Имя материала: Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков

Автор: Г. В. Бурменская

5.1.1. диагностика эмоциональных взаимодействий детей и родителей

Одной из основополагающих идей отечественной психологии развития является тезис Л. С.Выготского об изначальной социальности ребенка. Все его развитие опосредовано общением со взрослым, в первую очередь с родителем. Родители удовлетворяют органические, а позже и социальные потребности ребенка, являются проводниками в мир человеческой культуры, создают условия безопасного вхождения в широкое социальное окружение, осуществляя одну из важнейший функций семьи — эмоциональную, удовлетворяют потребности ребенка в симпатии, уважении, признании, эмоциональной поддержке, психологической защите.

Именно значимостью роли взрослого в процессе детского развития объясняется интерес многих современных исследователей к сфере детско-родительского взаимодействия. В настоящий момент принято выделение когнитивного и эмоционального компонентов этого взаимодействия. Мы рассмотрим эмоциональный компонент. Несмотря на широкую представленность в психологической литературе целого ряда категорий, характеризующих отдельные особенности эмоциональной стороны взаимодействия, содержание этого часто используемого понятия до сих пор остается определенным в большей степени интуитивно. В настоящий момент, с одной стороны, существует обширный перечень характеристик особенностей эмоционального взаимодействия родителей с ребенком, а с другой — окончательно не сложилось представление о том, как они соотносятся между собой, насколько полно отражают психологическую реальность. В такой ситуации возникают все новые и новые понятия, часто чрезвычайно близкие по содержанию, иногда дублирующие друг друга.

Попробуем разобраться в многообразии используемых понятий, собрать из мозаично представленных характеристик некоторую целостность, которой и является эмоциональный компонент взаимодействия родителей с ребенком.

 

Основные характеристики особенностей эмоциональной стороны взаимодействия

 

Эмоциональное взаимодействие в детско-родительских отношениях

 

Ярче всего особенности эмоционального взаимодействия представлены в описаниях специфики детско-родительских отношений. Задачу типологизации детско-родительских отношений ставили перед собой многие исследователи [14; 27; 152]. Авторы используют такие понятия, как семейный климат, родительские установки, родительская позиция, эмоционально-ценностное отношение родителей, стиль родительского воспитания. Характеристики эмоциональной стороны взаимодействия привлекаются ими в качестве одного из оснований типологии для наиболее полного и целостного ее представления.

Так, описывая родительскую позицию как реальную направленность воспитательной деятельности родителей, возникающую под влиянием мотивов воспитания, ее адекватность, гибкость, прогностичность, А. С. Спиваковская привлекает такую ее особенность, как способность родителя видеть, понимать индивидуальность своего ребенка, замечать происходящие в его душе изменения. «Постоянное тактичное всматривание, вчувствование в эмоциональное состояние, внутренний мир ребенка, в происходящие в нем изменения, в особенности его душевного строя — все это создает основу для глубокого взаимопонимания между детьми и родителями в любом возрасте» [152, с. 33]. Отмечаются существенные различия в способности матерей опознавать эмоциональное состояние ребенка, эмпатическом понимании матерью особенностей, потребностей, возможностей ребенка [119]. Подобная чувствительность к ребенку определяется общим эмоционально-ценностным к нему отношением, которое является основой взаимодействия родителя с ребенком, и неслучайно используется для характеристики родительских установок, стилей воспитания, типов семейного воспитания [12; 94; 182]. Адекватным родительским отношением считается эмоциональное принятие и безусловная, безоговорочная любовь [165]. Под принятием понимается признание прав ребенка на присущую ему индивидуальность, непохожесть на других, в том числе на родителей. «Принимать ребенка — значит утверждать неповторимое существование именно этого человека, со всеми свойственными ему качествами» [152, с. 33]. Настоящая любовь безоговорочна. Любить ребенка безусловно — значит любить его независимо от внешности, способностей, достоинств и недостатков, красоты и уродства, независимо от того, что мы ждем от него в будущем, и от того, как он ведет себя сейчас [82].

В исследовании Е. Попцовой [119] обсуждаются причины более или менее эмоционально-теплого отношения матери к ребенку. По мнению автора, оно связано с социально-экономическим статусом, культурным уровнем, возрастом матери, опытом ее собственного воспитания в родительской семье.

А. Я. Варга [27] определяет родительское отношение как целостную систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей воспитания и понимания характера ребенка, его поступков. Родительское отношение является многомерным образованием, включающим в себя интегральное принятие или отвержение ребенка, межличностную дистанцию, т. е. степень близости родителя к ребенку, форму и направленность контроля за его поведением. Обсуждая аспекты родительского отношения (эмоциональный, когнитивный, поведенческий), автор считает, что эмоциональная образующая занимает ведущее положение. Здесь мы вновь встречаемся с такой характеристикой, как эмоциональное принятие. Кроме того, обсуждается способность родителя к установлению близкого эмоционального контакта. По мнению Р.Кэмпбелла, у каждого ребенка есть потребность в эмоциональном контакте со своими родителями, или «эмоциональный резервуар». «Только если резервуар полон, ребенок может быть счастлив, ему удается достичь своего наивысшего потенциала в развитии» [82, с. 34]. Близкие отношения с ребенком означают открытость друг другу, взаимный интерес к увлечениям, проблемам, переживаниям. Они порождают ощущение своей ценности для другого человека. Ребенок чувствует, что не безразличен своим родителям, что они стараются понять его, разделяют его переживания. Установление контакта достигается различными способами. Первый из них — контакт глаз — является основным средством передачи своих чувств. Любящий взгляд может разрушить все преграды взаимного непонимания, сказать о близости, единстве. Негативные чувства, отражающиеся в родительском взгляде, отдаляют, дают ощущение одиночества, отверженности.

Следующим средством выражения родительской любви является физический, или телесный, контакт. Теплое отношение к ребенку может быть выражено не только поцелуями и объятиями, но и нежными прикосновениями к руке, плечу, поглаживаниями по голове. Исследования свидетельствуют о том, что родители не в полной мере используют эти возможности выражения своих чувств, что, безусловно, сказывается на качестве эмоционального контакта.

Еще одной возможностью проявления теплого эмоционального отношения, по мнению Р. Кемпбелла, является пристальное внимание, сосредоточенность на ребенке, дающая ему подтверждение полной безоговорочной любви к нему, собственной значимости для родителей.

Самое близкое, теплое, ценностное родительское отношение характеризуется не только вниманием, чувствительностью к ребенку, но и эмпатией — способностью к сопереживанию. Настоящая близость с ребенком может быть достигнута только тогда, когда его чувства находят отклик в родительской душе, когда родитель может не только распознать состояние ребенка и понять его причину, но и в какой-то мере испытать его чувства, разделить переживания. Итак, мы видим, что для описания детско-родительских отношений используются такие характеристики эмоциональной стороны взаимодействия, как чувствительность, эмоциональное отношение, выражающееся в особенностях эмоционального контакта, эмпатия. Указания на эти и некоторые другие характеристики встречаются также при обсуждении вопросов о влиянии семейных отношений на психическое развитие ребенка. В большинстве своем авторы обсуждают особенности его личностного развития. Здесь ярче всего проявляются последствия тех или иных особенностей родительского отношения.

 

Эмоциональное взаимодействие и психическое развитие ребенка

Многие личностные особенности определяются тем, какое место в жизни родителей занимает ребенок, насколько велика заинтересованность в нем, сколько внимания ему уделяется. Губительным для детского развития является как отсутствие, так и чрезмерность заинтересованности и внимания к ребенку. Не получая достаточного внимания, ребенок испытывает беспокойство, так как не чувствует себя в безопасности. Он не может рассчитывать на то, что родитель в нужный момент придет ему на помощь, предотвратит опасность. Такая ситуация определяет характер привязанности ребенка к матери — потребности в постоянном, близком общении с ней как своего рода результат неосознанного признания ребенком той важной роли, которую выполняют близкие взрослые в его жизни [189]. Наблюдаются существенные различия в степени выраженности указанной потребности у детей. Ненадежная привязанность, постоянное стремление к близости с родителем, не находящее своего удовлетворения, приводит к эмоциональной неустойчивости, неуверенности в себе. Результатом такой неуверенности может стать замкнутость ребенка, затрудняющая его общение со сверстниками, нерешительность, определяемая позицией «как бы чего не вышло». Такие дети встречаются с серьезными сложностями в конфликтной ситуации, медленнее реагируют на неожиданное разворачивание ситуации. Другими словами, в результате низкой интенсивности межличностных взаимодействий наблюдается усиление тревожности ребенка и понижение его адаптивности к новым, стрессогенным ситуациям [134]. Таким образом, можно сказать, что внимательное, заинтересованное родительское отношение придает ребенку спокойствие и уверенность, выполняя роль эмоциональной поддержки. Однако нередки случаи и чрезмерной эмоциональной концентрации на ребенке. Такие родители, не знающие меры в своем стремлении оберегать ребенка, готовности в любой момент прийти на помощь и разрешить все проблемы, реально недооценивают его способности и возможности практической деятельности. Результатом такой чрезмерной опеки становится инфантилизм и неспособность к самостоятельности, некритичное отношение к себе, также затрудняющее общение [154; 155].

Подробно обсуждается в психологической литературе вопрос влияния на детское развитие степени принятия ребенка родителями. Более всего обращает на себя внимание условность родительского принятия. Задолго до рождения ребенка у родителей складывается система ожиданий [34]. Часто реальное отношение к ребенку определяется тем, насколько он оправдывает эти ожидания. Родители стараются «подогнать» ребенка под созданный ими образец, не считаясь с его реальными индивидуальными особенностями. Несоответствие же каких-то определенных черт темперамента. характера, внешности ребенка, его личности в целом вызывает у родителя целую гамму негативных чувств—недовольство, раздражение, гнев. Чувства, испытываемые родителем в ситуации взаимодействия, являются индикатором безусловности эмоционального принятия.

Ребенок бессознательно начинает ощущать, что его любят за «что-то» и он может в любую минуту потерять эту любовь. Эта ситуация условного принятия рождает, с одной стороны, неуверенность в ценности собственного Я, низкое самоуважение, с другой стороны, постоянное стремление заслужить любовь другого человека, всеми силами удержать ее, т.е. зависимость от объекта привязанности [158]. Дети сначала стараются всячески понравиться своим родителям, ведут себя льстиво и угодливо. Неудача заставляет их обращать на себя внимание другими доступными средствами — истерикой, грубостью, агрессией.

Существует мнение [64], что самым неблагоприятным для детского развития является не рассмотренное выше негативное отношение к ребенку, а вообще отсутствие какого бы то ни было отношения к нему. Эмоциональные контакты родителей с ребенком в этом случае уплощены, поверхностны. Безразличие родителей, эмоциональное отверженце способствует формированию у ребенка таких личностных черт, как сварливость, неспособность к настойчивости и сосредоточенности в учебе, у них нередки конфликты с родителями и школой. В то же время у детей наблюдаются пугливость, беспомощность, что затрудняет их общение со сверстниками и взрослыми. Эта родительская позиция тормозит эмоциональное развитие ребенка. Если родители уклоняются от общения со своим ребенком, эмоционально отвергают его, то он может вырасти человеком, не способным ориентироваться в социальной сфере и устанавливать многообразные отношения с окружающими людьми, прочные эмоциональные связи [92; 124]. Ребенку чрезвычайно трудно ориентироваться в чувствах других людей и их переживаниях, поставить себя на место другого и почувствовать чужую боль, обиду, радость [34]. Часто формируется безразличное отношение к своему внешнему виду (особенно у девочек), халатность, неаккуратность.

Влияние детско-родительских отношений на интеллектуальное развитие ребенка определяется ролью общения со взрослым [37; 93]. Взрослый не только раскрывает ребенку содержание человеческой культуры, но и способствует процессу вхождения в нее, подкрепляя усилия ребенка, направляя, поддерживая и корректируя их. Особую роль здесь играет эмоциональная составляющая взаимодействия. «Безэмоциональный характер» общения имеет своим последствием интеллектуальное отставание [34; 83; 124]. Особенно важными оказываются внимание, чувствительность к ребенку, эмоциональная поддержка. Характер взаимоотношений с родителем определяет эмоциональное состояние ребенка, через которое преломляется восприятие им окружающего мира: родителей, дома, самого себя. Если окружающий мир представляется ребенку отталкивающим, враждебным по отношению к нему, то возникает тревожность, беспокойство, угнетающее познавательную активность, коммуникативную потребность [62; 184]. Материнская «отзывчивость», определяемая как эмпатическое понимание матерью особенностей, потребностей ребенка в конкретной ситуации и адекватное им поведение, не только удовлетворяет его потребность в аффиляции и безопасности, но и является детерминантой познавательной и речевой активности [119]. Учет собственной активности ребенка и ориентация на нее во взаимодействии обеспечивает успешность развития его речи, интеллекта, самосознания. Матери, учитывающие личностные и поведенческие особенности ребенка, оказываются более эффективными в его обучении.

 

Эмоциональное взаимодействие и отклонения в личностном развитии ребенка

 

Обращение к особенностям эмоциональной стороны взаимодействия с родителями очень часто встречается в исследованиях причин отклонений в личностном развитии ребенка. Нарушение эмоционального контакта с родителем, отсутствие эмоционального принятия и эмпатического понимания тяжело травмирует психику ребенка [23; 62; 65; 134].

Лишенные родительской привязанности дети неизменно испытывают на себе неприязнь, враждебность, а вследствие этого — непоследовательность воспитательных воздействий, жестокость наказаний. В ситуации эмоционального дефицита воспитательные воздействия, воспринимаемые родителями как нормальные, переживаются ребенком как насилие. Ежедневная малая война между родителями и детьми в ходе каждодневных обид, унижений и разочарований замыкает сознание в кругу этих переживаний. В конце концов дети теряют надежду на любовь без насилия [23]. Это способствует развитию агрессии, возникновению асоциального поведения.

Особенности детско-родительского взаимодействия часто являются причиной возникновения другого искажения в развитии личности ребенка — застенчивости [65]. В данном случае акцент делается на существующей у некоторых родителей зависимости отношения к ребенку от уровня его возможностей и достижений. Ребенку в таких семьях не дарована безусловная любовь. Чтобы быть любимым, ценным, желанным, он должен демонстрировать требуемые достижения. Родительская ориентация на личные достижения порождает неуверенность ребенка в себе, представления о собственной неспособности, неполноценности, склонность к самоунижению. Сами же родители часто поддерживают сложившиеся представления, подчеркивая несовершенства ребенка или «навешивая на него ярлык застенчивого». В сочетании с повышенным чувством опасности, развивающимся у таких детей, неуверенность в себе перерастает в болезненное состояние, при котором возникает непреодолимый барьер между ребенком и окружающими его людьми.

Недостаток искренних, доверительных, теплых эмоциональных отношений является одной из причин возникновения у детей неврозов. В ряде случаев ощущаемый ребенком недостаток родительской любви, так же как и в предыдущем случае, является отражением особого отношения, характеризующегося условным его принятием. Имея образ идеального ребенка, который никогда не плачет, беззаветно любит родителей и обладает сильным характером, родители не принимают никаких отклонений и оценивают любое проявление индивидуальности как недостаток. Взаимодействие с ребенком в этом случае окрашено негативными эмоциями, что составляет негативный эмоциональный фон взаимодействия. Как же любить ребенка, если он постоянно вызывает раздражение, если он не согласен с родителями и не идет к ним навстречу, если его не удается поставить на место, сделать так, чтобы сразу замолчал и безропотно выполнил все, что находят нужным взрослые [62].

В других случаях родители избегают демонстрировать свою любовь к ребенку под влиянием ошибочных воспитательных установок, полагая, что уверенность ребенка в родительской любви делает его избалованным, эгоистичным, себялюбивым. Руководствуясь представлениями о необходимости исполнить свой родительский долг воспитания, они неизменно ориентируются на социальные требования, принося в жертву актуальные потребности самого ребенка, очень часто, поступая формально правильно, лишают его взаимности, отзывчивости и сострадания.

В любом случае ребенок остро переживает отсутствие безусловной родительский любви, что определяет невротический путь его развития [27; 62; 153].

Значимость эмоциональной стороны детско-родительских отношений не уменьшается с возрастом ребенка. Особенности семейных отношений являются также источником психогений у подростков [85; 94; 182]. Возникновение их, по мнению авторов, связано с фрустрацией потребности в эмоциональной поддержке, любви, симпатии.

Подчеркивается губительность для психического здоровья подростка таких особенностей отношения к нему родителей, как безнадзорность, характеризующаяся отсутствием внимания, заинтересованности условиями его жизни; чрезмерная опека, свидетельствующая о недоверии к его возможностям; повышенная моральная ответственность, при которой ориентация родителей на высокие достижения подростка свидетельствует об условности его принятия; эмоциональное отвержение — крайний случай, когда родители тяготятся подростком. Все это провоцирует не только развитие патохарактерологических черт личности, но и психогенных заболеваний.

Подводя итог проведенному анализу, напомним, что мы ограничили свою задачу выделением тех характеристик, которые привлекаются для описания эмоциональной стороны детско-родительского взаимодейставия. Мы видим, что различными авторами широко используются такие характеристики, как чувствительность, эмоциональный контакт, эмоциональное принятие, эмпатия, эмоциональная поддержка, чувства во взаимодействии, эмоциональный фон взаимодействия, ориентация на состояние ребенка при построении взаимодействия. Объем этого перечня свидетельствует о неоднородности и многогранности описываемой психологической реальности.

 

Структура эмоциональной составляющей детско-родительского взаимодействия

 

Представляется необходимым более детально разобраться в содержании и структуре такого сложного образования, как эмоциональный компонент детско-родительского взаимодействия. Обращает на себя внимание то, что перечисленные выше характеристики — особенности восприятия, распознавания эмоционального состояния, характер реагирования — могут быть сгруппированы, составив три содержательных блока. В первый блок могут войти характеристики, отражающие особенности восприятия —распознавания эмоционального состояния партнера взаимодействия. Характер реагирования родителя на то или иное состояние определяется его отношением к ребенку. Характеристики, раскрывающие это отношение, также могут быть объединены в самостоятельную группу и составить второй содержательный блок. И, наконец, при описании детско-родительского взаимодействия используются характеристики, описывающие внешние поведенческие проявления этого процесса. Если характеристики первого (воспринимающего) и второго (отношенческого) блока сами по себе не могут быть доступны объективному наблюдению, то могут быть зафиксированы внешние особенности поведения ребенка и родителей, в которых проявляются и особенности восприятия эмоционального состояния, и отношение к партнеру взаимодействия. Такие поведенческие проявления, являющиеся интегративными характеристиками эмоциональной стороны взаимодействия, могут составить третий содержательный блок.

Остановимся подробнее на содержании каждого из перечисленных блоков.

 

Родительская чувствительность

 

Первый блок характеризует особенности восприятия, чувствования родителем эмоционального состояния ребенка. Условно назовем его чувствительность. Этот блок составляют такие характеристики, как распознавание состояния партнера взаимодействия, понимание причин этого состояния и способность к сопереживанию.

Учитывая деятельностную природу восприятия, необходимо понимать, что распознавание эмоционального состояния человека — это сложнейшая задача, решение которой требует учета целой системы признаков [13; 166].

Как правило, любящие родители чутко замечают изменения состояния ребенка: видят, когда он устал, расстроен, неважно себя чувствует. Эмоциональные проявления особенно информативны в общении с маленькими детьми, для которых данный канал коммуникации долгое время остается единственным. Однако случается, что родителям недостает необходимой чуткости. Причиной этому могут служить низкая эмоциональность самого родителя, особенности его воспитания (недостаток внимания со стороны собственных родителей) и холодное отношение к ребенку. Такой родитель может или вообще не заметить состояния ребенка, или оценить его неадекватно, что является серьезной преградой к построению гармоничного взаимодействия.

Для полного понимания друг друга партнерами взаимодействия необходимо не только адекватно распознать эмоциональное состояние, но и правильно оценить возможные причины, вызвавшие его. В данном случае мы говорим скорее не об эмоциональном, а о когнитивном компоненте взаимодействия, однако считаем возможным включить его в систему анализа, так как он отражает в себе опыт эмоционального взаимодействия родителей с ребенком. Как родитель относится к эмоциональному состоянию ребенка? Считает ли он необходимым учитывать его при построении взаимодействия, пытается ли воздействовать на него? Если да, то он обязан разобраться, с чем связано это состояние, увидеть побудившие его причины. Постепенно вырабатывается способность к пониманию своего ребенка, что дает возможность оказать ему помощь и психологическую поддержку. Если же родитель игнорирует эмоциональное состояние ребенка, не считает нужным считаться с ним, у него не возникает необходимости разбираться в его причинах.

В то же время без понимания этих причин поведение ребенка кажется неадекватным, вызывает раздражение. Такому родителю часто кажется беспричинным возбужденно-радостное состояние ребенка, проявления усталости воспринимаются как излишняя капризность, молчаливо-угрюмое состояние обиженного ребенка может быть оценено как упрямство, отчаяние как дерзость.

Таким образом, неумение правильно оценить причины эмоционального состояния ребенка искажает восприятие этого состояния, снижает чувствительность родителей. Такая близкая связь двух указанных характеристик детско-родительского взаимодействия послужила основанием для объединения их в единую группу.

Следующей характеристикой, отражающей общую чувствительность участников детско-родительского взаимодействия, является способность к сопереживанию — эмпатия. Как и в предыдущих случаях, взрослый человек в данной диаде является более компетентным, так как располагает уже зрелой способностью, в то время как ребенку еще предстоит эту способность приобрести. Поэтому ведущая роль в определении характера взаимодействия долгое время остается за родителем. Но и он не всегда обнаруживает способность к сопереживанию.

Настоящее понимание эмоционального состояния ребенка достигается только в ходе преломления его чувств и переживаний через собственный эмоциональный опыт. Возможность понять и разделить чувства другого приходит только в том случае, когда эти чувства находят отклик в собственной душе. Невозможно разделить чужую радость, если сам не умеешь радоваться, чужую боль, если сам не испытывал душевной боли. Но дело не только в способности соотносить чувства другого со своим душевным состоянием, а еще и в готовности делать это. Случается, родители недооценивают глубину детских переживаний. Последние кажутся им поверхностными, не заслуживающими должного внимания, а причины, их побудившие, недостаточно серьезными. Как часто можно услышать родительское — «что ты расстроился из-за ерунды» или «нашел чем гордиться»! Но подобное рационализаторство не может помочь ребенку. Горе не становится меньше, если тебя уверяют, что не стоит горевать. Безусловно, жизненный опыт ребенка ограничен, его ждут и большие радости, и серьезные беды, но одно не вызывает сомнений — он искренен в своих переживаниях. Поэтому уважительное отношение взрослого к чувствам ребенка позволяет гармонизировать их взаимодействие, а готовность разделить его эмоциональное состояние рождает настоящую близость во взаимоотношениях.

 

Эмоциональное отношение

 

Особенности восприятия, как известно, во многом определяются отношением, чувствами, которые испытывает участник взаимодействия к своему партнеру. Этим объясняется субъективность восприятия. Детско-родительские отношения не являются в этом смысле исключением. Отношение матери к ребенку служит той призмой, через которую преломляется ее представления о его состоянии, причинах, его вызвавших. Часто негативное отношение заставляет видеть неуважение или злой умысел там, где его нет, и, наоборот, глубокая любовь и симпатия к ребенку позволяют снисходительно смотреть на его недостатки, находить оправдание его состоянию. Можно отметить и обратное влияние. Чувствительность во взаимодействии, умение вовремя увидеть и понять состояние партнера безусловно положительно сказывается на отношении к нему. Указанная способность помогает избежать множества недоразумений, порождаемых непониманием.

Отношение матери к ребенку характеризуется рядом показателей, которые могут составить второй блок. Самая общая характеристика, используемая при описании системы отношений, — это эмоциональное принятие. Она обозначает целостное отношение к индивидуальным особенностям ребенка — его мыслям и чувствам, потребностям и способностям. Безусловное принятие является признанием неповторимой индивидуальности партнера, признанием его права быть таким, какой он есть, — «быть самим собой». Степень эмоционального принятия матерью ребенка проявляется в чувствах, возникающих у нее во взаимодействии. Взаимодействие с ребенком в случае безусловного принятия вызывает целую гамму положительных чувств и переживаний. Это любовь, нежность, симпатия, гордость. Можно сказать, что общение с ребенком доставляет родителям удовольствие. В противном случае оно несет негативные переживания — злость, раздражение, досаду. По словам родителей, итогом такого взаимодействия становится усталость, опустошенность.

Чувства, испытываемые во взаимодействии, часто вырываются вовне, создавая эмоциональный фон взаимодействия. Скрытое раздражение, недовольство ребенком создают негативный эмоциональный фон, выражающийся в характерных мимических выражениях, избегающих взаимодействия позах, резких интонациях, отсутствии внимания к ответным действиям партнера, игнорировании его состояния, стремлении прервать (или сократить до минимума) само общение. Такое взаимодействие вне зависимости от достигнутого результата оставляет тягостное впечатление неудовлетворенности и разобщенности.

Взаимодействие людей, испытывающих искреннюю любовь и симпатию, окрашено в положительный эмоциональный фон. Партнеры всем своим видом демонстрируют заинтересованность, готовность понять друг друга. Неудачи и ошибки ребенка в этом случае воспринимаются родителями как непреднамеренные, не имеющие субъективной направленности и в силу этого не встречают аффективной реакции. Проблемы решаются в спокойной, конструктивной форме.

Весь же процесс взаимодействия сопровождается постоянным подтверждением позитивного отношения партнеров друг к другу, причем для этого используются как вербальные (спокойные, ласковые интонации), так и невербальные (улыбка, нежные прикосновения) средства.

Система взаимоотношений во взаимодействии включает в себя не только отношение к партнеру, но и отношение к себе. В системе детско-родительского взаимодействия это проявляется в отношении взрослого человека к себе как родителю. Проблемы, сложности в воспитании ребенка нередко порождают у родителей чувство некомпетентности. Родители, анализируя свои воспитательные воздействия, недостаточную их эффективность, приходят к выводу о том, что причиной тех или иных неурядиц явилась неспособность разрешить ситуацию, воздействовать на поведение или состояние ребенка. Возникает ощущение того, что те или иные личностные особенности ребенка, его поведенческие проявления — результат собственных ошибок в воспитании. Такие родители тяготятся чувством вины, становятся неуверенными в своих требованиях, некритичными к ребенку.

Негативное отношение родителя к себе, так же как и негативное отношение к ребенку, губительно сказывается на взаимодействии. Оно также может порождать раздражение, стремление избегать близкого контакта, самого взаимодействия.

Другими словами, негативное отношение к себе притупляет чувствительность родителя, вызывает отрицательные эмоции в ситуации взаимодействия, создавая негативный его фон. В противном случае родитель, положительно оценивающий свою родительскую роль, проявляет терпимость к ребенку, спокойную уверенность во взаимодействии с ним, удовлетворенность от общения. Отношение к себе, принятие себя в качестве родителя неизменно отражается на отношении к ребенку, преобразуя его в ту или иную сторону.

Мы видим, что характеристики, составившие первый блок — чувствительность, и второй — отношенческий блок, оказывают друг на друга взаимное влияние. С одной стороны, отношение к партнеру взаимодействия искажает его восприятие. Состояние партнера, его намерения могут быть оценены неадекватно из-за пристрастного отношения к нему. Под влиянием негативного отношения родитель может недооценить степень усталости ребенка, начать испытывать раздражение от его капризов, гневаться из-за его неспособности справиться со сложным заданием, часто принимая за злой умысел вызванные определенным состоянием неудачные поведенческие проявления ребенка. Так, потребность ребенка в близком взаимодействии с родителем, желание получить эмоциональную поддержку часто расценивается как намеренное стремление разрушить отношения родителя с другими людьми, помешать ему в выполнении различных дел. Неспособность ребенка самостоятельно справиться со своим состоянием, успокоиться или сконцентрироваться на выполнении задания часто воспринимается как нежелание подчиниться воле родителей, проявление строптивости, неуважительного отношения к ним. Любовное, теплое отношение к ребенку также может служить той призмой, через которую преломляется родительское восприятие самого ребенка и процесс взаимоотношения с ним. Хорошо известно, что родительская любовь мешает видеть недостатки ребенка, делает его исключительным в глазах своих родителей. В полной мере это относится и к процессу детско-родительского взаимодействия. Положительное отношение к ребенку заставляет родителей искать оправдание его поступкам, не акцентировать внимание на его негативных проявлениях, как бы не замечая их. Любящий родитель может увидеть заботу, участие, добрые намерения даже там, где их нет.

Негативные же эмоциональные проявления могут быть восприняты как оборотная сторона позитивных — агрессивность как проявление обостренного чувства справедливости, смелости и стойкости; безразличие, отсутствие сопереживания как сдержанность; истерическая направленность реакций как сверхчувствительность, ранимость.

Можно говорить и об обратном влиянии особенностей восприятия ребенка на отношение к нему. Восприятие родителем состояния ребенка может быть искажено по целому ряду причин. Кроме отражения субъективного отношения это может быть недостаточно развитая способность распознавать человеческие чувства по их проявлениям, подверженность ошибочным представлениям о характере и возможностях эмоционального реагирования детей, недоучет возрастных особенностей развития. В любом случае ошибки восприятия часто служат причиной формирования неадекватного отношения партнеров взаимодействия.

 

Особенности поведения родителя, определяемые эмоциональным отношением

 

Как родительская чувствительность, так и отношение к ребенку определяют особенности построения взаимодействия. Внешние, поведенческие характеристики взаимодействия, с одной стороны, являются их отражением, позволяющим судить об указанных эмоциональных особенностях, а с другой — могут послужить основой для их преобразования. Характеристики эти могут быть объединены в третий блок.

Активной стороной в построении детско-родительского взаимодействия является взрослый человек — родитель. Он целенаправленно организует взаимодействие, направляет его, подчиняя конкретной цели. Важной характеристикой при этом становится то, на что ориентируется родитель, какие условия принимает во внимание при построении взаимодействия. Наблюдаются существенные различия в их содержании. В данном случае нас больше всего интересует, насколько родитель ориентируется на состояние ребенка и учитывает его. Многие родители, следуя своим воспитательным установкам, считают, что ребенок должен полностью подчиняться родительским требованиям.

Требования эти иногда ориентируют ребенка на систему социальных норм, иногда определяются собственными интересами и намерениями родителей. Предполагается, что ребенок, несмотря на собственные индивидуальные особенности или наличное состояние, должен принять родительские установки.

Часто можно видеть, как родители организуют режимные моменты жизни ребенка, исходя из соблюдения собственных интересов, собственного удобства, или разрешают конфликтную ситуацию в угоду внешней социальной оценке. Это наносит непоправимый урон эмоциональной стороне взаимодействия, исключая возможность сопереживания с ребенком, безусловное принятие его, порождая во взаимодействии негативные чувства, создавая неблагоприятный эмоциональный фон. Недоучет индивидуальных особенностей ребенка, его состояния приводит к высокой конфликтности взаимодействия, не позволяя ребенку почувствовать родительскую любовь, собственную значимость. Способность родителя ориентироваться на состояние ребенка при построении взаимодействия свидетельствует о его высокой чувствительности, способности к сопереживанию, эмоциональном принятии ребенка и, в целом, о родительской компетентности.

Ярким свидетельством эмоционального принятия ребенка является особенность контакта во взаимодействии с ним. Близкому, любовному отношению присуще стремление родителей к телесному контакту. Стремление к близости с родителем, дающее ощущение безопасности и защищенности, является одной из основополагающих потребностей ребенка. Родители в разной степени удовлетворяют ее. Для некоторых родителей это совпадает с собственной потребностью ощущать ребенка телесно, что выражается в частых любовных прикосновениях, поглаживаниях. Ребенок в этом случае получает возможность в полной мере ощутить родительскую любовь, приобретает спокойствие и уверенность. В некоторых случаях родители избегают телесного контакта с ребенком, часто аргументируя это воспитательскими установками — «нельзя баловать ребенка», «нельзя приучать его к рукам» в целях воспитания у него волевых качеств. На самом деле отсутствие потребности в телесном контакте с ребенком свидетельствует о низком эмоциональном принятии его.

Уровень эмоционального принятия во многом определяет характер реагирования на ошибки и неудачи ребенка. Любящий родитель ощущает сопричастность делам, проблемам своего ребенка. Его неудачи рождают желание помочь, поддержать, вселить уверенность в свои силы. Помощь эта может быть не только содержательной, когда родитель предлагает способ решения той или иной проблемы. Главное — показать ребенку, что он не одинок в ее решении, что ошибочное решение не лишит его родительской любви и рано или поздно его обязательно ждет успех, другими словами, оказать ему эмоциональную поддержку. Многие родители успешно используют такой вид помощи ребенку просто своим присутствием и подтверждением любви и веры в его возможности.

Использование такого канала эмоционального взаимодействия чрезвычайно сближает детей со своими родителями, создает возможность сохранения близких отношений в подростничестве и юношестве. В то же время в ситуации, когда ребенок не имеет возможности ощутить эмоциональную поддержку родителей, у него рождается ощущение отверженности, ненужности, а со временем родитель перестает восприниматься им как человек, способный помочь в решении трудной проблемы. Отсутствие эмоциональной поддержки постепенно притупляет потребность ребенка в эмоционально-личностном общении с родителями, что определяет его позицию как члена семейного коллектива — постепенное удаление от него.

В качестве интегративной характеристики особенностей эмоционального взаимодействия родителей с ребенком является их способность воздействовать на его эмоциональное состояние. Долгое время родитель продолжает направлять, организовывать жизнь ребенка, выполняя планирующе-регулирующую функцию. Важной сферой родительского воздействия является эмоциональное состояние ребенка. Часто он не может самостоятельно справиться с ним — регуляторные возможности ребенка очень несовершенны. Родитель успокаивает его, помогает снять аффективные проявления, «заражает» своей радостью, уверенностью. Успешность выполнения этой терапевтической функции зависит практически от всех вышеназванных особенностей эмоциональной стороны взаимодействия — от своевременности распознавания состояния ребенка; понимания причин этого состояния (если возникнет необходимость их устранения); степени сочувствия, сопереживания ребенку; желания родителей помочь ему; ориентации на близкий телесный контакт. Неадекватные действия родителя могут усугубить эмоциональное состояние ребенка, и тогда из помощника он превращается лишь в носителя требований, с которым связана угроза наказания. Это, в свою очередь, ведет к нарушению эмоциональных связей и искажению системы детско-родительского взаимодействия в целом.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что проведенный анализ особенностей эмоциональной стороны взаимодействия позволил нам не только выделить перечень характеристик, используемых различными авторами в ходе ее описания, но и сгруппировать их, объединив те из них, которые являются показателями одних и тех же структурных компонентов взаимодействия. Образовавшиеся три группы явились показателями воспринимающей части взаимодействия (чувствительность), отношения к партнеру взаимодействия, внешних поведенческих особенностей взаимодействия. Это позволило нам обозначить первый блок— чувствительность. В его состав вошли такие характеристики, как способность распознавать эмоциональное состояние партнера, понимание причин этого состояния и эмпатия как способность к сопереживанию. Во второй блок вошли такие характеристики, как эмоциональное принятие, чувства, возникающие во взаимодействии, эмоциональный фон взаимодействия и отношение к себе со стороны родителя. Третий блок составили ориентация родителя на состояние ребенка при построении детско-родительского взаимодействия, стремление к телесному контакту, оказание эмоциональной поддержки и способность родителя воздействовать на эмоциональное состояние ребенка.

 

Экспериментальное исследование особенностей эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия

 

Мы рассмотрели сложную систему взаимовлияний выделенных структурных компонентов детско-родительского взаимодействия, проследили, каким образом сказываются особенности одних из них на становление других и характер взаимодействия в целом. Мы убедились в том, что процесс детско-родительского взаимодействия представляет собой сложное структурное образование, где отдельные элементы находятся в тесной взаимосвязи. Выделяя эмоциональную сторону взаимодействия, важно учитывать не только отдельные ее характеристики, но и их взаимозависимость в каждом конкретном случае. С целью получения более детального представления о взаимосвязи отдельных компонентов выделенной структуры, степени выраженности каждой из выделенных характеристик нами было осуществлено экспериментальное исследование особенностей эмоциональной стороны взаимодействия матерей с детьми дошкольного возраста.

В качестве диагностического инструмента был использован разработанный нами опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ), позволяющий опосредованно выявлять степень выраженности каждой отдельной характеристики взаимодействия в конкретной диаде. Опросник содержит 66 утверждений, касающихся особенностей материнской чувствительности, отношений к ребенку и характера детско-родительского взаимодействия (см. анкету, с. 284). В соответствии с изложенными выше представлениями утверждения опросника были направлены на выявление следующих характеристик.

Блок чувствительности:

способность воспринимать состояние ребенка (утверждения 1, 23, 45, 12, 34, 56);

понимание причин состояния (13, 35, 57, 2, 24, 46);

способность к сопереживанию(3, 25, 47, 14, 36, 58). Блок эмоционального принятия'.

чувства, возникающие у матери во взаимодействии с ребенком (15, 37, 59, 4, 26, 48);

безусловное принятие (5, 27, 49, 16, 38, 60);

отношение к себе как к родителю (17, 39, 61, 6, 28, 50);

преобладающий эмоциональный фон взаимодействия (7, 29, 51, 18, 40, 62);

Блок поведенческих особенностей эмоционального взаимодействия:

стремление к телесному контакту (19, 41, 63, 8, 30, 52);

оказание эмоциональной поддержки (9, 31, 53, 20, 42, 64);

ориентация на состояние ребенка при построении взаимодействия (21, 43, 65, 10, 32, 54);

умение воздействовать на состояние ребенка (11, 33, 55, 22, 44, 66).

Каждая характеристика диагностировалась с помощью шести утверждений, три из которых носили положительный характер (первые три, указанные в скобках) — согласие с данным утверждением свидетельствовало о высокой степени выраженности качества, и три — отрицательный (следующие три утверждения, указанные в скобках) — согласие с данным утверждения означало низкую степень выраженности качества.

Степень своего согласия с предложенными утверждениями можно было выразить с помощью пятибалльной шкалы, расположенной в правой стороне на листах опросника. Таким образом, заполняющий анкету родитель шесть раз высказывал степень своего согласия с утверждениями, касающимися каждой из указанных характеристик взаимодействия. Наличие утверждений, имеющих положительную и отрицательную направленность, позволяло выявить противоречивые суждения родителей и повышало достоверность полученной оценки.

Для получения стандартных баллов, которыми было бы удобно оценивать выделенные характеристики, предлагается объединить показатели, относящиеся к каждой из них, и преобразовать по формуле (а+ b+с —d—е —f+ 13)/5, где а, b, с — оценки положительных утверждений; d, e, f — оценки отрицательных утверждений.

Таким образом, складываются оценки положительных утверждений и вычитаются оценки отрицательных. В результате указанных вычислений можно измерить степень выраженности каждой характеристики в интервале от 1/5 до 5 баллов.

С помощью опросника нам удалось зафиксировать значительные различия в характере детско-родительского взаимодействия в конкретных диадах, что дает основание рекомендовать его в качестве диагностического средства.

Важным представляется то, что удалось найти экспериментальное подтверждение некоторых зависимостей, обсуждаемых ранее на уровне теоретического анализа. Так, родительская эмпатия — способность к сопереживанию своему ребенку — значимо коррелирует с такими важными показателями эмоционального взаимодействия, как ориентация на его эмоциональное состояние при построении взаимодействия (0,5618) и умение воздействовать на это состояние (0,5413). Способность родителя разделить переживания ребенка, ощутить близкое ему состояние, вероятно, делает невозможным игнорировать его при построении взаимодействия. Родитель, способный разделить радость и печаль, вряд ли предложит и будет настаивать на действиях, идущих вразрез чувствам ребенка, он скорее будет тактичным по отношению к нему, чем родитель, не способный к такому сопереживанию. Вполне логично также, что указанная способность позволяет найти нужные средства воздействия на эмоциональное состояние ребенка — успокоить, развеселить, помочь сосредоточиться на важном деле. Способность к сопереживанию, таким образом, становится залогом эффективности эмоционального взаимодействия.

Следующая особенность, нашедшая подтверждение в экспериментальном исследовании, — значимая взаимосвязь такой характеристики взаимодействия, как стремление к телесному контакту, практически со всеми характеристиками, составляющими блок «отношения»: чувства, испытываемые родителем в ситуации взаимодействия (0,6357), безусловное принятие ребенка (0,6787), преобладающий эмоциональный фон взаимодействия (0,6181). Мы видим, что в стремлении к телесному контакту действительно очень ярко проявляется отношение к ребенку. Указанная характеристика неслучайно считается индикатором близкого, теплого отношения участников взаимодействия.

Кроме того, стремление к телесному контакту сопутствует способности родителя оказывать эмоциональную поддержку (0,6070). Близкий телесный контакт действительно дает возможность продемонстрировать готовность быть рядом, поддержать, разделить трудности. Он умело используется в качестве средства эмоциональной поддержки теми родителями, которые даруют своему ребенку безусловное принятие.

Интересным является и набор характеристик эмоциональной стороны взаимодействия, являющихся для родителей показателями успешности себя в качестве родителя. Такими свидетельствами родительской компетентности являются способность воспринять состояние ребенка и умение воздействовать на его эмоциональное состояние, значимо коррелирующие с принятием себя как родителя (0,5940; 0,4871). Справляться со своей родительской ролью для большинства родителей означает умение распознавать чувства и переживания ребенка и умело помогать ему справиться с этими переживаниями.

 

Таблица 1

Средние (М) и критериальные (N) показатели эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия (относительно диады мать— ребенок на выборке из 104 матерей дошкольников)

Характеристика взаимодействия

Среднее значение (М)

Критериальное значение (N)

Способность воспринимать состояние

4,22

3,7

Понимание причин состояния

3,85

3,2

Эмпатия

3,39

2,8

Чувства родителей в ситуации взаимодействия

3,9

3,3

Безусловное принятие

3,84

3,2

Принятие себя в качестве родителя

3,78

3,1

Преобладающий эмоциональный фон

3,66

3,0

Стремление к телесному контакту

4,03

3,3

Оказание эмоциональной поддержки

3,47

2,8

Ориентация на состояние ребенка при построении взаимодействия

2,95

2,3

Умение воздействовать на эмоциональное состояние ребенка

3,8

3,2

 

В целом нам удалось зафиксировать значимую корреляцию между собой характеристик, входящих в каждый из выделенных блоков, определяющих чувствительность родителей, их отношение к ребенку и особенности его поведения во взаимодействии. Это свидетельствует об удачном объединении ряда показателей, характеризующих одни и те же стороны взаимодействия. Выделенная в ходе теоретического анализа структура эмоциональной стороны взаимодействия нашла свое подтверждение в результатах экспериментального исследования. Отражением реальной закономерности явилась и высокая степень зависимости поведенческих характеристик взаимодействия от характеристик блоков «чувствительность» и «отношение». Эта зависимость подтверждает тот факт, что реальное поведение родителей всегда строится на основе, с одной стороны, восприятия особенностей ребенка, а с другой — имеющегося к нему отношения.

Специального обсуждения требует степень выраженности каждой из выделенной характеристик взаимодействия. Выявленные различия не оставляют сомнения в том, что структура эмоциональной стороны взаимодействия далеко не однородна. Каждая составляющая ее характеристика получила индивидуальные показатели, не сводимые к показателям других характеристик (см. таблицу 1).

Указанная в таблице величина N является тем крайним значением, которое с учетом среднего квадратичного отклонения может принимать отдельная характеристика, не выходя из области средних значений. В том случае, если в конкретной диаде показатель принимает значение ниже обозначенного N, мы можем вынести заключение о дефиците соответствующей характеристики эмоциональной стороны взаимодействия.

Оценивая ситуацию в целом, обратим внимание на те характеристики, показатели выраженности которых оказались выше или ниже основной группы. Выше всего родители оценивают свою способность воспринимать состояние ребенка (4,22 балла по шкале от 0,2 до 5 баллов). Близкие по значению показатели получили такие характеристики, как чувства, испытываемые в ситуации взаимодействия (3,9), и стремление к телесному контакту (4,03), что позволяет положительно оценить эмоциональное взаимодействие в целом. Родители чаще испытывают положительные чувства во взаимодействии со своим ребенком, стремятся к более тесному контакту с ним. Они достаточно хорошо знают особенности ребенка, умеют распознать его состояние, лучше, чем кто-нибудь другой, понимают его. Однако ряд характеристик, показатели которых получили относительно низкое значение, делают картину не столь благополучной. На фоне высоко развитой способности распознавать эмоциональное состояние ребенка особенно драматично выглядит низкая степень ориентации родителей на это состояние при построении взаимодействия — показатель этой характеристики получил самое низкое значение (2,95).

Несмотря на то что родители хорошо понимают состояние ребенка, они не всегда считают нужным учитывать его. Гораздо чаще они ориентируются на свои собственные планы, свое настроение или внешние социальные требования. К примеру, практически никто из матерей, оценивающих утверждения опросника, не счел нужным отказаться от посещения гостей из-за плохого настроения ребенка или снизить уровень своих требований в связи с его усталостью. Предполагается, что ребенок должен уметь справиться со своим состоянием, подчиниться требованиям взрослого как безусловно важным и гораздо более значимым, чем его собственные сиюминутные желания. Движимые идеей воспитания, родители часто недооценивают возрастные возможности ребенка. Не принимая во внимание состояние ребенка, они воспринимают его поведение как проявление злой воли, нежелание подчиниться родительским требованиям и часто идут по пути ужесточения этих требований. Так рождается порочный круг детско-родительского конфликта, выходом из которого может стать только изменение родительской позиции в отношении возможностей ребенка, который так же, как и любой взрослый человек, имеет право на свое собственное настроение и не всегда может справиться с ним по первому требованию родителя.

Так же как и недоучет эмоционального состояния ребенка, вызывают тревогу относительно низкие показатели способности матерей к сопереживанию ребенку и оказанию ему эмоциональной поддержки (3,39; 3,47). Эмоциональное состояние ребенка редко рождает отклик в душе родителя. Не умея разделить чувства ребенка, матери редко выражают солидарность детским проблемам, не видят необходимости помочь в их решении. В результате малыш оказывается один на один со своим состоянием и со своими проблемами. Все это не мешает родителям довольно высоко оценивать свою родительскую компетентность. Они считают себя родителями, достаточно хорошо понимающими причины того или иного эмоционального состояния ребенка, способными воздействовать на него и в целом высоко принимающими себя в качестве родителя.

Представленная картина позволяет высказать предположение о той позиции, которую, по мнению родителей, должен занять ребенок во взаимодействии. Мы видим, что ему предоставляется явно неравноправная, подчиненная позиция. Эмоциональное взаимодействие с ребенком складывается, как правило, благоприятно, о чем свидетельствуют положительные чувства, возникающие в ходе взаимодействия, и положительный его эмоциональный фон. Однако центром ситуации остается взрослый человек, направляющий взаимодействие в ту или иную сторону. Ведущая позиция взрослого является вполне естественной, поскольку именно он организует жизнь ребенка и является проводником в мир человеческой культуры, социальных требований. Однако мы явно видим тенденцию воспринимать ребенка в качестве объекта манипуляций, подчинять его не только системе социальных требований, но и личным собственным планам

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |