Имя материала: Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков

Автор: Г. В. Бурменская

2.5. особенности психологического консультирования детей подросткового возраста

Подростковый возраст называют критическим возрастом в широком смысле слова. Более точно — выделять подростковый кризис как переход от младшего школьного возраста к собственно подростковому. Другой нормативный возрастной кризис датирует переход от подросткового возраста к младшему юношескому возрасту.

Для психологического консультирования подростковый возраст детей наших клиентов — один из самых сложных. Статистика психологического консультирования подтверждает, что количество случаев обращения за психологической помощью в этот период резко увеличивается. При этом соответственно резко расширяется диапазон запросов клиентов (т.е. родителей): от проблем первой, чаще неразделенной любви, их дочерей и сыновей — до опасности наркомании и алкоголизма, от признаков дизморфоманий — до нежелания ходить в школу. Еще более выделяет этот период жизни ребенка с точки зрения особенностей психологического консультирования то, что теперь сам подросток впервые становится клиентом — субъектом обращения в психологическую консультацию, ставя, а иногда и не ставя об этом в известность своих родителей.

Все это делает задачу описания особенностей консультирования родителей детей подросткового возраста и самих подростков очень сложной. И все же мы должны выделить здесь наиболее отчетливые ориентиры.

Во-первых, возрастной психолог-консультант в своей деятельности всегда исходит из психологических нормативных задач возраста.

Психологические задачи подростков этого возраста известны — это прежде всего задачи самоопределения в трех сферах: сексуальной, психологической (интеллектуальной, личностной, эмоциональной) и социальной [179]. Проблемы этого возраста могут быть связаны с поиском путей удовлетворения шести основных потребностей: физиологической потребности, дающей импульс физической и сексуальной активности подростков; потребности в безопасности, которую подростки находят в принадлежности к группе; потребности в независимости и эмансипации от семьи; потребности в привязанности; потребности в успехе, в проверке своих возможностей; наконец, потребности в самореализации и развитии собственного Я [135].

Во-вторых, возрастной психолог-консультант в случае консультирования родителей детей любого возраста, а тем более — подростков, обязательно должен суметь посмотреть на предъявляемую ему ситуацию глазами ребенка, в данном случае — подростка. Эта особенность, являясь одной из ценностей именно возрастно-психологического консультирования родителей и их детей, основывается на известном положении теоретической возрастной психологии: объективная социальная ситуация развития ребенка (подростка) детерминирует его психическое развитие и определяет его психическое здоровье не сама по себе, не автоматически, а только будучи преломленной в его субъективных переживаниях, опосредованной его позицией в этой социальной ситуации.

Этот важный предметный принцип работы психолога-консультанта заметно усложняет его деятельность. Первый же опыт консультирования родителей подростков в возрастно-психологической консультации при кафедре возрастной психологии факультета психологии МГУ (1984) или в консультативном центре Института детства Российского детского фонда (1989) показал, что сами подростки относятся к процедуре консультирования совсем не так, как более младшие дети. Если детей до шестого класса включительно родители совершенно спокойно приводили в консультацию, и дети полно и содержательно отвечали на вопросы психолога, чувствуя себя скорее испытуемыми, нежели равноправными субъектами, то подростки в условиях консультирования, инициатива которого исходила от их родителей, чувствовали себя «не у дел». «Разговорить» такого подростка было, как правило, весьма трудно, достоверность выполнения ими психодиагностических процедур оставляла желать лучшего. В итоге кратковременное психологическое консультирование (два-четыре, сеанса) родителей детей подросткового возраста не давало психологам-консультантам возможности надежно взглянуть на заявленные проблемы глазами самих подростков, а это было и остается одной из ценностей именно возрастно-психологического консультирования родителей и их детей.

Один из возможных выходов из такого рода ситуации — нацеленное создание доверительного контакта с подростками за пределами консультативной комнаты, а именно — в процессе групповой психологической работы — мы рассмотрим далее (см. главу 5).

В-третьих, при консультировании диады родитель — подросток вступают в действие многие рекомендации и особенности, характерные и для консультирования супружеской пары. Вот как их описывает Ю.Алешина [5] (приводим краткое изложение).

Преимущества работы с парой:

большая диагностичность беседы с супружеской парой, наглядность проблем в паре;

работа с обоими супругами позволяет уже в ходе консультирования непосредственно апеллировать к паттернам их отношений «здесь и теперь», прямо в условиях консультации, что всегда более убедительно, чем анализ того, что происходит за ее пределами;

присутствие пары позволяет использовать некоторые техники консультирования и психологической интервенции — психодрамы, семейной скульптуры, организации совместной деятельности и пр., что просто невозможно при работе с одним клиентом;

приход пары в консультацию означает более серьезную мотивацию на работу; предполагается, что такая работа будет более глубокой и длительной;

консультирование пары облегчает клиентам обсуждение происходившего во время консультации: они оба были участниками консультативной работы и изменения в одном из супругов более понятны и принимаемы другим.

Трудности при работе с парой:

вести консультативный прием сразу двух клиентов труднее, чем одного: их еще надо научить сотрудничать в консультировании, а не перебивать друг друга или не становиться в позу обиженного и пр.;

работая с парой, необходимо всеми силами не давать супругам повод упрекать психолога в коалиции с одним из них;

работа с парой более уязвима: нежелание работать одного супруга мешает работе с парой в целом;

работая с парой, необходимо особым образом решать проблему конфиденциальности.

Указанные особенности работы с парой супругов практически полностью переносятся на работу с парой родитель — подросток.

Приведем пример. Вместе со своим студентом-дипломником, выполнявшим функции социального работника и «курировавшим» консультируемого подростка между встречами, мы вели консультативный случай, в центре которого была излишняя опека подростка родителями:

мальчика 12 лет не отпускали одного не только в поездки по городу, но и в магазины в близлежащих кварталах. Клиентом была мама подростка, которой эта ситуация также доставляла неудобства.

В одну из встреч произошел неприятный инцидент: по плану мы работали в этот день с подростком и вели достаточно глубокую консультативную беседу. К ее окончанию в консультацию неожиданно приехала мама подростка и попросилась на внеплановую короткую беседу. Подросток вместе с моим студентом-помощником отправился домой, а я провел короткую беседу с мамой подростка.

Через два-три часа, когда я уже вернулся после работы домой, мне позвонил мой помощник и рассказал следующее.

Всю дорогу домой они с Колей — так звали подростка — промолчали. Живут они в одном квартале, и студент-помощник проводил Колю практически до подъезда (это происходило уже не в первый раз). Но по дороге от станции метро до дома подросток расплакался. Студент-психолог сумел разговорить подростка, прояснить причины столь эмоциональной и неожиданной реакции. По мнению моего помощника, подросток расплакался оттого, что заподозрил психолога-консультанта в сговоре с мамой. Попросту говоря, подросток подумал, что психолог-консультант расскажет маме содержание их довольно интимной беседы, которая произошла как раз перед ее внезапным приходом.

Это заставило меня — психолога-консультанта с достаточно большим стажем — припомнить, что действительно я не уделил в ходе встреч и бесед с подростком внимания твердым обещаниям никогда не рассказывать третьим лицам — даже маме — содержание бесед с подростком. Это было для меня само собой разумеющимся, но не обговоренным специально с подростком. На следующей встрече с подростком это составило отдельную тему наших бесед.

В-четвертых, при консультировании родителей детей подросткового возраста особым образом срабатывает такой принцип возрастно-психологического консультирования как анализ случая через призму целостного жизненного пути личности.

Как известно, существует несколько представлений о той целостности (системном целом), с которой имеет дело психолог-консультант в своей работе. Для семейного психолога такой системной целостностью является семья [173]. Методы диагностики и интервенции, которые использует семейный психолог-консультант, приспособлены именно к такому целому. Для индивидуально-психологического консультирования целостностью часто становится индивидуальное сознание клиента. Некоторые психологи-консультанты так и заявляют: «Я имею дело в консультировании с сознанием индивидуального субъекта» [148].

Возможны и другие представления об этой целостности, например включение в нее тела клиента, если психолог пользуется приемами телесно-ориентированной терапии, или даже планет и звезд и их взаимного расположения, что несомненно имеет место в работе психолога-консультанта — астролога.

Каковы же представления о целостности, с которой имеет дело в своей консультативной деятельности возрастной психолог-консультант?

Наша гипотеза (она основывается на опыте работы многих возрастных психологов-консультантов) такова — этой целостностью является индивидуальный жизненный путь ребенка, который снимает в себе (в гегелевском смысле этого слова) семейную ситуацию сегодня и вчера, факторы риска, болезни, прошлое и будущее, генетически заданное и культурно приобретенное, особенности прохождения нормативных возрастных кризисов и особенности формирования психологических новообразований всех предыдущих возрастов и многое другое.

Не диада «родитель—ребенок», не семья, не сознание мамы или папы и даже не сам ребенок как таковой, а индивидуальный жизненный путь ребенка — вот системный целостный объект, с которым в своей консультативной практической деятельности имеет дело возрастной психолог-консультант. Его диагностические методы, коррекционно-развивающие и реабилитационные техники наиболее адекватны именно этому видению целостности его работы.

При работе с родителями детей подросткового возраста часто приходится признаваться в том, что трудности подростка, как и трудности отношений подростка и родителя (родителей), есть закономерное отдаленное следствие проблем давно минувших возрастов его жизни.

Прекрасное, хотя и гипотетическое (основанное на генетической реконструкции) описание формирования внутри жизненного пути таких «рельефных» индивидуально-личностных особенностей подростков как жестокость, склонность к воровству и использование вранья для извлечения личной выгоды дал в свое время в своих работах Л. Б. Филонов [161].

Эта закономерность — влияние особенностей прохождения предыдущих возрастов на прохождение последующих — имеет место во всех предыдущих возрастах, но именно в подростковом возрасте это становится именно отдаленным следствием, более трудным для восстановления в условиях консультирования. К тому же подросток в несравненно большей степени является субъектом своего целостного жизненного пути, чем дошкольник и даже младший школьник (это отмечает А. Г. Асмолова, подчеркивая, что подросток впервые сам выбирает себе ведущую — в психологическом смысле этого слова — деятельность [9].

В этом же смысле можно сказать, что для анализа проблем подросткового возраста относительно менее пригоден так называемый синдромный анализ типовых случаев, разработанный и успешно применяемый А.Л.Венгером в психологическом консультировании родителей детей дошкольного и младшего школьного возраста [31; 32].

Необходимость учитывать влияние отдаленного прошлого на проблемы подростка или проблемы родителей с подростком удивительно корреспондирует с необходимостью учитывать также и влияние отдаленного будущего на эти проблемы. Для подростка вообще характерно расширение рамок «здесь и теперь» в прошлое и в будущее. Многие конкретные техники психологического консультирования подростков используют именно приемы работы с ориентировкой подростка во времени — в будущем и в прошлом, в индивидуальном и родовом для подростка. Даже такие значимые для подросткового возраста психологические процессы, как личностное и профессиональное самоопределение, важнее для будущего больше, чем для настоящего.

Наконец, в-пятых, отличительной особенностью психологической консультативной работы с родителями подростков и с самими подростками является значительно большее, чем в предыдущие возрасты, внимание со стороны психолога к зарождающейся сексуальности подростка. Дети младшего школьного и дошкольного возраста — не бесполые существа, но только при работе с подростками психологу-консультанту впервые приходится вести себя с ними в каждый момент времени как с нарождающимся мужчиной или с нарождающейся женщиной. Задача половой идентификации — центральная для подросткового возраста. Существует даже гипотеза о ведущей деятельности подросткового возраста как деятельности по возрастно-половой идентификации [1б7].

 

Контрольные вопросы и задания

 

1. Охарактеризуйте специфику социальной ситуации развития ребенка в дошкольном возрасте.

2. Какие виды деятельности характерны для дошкольного возраста и какие психологические проблемы может порождать их обеднение либо выпадение из жизни дошкольника?

3. Какова система нормативных новообразований, формирующихся на протяжении дошкольного возраста?

4. По каким основным показателям ведется контроль умственного развития дошкольника?

5. Чем диктуется необходимость как можно более ранней диагностики и коррекции психологических проблем дошкольника.

6. Назовите наиболее распространенные психологические проблемы детей дошкольного возраста.

7. Почему психологические проблемы дошкольника требуют возрастно-психологического подхода и комплексного обследования?

8. Постройте условно-вариантный прогноз развития дошкольника с трудностями в общении со сверстниками при поступлении в школу.

9. Какова стратегия психологической помощи соматически больному ребенку?

10. Какие типы психологических проблем могут возникать у ребенка дошкольного возраста на почве дефицита общения с родителями?

11. На какие стороны формирования личности дошкольника влияют конфликтные отношения между сиблингами?

12. Почему, на ваш взгляд, проблема речевого развития ребенка раннего возраста наиболее часто заявляется при обращении к консультанту?

13. Чем обусловлена успешность речевого развития ребенка раннего возраста?

14. С чем связано нежелание ребенка раннего возраста отпускать от себя близкого взрослого?

15. Насколько необходимо предоставлять ребенку раннего возраста свободу действий ?

16. Какие проблемы развития ребенка раннего возраста связаны с особенностями его развития в младенчестве?

17. Что составляет содержание понятия психологическая готовность к обучению в школе?

18. Какие три формы работы психолога-консультанта с проблемой школьной зрелости вы знаете?

19. Какие существуют точки зрения на проблему психогенной школьной дезадаптации?

20. Назовите особенности психологического обследования младшего школьника в нуждах возрастно-психологического консультирования.

21. В чем особенности психологического консультирования подростков и их родителей?

 

Литература

 

Алешина Ю. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. — М., 1992.

Антропов Ю. Ф., Шевченко Ю. С. Психосоматические расстройства у детей. - М., 2000.

Безруких М. М. Леворукий ребенок в школе и дома. — Екатеринбург, 1998.

Ветер А. Л., Цукерман Г. А. Схема индивидуального обследования детей младшего школьного возраста. — М., 1993.

Выготский Л. С. Проблемы детской (возрастной) психологии. — М., 1984.

Галигузова Л. Н. Проблема социальной изоляции детей // Вопр. психол. — 1996. — № 3.

Гальперин П. Я., Запорожец А. В., Карпова С. Н. Актуальные проблемы возрастной психологии. — М., 1978. — С. 4—51.

Гуткина Н.И. Психологическая готовность к школе. — М., 1993.

Захаров А. И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. — М., 1982. — Гл.2.

Кле М. Психология подростка. — М., 1992.

Корсакова Н.К., Микадзе Ю. В., Балашова Е.Ю. Неуспевающие дети:

Нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. — М., 1997. — С. 54—60.

Кравцова Е. Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. — М., 1991.

Лангмейер И., Матейчек 3. Психическая депривация в детском возрасте. — Прага, 1984.

Лидерс А. Г. Психологический тренинг с подростками. — М., 2002.

Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. — М., 1986.

Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — М., 1983.

Общение детей в детском саду и семье / Под ред. Т.А.Репиной, Р. Б. Стеркиной. — М., 1990.

Овчарова Р. В. Справочная книга школьного психолога. — М., 1993.

Пиаже Ж. Избранные психологические труды. — М., 1968.

Психология одаренности детей и подростков / Под ред. Н. С.Лейтеса. — М., 1996. - С. 10-86; 215-233.

Развитие общения дошкольников со сверстниками / Под ред. А. Г. Рузской. - М., 1989. - С. 144-166.

Рабочая книга школьного психолога / Под ред. И.В.Дубровиной. — М., 1991.

Ремшмит X. Психология подросткового и юношеского возраста. — М., 1994.

Семья в психологической консультации / Под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина. - М., 1989. - Гл. 2.

Смирнова Е. О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе // Вопр. психол. — 1994. — № 6.

Спиваковская А. С. Профилактика детских неврозов. — М., 1988. — Гл. 1.

Тржесоглава 3. Легкая дисфункция мозга в детском возрасте. — М., 1986.

Эльконин Д.Б. Избранные труды. — М., 1998.

 Эриксон Э. Идентичность: Юность и кризис. — М., 1996.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |