Имя материала: Кризис глобальной экономики

Автор: Василий Колташов

Запах девальвации

 

Экономический кризис принес в воздух страны необычный запах. Это не запах денег – это запах девальвации. Иностранные валюты должны вырасти, а рубль распрощаться с «твердостью», потерять в покупательной способности. Об этом просит бизнес и на это готово правительство. К чему приведет страну девальвация?

 

В октябре тревожные слухи о предстоящем падении рубля вызвали панику. Очереди выстроились у обменников валюты. Население крупных городов бросилось приобретать доллары и евро, сбрасывая накопленные рубли. Страсти улеглись быстро: власти вышли с успокоительным заявлением. Крушения рубля не последовало. Доходы и сбережения трудящихся не обесценились в ходе нескольких дней. Однако новый месяц принес перемены. У девальвации появилось сильное лобби.

 

Деловые элиты обратились к руководству страны с настоятельной просьбой опустить рубль по отношению к иностранным валютам. По мнению руководства крупнейших компаний, ослабление национальной валюты как никогда нужно экономике. Мировые цены на сырье продолжают падение, не обращая внимания на заклинания чиновников и именитых аналитиков. Все обещания экспертов и политиков об остановке цен разбивает реальность. Нефть стоит уже порядка 50 долларов, вместо того чтобы застыть на 100, 90 или 80 долларах за баррель. Дешевеют металлы. Спрос на сырье в мире сокращается.

 

Единственный открытый неолиберальными экономистами выход: сокращение затрат на рабочую силу. Снизить расходы компаний на машины, сырье и здания цехов просто понизив покупательную способность рубля невозможно. Однако снижение реальной заработной платы удешевит российское производство. Для этого и нужна девальвация. Сокращение себестоимости нефти, газа и иных экспортных товаров повысит их конкурентоспособность – уверены руководители корпораций. Все что должно произвести правительство, это минуя карманы населения выбросить на рынок массу новых рублей. Инфляция сделает свое дело. Рубль опустится. Покупательная способность зарплат упадет. Издержки кризиса будут переложены на плечи трудящихся.

 

Не удивительно, что «гениальный план» беспокоит население. За годы экономического роста материальное положение большинства граждан улучшилось, но отнюдь не стало несокрушимым. В руках правительства по-прежнему волшебный инструмент эмиссии. Обвалить доходы граждан ничего не стоит. Спрос на рабочую силу в стране падает, а не растет, как это было с 1999 по 2008 год. Снижение покупательной способности зарплат никакой их рост на рынке труда не компенсирует. На рынке труда нет никакого роста, кроме роста предложения рабочих рук на фоне снижающегося спроса на них. Не удивительно, что люди вновь и вновь спешат поменять рубли на другие валюты.

 

Ошибка думать, будто доллар или евро твердо стоят на ногах. Покупательная способность этих валют сокращается, как сокращается она и у российской денежной единицы.

 

Начиная с 2004 года, власти России непрерывно играли на усиление инфляции. Ежегодно рублевая масса в стране возрастала на 35-60\%. Мишенью подобных действий являлись «слишком большие» заработки россиян. Действия властей ЕС и администрации США были аналогичными. Также поступали правительства большинства стран глобальной периферии, слишком обеспокоенные ростом зарплат квалифицированных кадров. Никто даже не задумывался над тем, что совокупные доходы трудящихся и создают мировой рынок. Желание получать максимум прибыли гипнотизировало, создавало иллюзию ясности.

 

Кризис стремительно увеличивает девальвационные соблазны. Государственные сановники отрицают вероятность скорого падения рубля, используя осторожные формулировки. По их словам, власти не планируют «резкой одномоментной» девальвации национальной валюты. При этом чиновники, а за ними и эксперты признают «неизбежность девальвации рубля». Все чаще звучат фразы о том, что правительство не может дальше поддерживать высокий курс рубля по отношению к иностранным валютам. Вполне очевидно: государство рассчитывает медленно обвалить национальную валюту. Вместе с рублем падение грозит и реальным доходам населения.

 

Россия не единственная страна, в которой теперь много говорят о девальвации. Прибалтийские государства признаются в готовности девальвировать национальные деньги, отказавшись от скорого перехода на евро. Власти Беларуси также надеются на помощь девальвации. В США многие экономисты не видят другого пути «спасения экономики и государственной казны», кроме как девальвация. Справедливо считается, что девальвация доллара самый удобный способ обесценивания американских долгов и обрушения зарплат.

 

В ЕС, куда направленная большая часть российского экспорта, пока нет ясности по вопросу девальвации. Евро печатается национальными банками стран Союза. При нехватке у них платежных средств, нескоординированная эмиссия вполне может обрушить европейскую валюту. Тот же сценарий возможен при взаимном согласии входящих в ЕС государств. Но даже без сознательных усилий по девальвации мировых валют, их покупательная способность падает. Инфляция наступает по всем национальным фронтам. Надежды россиян на спасение сбережений в долларах или евро оправдаться не смогут. В лучшем случае в текущей ситуации перевод накоплений в иностранные валюты уменьшает потери. Поможет ли девальвация экономике страны? Спасет ли она ведущие компании?

 

Падение рубля снизит расходы сырьевых экспортеров. Однако выигрыши корпораций не смогут угнаться за охватывающим все звенья мировой экономики спадом. Нефть продолжит дешеветь, отражая сокращение промышленного и бытового потребления. В 2009 году она перешагнет 35 долларовый для России порог себестоимости. Судьба других товаров предназначенных на экспорт окажется схожей. Скромная экономия от удешевления труда принесет крупному капиталу лишь иллюзию облегчения. Вместе с тем обрушение доходов населения повлечет ускорение спада в российской экономике.

 

Потери людей в доходах повлияют на потребление. Даже при нынешних условиях крупнейшие торговые сети нуждаются в государственных вливаниях. Падение спроса на внутреннем рынке нанесет сокрушительный удар по торговле и отечественному производству, не ориентированному на экспорт. Миллионы трудящихся лишатся заработка и столкнутся с новым урезанием зарплат. Множество людей не сможет платить по долгам. Банки начнут изымать квартиры и автомобили. Сбыть их окажется некому. Бедствия кризиса во всей мощи обрушатся на население. Спад поразит все сектора национального хозяйства.

 

В условиях настоящего кризиса, девальвация означает катастрофу. Помимо тяжелых последствий для предприятий, обесценивание рубля станет личным финансовым крушением для миллионов россиян. Факт этот известен заранее. Однако большой сырьевой бизнес видит перед собой только внешний рынок. Государство на его стороне. Власти не намерены помогать потребителям, стимулировать занятость, естественным образом поддерживая экономику страны. Сырьевые монополии не остановятся перед обрушением внутреннего рынка. Если ничего не случится, девальвация рубля – впереди.

 

Rabkor.ru

17.11.08

 

G20: бесполезная надежда

 

Кризис может быть спокоен. G20 завершена. Руководители стран-участниц встречи отделались от экономических проблем декларациями.

 

Нефть продолжает дешеветь и это явный признак безрезультатности встреч «Большой 20-ки». Все кто рассчитывали услышать адекватный глобальному кризису ответ «мировых лидеров» оказались слишком наивны. Но еще больше наивности проявили участники вашингтонских совещаний. Оставив без весомого ответа общие вопросы, руководители ведущих стран вскоре ощутят последствия борьбы с кризисом при помощи деклараций.

 

Заключения G20 не утешительны для мирового хозяйства. Главы государств над могилой неолиберальной экономики поклялись следовать курсом свободного рынка. Они отвергли протекционизм, которому стихийно все более следуют, оттесняя иностранных конкурентов со своих рынков. Продекларирована необходимость реформировать МВФ, сделать строже контроль над кредитными институтами и движением капиталов. Снижение налогов для компаний признано по-прежнему действенным антикризисным методом, хотя это никак не подтверждается практикой.

 

G20 не выработала никаких конкретных мер, опасных для кризиса. Раздавшиеся из-за кулис прогнозы падения нефти до 30 долларов за баррель – тому свидетельство. Любые экспертные ожидания улучшений в экономике обернулись бы предположением о скором росте углеводородов. Падение стоимости «черного золота» отражение снижающейся потребности в нем глобального хозяйства. 70 000 обанкротившихся за последние месяцы китайских компаний больше не нужен бензин. Повсеместно останавливающиеся предприятия не нуждаются в прежнем количестве нефтяных продуктов. В 2009 году тенденция кризиса принесет нефти новые падения.

 

Цель «мировых лидеров» вполне понятна. Они нуждались в декларации единства, которого нет, и больше не может быть. Всем предстоит защищать свои корпорации отдельно от чужих монополий. Кризис обостряет конкуренцию, одновременно поднимая ценность рынков сбыта. Если отдать собственный слабеющий рынок соперникам, то где и как сбывать собственную продукцию? Этот вопрос еще не осознан в государственных верхах, действующих спонтанно, и потому декларации G20 звучат в старом неолиберальном духе. Свободному рынку предстоит раствориться в крепнущем протекционизме. Странам предстоит бороться с кризисом, защищаясь друг от друга.

 

Интересы разнятся уже теперь. ОПЕК и Россия желают удорожания нефти. Сырьевые производители хотят возврата высоких цен. Индустрия Китая нуждается в дешевом сырье, но даже при этом товары некуда больше продавать. Потребители в США и ЕС становятся все слабее. Снижая собственные издержки, европейские и американские компании срезают зарплаты и увольняют сотрудников. В США 6,5\% трудоспособных граждан лишены работы. Реальное число безработных, включая иммигрантов, значительно выше. К окончанию 2009 года, можно смело ожидать увеличения числа безработных до 15\%.

 

Сбыт делается труднее по всем позициям товаров. Не только в России, но и большинстве других стран торговые сети (даже продуктовые супермаркеты) сталкиваются с проблемами реализации товаров. В результате возникает затаривание, снижаются заказы, начинает хронически недоставать платежных средств. Власти России уже оказывают ритейлерам финансовую помощь. Между тем, положение торговых сетей значительно лучше положения небольших торговых предприятий.

 

Вопрос сокращающегося сбыта – один из главнейших для мировой экономики. Правительства Китая и Японии планируют поддержать потребителей разовыми субсидиями. Власти США уже предприняли летом подобные шаги, выплатив без всякого существенного результата гражданам почти 170 млрд. долларов. Вместо того чтобы израсходовать полученные деньги на распродажах, американцы предпочли заплатить по долгам и сделать запасы. Вполне очевидно: потребители нуждаются не в разовой поддержке, а в стабильно растущих доходах. Пойти на стимулирующие потребление меры – означает порвать со всей прежней экономической политикой. Поэтому все это G20 не сочла нужным обсуждать всерьез. Но и совещание «финансовых гуру», которое обещали собрать главы государств, вряд ли станет заниматься подобными вопросами.

 

Интереснее всего, что G20 не определила пути выхода из кризиса даже теоретически. Все оглашенные антикризисные планы носят незавершенный характер, так словно мировая экономика испытывает лишь некоторое недомогание, которое пройдет само при одной имитации лечения. Между тем спад в мировой индустрии нарастает. Его масштаб скрывается властями не только в России. Публикуемые данные о состоянии промышленности и других сфер экономики призваны, прежде всего, внести в общество успокоение, а не прояснить ситуацию. Не веря в психологические и монетаристские методы борьбы с кризисом, вкладчики бегут из банков. Потребление падает, а МВФ продолжает раздавать государствам советы не повышать зарплаты в бюджетных сферах.

 

«Мировые лидеры» улыбались перед телекамерами и жали друг другу руки. Предложенные G20 «наброски антикризисного плана» наряду с явным призывом ждать, вместо того, чтобы действовать, показали бесполезность надежд на мудрость вождей капитализма и скорый конец кризиса. Рассуждения первых лиц о «запуске роста» в условиях необходимости остановить спад прозвучали неубедительной уверткой. Нереалистично выглядит и обязательство стран-участниц встречи не устанавливать новых таможенных барьеров 12 месяцев.

 

Особо декларативно прозвучало «общее желание» поддерживать потребление, что в принципе возможно лишь при смене экономической политики. Поддержка потребления в виде разовых денежных выплат население ничего не меняет, поскольку кризис несводим к товарному перепроизводству. С распродажей продукции система не заработает вновь, а вернется в прежнее состояние распада.

 

«Большая 20-ка» попыталась психологическими мерами законсервировать текущую ситуацию. Наивно не только это. Борьба с проблемами в мировом хозяйстве остается выжидательной, направленной на смягчение для корпораций ударов кризиса при ожидании его «естественного завершения». Однако системность кризиса требует раскрытия его причин и избрания стратегии действительного перестроения мирового хозяйства. Ничего подобного в заключениях G20 нет. Ставки опять будут сделаны на сомнительные полумеры.

 

Кризису вновь дан зеленый свет. Он непременно воспользуется им, пока правительства монетаристов будут раздавать субсидии и снижать налоги. Пройдет несколько месяцев и благодушие властей будет стерто обнажившимися проблемами. Министрам и президентам еще предстоит вспомнить свой беспредметный оптимизм осени 2008 года.

 

Rabkor.ru

18.11.08

 

Экономика как политика

 

Проведенная властью в последние годы зачистка политического информационного поля оказалась бессмысленной. Экономическая пресса в России стремительно превращается в политическую. Виноват в этом экономический кризис, приносящий только дурные для сырьевой России вести.

 

Цены на нефть, как и сырье в целом, вели себя хорошо слишком долго. Российские корпорации и дальше надеялись на их благосклонность. Как всегда бывает накануне больших кризисов, деловой мир и власти уверовали в то, что кризисов больше нет. Расчеты сырьевых монополий строились на «профессионально просчитанном» будущем: нефти пророчили 200 долларов за баррель всего только к концу 2008 года. Реальность сурово сбросила экспортную экономику России с розовых небес.

 

Политические расчеты правительства накануне нефтяных разочарований были просты. Страна продолжала ориентироваться на сырьевой экспорт, выстраивая в этом деле исключительно нужные институты и отношения. Все остальное объявлялось малоценным, в лучшем случае – декоративным, чуждым «экономике процветания». Особенно малополезными считались фундаментальные науки, многостороннее образование, технологические перемены в экономике и, конечно, политическая мысль. Для страны культурно превосходящей свое положение в мировом хозяйстве политика крайне опасна. Она подрывает спокойствие сырьевого сна. Под влиянием рассуждением слишком далеко заглядывающих вперед лиц общество может открыть глаза и понять свое истинное положение.

 

Правительство благоразумно устранило политическую прессу из социальной жизни. Нефть дорожала. Экспорт возрастал. Возмущение немногих политически активных лиц легко было подавить практически незаметно. После сокрушительных 1990-х годов люди кое-как налаживали свою жизнь. Наверху решили: политическая пресса тут ни к чему. Ее исчезновение, вместе с навеянной разделом богатств политической жизнью мало кого в народе огорчило. Повседневные заботы не оставляли массам времени обращать внимание на происходящие перемены. Это были не их перемены. Отмена выборов губернаторов ничего не давала народу, но ничего и не отнимала у него.

 

Когда власти убрали камень политической прессы со светлой дороги нефтегазового будущего корпоративной России, политические новости вернулись сами собой. Их принес непрерывный ветер экономической информации. Экономика неожиданно вновь стала острейшей частью политики. Произошло это не само собой. Положение изменил мировой кризис.

 

Деловой мир не может жить без экономической прессы. Она объективно необходима как источник информации, так и анализа. Благодаря ней менеджмент всех звеньев получает обширные сведения, может сопоставлять их и оценивать хозяйственные перспективы. Даже сырьевому хозяйству, ориентирующемуся почти исключительно на экспорт, экономическая пресса необходима, как необходима компаниям всех сфер самая широкая экономическая информация. При всем желании навести полнейший порядок в умах россиян, устранить экономическую прессу власть не могла. Более того, она без всяких опасений говорила с этой прессой, предоставляла ей информацию. В почти целиком очищенной от политических новостей России экономическая пресса росла и процветала все последние годы. Политические обозреватели оставались без работы, как  ненужный элемент системы. Заработки в деловой журналистике возрастали.

 

Экономическая пресса всегда была корректна к персоналиям власти. Она обходила острые темы государственного переустройства, оценивая их нейтральным «экономическим» языком. Деловые издания не делали резких выпадов. Они могли лишь благожелательно дать совет. Нацеленность экономических изданий была совсем не политической. Кто бы мог подумать, что именно здесь таился троянский конь крамолы?

 

Совершенно неосознанно экономические издания всего за несколько месяцев превратились в самых суровых обличителей власти. Не в одной статье деловые газеты и журналы, или рубрики хозяйственных обзоров в обычных подконтрольных чиновникам СМИ не бросили фразы о «кровавом режиме» или «задушенной демократии». Они продолжали делать то, что делали прежде: давать сухую, большей частью объективную экономическую информацию. Беда в том, что из нейтральной или благоприятной для политических верхов страны эта информация превратилась в совершенно неподходящую.

 

Разразился глобальный кризис. Сводки роста продаж превратились в сводки увольнений, сокращений производства, рыночных обвалов. Падала биржа, нефть, сталь, цемент. Падал авторитет властей экономического роста, слишком много и слишком безграмотно обещавших. Падал он самым сокрушительным и неприкрытым образом. Падал в цифрах. Если речь заходила об анализе, то числовые орнаменты и змейки графиков превращались в тенденции, просчитанные пусть недалеко, но сурово. Черных красок перспективе добавляла беспомощность высших сановников, то не замечавших кризиса, то говоривших что его уже давно нет. Чем глубже погружалась страна в кризис, тем глупее и бесполезней делались оптимистические прогнозы и обещания. Все что не объявлялось в 2008 году бюрократией с громовым авторитетом в голосе, разбивалось событиями в пыль почти мгновенно. Экономика рушилась вопреки магическим заклинаниям «всевластных» чиновников.

 

Ближайшие «виновники» нашлись неубедительно быстро. Ими оказались отнюдь не авторитетные управленцы Кремля, а авторы «истерично нагнетавшие» страхи в «здоровой экономической ситуации России».

 

На аналитиков стали клеить ярлыки «паникеров» и «провокаторов». Недалекие обыватели радостно подвизгивали в тон подобным «разоблачениям», не желая задумываться о собственном завтрашнем дне. Начало казаться, что если негативный поток информации остановить, то фондовый рынок вновь пойдет вверх, а нефть опять подпрыгнет до 147 долларов за баррель. Осенью «нехорошие хозяйственные новости» были почти устранены с официальных телевизионных каналов. О кризисе говорили, но это был далекий, чужой кризис. Он существовал только на затерянном в океане острове Исландия, которому щедрая Россия протянула финансовую руку помощи или в США, где просто лопались банки. Заклинания и замалчивания не действовали: все рушилось на глазах в самой «благополучной России». Быстрее всего рушились иллюзии общества.

 

Чиновники поняли, что если кризис нельзя победить, то его можно замолчать. Но замолчать не узко (в рамках ТВ), а широко: прочесав всю прессу, прежде всего экономическую. В дело по всей стране пошли прокурорские проверки.

 

Первой нашумевшей жертвой экономической опричнины стала газета «Ведомости». В анализе одной из статей издания нашлись «признаки экстремизма». Состояли они в прогнозе сделанном автором материала. Он предположил, что если в небольшом городке уволят половину рабочих основного предприятия, то социальных неурядиц не избежать. Зоркие прокуроры немедленно почуяли в таком предвидении политическую крамолу. Газета шумно возражала. Прокуроры от своих оценок не отказались. В поисках дурных новостей они уже пролистывали одно издание за другим.

 

Наивность чиновников может поразить всякого, кто не поверил в последние годы, будто Россия действительно вышла на путь неуклонного роста экономики. На деле примитивность борьбы с дурными новостями посредством прокурорской цензуры проистекает из примитивности ожиданий минувших лет. Беда российской бюрократии состоит в том, что она сама верила в то, что объявляла национальной экономической доктриной. Реальность вынесла сырьевой экономике приговор тяжелого кризиса. Будущее страны не будет таким, как виделось верхам прежде. Для миллионов россиян экономика вновь делается неотделимой от собственной жизни основой политики.

 

Надежда победить дурные вести ножницами прокуратуры примитивна. Даже с если экономическую прессу удастся лишить свободы оценок, новости о кризисе не перестанут существовать. Они у населения не просто под носом. Они – в самой его жизни. И это важнейший фактор общественных перемен, устранить который нельзя.

 

Rabkor.ru

21.11.08

 

Греция встречает кризис

 

Мировой кризис мало пока затронул Грецию. Такой, по крайней мере, видится картина со стороны человека слабо интересующегося новостями фондовой биржи Афин. Между тем, в действительности все обстоит не так просто. Факты, остающиеся малозаметными для населения, давно беспокоят специалистов. Месяц за месяцем кризис развивается в стране, как и во всем мире. Его движение порождает массу текущих сложностей и вопросов о том, куда разрушительный поток повернет дальше.

 

Экономические успехи Греции минувших лет можно назвать почти выдающимися. Среднегодовой рост ВВП страны с 1996 по 2007 год составлял 3,9\%. Последние четыре года национальное хозяйство Греции росло вдвое быстрее экономик других «старых членов ЕС». Удачным оказался и первый квартал 2008 года, когда ВВП продемонстрировал увеличение на 3,6\% в годовом выражении. Однако уже в первые месяцы этого года произошло 1\% сокращение иностранных инвестиций, а ввоз зарубежных товаров в Грецию уменьшился на 4,6\%. В этих «странных признаках» никто не разглядел симптомы надвигающихся проблем.

 

Нездоровое состояние мировой экономики проявилось в начале этого года. К концу января мировые биржи сотрясли первые падения. Вслед за ними последовал ряд новых обвалов. Фондовые рынки планеты оказались дестабилизированы. В позитивно настроенном деловом мире дали всходы первые семена тревоги. Стали ясны масштабы хозяйственных проблем в США, послуживших толчком к падению ценных бумаг во всем мире. Миллионы американцев не могли больше платить по ипотечным долгам, набранным в период обилия дешевых кредитов. Банки изымали дома, но этим лишь ухудшали свое положение. Продать жилье оказывалось некому. Финансовая пирамида в США рушилась.

 

Первые страхи прошли также быстро, как появились. Дружный хор аналитиков успокоил общество. Биржевой кризис был объявлен пройденным. Наступила короткая весенняя стабилизация, омрачавшаяся лишь инфляцией, скачкообразным ростом цен на продовольствие и нефть.

 

В мае на всех фондовых рынках открылось почти непрерывное падение. Для биржи Афин этот период оказался не менее тяжелым, чем для других площадок планеты. С начала года потери фондового рынка Греции составили порядка 70\%. По этому показателю страна оказалась в одном ряду с Россией, Индией и Китаем, опережая Францию, Великобританию и США. Финансовая сфера Греции уже поражена кризисом не меньше, чем в других совсем недавно активно развивавшихся странах.

 

Не существует отрасли национальной экономики незатронутой кризисом. Он углубляется в строительном секторе, индустрии и сельском хозяйстве. Сфера услуг также ощущает движение кризиса. Кафе, таверны и рестораны констатируют снижение числа посетителей. Рекламная отрасль ожидает резкого сокращения заказов. В проигрыше рискуют оказаться модные издания, годами покорявшие беззаботных читателей переливами глянцевых красок. Ориентированные на экспорт производители стали, химических веществ, цемента и других строительных материалов сталкиваются с сокращением заказов. На складах скапливается продукция. Руководство компаний ломает голову над выходом из сложившейся ситуации. Население беспокоят инфляция и возможность потерять работу.

 

Еще недавно глобальный кризис выглядел легко преодолимой преградой. Многие эксперты утверждали: дорогая нефть душит мировую экономику и лишает перспектив фондовые рынки. В июле цены на нефть достигли вершины в 147 долларов за баррель, с которой стремительно покатились вниз. К декабрю нефть стоила уже меньше 50 долларов. Однако удешевление «черного золота» не изменило экономической ситуации в США и других странах, она продолжала ухудшаться. Наоборот – нефть падала из-за возраставших проблем в экономике. В мире уменьшалось потребление углеводородов и другого сырья, сокращались продажи многих товаров. Лидером процесса оставались Соединенные Штаты. Объем мировой торговли снижался впервые за много лет безудержного роста. Для Греции это таило колоссальную угрозу, уже начавшую осуществляться.

 

Торговый флот Греции один из крупнейших в мире. В нем насчитывается более 3300 судов. Греческие компании контролируют 16\% всемирных морских перевозок. Перевозку 21\% нефти и 22,3\% сухих грузов осуществляют суда под греческим флагом. В США 25\% ввоза и вывоза приходится на корабли греческого торгового флота. Развитие глобального товарного обмена стимулировало рост морского и океанского транспорта Греции. Приход мирового кризиса, еще только начавшего развиваться, меняет ситуацию в корне.

 

Падение потребительского спроса быстро перебросилось из США в ЕС и другие страны. Сказалось оно и в Греции, где к осени продажи многих товаров просели на 10-15\%. Избыток капиталов, поддерживавших за счет доступных кредитов рост покупок населением, сменился дефицитом у банков платежных средств. Международные морские и океанские перевозки сокращаются. Склады стран «третьего мира» – индустриальной периферии планеты – завалены товарами, для которых нет покупателей. Дальнейшее падение объемов мировой торговли грозит греческому транспортному флоту беспрецедентным простоем в 2009 году. Конкуренция между судовладельцами возрастает, в то время как многие работники рискуют оказаться не у дел.

 

Другой внешней угрозой кризиса для страны является туристический спад. Летний сезон 2008 года не стал провальным, но оказался хуже ожиданий. Глобальный кризис повсеместно обваливает доходы работников. Во многих странах уже разворачиваются массовые увольнения. Потеря доходов не позволит миллионам людей отправиться на желанный отдых в Грецию. Тенденции в мировой экономике не сменятся. Лето предстоящего года станет серьезным испытанием для многих туристических предприятий. Количество туристов может сократиться в несколько раз. Вместо обычных 16 млн. путешественников, в 2009 году страну могут посетить всего 3-4 млн. человек.

 

В туристической отрасли Греции занято свыше 16\% работоспособного населения. Удар кризиса по индустрии туризма способен лишить работы многих людей. Высокая безработица в стране (официально 7.3\%) рискует подняться еще больше. На нее, вероятно, повлияет спад и в других хозяйственных отраслях, прежде всего сфере услуг, где занято 68\% трудоспособного населения. Многие иммигранты окажутся вынуждены вернуться на родину, где ситуация вряд ли окажется лучше. Все это неминуемо приведет к дальнейшему снижению потребительского спроса на внутреннем рынке. Отток туристов поставит в тяжелое положение огромное число небольших торговых заведений, кафе и ресторанов. Выиграть от кризиса могут только крупные торговые сети. Но и их ожидает жесткая конкуренция друг с другом.

 

Трудное будущее обещает кризис текстильной и мебельной отраслям греческой экономики. Практически с нулевыми продажами столкнутся производители шуб. Несмотря на приход зимы, в странах с холодным климатом стремительно падает спрос на меховые изделия. Эта тенденция не изменится к лучшему в скором времени. В США, а теперь и в России люди скупают золотые украшения и бриллианты. Сбережения прячутся, а не направляются на потребление. В Греции наблюдается также тяга к золоту. Про жителей Крита говорят, что они скупили все золото на острове и прячут теперь по старинке в подвалах домов.

 

Заразительная погоня за драгоценными металлами обещает ювелирным компаниям Греции неплохую выручку по итогам текущего года. Однако именитые дома («Золотас», «Лалаунис» и другие) вряд ли сумеют извлечь из этого большую пользу. Они, прежде всего, продают свои бренды (brand), некую информацию престижности, а не конкретную величину золота или платины позволяющую сберечь накопления. Благодаря рекламе продажа вещей произведенных под «знаменитой маркой» обеспечивала колоссальные прибыли. Себестоимость товаров была и остается в десятки раз меньше их розничной цены.

 

Греция традиционно считается раем для поставщиков модных товаров. Цены на них способны в 2-3 раза превосходить стоимость таких же изделий реализуемых во Франции или Германии. До прихода кризиса это никак не препятствовало сбыту, однако правила игры на рынке быстро меняются. Кризис гарантированно увеличит проблемы всех продавцов престижных изделий: модной одежды, обуви, аксессуаров и других товаров. Потребитель уже смещается в направлении более дешевых изделий, разбивая все прежние представления о всемогущей рекламе.

 

Греческая экономика тесно связана с мировым рынком. Развитие глобального кризиса плохо отразится на еще недавно возраставшем экспорте медицинских инструментов, телекоммуникационного оборудования и технологий. Вместо привлечения новых иностранных инвестиций, актуальной задачей для государства становится их удержание. С лета греческая экономика сталкивается с оттоком зарубежных капиталов. Вместе с тем возрастает риск для средств, вложенных греческими компаниями в экономики Балкан. В Румынии и Болгарии греческие фирмы занимают третье место по числу капиталовложений. В Албании Греция ведущий инвестор. Благодаря греческим банкам и компаниям в балканских странах создано почти 4000 предприятий, на которых трудятся 200 000 человек. Все эти позиции кризис грозит поставить под экономический удар.

 

Серьезные риски несет глобальный кризис сельскому хозяйству. Кризис обещает немалые трудности для экспортеров фруктов. С приходом 2009 года давление конкурентов (включая турецкие продукты, часто реализуемые под маркой греческих) на сельскохозяйственных производителей возрастет. Спрос на внутреннем рынке Греции продолжит снижаться. Крупные проблемы ожидают промышленность и энергетику, но еще большими окажутся трудности строительной отрасли.

 

Цены на недвижимость в Греции упали уже более чем на 10\%. Остановлено строительство многих объектов. Строительные компании пытаются сдержать процесс и не снижают цены, несмотря на сокращение продаж. Это повышает нагрузку на банковский сектор: без выручки строителям приходится полагаться на кредит. Ситуация не сможет долго оставаться в прежнем виде. Банки ужесточают требования по кредитам, а нехватка средств вынудит строителей снижать цены. Неуправляемое падение строительного рынка обещает повлечь немало банкротств. При отсутствии обширных государственных заказов на строительство, работающие в сфере недвижимости компании надолго останутся в тяжелом положении.

 

Спад туристической активности и снижение общей массы пассажирских перевозок, может привести к обратной национализации авиакомпании Olympic Airlines. Под давлением кризиса правительство, вероятно, будет вынужденно стихийно производить национализацию банков, а также многих других компаний. На плечи греческого государства свалится также немало иных забот. Для оказания помощи проблемным банкам правительство уже выделило 28 млрд. евро. Повышен страховой порог по банковским вкладам. В случае банкротства кредитного учреждения власти гарантируют возврат вкладов в размере до 100 тысяч евро.

 

Вряд ли ситуация в кредитном секторе улучшится в 2009 году. Скорее всего, банки столкнутся с резким ростом неплатежей по долгам. В Греции может разразиться собственный ипотечный кризис.

 

В последние годы греческие банки активно осуществляли экспансию на Балканах, но теперь их устойчивость напрямую зависит от государства. Это вынуждает правительство поддерживать не только экономику своей страны. Германия и Греция пообещали помочь болгарскому национальному рынку. Руководители Болгарии и других балканских стран уверены, что региону не грозит ипотечный кризис или бюджетный дефолт. Однако общий спад мирового потребления неминуемо коснется даже самых благополучных уголков планеты.

 

Греция не может в одиночку противостоять кризису, как неспособна на это ни одна отдельно взятая небольшая страна. Однако основную нагрузку по сопротивлению воздействию кризиса предстоит взять на себя государству. Его финансовое положение выглядит относительно стабильным, но отнюдь не привлекательным. Внешний долг Греции 129 млрд. долларов. Страна располагает почти 116 тоннами золотых резервов. Они составляют 82,7\% от всех государственных золотовалютных запасов. По этому показателю Греция к началу 2008 года находилась на 28 месте в мире, опережая Австралию и Кувейт. Невозможно сказать насколько хватит государственных сбережений. Нагрузка на правительственные финансы продолжает быстро возрастать.

 

Дальнейшее развитие кризиса явно угрожает Греции ростом бюджетных расходов и сокращением денежных поступлений. Во многом финансовая устойчивость государства будет зависеть от монетарной политики ЕС. Эмиссия евро сможет дать в руки европейской администрации и руководства стран-членов Союза (евро выпускают национальные центробанки) недостающие средства, но повысит инфляционную нагрузку на население. В то же время распространение протекционистской политики не на отдельных членов ЕС, а на всю экономику Союза способно снизить экономические трудности Греции. Экономика страны как часть некой крупной хозяйственной системы менее уязвима, чем обособленно. Однако такой вариант, вероятно, потребует преодоления сопротивления многих западноевропейских корпораций со всем их политическим лобби.

 

В первые годы кризиса вполне логично ожидать протекционистского разделения ЕС. Однако в перспективе, уже в новых условиях и при новой социально-экономической политике, европейская интеграция имеет будущее.

 

Кризис, безусловно, окажется со временем пройденным этапом. Выход из него не станет простым, но он неминуемо будет найден. В значительной мере его преодолению могут способствовать качественные прорывы в энергетике и технологиях индустрии. Изменятся структура и принципы функционирования мировой экономики. Крайне важной станет роль общеэкономического регулирования. Победа над кризисом гарантированно вернет положительную динамику всем звеньям мирового хозяйства. Вопрос исключительно во времени, поскольку неолиберальные правительства мира серьезно с кризисом бороться пока не намерены.

 

Власти Греции, как и руководители России, рассчитывают, что кризис пройдет сам. Ставка делается на финансовую накачку монополий и перекладывание на трудящихся основных тягот. В 2009 году подобная «антикризисная» стратегия еще не раз покажет свою бесперспективность.  Сейчас Греция еще только встречает кризис, со всеми его тяжелыми потрясениями.

 

Igso.ru

21.11.08

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |