Имя материала: Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков

Автор: Г. В. Бурменская

4.3.2. арттерапия как метод психологической коррекции

 

Арттерапия — все виды практики оказания психологической помощи личности, обучения, реабилитации и психотерапии, основанные на искусстве и творческих продуктивных формах активности человека.

Арттерапия как метод психокоррекционного воздействия основывается на развитии двух базовых психологических способностей человека: символической функции мышления и воображения и творческих процессов самовыражения, формирования направленности на поиск новых, нестандартных решений проблем. Понятие «арттерапия» образовано от корня art (в переводе с английского языка — искусство), что определяет главную особенность этого вида терапии — психологическое воздействие через искусство и средствами искусства. Другими словами, арттерапия — это метод, основанный на использовании искусства как символической деятельности и на стимулировании креативных творческих процессов. Арсенал форм, видов и методов арттерапии в современной психологии чрезвычайно разнообразен. Наиболее известными и эффективными принято считать такие виды арттерапии, как собственно арттерапия (рисуночная терапия и терапия, основанная на изобразительном искусстве), музыкальная терапия, библиотерапия, танцевальная терапия, терапия киноискусством.

В основе коррекционного воздействия метода арттерапии лежат пять основных психологических механизмов: механизм символического реконструирования, «остранения», эмоциональной децентрации, катарсиса и, наконец, механизм присвоения социально-нормативных личностных смыслов. Указанные механизмы обеспечивают последовательность стадий реализации психокоррекционного процесса, каждая из которых решает свою специфическую задачу.

Механизм символического реконструирования, основанный на художественном языке искусства, позволяет личности в особой символической форме воссоздать конфликтную психотравмирующую ситуацию и найти ее разрешение через переструктурирование проблемы и интеграцию и реинтеграцию самой личности на основе самопознания (З.Фрейд, К. Г. Юнг). Особый символический язык искусства позволяет личности преодолеть защитные механизмы и сделать предметом своего исследования, познания и анализа те проблемы, которые в реальной жизни и деятельности оставались неразрешенными.

Механизм «остранения» (В. Шкловский) как выделения в объекте его маловероятностных, редких значений благодаря включению в новый необычный контекст дополняет механизм символического реконструирования, позволяя увидеть события и предметы высвобожденными из их повседневного функционирования. Символизм художественного языка и прием «остранения» сообщает действительности многомерность и неоднозначность, позволяет увидеть новые стороны реальности, порождает новые ее значения и тем самым создает необходимые условия творческого конструктивного разрешения конфликта.

Механизм эмоциональной децентрации заключается в возможности личности увидеть свою проблему со стороны глазами всех ее участников, выйти за пределы эмоциональной «связанности» и «сужения поля ориентировки» (П.Я.Гальперин).

Механизм катарсиса в арттерапии обеспечивает качественно иной, более высокий уровень эмоционального отреагирования и связан с природой самой эстетической реакции. В работе «Психология искусства» Л.С.Выготский раскрывает психологическую природу механизма катарсиса, основанного на искусстве, как преодоления формой содержания, позволяющего изменить действие «аффекта от мучительного к приносящему наслаждение» [38, с. 70].

Механизм присвоения социально-нормативных личностных смыслов (А.Н.Леонтьев) в процессе творческого прочтения и прослеживания «судьбы героя» произведения искусства (П.Я.Гальперин) восстанавливает коммуникацию с миром, позволяет личности преодолеть чувство одиночества и обрести взаимопонимание в межличностных отношениях и общении, сделать серьезный шаг в своем личностном росте и самопознании.

История арттерапии как практики работы с детьми в целях коррекции и оптимизации их развития связана с попытками педагогов, дефектологов и врачей использовать приемы изобразительной деятельности и рисование для коррекции сенсомоторных способностей, развития наглядно-действенного и наглядно-образного мышления и оптимизации познавательного развития детей с трудностями умственного развития еще в XIX в. Мощный импульс в своем развитии арттерапия получила в рамках психодинамического подхода, где обращалось внимание на искусство в связи с проблемой невротических расстройств личности.

Первоначально арттерапия как психотерапевтический метод возникает в контексте теоретических идей З.Фрейда, понимающего искусство как особый вид сублимации, выражающей бессознательные влечения и переживания личности в художественных образах и преобразующей тем самым инстинктивные побуждения в социально-продуктивную деятельность. Принципиально новый смысл придает арттерапии К. Г. Юнг, рассматривающий в рамках аналитической психологии искусство как могущественное средство гармонизации и самореализации личности посредством достижения целостности коллективного бессознательного и личного [77]. В дальнейшем идеи К. Г. Юнга об искусстве как важном канале индивидуации личности приобретают новое осмысление на более широкой концептуальной основе, включающей гуманистическую модель развития личности К. Роджерса, А.Маслоу, Р.Мэя.

Первые попытки использовать арттерапию для коррекции трудностей личностного развития детей и подростков относятся к 30—40-м гг. XX в., когда арттерапевтические методы были применены в работе с детьми, испытавшими стресс и насилие в фашистских лагерях и вывезенными в США. С тех пор арттерапия прошла значительный путь развития как в концептуальном, так и в методическом плане, и получила широкое распространение в практике психологической работы с детьми. Арттерапия используется и как самостоятельный метод, и как метод, дополняющий другие техники, в первую очередь игротерапию.

Основная цель арттерапии состоит в гармонизации развития личности через развитие способностей самовыражения и самопознания. Расширение возможностей самовыражения и самопознания в искусстве, по сравнению, например, с игрой, связано с продуктивным характером искусства — созданием эстетических продуктов, объективирующих в себе чувства, переживания и способности ребенка, облегчающих процесс коммуникации с окружающими людьми.

С точки зрения представителей классического психоанализа, бессознательное проявляет себя в символических образах, а детский рисунок представляет собой проекцию отношения ребенка к миру и самому себе, его мировосприятие. В рамках психодинамического направления можно выделить два подхода к арттерапии. Как указывалось выше, само название арттерапия акцентирует две стороны, два плана этого вида психологического воздействия — арт (искусство) и терапия (лечение). В зависимости от того, какая сторона превалирует в практике работы терапевта с клиентом, можно говорить о двух подходах к арттерапии. Согласно первому, в арттерапии искусство является лишь средством проекции подавленных и вытесненных переживаний, позволяющих объективировать воспоминания раннего детства и конфликтные травмирующие события, которые далее подвергаются переработке на основе традиционной психоаналитической техники и интерпретации. Согласно второму подходу искусство само по себе представляет значимый источник роста и развития личности (К. Г. Юнг, Э. Крамер). Арттерапия рассматривается прежде всего как занятия искусством, где творчество — самоцель и базовое условие преодоления личностью невротических расстройств и нарушений, сама же терапия — побочный эффект творчества и искусства (Э.Крамер). Художественные образы рассматриваются в психоанализе как особый язык, символическая речь, обладающая рядом преимуществ по сравнению с классическими техниками, например методом свободных ассоциаций. Во-первых, искусство позволяет личности прямо выражать мечты, фантазии, внутренние переживания. Во-вторых, бессознательное вытесненное содержание, проецируемое в рисунках, легче преодолевает сопротивление цензуры и становится очевидным. В-третьих, продукты изобразительной деятельности объективированы и в какой-то мере отчуждены от их создателя: после завершения творческого процесса его продукты остаются неизменными, их содержание нельзя вытеснить, подвергнуть забыванию, а авторство рисунка нельзя отрицать. И наконец, в-четвертых, разрешение проблемы трансфера осуществляется легче — пациент в процессе арттерапии приобретает большую автономность от аналитика за счет активного участия в интерпретации и обсуждении своих творений.

В рамках психоанализа Э. Крамер [206] развивала идеи о том, что искусство является средством самопознания, открытия личностью себя и мира и гармонизации отношений между ними, расширяет спектр переживаний человека, создает возможности для отбора, анализа, преобразования и интеграции чувств и переживаний. Благодаря арттерапии конфликт может быть вновь воссоздан, пережит, разрешен и интегрирован. Основным механизмом коррекционного воздействия в арттерапии является механизм сублимации. Сублимация не ограничивается простым отведением либидонозной энергии врожденных инстинктивных потребностей по социально приемлемым каналам, но в своих высших формах приобретает характер изменения самого объекта инстинктивной потребности. Соответственно основная функция психотерапевта в организации арттерапии состоит в фасилитации процесса сублимации, в развитии способности ребенка разумно соотносить и согласовывать между собой принцип удовольствия и принцип реальности.

Однако последователи 3. Фрейда расходятся в понимании того, как должна осуществляться психологическая помощь ребенку, какова должна быть мера директивности поведения терапевта. Сторонники директивного подхода (М. Наумбург) считают, что первоочередной функцией терапевта является интерпретация и доведение до сознания ребенка бессознательных значений графических символов его рисунка. Напротив, сторонники «мягкого», недирективного подхода (Э. Крамер) полагают, что главная задача психотерапевта должна состоять в том, чтобы помочь ребенку выбрать тему рисунка, а затем оказать необходимую эмоциональную и техническую поддержку в поиске адекватной формы воплощения замысла и выражения своего эмоционального состояния.

В аналитической психологии К. Г. Юнга понимание роли и значения искусства в развитии личности претерпевает значительные изменения. Искусство, особенно легенды и мифы, представляющие коллективное бессознательное, и арттерапия, основанная на искусстве, в значительной степени оптимизируют процесс индивидуации в саморазвитии личности, помогают установить зрелый баланс между бессознательным и сознанием Я. Образы, возникающие в процессе арттерапевтических сеансов, объективируют переживания бессознательного, делая возможным их сознательную переработку. Важнейшей техникой арттерапевтического воздействия является техника «активного воображения», направленная на то, чтобы столкнуть лицом к лицу сознательное и бессознательное и примирить их между собой посредством эффективного взаимодействия. Активное воображение, в отличие от воображения по К. Г. Юнгу, представляет собой внутренний анализ, осуществляемый достаточно сильным и компетентным Эго, выступающим и как наблюдатель, и как аналитик свободно сменяющих друг друга тем и фантазий [202]. В этом случае задача арттерапии состоит в объективировании бессознательных тенденций в виде продуктов творчества и искусства, становящимся своеобразным мостом между сознанием и бессознательным, и также в дальнейшем их анализе. Правда, здесь возникает серьезная опасность соскальзывания на понимание и интерпретацию Эго-бессознательного материала в социально приемлемых и удобных значениях и смыслах, которой необходимо противопоставить взвешенную позицию терапевта, не спешащего с навязыванием пациенту своего понимания и интерпретации событий.

С точки зрения представителей гуманистического направления, коррекционные возможности арттерапии связаны с предоставлением ребенку практически неограниченных возможностей для самовыражения и самореализации в продуктах творчества, для утверждения и познания своего Я. Продукты, создаваемые ребенком, объективируют его аффективное отношение к миру, облегчают процесс коммуникации и установления межличностных отношений со значимым социальным окружением (родителями, учителями, воспитателями, сверстниками). Интерес к результатам творчества ребенка со стороны окружающих и безоценочное принятие ими продуктов творчества ребенка (рисунков, сочинений, сказок, поделок) повышают самооценку ребенка и степень самопринятия и самоценности. Итак, целью и результатом арттерапии в рамках гуманистического подхода выступают самопознание, самоутверждение, оптимизация отношений личности с окружающими людьми, исследование реальности, все более глубокое и полное ее познание.

В качестве еще одного возможного коррекционного механизма, по мнению сторонников обоих направлений, может быть рассмотрен сам процесс творчества как исследования реальности, познание ее новых, прежде скрытых от исследователя, сторон и создание продукта, воплощающего эти отношения. Так, например, по мнению H.Smitskamp [218], одной из принципиальных особенностей процесса арттерапии является последовательное развитие аффекта и изменение его психологического содержания благодаря развертыванию творческого процесса. Можно выделить четыре этапа развития аффекта: актуализация аффекта, эмоциональное отреагирование, поисково-исследовательская активность, поиск новых форм выражения аффекта. Динамика изменения определяется движением от актуализации негативного аффекта через эмоциональное отреагирование к формированию позитивного аффекта, связанного с получением удовольствия от поисково-исследовательской активности и удовлетворения любознательности ребенка, экспериментированием с формой выражения внутренних переживаний и окончательным выбором формы. Положительный аффект возникает в процессе познания, отражая рождение самостоятельной потребности ребенка в творчестве, реализуемый известным психологическим механизмом, описанным А. Н.Леонтьевым и названным им «сдвиг мотива на цель». Таким образом, сам арттерапевтический творческий процесс является источником новых позитивных переживаний ребенка, связанных с изучением и реализацией возможностей творческой экспрессии, рождает новые креативные потребности и способы их удовлетворения.

Различают следующие виды арттерапии в зависимости от характера творческой деятельности и ее продукта: рисуночная терапия, основанная на изобразительном искусстве, библиотерапия как литературное сочинение и творческое прочтение литературных произведений, драматерапия, музыкотерапия и др. Наиболее полно разработана арттерапия в узком смысле слова, т. е. рисуночная терапия и драматерапия. При работе с детьми эти методы арттерапии широко сочетаются с другими психокоррекционными методами: игротерапией, сказкотерапией, библиотерапией (продуктивной — «сочинительством» и восприятием художественных произведений), поведенческой терапией и др.

Показаниями для проведения арттерапии как рисуночной терапии являются:

трудности эмоционального развития, актуальный и посттравматический стресс, депрессивные и субдепрессивные состояния, снижение эмоционального тонуса, высокая эмоциональная лабильность, дисфория, импульсивность эмоциональных реакций;

эмоциональная депривация детей, переживание ребенком эмоционального отвержения и чувства одиночества;

повышенная тревожность, страхи, фобические реакции;

наличие конфликтных межличностных отношений в семье, со сверстниками, с воспитателями, педагогами, неудовлетворенность внутрисемейной ситуацией и типом семейного воспитания (чрезмерная или недостаточная опека, жестокое обращение, чрезмерные требования и т.д.), ревность к братьям и сестрам, низкая коммуникативная компетентность;

дисгармоничная Я-концепция, низкая, искаженная, неадекватно завышенная, амбивалентная самооценка, низкая степень самопринятия.

Использование арттерапевтических методов и в первую очередь рисуночной терапии становится незаменимым в случаях, когда оказывается невозможным применение игротерапии. Арттерапия показана при тяжелых эмоциональных нарушениях, несформированности у ребенка коммуникативной компетентности, при низком уровне развития игровой деятельности и отсутствии у него игровых мотивов и интереса к игре, когда «естественный», культивируемый обществом игровой канал, обеспечивающий личности возможность переживания и переработки аффекта, «не срабатывает». По сравнению с игрой арттерапия предоставляет ребенку новые широкие возможности для эмоционального отреагирования аффекта социально приемлемым способом. «Преодоление формой содержания» не только обеспечивает катарсис как высший вид эмоционального отреагирования [38], но и опредмечивает аффект, раскрывая принципиально новые возможности осознания ребенком своих чувств и переживаний и их исследования, позволяет личности подняться на более высокую ступень своего развития. Рисунок позволяет детям узнать, кто они есть и что они могут, выступает как средство построения и усиления личностной идентичности.

В арттерапии традиционно выделяют индивидуальную и групповую формы работы, причем предпочтение отдается групповым формам. Следует, однако, иметь в виду, что даже в условиях групповой работы фокусом арттерапии является личность ребенка, а не группа в целом. Исключением являются те случаи, когда коррекционная задача прямо формулируется как задача оптимизации межличностных отношений и повышения коммуникативной компетентности ребенка. В случае трудностей общения — замкнутости ребенка, низкой заинтересованности в сверстнике или в излишней стеснительности ребенка — арттерапия позволяет объединить детей в группу при сохранении индивидуального характера их деятельности, облегчить процесс их коммуникации, опосредствовать его общей задачей, совместным характером творческого процесса и общим продуктом. Арттерапевтический метод позволяет наилучшим образом сочетать индивидуальный подход к ребенку и групповую форму работы.

Важнейшими мотивами, побуждающими продуктивное творчество в процессе арттерапии, являются:

1. Мотив эмоциональной экспрессии — стремление субъекта выразить свои чувства и переживания в активной, действенной форме. Эта психологическая особенность восприятия ребенком сказок, литературных произведений, театральных постановок была проанализирована А. В. Запорожцем, который указывал на эмоционально-действенный характер сопереживания детьми героям произведений [58]. Ребенок нуждается в экстернализации своих чувств и переживаний, объективировании их во внешней форме, однако то, какова будет экспрессия аффекта, насколько она сможет продвинуть ребенка в развитии его толерантности к неблагоприятным эмоциональным воздействиям, зависит от репертуара средств эмоционального выражения. Задачей арттерапии в этом случае становится обогащение репертуара ребенка психологически эффективными и адекватными средствами активно-действенного выражения своих чувств и переживаний — изобразительными символико-моделирующими средствами.

2. Мотив, реализующий потребность субъекта в самопознании, стремление понять свои желания, разобраться в себе.

3. Мотив общения, реализующий потребность вступить в коммуникацию с другими людьми, используя для этого продукты своей деятельности.

4. Мотив познания мира, выражающий стремление человека к исследованию окружающего мира через символизацию его в особой форме, выражающей одновременно пристрастное субъектное отношение к миру и ограниченность возможностей субъекта, стоящего на определенной ступени развития, конструирование мира в виде рисунков, сказок, историй.

5. Мотив получения социального одобрения, подтверждения самоценности и социальной значимости личности. Хорошо известно, насколько заинтересованно и внимательно относятся дети дошкольного и младшего школьного возраста к оценке взрослыми их рисунков, сочинений, поделок, воспринимая эту оценку в значительной мере как подтверждение или отрицание их личностной значимости и выражение уважения к себе.

Любая продуктивная творческая деятельность основывается на таких психологических функциях, как активное восприятие, продуктивное воображение, фантазия, наглядно-образное и символическое мышление. В арттерапии решающее значение приобретает символизация, реализующая установку «представим себе так, как если бы». Благодаря символизации ребенок абстрагирует ту или иную функцию предмета или явления и воплощает ее в рисунке либо другом внешнем продукте. Это позволяет ему увидеть предмет или событие в новом ракурсе, в новых отношениях с миром, а значит, открыть для себя его новое значение, осуществить когнитивное переструктурирование ситуации и сделать шаг в направлении разрешения стоящей перед ним проблемы. Таким образом, можно говорить, что в арттерапии детский рисунок рассматривается в первую очередь как проекция личности ребенка, как символическое выражение его отношения к миру и к себе.

Одной из актуальных задач процесса арттерапии становится задача разделения в детском рисунке тех его особенностей, которые отражают уровень умственного развития ребенка и степень овладения им техникой рисования, с одной стороны, и особенности рисунка, отражающие личностные характеристики, — с другой. При интерпретации рисунка необходимо различать «вклад» общего уровня умственного развития, уровня развития изобразительной деятельности и овладения техническими приемами рисования, проекцию личностных особенностей, степень заинтересованности ребенка в самой деятельности. Например, каракули, бесформенные и хаотически разбросанные на листе бумаги штрихи и линии могут получить совершенно разную интерпретацию в зависимости от влияния перечисленных факторов. Рисование каракулей, являющихся генетически исходной начальной стадией развития детского рисования, может быть и симптомом задержки умственного развития ребенка-дошкольника, и показателем переживания автором рисунка чувства одиночества и беззащитности, и свидетельством негативизма ребенка по отношению к окружающему миру, и, наконец, проявлением гиперактивности ребенка, его неспособности к сохранению и реализации принятой цели. Чтобы избежать ошибок и неточностей в интерпретации содержания и значения рисунков детей арттерапевту необходимо учитывать ряд условий, а именно:

1) уровень развития изобразительной деятельности ребенка. Здесь, как правило, бывает достаточно ограничиться просмотром рисунков на свободную тему и тематических рисунков, выполненных дома, в детском саду, школе. Именно поэтому еще на первой встрече с родителями желательно ознакомиться с рисунками ребенка. Совместное рассматривание рисунков и беседа с ребенком оказываются весьма полезными как для установления контакта с ребенком, так и для уточнения смысла и значения детских рисунков;

2) особенности самого процесса рисования: выбор темы или принятие задачи, сохранение ее на протяжении процесса рисования или трансформация; последовательность выполнения отдельных частей рисунка, спонтанные речевые высказывания ребенка, характер эмоциональных реакций, наличие пауз в процессе рисования и пр.;

3) динамику изменения содержания, композиции, цветовой гаммы, особенностей изображения отдельных фигур и предметов в рисунках на одну и ту же тему либо рисунков близкого содержания на протяжении одного коррекционного занятия или в ходе серии сеансов арттерапии. Даже стереотипное воспроизведение ребенком одного и того же рисунка по типу «зацикливания» или персеверации на протяжении одного или нескольких занятий при определенных условиях может быть интерпретировано как позитивное продвижение в разрешении проблемы. В этом случае за повторением рисунка с незначительными вариациями может стоять активная ориентировка ребенка и исследование им конфликтной аффектогенной ситуации. «Улучшение» и совершенствование рисунка, например возрастание степени реалистичности изображения или переход от черно-серо-коричневой к красно-желто-зеленой цветовой гамме, далеко не всегда свидетельствует о положительных изменениях в эмоциональном самочувствии ребенка и восприятии конфликтной ситуации. Напротив, изменение рисунка ребенка в направлении, казалось бы, явного регресса — от конвенционального идиллического изображения, например своей семьи в начале занятий, в сторону изображения бессмысленного нагромождения линий и каракулей либо переход к примитивно-схематическому изображению, может в действительности отражать позитивные изменения в позиции ребёнка: преодоление психологических барьеров и защит и смелое исследование им своих глубинных подавляемых негативных чувств и аффектов.

В соответствии с основными стадиями развития детской изобразительной деятельности Э. Крамер [206] выделяет четыре типа изображений, значимых для управления арттерапевтическим процессом:

каракули — бесформенные и хаотические линии, примитивные незавершенные формы;

схемы и полусхемы, представляющие собой стереотипные конвенциональные изображения. Конвенциональные изображения в значительной степени ограничивают возможности самовыражения и самоисследования пациента, часто отражая действие защитных механизмов и смысловых барьеров в осознании и анализе проблемы;

пиктограммы, т. е. схемы, обогащенные выражением индивидуальности ребенка, его позиции по отношению к миру. Пиктограммы, хотя и выражают аффективное отношение ребенка к миру, еще недостаточно «открыты» для коммуникации с миром, и их понимание нуждается в объяснениях и интерпретации рисунка самим автором. Именно это обстоятельство затрудняет процесс арттерапии, поскольку далеко не всегда ребенок осознает свою позицию в конфликте и свое отношение к тому или иному жизненному событию и его участникам;

художественные образы, обладающие эстетической ценностью и обеспечивающие возможность катарсиса, опредмечивают аффективные переживания автора в форме, понятной зрителям без дополнительных разъяснении.

Как отмечалось выше, в рисунке ребенка могут доминировать различные типы изображения, отражающие возрастную динамику изобразительной деятельности и индивидуально-личностные особенности переживания ребенком своих отношений с миром. Очевидно, что наиболее благоприятным для решения коррекционных задач является четвертый тип изображения — художественные образы, позволяющие в полной мере реализовать все преимущества искусства и творчества. Напротив, примитивные формы изображения, такие как каракули, потенциал символического моделирования которых крайне низок, могут обеспечить ребенку лишь возможность эмоционального отреагирования размытых, ненаправленных негативных аффектов, не позволяя ему в полной мере реализовать задачу исследования и осознания своих чувств, а значит, и продвинуться в разрешении своей проблемы.

Существуют определенные возрастные ограничения использования рисунка как в целях диагностики, так и в целях коррекции. Границы применения арттерапевтических методов определяются уровнем сформированности символической функции мышления, лежащей в основе развития изобразительной деятельности как трансформации простой графической активности орудийно-манипулятивного типа в деятельность символико-моделирующего типа. Поскольку в возрасте от 3 до 5 лет дети еще только овладевают техникой и способами изображения, а символическая функция еще только начинает свое развитие, арттерапия в этом возрасте оказывается недостаточно эффективной. Здесь предпочтение следует отдать игротерапии, а рисование лучше включать в контекст игровых заданий. В возрасте от 6 до 10 лет уровень развития символической функции уже обеспечивает возможности самоисследования и самовыражения личности в процессе создания творческого продукта, помогает ребенку наладить коммуникацию с другими людьми. В подростковом возрасте потребность в самовыражении, а затем и потребность в самопознании и утверждении своей идентичности приобретают особую значимость. Благоприятные возможности для реализации этих потребностей предоставляет арттерапия, которая на этой возрастной ступени становится оптимальной формой психокоррекционной работы. Однако это происходит далеко не всегда. Дело в том, что уровень требований подростка к качеству результата своей творческой деятельности существенно возрастает сравнительно с младшим возрастом, более строгими становятся критерии оценки ее продукта. Возникает противоречие между ростом потребности выражения чувств и коммуникации их другим людям и отсутствием (или ограниченностью) адекватных средств и способов самовыражения. Если в этом возрасте не оказать подростку помощь в овладении техникой и приемами изобразительной деятельности, тем самым расширяя репертуар средств самовыражения подростка, не оказать соответствующей поддержки в освоении изобразительными средствами, то рисование быстро «сойдет на нет» в жизни подростка. Важной задачей арттерапии при работе с подростками должна стать организация усвоения ими изобразительных техник, причем специальное внимание должно быть уделено упражнениям и заданиям, направленным на изучение возможностей изобразительного материала.

Немногим меньшее значение для понимания психологического характера и динамики коррекционного процесса имеет анализ активности ребенка и способов использования художественных материалов. Э. Крамер выделяет следующие пять способе в: исследовательские манипуляции с целью изучения физических свойств материалов; деструктивное поведение с потерей ребенком контроля своих действий (например, ребенок рвет бумагу, бросает карандаши, разбрызгивает краски, ломает карандаши и пр.); стереотипное воспроизведение одних и тех же рисунков и действий;  рисование графических пиктограмм и, наконец, создание художественных образов, в полной мере реализующих потребность ребенка в самовыражении и коммуникации с окружающими людьми. Последовательность перечисленных способов использования художественных материалов отражает позитивную динамику развития коррекционного процесса. Это позволяет психологу использовать шкалу смены способов применения изобразительных материалов как показатель успешности коррекционной работы, контролировать этот процесс и своевременно вносить необходимые изменения в коррекционную программу.

При организации арттерапевтических занятий нужно иметь в виду, что изобразительный материал задает определенный диапазон возможных способов действия с ним, стимулирует определенные виды активности ребенка. Специально подбирая изобразительные материалы к каждому занятию с учетом поставленных коррекционных задач и индивидуально-психологических особенностей участников, мы можем в определенной мере управлять активностью ребенка. Например, при работе с гиперактивными и расторможенными детьми, особенно с детьми с проявлениями агрессивности в поведении, не рекомендуется использовать такие материалы, как краски, глину, пластилин, т. е. материалы, стимулирующие неструктурированную, ненаправленную активность ребенка (разбрасывание, разбрызгивание, размазывание и пр.), легко переходящую в агрессивное поведение. Более уместно предложить таким детям листы бумаги среднего размера, карандаши, фломастеры, т.е. изобразительные материалы, требующие от ребенка организации и управления своей деятельностью, тонкой сенсомоторной координации и контроля за выполнением действия. Вместе с тем нужно прогнозировать, что карандаши у гиперактивных детей будут ломаться от слишком сильного нажима, бумага будет рваться и т.д. Поэтому для таких детей необходимо предусмотреть специальные игры и упражнения, позволяющие в активной действенной форме осуществить эмоциональное отреагирование и снять излишнюю напряженность. Гиперактивным детям будет также полезно выполнение заданий, требующих высокой точности планирования действий и точности воспроизведения, таких, например, как «Рисование по точкам». Напротив, детям эмоционально «зажатым», фрустрированным, с высокой социальной тревожностью более полезны материалы, требующие широких свободных движений, вовлекающих все тело, а не только область кисти и пальцев. Таким детям следует предлагать краски, большие кисти, большие листы бумаги, прикрепленные на стенах либо располагаемых на полу, глину и пластилин, рисование мелом, игру с бегущей из-под крана водой. Наибольший эффект для ослабления эмоциональной напряженности и тревожности имеют задания «Рисование пальцами» с использованием красок, «Создание фресок», «Волшебные пятна».

Рисуночная терапия и использование рисования в качестве коррекционного средства, хотя и обладает определенным, в большей степени внешним, чем внутренним сходством с учебными занятиями — уроками рисования, — имеет ряд принципиальных различий. Первое различие связано с целями и задачами рисуночной терапии: в арттерапии — это задачи самовыражения в рисунке, символического моделирования и разрешения конфликтной ситуации, а на уроках рисования — задачи овладения средствами и техниками изображения. Второе различие касается продуктов изобразительной деятельности: в арттерапии качество рисунка не является существенным критерием его оценки, здесь каждый рисунок обладает самоценностью, связанной с последовательностью этапов разрешения межличностных конфликтов и внутренних личностных проблем ребенка. На учебных занятиях, напротив, главное внимание при анализе рисунка ребенка уделяется мере и качеству усвоения им системы изобразительных средств. Третье различие состоит в отличии функций, осуществляемых взрослым: педагогом — в учебном (дидактическом) рисовании и психологом — в арттерапии. На учебных занятиях эти функции сводятся к демонстрации ребенку возможностей и техники новых способов и средств изображения и организации процесса их усвоения. В арттерапии взрослый выступает как фасилитатор процесса самовыражения, носитель адекватных способов действий с изобразительным материалом, посредник и партнер в осознании и разрешении проблемных ситуаций.

Рисование ребенка дошкольного возраста прямо и непосредственно связано с игрой, как бы вплетено в игру, являясь развитием сюжета и продолжением самой игры. Вместе с тем есть ряд различий, делающих рисование (арттерапию) вполне самостоятельным и необходимым компонентом коррекционной работы.

Во-первых, это различие в характере деятельности. Игра носит процессуальный, а рисование — продуктивный характер и именно продуктивный характер рисования задает потенциал «зоны ближайшего развития» ребенка на арттерапевтических сеансах. Рисунок, равно как любой другой продукт творческой деятельности ребенка, на занятиях арттерапией безусловно и безоценочно принимается взрослым, обладает самоценностью независимо от содержания, формы и качества. Безоценочное принятие взрослого является важным источником роста самопринятия и самоуважения ребенка. Рисунок ребенка как символический образ значимой для него ситуации в предметно-образной форме объективирует и сохраняет переживаемый ребенком аффект, представляя его в открытой для коммуникации форме. Такое своеобразное «отчуждение» аффекта позволяет и самому ребенку увидеть свое переживание с иной, чем своя собственная, позиции. Изменение познавательной перспективы ребенка создает психологические условия для эмоциональной децентрации, приводя к формированию нового качества эмоциональных процессов, делая их осознанными и сообщая им известную произвольность. Простая вербализация чувств ребенка в ряде случаев оказывается недостаточной для их осознания. Создание рисунка может существенно оптимизировать этот процесс, делая аффект зримым и наглядным для ребенка, создавая условия для его осознания.

Во-вторых, хотя игра, как рисование, представляет собой символическую деятельность, характер символизации в этих двух случаях различен. В игре ребенок использует более простые действенно-образные формы символизации (выполнение игрового действия с предметом-заместителем в соответствии с взятой на себя ролью), присваивая символические значения реальным предметам. В изобразительной деятельности ребенок создает символический объект в процессе творческого креативного акта, реализуя символизацию более высокого уровня. Возможности символизации, а значит и выражения своего внутреннего мира переживаний, в изобразительной деятельности неограниченно возрастают вместе с расширением репертуара изобразительных средств ребенка.

В-третьих, значение и роль игры и искусства в жизни ребенка меняется с возрастом. Игра в младшем школьном возрасте утрачивает свою ведущую роль в развитии и уступает место другим видам деятельности. Искусство в различных его формах, напротив, начинает занимать все более значительное место в жизни ребенка.

В-четвертых, с возрастом изменяется место и характер участия взрослого в игре и творческой деятельности ребенка. Если с возрастом роль взрослого в планировании и реализации игры ребенка становится все менее значимой, то в отношении изобразительной деятельности дело обстоит иначе. Роль взрослого в творческой деятельности ребенка с возрастом приобретает все большую ценность, а партнерство с взрослым все более значимым.

Основные этапы арттерапии, соответствующие решаемым задачам, образуют такую последовательность. Задачей первого, предварительного, ориентировочного этапа является исследование обстановки и правил поведения на занятии, изучение возможностей изобразительных материалов, а также лимитов и ограничений в их использовании. На втором этапе осуществляется выбор темы рисования и происходит эмоциональное включение ребенка в процесс рисования. Третий этап отвечает задаче поиска адекватной формы выражения. Здесь намечается переход от первого, пока примитивного и упрощенного, выражения темы к поисково-исследовательской активности, возникает увлеченность самим поиском формы и активное экспериментирование. На четвертом этапе развитие формы осуществляется в направлении все более полного и глубокого самовыражения, конкретизации проблемы и возможностей ее преодоления и, наконец, разрешения конфликтной травмирующей ситуации в символической форме. Подробный психологический анализ содержания основных этапов арттерапии при коррекции страхов, высокой тревожности и фобических реакций в детском возрасте представлен в работах А. И. Захарова [60; 61; 63].

Функции, реализуемые психологом в процессе организации арттерапевтических занятий, включают: эмпатическое принятие ребенка, создание психологической атмосферы личностной безопасности, оказание эмоциональной поддержки ребенку; постановка креативной задачи и обеспечение ее принятия и сохранения ребенком; тематическое структурирование задачи; помощь в поиске формы выражения заданной темы, обеспечение необходимыми «техническими средствами», подсказка; отражение и вербализация чувств и переживаний ребенка, актуализируемых в процессе рисования и опредмеченных в его продукте.

Функции психолога могут быть реализованы как в директивной, так и в недирективной форме. Директивная арттерапия предполагает постановку задачи перед ребенком в прямой форме в виде темы рисования, руководство поиском лучшей формы выражения темы вплоть до оказания помощи и совместного рисования, интерпретацию символического значения детского рисунка. В недирективной арттерапии ребенку предоставляется свобода как в выборе самой темы, так и в выборе формы ее выражения. В то же время в функции психолога входит оказание ребенку эмоциональной поддержки, а в случае необходимости — и технической помощи в придании максимальной выразительности продукту творчества ребенка. В арттерапевтической работе с детьми широко используется как директивная, так и недирективная формы арттерапии. В случаях страхов, фобий, тревожности предпочтение отдается директивной направленной форме. Если проблемы ребенка лежат в области низкой самооценки, негативного искаженного образа Я, более эффективными оказываются недирективные методы работы. В большинстве случаев оптимальным является разумное сочетание элементов директивной и недирективной арттерапии — задается тема рисования и ребенку предоставляется свобода в экспериментировании и поиске наиболее адекватной формы ее выражения.

В практике арттерапии применяются разнообразные задания и упражнения, содержание и направленность которых определяются концептуальным подходом и теоретической моделью психотерапии (психокоррекции). Не претендуя на всеобъемлющую систематизацию и типологию, можно выделить пять типов широко используемых в арттерапии заданий: упражнения с изобразительным материалом; упражнения на развитие образного восприятия, воображения и символической функции; предметно-тематический тип; образно-символический тип; игры-задания на совместную деятельность. (Более подробный и всесторонний анализ техник арттерапии см. [77].)

Игры-упражнения с изобразительным материалом — экспериментирование с красками, карандашами, бумагой, пластилином, мелом и т.д. с целью изучения их физических свойств и экспрессивных возможностей. Используются преимущественно на начальных сессиях, хотя бывают полезны на протяжении всего курса арттерапии, поскольку помогают снять сознательный контроль и выразить себя наиболее спонтанным способом. Могут быть полезны для детей младшего дошкольного возраста в целях стимулирования интереса к изобразительной деятельности и для детей более старшего возраста в случае эмоциональных расстройств, актуализации защитных барьеров и механизмов. Эффект упражнений — в стимулировании потребности в изобразительной деятельности и интереса к ней, преодолении сознательного контроля и действия защитных механизмов, уменьшении эмоциональной напряженности, формировании чувства личностной безопасности, повышении уверенности в себе, формировании интереса к исследовательской деятельности и стимулировании познавательной потребности. Типичными для этого типа заданиями являются «Рисование пальцами», манипулирование пластилином (создание простейших форм и их уничтожение по типу игр «разрушение—строительство»), экспериментирование с Цветом — наложение цветовых пятен друг на друга и пр. Приведем для иллюстрации некоторые варианты заданий указанного типа.

 «Автоматическое рисование» (техника каракулей). Клиента просят расслабиться и рисовать на листе бумаги линии, круги, каракули до тех пор, пока сам не остановится. Вариации данного упражнения: закрыть глаза, рисовать не доминантной рукой (правшу просят взять карандаш в левую руку, а левшу — в правую), рисовать, не отрывая карандаш от бумаги.

«Рисование пальцами». Клиента просят обмакнуть пальцы в краску и изобразить на большом листе бумаги то, что он захочет. Поощряется экспериментирование с цветом — наложение цветов друг на друга и изучение получаемого эффекта.

«Исследование цветов». Выбор, использование и личностное значение цветов очень важны в арттерапии. Клиент выбирает наиболее приятный и наименее приятный цвет и работает с ними, составляя свободную композицию цветов. В обсуждении продукта рисования с терапевтом или с членами группы обсуждаются вопросы, как взаимодействуют цвета друг с другом (как они могут пригашать и усиливать друг друга), какое личностное значение имеет цвет для клиента. Вариации:

«найди чужой цвет» — клиенту дается репродукция картины и предлагается проанализировать цвета с точки зрения хорошей интеграции и дезинтеграции (диссонанса) цвета.

Упражнения на развитие образного восприятия, воображения и символической функции — задания на структурирование неоформленного множества стимульных раздражителей. В этих заданиях детям предлагается, опираясь на стимульный ряд, воссоздать, воспроизвести целостный объект и придать ему осмысленность («Рисование по точкам», «Волшебные пятна»). В основе подобных упражнений лежит известный принцип проекции, использованный в методике Роршаха.

«Завершение рисунка». Клиенту предъявляют один или несколько листов бумаги с беспорядочными линиями или контурами, которые нужно завершить до полного рисунка.

Варианты: клиенту предлагается с закрытыми глазами нанести не доминантной рукой на лист бумаги любое количество точек, а далее попытаться соединить точки контуром так, чтобы получился осмысленный рисунок. Члены группы пытаются отгадать, что именно изображено на этом рисунке, и назвать этот предмет.

«Волшебные пятна». На мокрую бумагу акварелью или чернилами наносятся пятна и контуры. Затем бумага складывается пополам, пятна слипаются и размазываются. Затем пятна дополняются до целого минимальным количеством деталей.

Предметно-тематический тип — рисование на свободную и заданную темы, где предметом изображения выступает человек и его отношения с предметным миром и окружающими людьми. Для данного типа рисования характерны наивно-реалистические и визуально-реалистические типы изображения. Символизация в рисунке осуществляется в форме моделирования реальных или воображаемых жизненных ситуаций с помощью наличных изобразительных средств. Примером таких заданий могут быть рисунки «Моя семья», «Я в школе», «Я дома», «Я, какой я сейчас», «Я в будущем» («Кем я стану») «Мое любимое занятие», «Что я люблю», «Мой самый хороший поступок», «Нарисуй свой мир» («Волшебный мир») и т.д.

Свободное рисование отличается от рисования на заданную тему тем, что здесь выбор темы, манера исполнения, выбор изобразительных средств полностью остается за клиентом, которого просят в рисунке свободно выразить себя, не планируя заранее рисунок. Свободное рисование является прекрасным диагностико-терапевтическим средством, отражающим проблемы клиента, психологические защиты и потенциал возможностей разрешения проблем. В случае групповой арттерапии после окончания рисования участников группы просят отобрать самые выразительные и интересные (наименее выразительные и неинтересные), загадочные и непонятные рисунки и рассказать, почему они так воспринимают работы.

Рисование на заданную тему позволяет перейти к прямому исследованию проблемы клиента и требует от арттерапевта более директивной тактики поведения, умения оказать клиенту эмоциональную поддержку, помощь в осознании и интерпретации конфликтных событий и отношений, предложить способ символического разрешения проблемы. Приведем примеры заданий предметно-тематического типа.

1. Задания на развитие самовосприятия. Цель заданий — организовать условия для самоисследования и самопознания, повысить осознанность Я, чувство идентичности, повысить самооценку и уровень самопринятия.

«Автопортрет». Клиенту предлагается нарисовать себя (используя зеркало, без зеркала, абстрактно). Можно ограничить время рисования (до одной минуты), исходя из предположения, что в отведенное для выполнения задания время будет нарисовано то, что клиент считает наиболее важным для себя.

«Нарисуй себя животным» — автопортрет в виде животного. Далее проводится обсуждение рисунка (индивидуальное или групповое) — на какое животное похож клиент, какими качествами, присущими этому животному, он обладает, кем хотел бы быть, каких качеств ему не достает, но хотел бы обладать.

«Я-идеальный и Я-реальный». Клиенту предлагается нарисовать себя, кем бы он хотел быть, и себя, какой он есть. Далее два автопортрета сравниваются с целью установления сходства и различий. Беседа строится в направлении анализа того, каких личностных качеств не хватает клиенту и каким образом их можно было бы приобрести.

2. Задания на исследование позиции «Я в мире» направлены на изучение мотивационно-потребностной сферы Я, осознание системы ценностей Я, восприятие своего жизненного пути и отношений человека с миром.

 «Три желания». Клиенту предлагается изобразить на рисунке три желания. Обсуждение проводится в направлении выяснения содержания желаний, их значимости, возможности и путей их осуществления, меры ответственности самого клиента за их реализацию.

«Первые воспоминания». Предлагается нарисовать самое раннее воспоминание или первое важное событие в жизни клиента. Проводится подробное обсуждение этого события с выяснением участников, характера межличностных отношений, чувств, которые испытывал клиент, прослеживается связь этого событий с актуальными проблемами и событиями сегодняшнего дня.

«Волшебный мир» — клиенту вручается «волшебная палочка» и предлагается нарисовать мир таким, каким бы он хотел его видеть, каким бы он сделал мир. Далее проводится обсуждение рисунка (изображенные события, их участники и межличностные отношения, связь воображаемого и реального и пр.).

«Сны и фантазии». Клиенту предлагается нарисовать свой сон и рассказать о нем. При интерпретации следует учитывать, что события сна выражают подавленные и вытесненные желания автора рисунка, его отношение к миру, модель преодоления проблем.

«Проблемно-ориентированные задания» — «Я в школе», «Я в детском саду», «Рисунок семьи», «Чего я боюсь» и др. — направлены на исследование проблемы (содержание, аффективная значимость для клиента, характер копинг-стратегий, степень толерантности к фрустрации, характер межличностных отношений и пр.).

Образно-символический тип — изображение ребенком в рисунке абстрактных понятий в виде созданных воображением ребенка образов, таких как понятия «Добро», «Зло», «Счастье», изображение эмоциональных состояний и чувств «Радость», «Гнев» «Удивление», «Счастье» и пр. Этот тип заданий требует от ребенка более высокой степени символизации, чем предшествующий, так как изображаемое понятие не обладает физической «вещной» оболочкой и тем самым в основу символизации не может быть положен какой-либо внешний признак изображаемого явления. Это заставляет детей при выполнении задания обращаться к анализу психологического и нравственного содержания тех событий и явлений, которые становятся предметом изображения при выполнении задания, переосмысливая значение этих событий.

«Рисование чувств». Клиенту предлагается изобразить чувства и психологические состояния (радость, печаль, гнев, тревога, страх, счастье, удовольствие, сила, слабость). Полезно предлагать для изображения понятия, составляющие дихотомию (любовь—ненависть, страх-смелость). Далее проводится обсуждение рисунка с прояснением значения этого понятия, ситуаций, которые связаны с переживанием данного чувства и состояний, причин, вызывающих указанные чувства, способов их экспрессии, способов и приемов преодоления негативных состояний. При работе в группе можно использовать прием отгадывания чувств: рисунки поочередно предъявляются и участники группы высказывают предположения о том, какие чувства и состояния изображены на рисунке, аргументируя свою позицию.

«З а б о р» (символическое преодоление препятствий). Проводится беседа, в ходе которой устанавливается, что у каждого человека есть препятствие (барьер), мешающее достижению значимых целей. Предлагается визуализировать этот барьер в виде забора (стены) на листе бумаги. Далее обсуждается, какой именно забор нарисован (высокий или низкий, обычная стена или с устрашающими деталями — колючая проволока, электроток, торчащие гвозди и пики и т.д.). Затем предлагается преодолеть этот барьер — сначала в реальном символическом действии (перепрыгнуть, перелезть, воспользоваться помощью терапевта или членов группы), а затем изобразить это действие на рисунке.

«Дорога жизни». Клиенту предлагается нарисовать свою дорогу жизни в избранной им свободной манере с выбором любых изобразительных средств. Обсуждение рисунка затрагивает вопросы позиции человека в мире, наличия или отсутствия доверия и доброжелательности, открытости и готовности к взаимодействию и кооперации с другими людьми, аффективного восприятия своего жизненного пути, наличия препятствий и проблем, возможностей их преодоления.

Задания на совместную деятельность могут включать задания всех указанных выше четырех типов. Этот тип заданий направлен как на решение проблемы оптимизации общения и взаимоотношений со сверстниками, так и на оптимизацию детско-родительских отношений. Кроме того, задания на совместную изобразительную деятельность делают необходимой речевую коммуникацию участников и тем самым обеспечивают развитие регуляторных способностей. Ребенку могут быть предложены аналогичные типы заданий на литературном материале (сочинение сказок и историй, прием «бинома фантазии», предложенный Д.Родари) [136].

«Диалог в рисовании». Партнеры (например, родитель и ребенок) садятся друг против друга и молча поочередно обмениваются сообщениями в виде контуров, цветов, линий, используя один лист бумаги. Когда разговор завершается, проводится обсуждение того, что хотел сказать партнеру каждый из участников диалога, насколько его намерения были поняты партнером, работали ли участники диалога слаженно, понимали ли они друг друга. Особого внимания заслуживают случаи, когда партнеры модифицировали полученное задание в задачу создания общего рисунка.

«Совместное рисование»— создание общего рисунка по общему замыслу, коллажа, фрески на стене. Важное значение придается здесь обсуждению замысла и планированию совместной деятельности. Вариации: каждый из партнеров в диаде задумывает, что он хотел бы нарисовать и, не сообщая друг другу о замысле, рисует вместе с партнером на одном листе бумаги, обмениваясь листом по принципу описанного выше диалога. После завершения рисования проводится обсуждение рисунка. Учитывается: мера понимания замысла партнера, готовность изменить свой первоначальный замысел и подстроиться к партнеру, настаивание на своем в ущерб качеству продукта, общность продукта (один единый рисунок или два разных в углах листа), степень согласованности действий партнеров, стремление контролировать, планировать и регулировать действия партнера и пр. Очень эффективно упражнение при работе с детско-родительскими отношениями. Инструкция может быть изменена и задание может быть сформулировано следующим образом: «Догадайтесь, что хочет нарисовать ваш партнер, и помогите ему в этом».

«Завершение рисунка группой». Цель: создать условия для возникновения ориентации на партнера, повысить сенситивность к чувствам, намерениям и действиям партнера, повысить эффективность коммуникации и кооперации. По кругу передается лист бумаги, на котором каждый из членов группы рисует определенную форму, деталь, раскрашивает и т.д., т.е. вносит свой вклад в создание общего рисунка. Варианты: тематическое задание (нарисовать героя любимой сказки, нарисовать страшное-престрашное, нарисовать самое любимое занятие, любимую игрушку, хорошее настроение и пр.), свободное рисование (тема в группе не обсуждается и не называется и каждый дорисовывает, исходя из представления об общем замысле), дополнение рисунка автора (один из членов группы предлагает свой рисунок для дополнения, называя, что именно изображено, — событие, чувство, объект, состояние). Каждый из членов группы по кругу дорисовывает рисунок, пока тот не возвращается к автору. Проводится обсуждение изменений рисунка с точки зрения сохранения темы и выразительности рисунка.

«Портреты членов группы». Каждый рисует портрет партнера (того, кого хочет, незнакомого партнера, партнера, имя которого ему достается по жребию). Портрет не подписывается. Далее члены группы угадывают, кто именно изображен на каждом из портретов, приводится соответствующая аргументация.

«Портрет совместными усилиями». Автопортрет одного из участников передается по кругу и каждый дополняет его, стремясь к наибольшей выразительности и сходству с автором. Проводится обсуждение, в котором каждый участник обосновывает свои дополнения.

«Автопортрет-портрет» (техника четырех портретов). Участники группы разбиваются на пары. Упражнение проводится в два этапа. Вначале пара рисует портреты партнера. Затем происходит обмен портретами, и каждый член диады дополняет свой портрет до автопортрета. Затем снова обмениваются рисунками и проводится обсуждение. На втором этапе участникам диады предлагается нарисовать автопортреты, затем снова обмен автопортретами, дополнение рисунка партнером и обсуждение в группе.

Применение арттерапевтических методов в коррекционной работе позволяет получить следующие позитивные результаты:

• обеспечить эффективное эмоциональное отреагирование, придать ему даже в случаях агрессивных проявлений социально приемлемые допустимые формы. При этом арттерапия, в отличие, например, от игры, открывает принципиально новые возможности качественного преобразования негативных эмоций в позитивные. Такое преобразование осуществляется в тех случаях, когда продукт эмоционального отреагирования (рисунок, история, сказка), опредмечивая аффект, обеспечивает катарсис за счет социального признания созданного продукта;

• облегчает процесс коммуникации для замкнутых, стеснительных или слабо ориентированных на сверстников детей. Возможность опосредованного продуктом арттерапии невербального контакта между детьми способствует преодолению коммуникативных барьеров и психологических защит;

• создает благоприятные условия для развития произвольности и способности к саморегуляции. Эти условия обеспечиваются за счет того, что изобразительная деятельность как продуктивная деятельность необходимо требует от ребенка планирования и регуляции деятельности на основе замысла на пути достижения цели;

• арттерапия создает необходимые психологические условия для осознания ребенком своих чувств, переживаний и эмоциональных состояний; создает предпосылки для произвольной регуляции эмоциональных состояний и реакций;

• арттерапия существенно повышает личностную ценность, содействует формированию позитивной Я-концепции и повышению уверенности в себе за счет социального признания ценности продукта, созданного ребенком.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |