Имя материала: Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков

Автор: Г. В. Бурменская

4.3.3. методы коррекции поведения. поведенческий подход

 

Методы коррекции поведения разрабатывались в рамках поведенческого подхода в форме поведенческой терапии, или практики «модификации поведения». Поведенческая терапия — это терапия, использующая принципы и модели теории научения и науки о поведении (бихевиоризма) при определении целей и процедур психотерапии, а также при объективной оценке ее результатов. О поведенческой терапии говорят, что она имеет значительное прошлое, но короткую историю [207]. Теоретические основы поведенческой терапии были разработаны еще в первой половине XX в. в трудах И.П.Павлова, Д.Уотсона, К.Халла, Э. Торндайка, Б. Скиннера. Однако переход от исследовательской работы с экспериментальными животными к реальной практике коррекции поведения человека произошел относительно недавно. В конце 50-х гг. разработанный Д.Вольпе метод систематической десенсибилизации впервые поколебал безраздельное господство психоаналитической практики и гегемонию психодинамической модели. Эффективность и относительная простота этого метода снискали ему заслуженное признание, и метод систематической десенсибилизации получил широкое распространение в практике работы с клиентами с эмоциональными нарушениями, страхами, повышенной тревожностью, фобиями.

Можно выделить три этапа в развитии поведенческой терапии, каждый из которых знаменует все большее усложнение базовых теоретических моделей поведения, лежащих в основе терапевтической практики. Первый этап связан с доминированием необихевиористского подхода, в котором фокус коррекционных усилий сосредоточен на внешнем поведении, а ведущие техники основываются на моделях классического и оперантного обусловливания. Второй этап связан с включением в концептуальную модель поведения внутренних детерминант — когнитивных процессов. Здесь возникает и интенсивно развивается когнитивно-бихевиоральное направление, вызывающее далеко неоднозначную оценку сторонников поведенческого подхода. Фокус коррекционной работы здесь переносится на когнитивные процессы, обусловливающие поведение человека. Третий этап определяется развитием теории социального научения А. Бандуры и Д. Роттера, подчеркивающих важность процессов саморегуляции в осуществлении поведения и научении и значение подражание социальным культурным паттернам поведения.

Оценивая траекторию развития поведенческой терапии, следует отметить две ярко выраженные тенденции. Первая тенденция заключается в попытках объединить, интегрировать тот положительный опыт коррекционной и терапевтической работы, который был накоплен в психологии. Происходит постепенный отход от жесткой парадигмы поведения как предмета науки и практики к все большей «открытости». В сферу научных и практических интересов представителей поведенческого подхода все шире включаются внутренние психические процессы — когнитивные процессы, саморегуляция, мотивы и ценности. Проявилась тенденция смыкания поведенческой терапии с психоаналитическим подходом и некоторыми другими терапевтическими практиками как в форме прямого заимствования принципов и техник, так и в форме попытки перевести традиционные психоаналитические процедуры в термины теории научения. Второй, все более очевидной тенденцией является возросший учет активности субъекта поведения и осознание необходимости окончательного отказа от схемы «стимул—реакция», воплощенной в модели классического обусловливания, в пользу более сложной модели, включающей активность субъекта как ключевое звено поведения, находящей отражение в концепции самоэффективности личности А. Бандуры.

Метод систематической десенсибилизации

 

Модель классического обусловливания послужила основой для разработки таких методов коррекции поведения, как аверсивная терапия, метод систематической десенсибилизации, имплосивная («шоковая») терапия. Аверсивная терапия использует механизм подавления (вытеснения) поведенческой реакции за счет отрицательного подкрепления нежелательного поведения. Метод систематической десенсибилизации и имплосивная терапия основываются на механизме актуализации (освобождения) подавленной реакции. Имплосивная терапия, основанная на «наводнении» и шоке, вызванном чрезмерностью отрицательных стимулов и генерализации торможения реакций страха и тревожности, выглядит непривлекательно для детских психологов, предпочитающих избегать любой вероятности дополнительной травматизации клиента в процессе терапии. Метод систематической десенсибилизации является одним из наиболее авторитетных методов поведенческой терапии.

Метод систематической десенсибилизации был разработан в конце 50-х гг. Д.Вольпе для преодоления состояний повышенной тревожности и фобических реакций. С тех пор метод приобрел известность и находит широкое применение в психологической и психотерапевтической практике. Метод был разработан в контексте поведенческого подхода и стал первой попыткой распространения идей бихевиоризма на практику психотерапевтической и психокоррекционной работы.

На основе данных, полученных в экспериментах с животными, Д. Вольпе показал, что происхождение и угасание невротической тревожности, подавляющей адаптивное поведение, могут быть объяснены с позиций теории классического обусловливания. Возникновение неадекватной тревожности и фобических реакций, по мнению Д. Вольпе, основано на механизме условно-рефлекторной связи, а угасание тревожности — на механизме контробусловливания в соответствии с принципом реципрокного подавления. Суть этого принципа состоит в том, что если реакцию, противоположную тревожности, можно будет вызвать в присутствии стимулов, обычно вызывающих тревожность, то это приведет к полному или частичному подавлению реакций тревожности. Д.Вольпе реализовал идею сверхобусловливания в работе с клиентами, испытывающими страхи и фобии, сочетая состояния глубокой релаксации клиента с предъявлением ему стимулов, в обычной ситуации вызывающих страхи. При этом решающее значение имел порядок предъявления и подбор стимулов. Стимулы подбирались по интенсивности так, чтобы реакция тревожности была подавлена предшествующей релаксацией. Иначе говоря, конструировалась иерархия стимулов, вызывающих тревожность, в последовательности от стимулов минимальной интенсивности, вызывающих у клиента лишь легкое беспокойство и тревогу, до стимулов высокой интенсивности, провоцирующих сильно выраженный страх и даже ужас. Этот принцип — принцип систематического градуирования стимулов, вызывающих тревожность — и дал название новому психокоррекционному методу: метод систематической десенсибилизации по аналогии с методом систематической десенсибилизации аллергенов, применяемых в медицине. Метод систематической десенсибилизации — это метод систематического постепенного уменьшения сенситивности, т. е. чувствительности человека к предметам, событиям или людям, вызывающим тревожность. Снижение сенситивности приводит к последовательному систематическому уменьшению уровня тревожности по отношению к этим объектам. Метод систематической десенсибилизации может быть полезен для разрешения трудностей в развитии, когда основной причиной выступает неуместная неадекватная тревожность.

Метод систематической десенсибилизации показан для применения в следующих случаях.

1. При возникновении повышенной тревожности в ситуациях, где объективная опасность или угроза физической и личностной безопасности человека отсутствует. Тревожность характеризуется высокой интенсивностью и продолжительностью, тяжелыми аффективными переживаниями и субъективными страданиями.

2. При возникновении психофизиологических и психосоматических расстройств вследствие высокой тревожности (мигреней, головной боли, дерматозов, желудочно-кишечных расстройств и т.д.). В этих случаях, составляющих пограничную для детской и клинической психологии область, необходима комплексная помощь ребенку, включая медицинскую, психологическую и психотерапевтическую помощь.

3. При дезорганизации и распаде сложных форм поведения вследствие высокой тревожности и страхов. Примером могут служить неспособность ученика, прекрасно знающего учебный предмет, справиться с контрольной работой или «провал» на утреннике в детском саду малыша, выучившего стихотворение, но не сумевшего его продекламировать в нужный момент. В тяжелых случаях ситуативные «срывы» в поведении ребенка могут перейти в хронические и приобрести форму «выученной беспомощности». Здесь до начала использования метода систематической десенсибилизации необходимо снять или уменьшить воздействие стрессора, дав ребенку отдых и оградив его от повторения проблемных ситуаций вызывающих страх и тревогу.

4. При возникновении реакций избегания, когда ребенок, стремясь избежать тяжелых аффективных переживаний, связанных с тревожностью и страхами, предпочитает избегать любых травмирующих стимулов и ситуаций. В этих случаях избегание представляет собой защитную реакцию на стрессор. Например, ученик прогуливает уроки, стремясь избежать опроса и контрольных работ при объективно высокой степени усвоения учебного материала; или ребенок постоянно говорит дома неправду даже на вопросы о его вполне безупречных поступках, потому что испытывает страх и тревожность потерять расположение родителей. Со временем ребенок начинает испытывать страх уже перед самой возможностью возникновения страха («бояться страха»). Длительное сохранение такого состояния может привести к депрессии.

5. При замещении реакций избегания дезадаптивными формами поведения. Так, при возникновении страха и тревожности ребенок становится агрессивным, возникают вспышки ярости, неоправданного гнева. В младшем школьном и подростковом возрасте могут наблюдаться обращения подростка к психоактивным веществам (алкоголю, наркотикам), побеги из дома. В более мягком социально приемлемом варианте дезадаптивные реакции принимают форму причудливого эксцентричного или демонстративно-истероидного поведения, направленного на то, чтобы стать центром внимания и получить необходимую социальную поддержку. Дезадаптивное поведение может выступать в форме особых ритуалов, «магических действий», позволяющих избежать столкновения с вызывающими тревожность ситуациями. В случае возникновения дезадаптивных реакций метод систематической десенсибилизации должен быть использован в комплексе с другими видами психотерапии.

Классическая процедура систематической десенсибилизации осуществляется в три этапа:

1) тренировка умения клиента переходить в состояние глубокой релаксации;

2) конструирование иерархии стимулов, вызывающих тревожность;

3) этап собственно десенсибилизации.

Первый — подготовительный —этап ставит задачу научить клиента способам регуляции состояний напряженности и релаксации, покоя. Здесь могут быть использованы различные методы: аутогенная тренировка, косвенное и прямое внушение, а в исключительных случаях — гипнотическое воздействие. При работе с детьми наиболее часто используются методы косвенного и прямого вербального внушения. Использование игр и игровых упражнений позволяет значительно увеличить возможности эффективного воздействия на ребенка с целью вызвать у него состояние покоя и релаксации. Это и выбор сюжета игры, и распределение ролей, и введение правил, регулирующих переход от активности к релаксации. Использование игровой формы позволяет также в специальных упражнениях организовать овладение отдельными элементами аутогенной тренировки даже детьми дошкольного возраста.

Задача второго этапа состоит в конструировании иерархии стимулов, ранжированных в соответствии с возрастанием степени тревожности, которую они вызывают. Конструирование такой иерархии осуществляется психологом на основании беседы с родителями ребенка, позволяющей выявить объекты и ситуации, вызывающие тревожность и страхи у ребенка, данных психологического обследования ребенка, а также наблюдения за его поведением. Различают два типа иерархий в зависимости от того, как в них представлены элементы — стимулы, вызывающие тревожность: иерархия пространственно-временного и иерархия тематического типа. В иерархии пространственно-временного типа варьируется один и тот же стимул в зависимости от интенсивности вызываемой тревожности. Таким стимулом может быть предмет, человек или ситуация. Например, объект или человек (доктор, Баба-Яга, собака, темнота) и ситуация (ответ у доски, расставание с матерью, выступление на утреннике и т.д.) представлены в различных временных и пространственных измерениях, в силу чего вызывают тревожность разной интенсивности. Временное измерение характеризует отдаленность события во времени и постепенное приближение времени наступления события. Пространственное измерение — уменьшение расстояния и приближение события или объекта, вызывающих страх. Иначе говоря, при конструировании иерархии пространственно-временного типа создается модель постепенного приближения ребенка к вызывающему страх событию или предмету. В иерархии тематического типа стимул, вызывающий тревожность, варьируется по физическим свойствам и предметному значению. В результате конструируется последовательность различных предметов или событий, прогрессивно увеличивающих тревожность, связанных одной проблемной ситуацией, одной темой. Таким образом, создается модель достаточно широкого круга ситуаций, объединенных общностью переживания ребенком тревожности и страха при столкновении с ними. Иерархии тематического типа способствуют обобщению умения ребенка подавлять излишнюю тревожность при встрече с достаточно широким кругом ситуаций. В практической работе обычно используются иерархии обоих типов: и пространственно-временного, и тематического. За счет конструирования стимульных иерархий обеспечивается строгая индивидуализация коррекционной программы в соответствии со специфическими проблемами клиента.

На третьем этапе — собственно десенсибилизации — организуется последовательное предъявление клиенту, находящемуся в состоянии релаксации, стимулов из ранее сконструированной иерархии, начиная с низшего элемента, практически не вызывающего тревожности, и переходя к стимулам, постепенно увеличивающим тревожность. При возникновении даже незначительной тревожности предъявление стимулов прекращается, клиент снова погружается в состояние релаксации, и ему предъявляется ослабленная версия того же стимула. Отметим, что идеально сконструированная иерархия не должна вызывать тревожности при своем предъявлении. Предъявление последовательности элементов иерархии продолжается до тех пор, пока состояние покоя и релаксации не будет сохраняться у клиента даже при предъявлении высшего элемента иерархии. При работе со взрослыми клиентами и подростками стимулы предъявляются вербально как описание ситуаций и событий. От клиента же требуется представить эту ситуацию в воображении. При работе с детьми оперирование образами и представлениями в воображении оказывается весьма затруднительным, поэтому метод систематической десенсибилизации используется «in vivo», т. е. стимулы, вызывающие тревожность, предъявляются ребенку в форме реальных физических объектов и ситуаций. Оптимальной формой подобного предъявления стимулов детям дошкольного и младшего школьного возраста является игра. В игре обеспечивается необходимая визуализация «пугающих» страшных объектов и ситуаций и вместе с тем сохраняется свобода и произвольность ребенка в отношении этих объектов и ситуаций, поскольку они реализуются в воображаемой, «мнимой» ситуации, полностью подвластны ребенку и не представляют ни малейшей реальной угрозы. Игра создает возможность сохранения положительного эмоционального настроя и, соответственно, релаксации за счет переживания удовольствия от самой игры, которая может быть сохранена ребенком даже при встрече с ситуациями, вызывающими страх и тревожность.

В детском возрасте тревожность и страхи перед определенными ситуациями и объектами могут быть обусловлены отсутствием у ребенка адекватных способов поведения в этих ситуациях. В таких случаях метод систематической десенсибилизации дополняется техниками научения, разработанными в рамках теории социального научения (А. Бандура), — техникой моделирования социально-желаемых образцов поведения и техникой социального подкрепления. Благодаря наблюдению моделей адекватного поведения взрослого или сверстника в ситуации, вызывающей страхи у ребенка, и организации социального подкрепления попыток подражать поведению модели, удается не только преодолеть фобии и излишнюю необоснованную тревожность, но и расширить поведенческий репертуар ребенка, повысить его социальную компетентность. Предусматривается определенная последовательность включения ребенка в трудную для него ситуацию. Сначала ребенок только наблюдает за поведением взрослого или сверстника, не обнаруживающих ни малейших признаков страха и испуга. Затем сам включается в совместную деятельность со взрослым или сверстником, в которой постоянно подкрепляются все его даже незначительные достижения и, наконец, пытается самостоятельно имитировать модель «бесстрашного» поведения при эмоциональной поддержке психолога и сверстников — участников группы.

Принцип систематической десенсибилизации находит также выражение в постепенном переходе от одного вида деятельности к другому так, чтобы обеспечить последовательное приближение ребенка от воображаемой «пугающей» ситуации к реальной ситуации, вызывающей тревожность. Например, достаточно хорошо оправдывает себя такая последовательность коррекционной работы: сочинение сказок и историй о бесстрашном герое, преодолевающем все трудности и испытания, затем тематическое рисование, игра-драматизация, разыгрывание сначала условных, а затем и реальных ситуаций, моделирующих адекватное поведение в ситуациях, прежде вызывавших страх у ребенка.

В заключение подчеркнем, что хотя метод систематической десенсибилизации при работе с детьми применяется не очень часто, сам принцип систематической десенсибилизации и важнейшие элементы этого метода органически включены в психокоррекционную работу с детьми — ив метод игровой коррекции, и в арттерапию, — занимая достойное место в арсенале средств оказания психологической помощи в развитии детей.

Метод поведенческого тренинга

 

Метод поведенческого тренинга направлен на обучение ребенка адекватным формам поведения в проблемных ситуациях. Теоретической основой метода поведенческого тренинга является бихевиоризм, как в его классическом варианте, так и в современных теориях научения, реализующих традиции поведенческого подхода (А. Бандура, Б.Скиннер, Д.Мейхенбаум). В случае поведенческого тренинга целью коррекции становится приобретение нового адаптивного поведения, отсутствующего в поведенческом репертуаре клиента, а не задача торможения или усиления уже имеющегося поведения, как, например, в методе систематической десенсибилизации Д.Вольпе [205]. Сторонники поведенческого тренинга справедливо исходят из предположения о том, что причиной значительной доли трудностей ребенка является отсутствие соответствующего поведения и навыков. Задача психологической помощи в таких случаях должна состоять в повышении уровня «исполнительской компетентности» в отношении определенных ситуаций взаимодействия и общения с социальным окружением и предметным миром. «Исполнительская компетентность» характеризует не отдельную поведенческую реакцию, а целостное поведение, сопряженное с определенным типом ситуаций. Высокая «исполнительская компетентность» обеспечивает успех в достижении жизненных целей.

Метод поведенческого тренинга существует в трех модификациях соответственно трем основным теоретическим подходам: оперантному научению, социальному научению, педагогическому подходу.

Теория оперантного научения, разработанная Б. Скиннером, основывается на механизме оперантного обусловливания, суть которого состоит в выработке нового поведения через модификацию уже усвоенных ранее поведенческих реакций путем манипулирования положительным и отрицательным подкреплениями.

В завершенном и операционализированном виде принцип оперантного научения представлен в методе «жетонов». «Жетонные программы», получившие благодаря Б. Скиннеру широкое распространение в США, следует рассматривать как кульминацию внедрения идей теории оперантного научения в практику коррекционной и психотерапевтической работы. Цель коррекции в «жетонных программах» определяется как изменение поведения индивида в соответствии с предписанной ему обществом ролью. «Жетонная экономика» представляет собой такую форму внешней организации поведения индивида, в которой в жестко контролируемой среде индивид получает деньги, материальные блага и привилегии в обмен на «жетоны», которыми он вознаграждается за выполнение социально желательного поведения.

Метод «жетонов» включает в себя пять основных компонентов:

1) систематическое наблюдение за поведением детей, нуждающихся в коррекции поведения;

2) презентация детям образца социально желаемого поведения, описание его и сопоставление с альтернативным образцом асоциального поведения, т. е. предъявление детям в сравнении двух образцов поведения — «положительного», которому нужно подражать, и «отрицательного», которого следует избегать;

3) определение форм эффективного положительного и отрицательного подкрепления для участников коррекционной программы. Например, положительным подкреплением могут стать различные предметы для поощрения — значок, игрушка, конфета, а отрицательным — запрет играть в любимые игры, запрещение просмотра телевизионной передачи, лишение сладкого, прогулки и т.д.;

4) введение «жетонов» как символического подтверждения права ребенка на получение поощрения (положительного подкрепления) или наказания (отрицательного подкрепления), а также правил действия «жетонов», т.е. правил обмена «жетонов» на привилегии или, напротив, правил введения «наказаний» для ребенка;

5) систематический контроль поведения ребенка, оценка поведения, выдача «жетонов» и, наконец, осуществление обмена «жетонов» на оговоренные ранее виды поощрений и наказаний.

Психологический механизм коррекционного воздействия авторы видят в систематическом контроле и немедленном подкреплении (положительном или отрицательном) поведения ребенка (Б.Скиннер). Отсюда становятся понятны ограничения в применении «жетонного» метода — применение только в строго контролируемой среде, там, где возможно осуществить незамедлительное подкрепление, значимое для субъекта. Там, где эти условия не соблюдаются, метод «жетонов» теряет свою эффективность. Именно поэтому «жетонные программы» получили распространение лишь в условиях жестко контролируемой среды — в школах, больницах, тюрьмах. Широкое применение метода «жетонов», начиная с 60-х гг., в целях коррекции поведения детей выявило ряд условий, выходящих за рамки принципа оперантного обусловливания. К этим условиям относятся: обоснование необходимости следования в поведении социально желательному образцу, развернутое инструктирование детей, как следует выполнять те или иные действия, обучение детей правильно опознавать ситуации, требующие того или иного поведения. Все эти условия отражают необходимость учета когнитивных процессов в научении, учета активности самого субъекта поведения. Результаты применения оперантного метода далеко неоднозначны. Если в условиях контролируемой среды в большинстве случаев эффективность метода высока, то при снятии внешнего контроля только часть клиентов сохраняет предписанное поведение. Эти факты отражают роль мотивационной и ценностно-смысловой сферы в закреплении и упрочении нового поведения. Однако следует признать, что для определенной группы «жетонный метод» оказывается вполне эффективным. Нам представляется, что вероятным механизмом позитивного влияния этого метода на развитие поведения ребенка является объективирование оценки взрослым поведения ребенка в виде «жетона» и передача его ребенку, т. е. материализация функции контроля и передача этой функции ребенку. «Жетон» как обобщенная оценка правильности поведения ребенка, не связанная с немедленной наградой или наказанием, создает дополнительные условия для осуществления ребенком ориентировки в социальном значении своего поведения. В тех случаях когда детям раскрывается смысл «жетона» как носителя социальной оценки их поведения, а не просто средства получения ими материальных благ, подарков и привилегий, метод «жетонов» оказывает положительное воздействие на развитие способности ребенка к контролю и регуляции своей деятельности.

В рамках когнитивно-бихевиорального направления (А. Бек, А. Эллис, Д. Мейхенбаум) акцент был перенесен на коррекцию когнитивных структур, опосредствующих поведение [102]. Когнитивные структуры определяют восприятие и познание человеком мира, его поведение и деятельность. Когнитивная структура имеет три измерения — категоризация мира (обобщение объектов, поступков и категорий), убеждения, связанные с различными категориями, и ценности как аффективное отношение человека к смысловым категориям. Важнейшую роль в развитии когнитивных структур играет диалог, обеспечивающий изменение значений и оценок, изменение смысловых структур, углубление познания самого себя и улучшение самоконтроля. По мнению сторонников когнитивной терапии, когнитивная поведенческая терапия направлена на изменение внутреннего диалога клиента.

Наибольшую известность получили такие направления, как рационально-эмотивная терапия А. Эллиса, когнитивная терапия А. Бека, систематическое рациональное переструктурирование Голдфрида и когнитивная модификация поведения Д. Мейхенбаума. Были разработаны и получили широкое распространение такие когнитивно-бихевиоральные техники, как метод активного инструктирования, техника развития внутреннего самоинструктирования, метод рефрейминга событий (когнитивного переструктурирования), метод ревизии дезадаптивных установок и замены их оптимистическими. Основной мишенью когнитивно-бихевиоральных методов являются страхи, тревожность; эмоциональные расстройства. Согласно известной схеме А. Эллиса «цель — активизирующее событие — убеждения (рациональные и иррациональные) — поведение» ответственность за возникновение страха и тревожности лежит не на самом событии, а на том, как оно интерпретируется человеком. Иррациональные убеждения, опосредствующие возникновение поведения, приводят к нагнетанию страха, ощущению собственной недостаточности, неуверенности в своих силах и предсказании будущих неудач. Для ребенка в силу ограниченности опыта, отсутствия научного мышления, слабости и зависимости, как нельзя более характерны иррациональные убеждения. Однако возможности применения метода ревизии когнитивных установок, требующих развитой рефлексии и вербального логического мышления, в работе с детьми ограничены возрастными рамками. Но выявление неадекватных когнитивных самодеклараций (А. Бек), основанных на базисных убеждениях субъекта, является необходимым звеном коррекционной работы с детьми с эмоциональными нарушениями, неуверенностью в себе и низкой жизнестойкостью. Типичными когнитивными ошибками, провоцирующими нарушения поведения, являются: произвольное бездоказательное умозаключение без учета реальности; избирательная абстракция с игнорированием полной информации; сверхгенерализация как тенденция к обобщению на основе одного-двух случаев; преувеличение или преуменьшение значения и свойств объекта или события; персонализация как тенденция связывать все происходящие события со своей личностью без должных на то оснований; дихотомическое мышление, разделяющее все явления по принципу оппозиции «черное—белое»; приписывание другим людям негативных мотивов, чувств, мыслей: наклеивание негативных «ярлыков» и др. Легко можно видеть, что значительная часть перечисленных когнитивных ошибок в детском возрасте оказываются обусловленными специфическими особенностями мышления ребенка. Например, известный феномен «воображаемой аудитории» (т.е. убеждение подростка, что все его слова, поступки и он сам находятся в центре внимания окружающих его людей), представляющий собой проявление подросткового эгоцентризма, легко обусловливает возникновение персонализации.

Методы активного инструктирования и внутреннего самоинструктирования широко используются для коррекции агрессивности детей и подростков, а также в работе с гиперактивными детьми и детьми с трудностями произвольного и волевого поведения. Д. Мейхенбаумом была разработана программа когнитивной модификации поведения, направленная на развитие саморегуляции. Эта программа была использована при коррекции поведения импульсивных, гиперактивных, невнимательных и неорганизованных школьников. Программа включала обучение ребенка анализу ситуации, планированию решения, контролю хода исполнения, конечной оценке полученного результата. Эти задачи были выделены и эксплицированы перед ребенком как необходимые звенья поведения, четкое выполнение которых обеспечивает достижение результата. Последовательность этапов коррекционной работы включала фазу моделирования (терапевт ставит задачу и, рассуждая вслух о том, что надо сделать, решает ее), фазу совместного выполнения задачи, фазу вербализованного самостоятельного выполнения ребенком действия и, наконец, фазу «скрытого» выполнения субъектом задачи во внутреннем плане. Таким образом, обеспечивалась интериоризация внешнего диалога, замещающего дезадаптивный, неэффективный внутренний диалог клиента. Д. Мейхенбаум подчеркивает необходимость эксплицирования способа решения проблемы в виде диалога по поводу решения задачи. Основными составляющими этого диалога являются вопросы по существу задачи и ответы на них, выполняющие функции планирования решения, инструктирование с целью управления исполнением, реплики самоободрения, используемые для самоподдержки и преодоления фрустрации («У тебя получится!» «Не волнуйся, все хорошо, держи себя в руках»), оценочные высказывания, выполняющие функцию самоподкрепления («Ты все делаешь верно», «Молодец, ты сделал это!»). Д. Мейхенбаум отмечает сходство выделенных им этапов когнитивного тренинга и этапов развития «речи для себя», выполняющей планирующую и регулирующую функции, описанную в работах Л. С. Выготского и А. Р.Лурия.

Сравнение метода когнитивной модификации поведения Д. Мейхенбаума и метода планомерно-поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина обнаруживает определенное сходство. Это сходство обнаруживается в требовании эксплицирования модели способа решения задачи, сравнимого с требованием объективирования схемы ориентировочной основы действия (в обоих случаях используется «ориентировочная карточка»). Общим моментом является выделение этапов формирования действия решения задач — внешнее действие, громкая речь, шепотная внешняя речь и внутренняя речь — и шкалы поэтапного формирования умственных действий.

Опыт применения метода когнитивной тренировки (когнитивной модификации поведения) показал, что когнитивная тренировка в значительной мере влияет на креативность мышления, развивая общую способность к разрешению проблемных ситуаций за счет развития умений специфицировать задачу, выдвигать и верифицировать альтернативные варианты ее решения [211].

Согласно теории социального научения А. Бандуры и Д. Роттера, существуют два пути научения. Первый путь — непосредственным «опытным» путем в результате проб и ошибок самого субъекта. Этот путь — неуправляемый, малоэффективный, чреват опасностями и неудачами для субъекта обучения. Второй путь — через подражание социальным моделям — значительно более эффективен и позволяет приобрести человеку такие формы культурного социального поведения, которые были бы попросту недоступны в отсутствие образцов и моделей. Подход, реализующий идеи социального научения в методе поведенческого тренинга, подчеркивает важную роль замещающих, символических и саморегуляторных процессов. Подкрепление в процессе тренинга выполняет информационную функцию, т.е. функцию предоставления обратной связи об эффекте действия, мотивационно-побудительную и закрепляющую функции, которые реализуются в символической форме и создают основу для саморегуляции процессом выработки нового поведения. Информационная функция подкрепления предоставляет возможность строить гипотезы о путях и способах наиболее успешного выполнения действия, мотивационно-побудительная функция позволяет субъекту регулировать свои действия путем предвосхищения их возможных последствий, т. е. путем антиципирующего викарного подкрепления.

Социальное научение может происходить не только в результате тренировки самого субъекта в той или иной форме поведения, но и в результате наблюдения образцов поведения модели, последствий тех или иных ее действий, реализуя тем самым известный принцип «учиться на чужих ошибках». Эффективность такого научения тем выше, чем более информирован наблюдатель о способах организации повеления и о значении тех или иных действий и навыков. Таким образом, не только контроль внешними последствиями, но и когнитивный контроль и регуляция на его основе своего поведения являются решающими условиями формирования адекватного поведения. Итак, согласно принципам теории социального научения А. Бандуры, поведенческий тренинг должен быть организован так, чтобы дети имели возможность наблюдать за эффективным образцом поведения модели. Особенности поведения модели, способы регуляции и последствия действий должны быть объективированы и представлены ребенку в развернутом виде. Для научения необходимы практика и упражнения — воспроизведение ребенком поведения модели с получением подкрепления и обратной связи, позволяющим ребенку перейти от внешнего контроля и регуляции действий к саморегуляции.

Саморегуляция включает три процесса: самонаблюдение, самооценку (удовлетворенность собой и гордость или неудовлетворенность и самокритика) и ответ на оценку своего поведения. А. Бандура вводит понятие «самоэффективности» как важнейшей характеристики личности. Самоэффективность понимается им как способность человека осознавать свои способности и выстраивать свое поведение с учетом специфики задачи или ситуации. В зависимости от самоэффективности человек либо расширяет зону возможностей и выбора задач деятельности, либо суживает ее, определяя потенциал развития своего поведения и личности. Поэтому рост самоэффективности в концепции А. Бандуры выступает в качестве центральной задачи коррекционно-развивающей работы.

Третий — педагогический — подход в рамках метода поведенческого тренинга заостряет свое внимание не на описании психологических механизмов научения новому поведению, а на последовательности и содержании процедур самого метода. Поведенческий тренинг, по мнению сторонников педагогического подхода, включает четыре основные техники, каждая из которых реализуется на соответствующих этапах тренинга. На предварительном этапе формулируются задачи поведенческого тренинга в терминах «научиться правильному эффективному поведению, приводящему к успеху в такой-то жизненной ситуации». При этом дается развернутое описание жизненной ситуации, составляющей проблему для участников тренинга. На первом этапе поведенческого тренинга участникам демонстрируется образец поведения модели в разыгрываемой проблемной ситуации и организуется обсуждение наблюдаемого поведения. На втором этапе ведущий дает участникам тренинга подробную инструкцию в словесной, знаково-символической форме с выделением основных компонентов поведения и существенных для его эффективного выполнения условий. Третий этап тренинга представляет собой практическую отработку поведенческих реакций участниками занятий, необходимую для приобретения, закрепления и сохранения нового поведения. Практическая часть представляет собой последовательность упражнений прогрессивно возрастающей трудности. Система упражнений включает как упражнения на групповых занятиях, так и домашние задания, выполняемые участниками тренинга в реальной жизненной обстановке, а затем представляемые в виде отчета вместе с описанием их результатов на групповых занятиях. На четвертом этапе поведенческого тренинга его участникам предоставляется обратная связь об эффекте их поведения. При этом негативная информация при ошибочной пробе представляет для участников не меньшую ценность, чем информация об успехе действия, позволяя разобраться в причине неудачи, уточнить состав поведения и условия, значимые для его успешного выполнения. Обратная связь выполняет функцию своеобразного катализатора процесса научения, являясь, по мнению сторонников этого подхода, решающим условием усвоения поведения.

Эффективность поведенческого тренинга можно оценивать по двум критериям. Первый из них — это уровень усвоения новых поведенческих реакций в соответствии с поставленными в программе тренинга задачами, возможность их свободного выполнения как на тренинговых занятиях, так и в реальной жизни. Второй критерий характеризует эффективность усвоенного поведения по отношению к жизненным целям человека, т.е. то, в какой мере усвоенные новые формы поведения обеспечивают полноценную их реализацию. Обычно в практике поведенческого тренинга используется первый критерий оценки его успешности. Однако бесспорно, что главным и определяющим критерием является критерий, ставящий оценку поведенческого тренинга в прямую зависимость от достижения жизненных целей человека.

Метод поведенческого тренинга широко используется в практике коррекционной работы, поскольку обеспечивает возможность достаточно быстрого и результативного научения субъекта новым формам и способам поведения в условиях дефицита наличного поведенческого репертуара. Вместе с тем в рамках поведенческого тренинга существуют две актуальные проблемы, весьма далекие от своего окончательного решения и накладывающие серьезные ограничения на применение этого метода. Первая проблема — это проблема узости тренинговых программ, нацеленных, как правило, на решение конкретной поведенческой проблемы определенного круга лиц. Попытки переноса конкретных тренинговых программ, релевантных разрешению своих специфических задач, на другие, более широкие области, в значительном числе случаев оказываются неудачными. Именно поэтому сторонники метода поведенческого тренинга делают неутешительный вывод о том, что необходимо иметь столько специфически ориентированных программ тренинга, сколько существует типов поведенческих проблем.

Вторая проблема типична для любой тренинговой программы. Это вопрос о том, как обеспечить перенос нового поведения из ситуации тренинговых занятий в реальную жизнь, не оставляя судьбу переноса на волю случая. Основной способ управления таким переносом состоит в программированном изменении «домашних заданий» через прогрессивно увеличивающееся сходство упражнений с реальностью.

Элементы метода поведенческого тренинга находят широкое применение в коррекционной работе с детьми и их родителями — в организации научению новому, более эффективному по сравнению со старым, поведению; в приеме последовательного перехода от игровых ситуаций к условным и реальным жизненным ситуациям в ходе тренинга поведения; и, наконец, в приеме «домашних заданий», используемом в основном при работе с родителями.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |