Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Сколько будет стоить нефть?

 

Спрос на углеводороды снижается объективно. Падение потребление вызывает падение цен. До какого уровня они могут опуститься? Что тогда ожидает Россию?

 

На фоне падения нефтяного спроса уже началось прогнозирование предельного удешевления углеводородов. Как и экономические прогнозы годичной давности, ценовые прогнозы полны оптимизма. Оптимизма относительного. Снижение стоимости нефти уже произошло. Бессмысленно повторять теперь заявление Министерства финансов РФ, что нефть не подешевеет до 2011-2012 годов.

 

Без серьезного учета потенциала развития кризиса снижение цен определяют в размере 20-30\% от $110 за баррель. Даже подешевев до $67, нефть оставалась бы по прогнозам в 2-3 раза дороже себестоимости. При таких ценах Россия могла спокойно переждать полосу экономического спада. Переждать, невзирая на дестабилизацию внутреннего рынка. Политические затруднения правительство могло «урегулировать» пропагандой, а при необходимости и давлением. За годы хозяйственного подъема полицейская машина была отлажена.

 

Восстановление роста на внешнем рынке вернуло бы отечественному хозяйству положительную динамику. Вновь поднялись бы цены на нефть. Аналитики обещали это уже в 2009 году, когда, по их мнению, могла завершиться рецессия в США. Кризис продолжался бы год или полтора.

 

Для поддержания корпораций государство располагало более чем $500 млрд. золотовалютных резервов. Эти средства позволили бы покрыть самые срочные долги сырьевых монополий. Деньги нашлись бы и на сдерживания давления на банковский сектор его более чем $170 млрд. международного долга. Государство считало себя готовым к сложной полосе. Потоки патриотической пропаганды, кажется, обеспечивали лояльность населения. Победы над растущими ценами заменялись успехами на поприще внешней политики. Шокирую неожиданным радикализмом страны-потребители нефти и газа, отечественная власть могла тормозить падение стоимости нефти, защищая российские монополии от дополнительных потерь.

 

Однако глобальный кризис, открывшийся в 2008 году, не являлся только кризисом товарного перепроизводства. Закончиться с завершением распродаж и восстановлением в США некоторого финансового равновесия банков, понесших убытки, он не мог. Он был еще и кризисом колоссального перенакопления капиталов, которые сотнями миллиардов сгорали от неудачных инвестиций в кредитование американцев и средних слоев других стран.

 

Одновременно глобальный кризис являлся кризисом падения значения американского и европейского рынков. Снижение спроса на них обуславливалось как сокращением доходов работников, так и исчерпанием кредитного ресурса поддержания их потребительской активности. Возможности эффективного использования дешевой рабочей силы «третьего мира» также подошли к концу. Производимые индустрией мировой периферии товары некому было продавать в прежних количествах. Это означало остановку заводов, голод и безработицу.

 

В XX века кризисы перенакопления происходили неоднократно, чередуясь с промежутками примерно в 20 лет. Такие кризисы были в 1899-1904, 1929-1933, 1948-1949, 1969-1982 (полоса четырех кризисов) годах. Каждый раз они приводили к крупным переменам в мировом хозяйстве. Из всех них относительно легким и непродолжительным был только период спада после Второй мировой войны. Разрушения, которые обычно производил кризис, произвела война.

 

Новый кризис не может не оказаться более длительным и масштабным, чем рецессии 1991, 1998-1999 и 2001 годов. Для возобновления роста, мировая экономика нуждалась не в удешевлении нефти, а в замене ее более выгодным источником энергии. Требовалась технологическая революция. Без этого товары остались бы слишком дорогими, а спрос низким. Рост был бы невозможен из-за слабости потребителей. Для российских корпораций такой сценарий не оставлял шансов на легкое пережидание спада.

 

Глобальный кризис не мог подойти осенью 2008 года к завершению. Он продолжал развиваться, начав поражать мировую индустрию. Во многих отраслях экономики падение продаж промышленных товаров за лето составило от 5 до 30\%. Наиболее явно ощутила проблемы автомобильная промышленность. Продолжение кризиса было неминуемо, пока спрос не пошел бы вверх. Происходило обратное. Компании во всех странах начинали сокращать штаты, снижали премии и размеры зарплат. Инфляция еще более подрывала бюджеты потребителей.

 

Неумолимое развитие этой тенденции создавало для нефтяных цен угрозу беспрецедентного падения. Потенциал их снижения в привязке к спаду в мировой индустрии составляет не 20-30\%, а 70-80\%. Вызвать такой обвал цен на углеводороды способно падение мирового производства, как только оно зайдет достаточно далеко. Произойти оно может как в виде внезапного обвала, так и в форме постепенного снижения.

 

Падение до $20 за баррель (к уровню 2002 года) абсолютно неприемлемо для российских корпораций. Даже без учета девальвации американской валюты оно грозит им финансовой катастрофой. При этом оно вполне реально. Такое обесценивание нефти в состоянии лишить сырьевые монополии возможности платить по многочисленным долгам, которые они набрали в расчете на долгие дорогие углеводороды. Опустись нефть до $20 и цена окажется почти равной себестоимости нефти. На первый взгляд такое падение кажется невероятным, но если спрос действительно резко упадет…

 

Перспектива эта остается реальной. Напугать нефть сбоями поставок из-за политических конфликтов с Западом не удастся. Объективные законы окажутся сильней. Обещанное ОПЕК снижение добычи тоже не сможет остановить быстрого углубления глобального кризиса.

 

Падение на нефтяном рынке под давлением сокращения промышленного спроса только усилит проблемы в отечественной экономике. Ожидать большое удешевление углеводородов логично в 2009 году. Однако в значительной мере оно способно произойти еще до конца текущего года. Не обязательно нефть опустится до означенного предела. С поправкой на обесценивание доллара, она может подешеветь и до $30-45. Но даже такой уровень опасен для обремененных долгами сырьевых монополий. Для государства он обернется дестабилизацией и колоссальными финансовыми перегрузками. Правительство равнодушно к тяготам наемных работников, но оно не бросит в беде крупные компании.

 

Не только за рубежом, но и в России спад производства может оказаться очень большим. Подешевеют все сырьевые товары. Возможности внутреннего рынка страны все более ослабляются инфляцией, с которой правительство не заинтересовано бороться всерьез. Оно столько лет старательно подрывало доходы рабочих эмиссией, что теперь совершенно не стремится их поднимать.

 

Ослабление внутреннего рынка видно уже сейчас. Семьи сокращают свои расходы, начинают экономить на продуктах. Упрощают рацион. Отказываются от крупных покупок. «Средний класс» с возрастающим трудом платит по ипотечным и потребительским займам. Рубль дешевеет по отношению к обесценивающимся в товарном отношении валютам ЕС и США. Все это не отдаленная перспектива, но разворачивающаяся действительность.

 

Igso.ru

08.09.08

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |