналом, на рынке циркулировали частные банкноты, выпускавшиеся финансовыми компаниями и банками. В кризисных условиях эти суррогаты денег обесценивались, а часто и сгорали вместе с выпустившими их организациями.

 

Банкноты разменивались на золотую или серебреную монету по месту их выдачи. Они были удобней металлических денег, лучше подходили для обращения. Употребление банкнот оставалось относительно широким вплоть до мирового кризиса 1929-1933 годов. Но еще до него, по мере того как бумажные деньги теснили золото, банковские суррогаты сдавали свои позиции государственным денежным знакам. Использование частных банкнот полностью прекратилось с отказом от привязки денег к золоту. В 1980 году они уже практически не употреблялись.

 

Вскоре компьютеры и Интернет позволили беспрецедентно ускорить движение капиталов. С помощью цифровых технологий огромные средства могли почти мгновенно и малозатратно переводиться в любую часть планеты. Потребность в быстром осуществлении платежей привела к появлению электронных денег, финансовых обязательств эмитента в электронной форме. Наступила эра финансовой глобализации. В ходе нее мировая периферия превратилась из сырьевой в индустриальную.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |