Имя материала: Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков

Автор: Г. В. Бурменская

1.1.3. психологические проблемы детей, связанные с неблагоприятными особенностями социальной ситуации развития

Исследования условий, влияющих на психическое развитие в онтогенезе, часто сосредоточиваются на различных аспектах микросоциальной ситуации развития ребенка, что вполне закономерно и оправданно в стабильные периоды социальной жизни, но оказывается явно недостаточным во времена значительных общественных преобразований. Однако именно такие периоды обнажают подлинную силу влияния особенностей исторической эпохи, выпавшей на долю подрастающего поколения, на своеобразие его развития, иначе говоря, зависимость психического развития детей и подростков от мощного воздействия макросоциалъных факторов. Есть все основания утверждать, что последние 10— 15 лет кардинально изменили жизнь большей части населения нашей страны. Начатые в 80-х гг. прошлого века процессы перестройки общества открыли перед людьми немало новых возможностей, но в то же время повлекли за собой глубокие и непредсказуемые социальные трансформации, очень скоро перешедшие в системный общественно-экономический и духовный кризис, непосредственно затронувший большую часть населения страны. Глубокие изменения социальной структуры общества (прежде всего социальная дифференциация) и общественно-экономических отношений, дискредитация прежних и внедрение совершенно новых ценностных ориентиров — эти и многие другие вызовы времени потребовали от людей максимального напряжения сил для адаптации к резко изменившимся условиям. Миллионы людей были вынуждены сменить не только место работы, но и профессию, а то и место жительства, изменить свой социально-профессиональный статус и т. д. Возникла новая для нашей страны (и весьма немалая по численности) социальная категория людей, не имеющих работу. Люди пережили обесценивание своего советского прошлого и стали привыкать жить в обществе, основанном на принципах западного индивидуализма, диктуемого принципами рыночной экономики.

Естественно, что столь глубокие трансформации в обществе не могли не сказаться на психологическом состоянии людей, не затронуть семью как наиболее чутко реагирующую и уязвимую часть социального организма. Именно семья, в том числе дети, во многом приняла на себя груз происходящих в макросоциуме перемен. Рассмотрим далее основные психологические проблемы детей, связанные с особенностями их социальной ситуации развития, прямо или косвенно отражающей состояние современного российского социума.

Среди многочисленных проблемных категорий детей, появившихся вследствие острого социального неблагополучия последнего десятилетия, бесспорно, наиболее тяжелую (и исчисляемую примерно полутора миллионами!) составляют так называемые социально дезадаптированные, т.е. беспризорные, не посещающие школу и бродяжничающие дети, а также дети-сироты. К ним примыкают дети с особыми нуждами — дети беженцев и переселенцев, дети из малообеспеченных и деструктивных семей, часто становящиеся жертвами насилия и, в свою очередь, вовлекаемые в преступные занятия. Естественно, что такие дети практически не бывают на приеме в психологической консультации и могут попасть в круг внимания психологов главным образом лишь тогда, когда поступают в приют, кризисный центр, интернат или иные детские учреждения, численность которых в стране неуклонно возрастает.

Тяжелая социальная дезадаптация значительной части населения приводит к появлению опасно большого числа остро неблагополучных семей, по сути, не справляющихся со своими основными функциями и потому нуждающихся во внешней — социально-психолого-педагогической — поддержке. Главной задачей сотрудников центров семейного воспитания в таких случаях становится защита ребенка от родителей, которые часто «не заботятся о ребенке в должной мере, не обеспечивают соответствующие физические условия для роста и развития; заняты своими проблемами и не осознают ответственности за психическое и душевное здоровье ребенка; практикуют неприемлемые методы воспитания: жестокое обращение, насилие, передачу несовершеннолетнему взрослой роли без учета его возрастных возможностей и т.д.; пренебрегают своими родительскими обязанностями, бросая детей на произвол судьбы» [97].

Основой таких грубых нарушений семейного воспитания чаще всего являются алкоголизм, наркомания, профессиональная несостоятельность, социальная дезадаптация и личностная незрелость родителей и другие факторы. К их числу следует отнести увеличение на 73 \% за последние 11 лет случаев первичной инвалидности взрослого населения вследствие психических заболеваний, а также значительно возросшее число повторных госпитализаций. Оценивая приведенные тенденции в контексте задач психологической помощи детям, необходимо иметь в виду тот очевидный факт, что многие инвалиды, страдающие психическими заболеваниями, являются родителями и так или иначе воспитывают детей.

Следует признать, что без специальных мер внешней помощи дети, растущие в деструктивных, хронически конфликтных семьях с различными видами неправильного воспитания, по сути дела обречены на нарушение нервно-психического здоровья (эмоциональные и поведенческие отклонения, неврозы и психосоматические заболевания, патохарактерологическое развитие и др.), не говоря уже о неизбежности серьезных искажений формирования их личности, включая эмоциональную и ценностно-смысловую сферы. Неудивительно, что специальные психологические исследования обнаруживают у 26 \% детей младшего школьного возраста агрессивность как достаточно закрепившуюся личностную черту [76].

Чрезвычайно усложняет условия развития многих детей и неуклонно происходящий рост численности распавшихся семей. Число разводов, доходящее в нашей стране до 1 млн в год, заставляет специалистов говорить о кризисе семьи как важнейшего социального института нашего общества. Достаточно сказать, что для любого ребенка распад семьи относится к категории весьма тяжелых психогенных факторов: в большинстве случаев распад супружеских отношений между родителями, семейные конфликты и вызываемый ими стресс ставят детей в столь тяжелую эмоциональную ситуацию, что на ее преодоление после развода детям требуется весьма длительное время (по некоторым данным, не менее двух лет) [79]. Умелая психологическая помощь в этом случае может способствовать менее болезненной перестройке взаимоотношений между членами распавшейся семьи, а также профилактике ряда широко распространенных ошибок в воспитании ребенка в этот сложный период [26].

Разумеется, с точки зрения условий, создаваемых для развития детей, «проблемны» не только маргинальные, конфликтные или неполные семьи, о которых говорилось выше. Так называемые благополучные семьи нередко оказываются таковыми лишь по видимости, пока психологическому анализу не подвергаются детско-родительские отношения, а главное, субъективное состояние ребенка, которое вследствие неправильного воспитания в таких семьях может характеризоваться длительной эмоциональной травматизацией [60; 63].

Частым проявлением нарушения детско-родительских отношений (и внутрисемейных отношений в целом) может служить высокая тревожность у детей. Как показали исследования этой важной особенности эмоциональной сферы, признаки устойчивой тревожности распространены весьма широко: например, у детей 7 — 9 лет они отмечаются более чем у 50 \% обследованного контингента [123]. Ее появление свидетельствует в первую очередь о неблагополучии эмоционально-личностной сферы детей, но не ограничивается им: установлена тесная связь тревожности с трудностями осуществления деятельности и познавательных процессов. Высокая тревожность затрудняет интеллектуальную активность, вызывает сильное эмоциональное напряжение, а в долгосрочной перспективе способствует формированию у детей низкой самооценки и неуверенности в себе. Она, как привило, сопутствует нарушениям детско-родительских отношений, школьным неврозам и другим эмоциональным расстройствам [63; 70;123].

Характеризуя психологические проблемы детей из семей, благополучных с точки зрения их социально-экономического статуса, необходимо отметить, что практика консультирования все чаще сталкивается с уменьшением продолжительности и обеднением содержания общения в семье, дефицитом теплоты, внимательного отношения друг к другу, исчезновением действительно совместных форм полезной деятельности ребенка со взрослыми или общего досуга. Место личностного и познавательного общения все больше занимают его узко прагматические формы — по поводу обихода, режима, контроля за успешностью в учебе, а поощрение детей сводится только к его материальным формам.

При этом усиливается тенденция переносить многие исконно родительские функции на воспитателей яслей и детских садов или специально приглашаемых в семьи нянь и гувернанток, а позднее — на школу и другие учреждения. Между тем специалистам хорошо известно, насколько серьезными для эмоционального состояния и здоровья детей бывают последствия от недостаточности общения с матерью в раннем детстве, даже если она не связана с излишне ранним помещением ребенка в ясли [60; 126]. Обеднение и формализация контактов с родителями в сочетании с повышенной требовательностью последних к исполнительности ребенка не способствуют формированию у него ощущения самоценности, значимости для других. Напротив, нередко уже в раннем возрасте эти факторы провоцируют у детей неуверенность в своих силах, стойкое эмоциональное неблагополучие, негативизм, аффективные реакции, отрицательные формы самоутверждения, создают у них серьезные смысловые барьеры в понимании требований взрослых — одним словом, еще сильнее осложняют жизнь как самих детей, так и их родителей.

Следует признать, что обеднение детско-родительских отношений по содержанию и сокращение по времени во многих случаях носит вынужденный характер и является следствием резкого возрастания занятости родителей, их хронически высокого стресса, связанного с профессиональными обязанностями, низкой материальной обеспеченностью, проблемами с собственным здоровьем и т.д. Но имеется и другая категория случаев, когда на психологию родителей, точнее, на их ошибочные воспитательные установки влияет неадекватная переоценка возможностей системы так называемых элитных дошкольных и школьных учреждений, предоставляющих детям определенные преимущества, но, разумеется, не способных заменить непосредственное общение с родителями, участие последних в жизни детей.

Современная школа, будучи незаменимым институтом социализации детей, к сожалению, занимает в наше время далеко не последнее место среди источников разнообразных психологических проблем, осложняющих развитие ребенка. Неудовлетворительное состояние существующей ныне системы среднего и специального образования стало предметом широкого общественного обсуждения и всестороннего критического анализа, результатом которого явилось признание необходимости последовательного реформирования содержания и форм школьного обучения.

Не претендуя на исчерпывающий обзор обширной проблематики, связанной с состоянием отечественного среднего образования, приведем лишь некоторые данные, указывающие на истинные масштабы неблагополучия, порождаемого современной школой. Еще 10—15 лет назад специалисты констатировали состояние школьной дезадаптации, требующей либо кратковременной, либо более или менее систематической психотерапии у 15—20 \% детей школьного возраста [70]. Сегодня этот показатель поднялся до 35 \%, чему явно способствует и ослабление соматического здоровья школьников, которое к концу обучения в средней школе таково, что только 10— 15 \% выпускников могут считаться здоровыми, 40 \% страдают хроническими соматическими заболеваниями, а 30 \% — неврозами.

Спектр распространенных психологических проблем школьников чрезвычайно широк: потеря учебной мотивации, низкая успеваемость, неорганизованность, конфликтные отношения с учителями и сверстниками, низкая самооценка, агрессивность, различные формы отклоняющегося поведения и др. В совокупности с ослабленным нервно-психическим и соматическим здоровьем эти причины приводят к тому, что 30 \% детей практически не справляются с усвоением большей части программного материала, а еще 40 \% испытывают серьезные трудности в процессе усвоения программы.

Как показало исследование школьников Санкт-Петербурга, по оценке самих детей только 10 \% мальчиков и 28 \% девочек не испытывают затруднений в учебе и, таким образом, не подвергаются разрушающему влиянию хронического школьного стресса [63].

В свете приведенных данных неудивительно, что среди причин для обращения родителей в психологическую консультацию одно из первых мест занимает неудовлетворительная (с точки зрения родителей) успеваемость младших школьников, а также такие «школьные проблемы» детей, как несложившиеся (конфликтные, изолированные и др.) отношения со сверстниками и напряженные взаимоотношения с учителями.

Многие из перечисленных проблем имеют конкретные причины возникновения и поддаются если не разрешению, то существенному смягчению в результате индивидуальной помощи со стороны школьного психолога или консультанта из психологического центра. Но одной из основных общих причин многообразных проблем школьников является недостаточный учет современной школой глубинных закономерностей и потребностей возрастных этапов формирования личности, а также игнорирование индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей детей как результат стандартизованных требований к их поведению. Как правило, далеко не в каждой школе находится место для настоящей творческой активности, мощный потенциал которой имеется у каждого ребенка, так же как для подлинно коллективных форм жизни, от которых прямо зависит формирование личности детей в школьном периоде детства. Между тем консультирование родителей и учителей показывает, что большинство из них недооценивают степень расхождения между практически создаваемыми школой условиями и условиями, необходимыми для реализации возрастных возможностей детей.

Аналогичным образом обстоит дело и с проявлениями одаренности у детей. Парадоксально, но факт: сугубо положительные особенности ребенка, к примеру рано проявившаяся яркая одаренность в музыке, поэзии, математике и т.п. или резко ускоренный темп общего психического развития, во многих случаях могут стать источником немалых психологических и педагогических проблем. Они связаны с необходимостью индивидуализации сроков и содержания обучения, трудностями межличностных отношений такого ребенка в коллективе более старших учеников, нестандартностью его интересов и многих личностных качеств, опасностью формирования чрезмерных ожиданий и уровня притязаний как у самого ребенка, так и у его близких (родителей, учителей).

В связи с этим необходимо признать, что возможность радикального разрешения многих острых психологических проблем детства находится за рамками индивидуальной консультативной помощи. Устранение их причин и источников может быть осуществлено только в русле коренной реформы существующей системы общественного воспитания и образования, а главное — в результате коренного оздоровления социальной, культурной, материально-бытовой и других сторон жизни семьи.

Что же касается индивидуально-психологической помощи, то в сложившихся в настоящее время условиях она, очевидно, может быть направлена на поиск и определение таких конкретных способов адаптации ребенка к наличным условиям (в том числе и к существующей системе общественного воспитания), которые бы в наименьшей степени ущемляли интересы развития его личности, способствовали бы нормализации и оздоровлению микросоциальной среды, в которой он растет.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |