Имя материала: Курс экономики

Автор: Райзберг Б. А

3.5. меркантилизм

Термин «меркантилизм» (от итальянского mercante — торговец, купец) ввел в оборот в XVIII веке английский экономист Адам Смит. Этим термином принято обозначать систему экономических взглядов, которая, по-видимому, была достаточно широко распространена в Европе во втором тысячелетии нашей эры и в письменном виде дошла до нас благодаря некоторым публикациям английских, итальянских и французских авторов XVI—XVII веков. Меркантилизм был распространен и в других странах, но только в работах англичан Вильяма Стаффорда (1554—1612), Томаса Мена (1571—1641), француза Антуана Монкретьена (1575—1622), шотландца Джона Лоу (1677—1729), итальянцев Гаспара Скаруффи (1519—1584), Антонио Джевонези (1712— 1769) и некоторых других экономистов меркантилистские воззрения приобрели завершенные очертания.

Проживая в разных странах и порой не подозревая о существовании друг друга, эти авторы высказывали удивительно сходные взгляды, что позволяет трактовать меркантилизм не только как теорию, но и как часть определенной культурно-политической традиции.

До эпохи Возрождения в европейской культуре было широко распространено представление о герое-завоевателе как воплощении всяческих добродетелей, идеале для подражания. Удачный набег на чужую, а порой и на свою собственную территорию, грабеж и разорение по морали того времени рассматривались как вполне приемлемый и законный способ обогащения. Эта традиция, вышедшая из античности, успешно функционировала и в средние века.

Эпоха Возрождения породила новые подходы ко многим социально-культурным процессам, в том числе к представлению о богатстве и источниках его происхождения. Изменились социальные идеалы; герой того времени — уже не воин-завоеватель, а удачливый купец, ремесленник, художник (вспомним хотя бы профессиональный статус героев новелл Боккаччо). Теоретической концепцией, которая в дальнейшем и обосновала такой сдвиг в общественном сознании, стал меркантилизм.

Наши экономические учебники чаще всего фиксировали лишь внешнюю часть концепции меркантилизма, делая вывод о том, что меркантилизм как теоретическая школа ошибочно рассматривал богатство в виде денежного металла с источником роста в сфере внешней торговли. Конечно, меркантилизм как специализированная часть общественного сознания той эпохи отражал новые стереотипы мышления, которые фиксировали деньги как главный, а порой и единственный компонент материального благополучия и богатства. Но в то же время концепция меркантилизма не была такой примитивной, как ее трактовали советские учебники политической экономии, ей была присуща известная сложность.

Дело в том, что меркантилизм был значительным прорывом в культурной традиции феодально-раздробленной Европы и явился экономико-теоретическим обоснованием процесса создания и функционирования национальных государств на принципах политического абсолютизма. В соответствии с этими процессами люди, проживающие на территории того или иного государства, стали рассматриваться как единый общественный организм (нация, народ). Народы конкурируют друг с другом, вступая в хозяйственные отношения. Наиболее распространенной формой экономических отношений между государствами того времени была внешняя торговля. Одна нация продавала другой нации те товары, которые были у нее в избытке, приобретая те товары, которых ей недоставало. Деньги того времени — это прежде всего благородные металлы, и именно в них осуществлялась оценка стоимости товаров и проводились расчеты по торговым операциям. Поэтому естественно, что положительный результат внешней торговли ассоциировался с превышением вывоза над ввозом и фиксировался понятием активного торгового баланса.

Кроме того, меркантилизм впервые определил управленческие функции государя, правителя. Если в античной традиции, которая продолжала сохраняться и в период раннего средневековья, государь рассматривался как властитель, завоеватель своих подданных, который имел все права на их имущество и даже на жизнь, то меркантилизм рассматривал правителя как верховного управляющего, отца нации, который был обязан проводить экономическую политику, ведущую к обогащению нации в целом. Экономической политикой государства, которая, по мнению меркантилистов, вела к росту национального богатства, был протекционизм, смысл которого состоял во всемерной поддержке отечественного купечества на внешних рынках и в ограничениях, проводимых по отношению к иностранным купцам на внутреннем рынке. Благодаря такой политике должна была возрастать конкурентоспособность нации и увеличиваться производство продукции, ориентированной на экспорт. Показателем же эффективности государственной политики, мудрости правительства становился активный торговый баланс (превышение экспорта над импортом) и приток золота в страну.

Различают ранний и поздний меркантилизм. Ранний меркантилизм возник до эпохи Великих географических открытий, и его центральной идеей была идея «денежного баланса». В этот период шел процесс создания централизованных государств, ликвидации феодальной раздробленности в Европе. Частые войны требовали создания регулярных армий и вели к необходимости постоянного пополнения государственной казны. Поэтому экономическая политика правительства в этот период носила ярко выраженный фискальный характер. Успешный сбор налогов мог быть обеспечен лишь за счет создания такой системы, при которой частным лицам было запрещено вывозить драгоценные металлы за пределы государства. Иностранные купцы обязаны были всю полученную от реализации своих товаров выручку истратить на приобретение местных товаров, эмиссия денег была объявлена государственной монополией. Чтобы привлечь деньги из-за границы, правительства прибегали к «порче» монет путем уменьшения их веса или снижения пробы при сохранении номинала, что вело к обесценению денег. Считалось, что в результате обесценения иностранцы смогут приобрести больше местных товаров на свои деньги и поэтому будут заинтересованы в перечеканке своих денег в обесценившиеся деньги другой страны.

В результате Великих географических открытий в Европу, прежде всего через Испанию, хлынуло дешевое серебро и золото. Казалось бы, достигнут экономический идеал. Но чем больше денежного металла поступало на европейские рынки, тем быстрее шел процесс их обесценения. Начался постоянный рост цен на товары, который постепенно усиливал экономические позиции производительных слоев общества (ремесленников, крестьян) и ослаблял позиции дворянского, военного сословия, получавшего жалованье в виде обесценивающихся денег.

Поздний меркантилизм во главу угла ставит идею торгового баланса, фискальная направленность экономической политики сменяется политикой, в основу которой легли соображения хозяйственного характера. Считалось, что государство становится тем богаче, чем больше разница между стоимостью вывезенных и ввезенных товаров. Такое положение могло быть обеспечено двумя способами. Во-первых, поощрялся вывоз готовой продукции и ограничивался вывоз сырья и ввоз предметов роскоши. Во-вторых, стимулировалось развитие посреднической торговли, для которой разрешался вывоз денег за границу. При этом считалось необходимым покупать как можно дешевле в одних странах и продавать как можно дороже в других. В рамках этого подхода устанавливались высокие импортные пошлины, выплачивались экспортные премии, правительства стремились к обеспечению безопасности внешнеторговых коммуникаций, предоставляли различные привилегии торговым компаниям, выдавали государственные субсидии для развития экспортоориентированных и импортозаменяю-щих производств.

В целом меркантилистская политика государств была достаточно продуктивной для многих стран, но постепенно вела к серьезной конфронтации между конкурирующими на внешнем рынке странами, приводила к взаимным ограничениям в торговле. Другим недостатком политики в духе меркантилизма было постепеннее замедление, а затем и упадок производств, ориентированных на внутренние рынки. Так, последовательная меркантилистская политика во Франции в период Ришелье и Кольбера вела к ухудшению положения в области сельского хозяйства и ремесла, ориентированного на местные нужды, порождала постоянный рост налогового давления на большую часть французского общества. Для обеспечения все возрастающих государственных расходов рано или поздно правительство было вынуждено переходить к использованию бумажно-денежного обращения, что на данном этапе приводило к быстрому обесценению бумажных денег и расстройству хозяйственной системы. Таким образом, уже в XVIII веке логически завершенный меркантилизм стал тормозом экономического развития и вступил в противоречие с реальными потребностями хозяйственных систем в Европе. В то же время необходимо отметить, что многие понятия и принципы меркантилистской доктрины успешно пережили свое время и широко применяются в современной теории и практике.

3.6. Физиократы

Термин «физиократизм» (власть природы) был введен в оборот Адамом Смитом. Сами французские физиократы называли себя экономистами. Теория физиократизма развивалась в Германии, Польше, Швеции и других странах, но только во Франции эта система воззрений приобрела наиболее развитую форму и существовала в виде теоретической школы. Основателем физиократического учения был Франсуа Кенэ (1694—1774), наиболее крупными представителями Виктор де Мирабо (1715—1789), Дюпон де Неймур (1739—1817) и Жак Тюрго

(1727—1781).

Физиократизм был естественной реакцией французских интеллигентов на недостатки меркантилистской политики кольбертизма, о которых было сказано в предыдущем разделе. Физиократы считали богатством не деньги, а «произведения земли». Сельскохозяйственное производство, а не торговля и промышленность, с их точки зрения, является источником богатства общества, что и определяется «естественным» законом, установленным самим Богом.

Для физиократов богатство нации прирастает в том случае, если существует и постоянно воспроизводится разница между продукцией, которая производится в сельском хозяйстве, и продукцией, которая была использована для производства этой продукции в течение года, то есть так называемая земельная рента в натуральной форме. Ф. Кенэ называл эту разницу «чистым продуктом» и считал единственным «производительным классом» в обществе класс землевладельцев. Кенэ утверждал, что «среди всех средств для приобретения имущества нет ни одного, которое было бы для человека лучше, выгоднее, приятнее и приличнее, даже достойнее для свободного человека, чем земледелие».

Главное произведение Ф. Кенэ «Экономическая таблица» (1758) содержит схему разделения общества на три основных класса:

производительный класс земледельцев;

класс земельных собственников;

«бесплодный класс» — люди, занятые не в сельском хозяйстве.

Все три общественных класса находятся в определенном экономическом взаимодействии. Через механизм покупки и продажи продукции происходит процесс распределения и перераспределения «чистого продукта» и создаются необходимые предпосылки для постоянного возобновления производственного процесса, то есть воспроизводства. Ф. Кенэ видит этот процесс, состоящим из следующих стадий:

фермеры-земледельцы арендуют за деньги у земельных собственников землю и выращивают на ней урожай;

собственники скупают продукты у земледельцев и промышленные изделия у ремесленников, в результате чего часть полученных ими за аренду земли денег переходит к сельским хозяевам и ремесленникам;

фермеры закупают промышленные товары у промышленников;

—          промышленники закупают сельскохозяйственные товары у фермеров. В итоге фермеры вновь получают денежные средства для аренды земли.

Таким образом, хозяйственный процесс представлялся физиократам как естественная гармония, которая может быть даже описана строго математически. Впоследствии эта идея получила дальнейшее развитие в различных попытках построения математически точных моделей производства и распределения продукции и в современной экономической науке существует в виде многочисленных отраслевых и продуктовых балансов, межотраслевых моделей, формализованных вариантов теорий макроэкономического равновесия и экономического роста.

Составной частью экономической теории физиократизма является идея невмешательства правительства в естественный ход экономической жизни. Если исходить из схемы, предложенной Ф. Кенэ, места для какой-либо сознательной, активной политики правительства в области экономики просто не остается. Точнее, по мнению Ф. Кенэ, государство должно установить такие законы, которые бы соответствовали «естественным законам» природы, и на этом экономические функции государства можно будет считать исчерпанными.

Попытку практической реализации экономической концепции физиократов предпринял француз Жак Тюрго, который в 1774 году был назначен вначале морским министром, а затем, в период 1774—1776 годов, занял пост генерального контролера финансов. Находясь на этом посту, Ж. Тюрго провел ряд реформ физиократического характера, острие которых было направлено на снижение роли французского государства в экономической жизни страны. Были отменены ограничения на хлебную торговлю, упразднены цеховые корпорации и гильдии, крестьянские натуральные повинности в пользу государства были заменены денежным налогом, были сокращены государственные расходы. Пожалуй, самым важным элементом реформ Ж. Тюрго было налогообложение дворянского сословия, которое до этого вообще не платило налогов. В перспективе планировалось полностью отказаться от сбора налогов с крестьян, заменив их единым поземельным налогом с дворян. Такая политика, естественно, сопровождалась серьезной оппозицией со стороны привилегированных сословий; начались придворные интриги, и в результате реформатор был вынужден уйти в отставку. После его ухода Людовик XVI отменил все нововведения Ж. Тюрго, и Франция начала свое безудержное движение к социальным потрясениям Великой французской революции.

Ж. Тюрго прославился не только как видный государственный деятель, но стал известен и как один из крупнейших теоретиков. Главное его сочинение «Размышления о создании и распределении богатств» (1776) содержит не только уже известные нам положения физиократической школы в духе Ф. Кенэ, но и ряд новых для этого учения положений. Так, в его работе содержится положение о том, что чистый продукт производится не только в сельском хозяйстве, но и в промышленности; классовая структура общества по Тюрго более сложна, чем по Кенэ, за счет того, что внутри каждого класса существует дифференциация; «бесплодный класс» Ж. Тюрго делит на класс предпринимателей и наемных работников. Кроме этого, он закладывает научную основу анализа заработной платы наемных работников, которую сводит к минимуму средств существования в результате конкуренции между лицами наемных профессий на рынке труда. Серьезным вкладом Ж. Тюрго в развитие экономической науки была формулировка «закона уменьшения земельного продукта», согласно которому увеличение приложения труда к земле приводит к тому, что каждая последующая затрата труда оказывается менее производительной, то есть действует закон убывающего плодородия почв, который в современной экономической теории трактуется в виде закона убывающей производительности.

Таким образом, если практическая реализация физиократического учения была явно неудачной, то теоретический вклад этой школы трудно переоценить. Во всяком случае, хорошо известно, что именно знакомство с трудами французских физиократов, а также личное знакомство и общение с ними стимулировало интерес к экономической проблематике основателя английской классической экономической школы Адама Смита.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 |