Имя материала: Макроэкономика

Автор: Трунин Сергей Николаевич

3. государственное регулирование рыночной экономики 3.1. общая характеристика системы государственного регулирования рыночной экономики

Система государственного регулирования рыночной экономики прошла длительный этап становления и развития. Впервые регулирование широко применили развитые страны в годы Первой мировой войны. Необходимость этих мер была связана с потребностями милитаризации экономики. Однако данный этап оказался непродолжительным. После окончания войны масштабы вмешательства государства в экономику резко уменьшились. Благоприятная экономическая конъюнктура 1920-х гг. на Западе делала непопулярными идеи о вмешательстве государства в экономическую жизнь. Положение принципиально изменилось в ходе Великой депрессии 1929—1933 гг. Этот самый глубокий за всю историю капитализма кризис поставил вопрос об усилении вмешательства государства в экономику, о формировании системы государственного регулирования последней.

В 1930-е гг. начинается второй этап в становлении системы государственного регулирования экономики. Он, в частности, связан с политикой нового курса Ф.Рузвельта в США, с созданием жесткой системы государственного регулирования экономики в фашистской Германии.

Третий, современный этап в развитии системы государственного регулирования экономики начался после Второй мировой войны и продолжается до сих пор. Именно на этом этапе сложилась современная система государственного регулирования, практически опробованы многие его инструменты, доказавшие свою эффективность.

В системе целей государственного регулирования рыночной экономики следует выделить главную и частные.

Главная цель государственного регулирования рыночной экономики состоит в обеспечении экономической и политической стабильности существующего общественного строя. Она реализуется через достижение множества частных целей, среди которых:

создание благоприятной экономической конъюнктуры в стране;

повышение реальных доходов населения;

структурная перестройка экономики;

стимулирование развития частного предпринимательства;

повышение конкурентоспособности товаров и услуг данной страны на мировом рынке и т.д.

В практике государственного регулирования современной рыночной экономики широко используется система показателей, характеризующая уровень социально-экономического развития страны. Экономическое положение страны считается стабильным, если обеспечиваются: высокие темпы экономического роста в течение продолжительного времени; низкий уровень инфляции; высокий уровень занятости населения; равновесный платежный баланс; высокие показатели качества окружающей природной среды.

 

Методы государственного регулирования рыночной экономики

В практике государственного регулирования рыночной экономики используется целая система методов, которые подразделяются на экономические (косвенные) и административные (прямые).

Экономические (косвенные) методы предполагают воздействие органов государственного управления на экономические интересы субъектов экономики. Государство устанавливает определенные «правила игры», с помощью которых оно делает наиболее выгодными для этих субъектов именно такие действия, которые способствуют достижению поставленных государством целей. К числу экономических методов относятся: налоговая, кредитная политика, политика амортизационных отчислений и т.д.

Административные методы государственного регулирования — это прямые команды, распоряжения, которые органы государственного управления доводят до экономических субъектов (закЬ-ны, постановления, распоряжения органов государственной власти, обязательные задания для государственных предприятий и др.).

В условиях рыночной экономики преобладают экономические методы государственного регулирования. Однако административные методы также играют важную роль.

Особенно широкое распространение методы административного регулирования получили в Японии, где действует система «Гэсей Сидо». Существует четыре формы этой системы: рекомендации; требования; посредничество; советы.

Частный бизнес в Японии проявляет исключительную дисциплинированность в выполнении требований государства. В Южной Корее административные рычаги государственного регулирования экономики применяются еще более широко, чем в Японии.

При всем различии экономических и административных методов их нельзя противопоставлять друг другу. Дело в том, что современное государство, постоянно расширяя масштабы своего вмешательства в экономику, является субъектом не только надстроечных (политических, правовых, идеологических), но и базисных (экономических) отношений. Следовательно, даже используя административные методы воздействия, государство активно действует как экономический субъект. Поэтому экономические и административные методы тесно связаны друг с другом.

 

Направления экономической политики государства

В условиях государственного регулирования рыночной экономики выделяется множество направлений в экономической деятельности государства. Однако все они могут быть сведены к трем укрупненным направлениям: конъюнктурному, структурному и региональному.

Конъюнктурное направление возникло раньше других. Необходимость его возникновения связана с развитием системы антикризисного регулирования экономики, т.е. поиском путей предотвращения экономических кризисов, либо (в том случае, если их не удалось предотвратить) с поиском путей смягчения их последствий.

В дальнейшем, в послевоенный период, рамки конъюнктурного направления экономической политики расширяются. Оно теперь уже не ограничивается краткосрочными интервалами времени и ориентируется на выработку решений долгосрочного характера, т.е. на обеспечение стабильно высоких темпов экономического роста.

Структурное направление получает особенно широкое распространение после Второй мировой войны, в условиях развертывающейся НТР, требующей крупномасштабной структурной перестройки экономики. НТР вызвала к жизни широкий круг новых прогрессивных отраслей, ускоренное развитие которых обеспечивало повышение конкурентоспособности экономики страны, ее высокий технический уровень и военное могущество. Эта структурная перестройка потребовала такого объема инвестиций, который был не под силу частному бизнесу. Поэтому государство принимало активное участие в финансировании программ структурной перестройки экономики. Велика роль государства и в регулировании ее социальных последствий, что, в частности, было связано с созданием рабочих мест для высвобождающихся работников из старых отраслей.

Мировой опыт развития рыночной экономики свидетельствует о том, что существует два принципиально возможных пути осуществления структурной перестройки экономики: американский и японский.

Для американского пути характерно слабое вмешательство государства в процесс структурной перестройки экономики, которое ограничивается лишь методами косвенного экономического регулирования (налоговая, денежно-кредитная политика). Главную же роль в этом процессе играет сам рыночный механизм.

Японский путь предполагает активное, постоянное вмешательство государства в этот процесс, использование не только косвенных, но и прямых методов. В частности, государство дает жесткие обязательные задания частному бизнесу по перестройке экономики. Органы государственного регулирования разрабатывают перспективные программы ускоренного развития одних отраслей и свертывания других.

Жизнь показала, что японский путь более эффективен. При нем достигается ускорение темпов структурной перестройки экономики при ее минимальных социальных издержках (низкий уровень безработицы и др.).

Необходимость регионального направления связана с важнейшей особенностью рыночной экономики — с неравномерностью ее развития в разрезе отдельных регионов страны. Даже в наиболее богатых, развитых странах такая неравномерность достаточно ощутима. Она порождает множество острых социальных проблем, поэтому во многих странах принимаются и осуществляются широкомасштабные программы развития отстающих регионов. Это позволяет обеспечивать комплексное экономическое развитие этих территорий, создавать новые рабочие места, повышать уровень жизни населения и в результате нивелировать уровни экономического развития различных территорий, областей, регионов и т.д.

Рассмотрим более подробно две модели государственного регулирования экономики — кейнсианскую и неоконсервативную.

 

Кейнсианская модель государственного регулирования рыночной экономики

На протяжении трех послевоенных десятилетий (до середины 1970-х гг.) на Западе господствовала кейнсианская модель государственного регулирования экономики. В ее основе лежит регулирование совокупного спроса. Кейнсианцы считают, что государство не должно заниматься регулированием совокупного предложения, поскольку все вопросы, связанные с предложением товаров и услуг, решают сами предприниматели.

Необходимость государственного регулирования совокупного спроса объясняется тем, что рыночный механизм сам по себе, без поддержки государства, не способен обеспечить такой размер совокупного спроса, который бы гарантировал достижение полной занятости населения. Поэтому государство должно постоянно стимулировать все компоненты совокупного спроса, как потребительского, так и инвестиционного. Кроме того, государство должно постоянно увеличивать собственные расходы для расширения границ совокупного спроса.

Кейнсианская модель государственного регулирования включает следующие основные формы:

государственная собственность и государственное предпринимательство;

государственные закупки товаров и услуг;

регулирование объема и структуры частных инвестиции

регулирование потребительского спроса населения;

государственное программирование экономики.

Государственная собственность и государственное предпринимательство

После Второй мировой войны в развитых странах сформировался достаточно мощный государственный сектор экономики. Это в большей степени было характерно для стран Западной Европы, в меньшей — для США и Японии.

Государственный сектор создавался двумя основными путями:

национализацией частных предприятий;

созданием новых государственных предприятий за счет средств государственного бюджета.

Национализация частных предприятий проводилась на исключительно выгодных для их бывших владельцев условиях. Им обеспечивалась полная компенсация стоимости имущества, а их представителей включали в состав руководства государственных предприятий. Национализация охватывала те отрасли экономики, которые были малопривлекательными для частного капитала в силу низкой рентабельности и длительных сроков оборота капитала. В то же время эти отрасли были необходимы для нормального хода процесса общественного производства (угольная промышленность, электроэнергетика, железнодорожный транспорт и др.). Государство, мобилизовав значительные средства в государственном бюджете (т.е. средства налогоплательщиков), сумело обеспечить коренную техническую реконструкцию этих отраслей.

Объектами государственной собственности становились также предприятия тех отраслей, которые осуществляли расширенное воспроизводство рабочей силы (просвещение, здравоохранение и пр.).

Государственные предприятия не были конкурентами для предприятий частного сектора. Напротив, функционирование государственного сектора должно было обеспечить создание наиболее выгодных условий для частных предприятий. Государственные предприятия довольно часто реализовывали свою продукцию частным монополиям по монопольно низким ценам, а покупали их продукцию по монопольно высоким ценам.

 

Государственные закупки товаров и услуг

В соответствии с рекомендациями Кейнса в послевоенный период был сформирован мощный государственный рынок товаров и услуг. Государственные закупки, финансируемые за счет средств государственного бюджета, охватывали широкий круг товаров как производственного, так и непроизводственного назначения. Следует отметить, что расширение масштабов государственных закупок товаров и услуг приводило к сдвигам в отраслевой структуре экономики. Те отрасли, на продукцию которых государство предъявляло повышенный спрос, развивались особенно высокими темпами, и их удельный вес в экономике повышался. В наибольшей степени это характерно для предприятий военно-промышленного комплекса. Кейнс в свое время отмечал важность военных расходов для расширения совокупного спроса. Объективно это привело к беспрецедентному усилению милитаризации экономики. Само формирование военно-промышленного комплекса стало возможным только в послевоенный период.

Государственный рынок товаров и услуг был исключительно выгодным для частного бизнеса в силу следующих причин:

стабильности рынка (не подвержен колебаниям рыночной конъюнктуры);

высокой рентабельности (монополии, используя соответствующие рычаги давления на государство, добивались наиболее выгодных для себя условий контрактов, например, установления монопольно высоких цен);

надежность (платежеспособность покупателя всегда была гарантирована).

Важным следствием расширения масштабов государственных закупок стал хронический дефицит государственного бюджета, поскольку финансирование возрастающих государственных расходов проводилось в условиях постоянно растущего дефицита государственного бюджета.

 

Регулирование объема и структуры частных инвестиций

Эта форма государственного регулирования играла важную роль в стимулировании роста совокупного спроса. Для решения данной проблемы государство широко использовало косвенные экономические рычаги. В послевоенный период стала проводиться политика ускоренной амортизации основного капитала, которая положительно сказалась на увеличении частных инвестиций. Государство использовало также налоговые, кредитные льготы для стимулирования частных инвестиций. В частности, постоянно возрастали объемы государственного кредита, предоставляемого ча-

стным корпорациям. Об этом свидетельствуют следующие цифры: если в начале 1960-х гг. соотношение объема задолженности американских корпораций государству и их доли в национальном доходе было 1,54 : 1, то в конце 1960-х гг. - уже 2:1.

 

Регулирование потребительского спроса населения

Великая депрессия 1929-1933 гг. наглядно показала, сколь узкими оказались границы платежеспособного спроса населения. Поэтому в соответствии с рекомендациями кейнсианцев государство проводило активную политику стимулирования потребительского спроса. Большую роль в этом сыграло широкое распространение потребительского кредита в послевоенное время. Государство также увеличило расходы на социальные нужды из государственного бюджета всех уровней (федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации, местных бюджетов), что позволило в послевоенный период создать широко развитую систему социального обеспечения населения (выплата пособий по безработице, пособий для малообеспеченных, совершенствование пенсионного обслуживания и т.д.). Решению этой проблемы способствовало введение прогрессивной системы налогообложения личных доходов. Эта мера позволила в значительной степени сократить разрыв в доходах между богатыми и бедными.

Благодаря всем этим мерам существенно расширился платежеспособный спрос населения.

 

Государственное программирование экономики

Это высшая форма государственного регулирования экономики, позволяющая обеспечить комплексное решение всех проблем, возникающих в процессе государственного регулирования. Государственное программирование интегрировало все рассмотренные ранее формы государственного регулирования в их взаимосвязи.

Первой программой, разработанной и осуществленной на Западе, считается «Манхэттенский проект» (программа создания атомной бомбы). В послевоенный период государство разрабатывало и осуществляло множество программ в различных сферах деятельности (научно-технической, инвестиционной, экологической, социальной и т.д.). Для этого создавались специальные государственные органы (во Франции — национальный комиссариат по планированию, в Великобритании — министерство экономики, в Японии — управление национального планирования и др.). Для предприятий государственного сектора достижение показателей, заложенных в программе, было обязательным, для частного же бизнеса они носили рекомендательный характер (индикативное планирование). Программы представляли определенное соглашение между государством и частным бизнесом. Государство устанавливало определенные параметры, которые должны были быть достигнуты, а частный бизнес брал на себя обязательства по их выполнению, получая при этом определенные льготы (налоговые, кредитные и пр.).

Характеризуя методы государственного регулирования, следует отметить, что в рамках кейнсианской модели ведущую роль играли меры финансовой и бюджетной политики. Что же касается денежно-кредитной политики, то она играла меньшую роль, поскольку кейнсианцы считали ее менее надежным средством достижения поставленных целей по сравнению с бюджетной политикой.

 

Итоги использования кейнсианской модели

К несомненным достижениям этой модели следует отнести;

значительное ускорение темпов экономического роста, особенно в 1950-1960-е гг.;

высокие темпы повышения реальных доходов населения;

существенное снижение уровня безработицы.

В то же время постепенно стали проявляться негативные стороны этой модели.

Высокий уровень инфляции в 1960—1970-е гг. Становилось все более очевидным, что кейнсианская модель носит инфляционный характер. Инфляция была той ценой, которую западное общество заплатило за свои послевоенные экономические успехи. Кейнсианцы оказались неспособны предложить эффективную антиинфляционную программу. Была сделана попытка затормозить развитие инфляции, осуществляя регулирование уровня цен и доходов. Однако должного результата эти меры не дали.

Усиление налогового бремени на частный бизнес. Несмотря на проведение отдельных налоговых реформ, целью которых было уменьшение налогообложения частного бизнеса, он был неудовлетворен высокими налогами. В 1960—1970-е гг. заметно проявляется тенденция к снижению нормы чистой прибыли корпораций. Многие американские экономисты использовали такое понятие, как «полоса инфаркта»; экономика попадает в «полосу инфаркта», когда норма чистой прибыли оказывается меньше 4\%. Прибыль при этом перестает играть стимулирующую роль в регулировании рыночной экономики. В 1970-е гг. американская экономика впервые попала в такую ситуацию. Положение удалось исправить за счет увеличения государственной помощи корпорациям. Но в 1982 г. американская экономика вновь вошла в эту полосу. Частный бизнес стал требовать снижения налогового бремени.

3. Усиление бюрократических тенденций в системе государственного регулирования (расширение различных инструкций, предписаний государственных органов), что ограничивало свободу частного бизнеса.

В 1970-е гг. кейнсианская модель теряет свою популярность на Западе. Особенно тяжелый удар был нанесен ей в ходе кризиса 1974—1975 гг. Выяснилось, что система государственного регулирования, созданная кейнсианцами, не в состоянии гарантировать защиту экономики от глубоких кризисов. Ситуация осложнилась еще и тем, что в 1970-е гг. экономика оказалась в состоянии стагфляции, т.е. сочетания спада производства с высокой инфляцией. Кейнсианская модель в значительной степени была дискредитирована.

Тем не менее кейнсианцы не сдавались. В США в 1975 г. ими был подготовлен законопроект, который, по существу, предполагал внедрение системы перспективного планирования. Борьба вокруг принятия закона шла в течение трех лет. Кейнсиан-цам удалось добиться принятия закона «О полной занятости и сбалансированном росте». Впервые закон установил конкретные макроэкономические параметры, которые должны были быть достигнуты в перспективе: снижение инфляции до 3\% в год и снижение безработицы до 4\% в год до 1983 г. Принятие этого закона свидетельствовало о том, что кейнсианцы выступали за дальнейшее углубление системы государственного регулирования рыночной экономики. В начале 1980-х гг. (с приходом к власти в США администрации Рейгана) экономическая политика значительно меняется: провозглашается отказ от кейнсианской системы государственного регулирования и переход к неоконсервативной экономической политике, которая доминирует и в начале третьего тысячелетия.

 

Неоконсервативная модель государственного регулирования рыночной экономики

Современный неоконсерватизм представляет собой новый этап в развитии классической модели. Он не является единой экономической концепцией. Тем не менее можно сказать, что наиболее характерная черта всех неоконсервативных экономических теорий — критическое отношение к расширению масштабов государственного вмешательства в экономику, которое предполагалось в кейнсианской модели. По существу неоконсерватизм является реакцией на теорию и практику кейнсианства. Неоконсерваторы вели постоянную борьбу с кейнсианцами на протяжении многих десятилетий. В 1944 г. известный английский экономист Ф. Хайек опубликовал книгу «Дорога к рабству», которая до сих пор рассматривается как наиболее полное выражение принципов неоконсерватизма. В данной работе нашла свое отражение озабоченность консерваторов растущей популярностью кейнсианства в этот период. Хайек утверждал, что усиление государственного вмешательства в экономику — это «дорога к рабству». С точки зрения автора, такая политика приведет к ограничению не только экономических, но и политических свобод.

Различные направления неоконсервативной теории развивались под воздействием идей Хайека. В настоящее время на Западе выделяется четыре основных направления современной неоконсервативной экономической теории:

монетаризм (Чикагская школа);

теория экономики предложения;

теория рациональных ожиданий;

теория общественного выбора (Вирджинская школа).

Представители монетаризма считают, что государство должно резко сократить масштабы вмешательства в экономику, сосредоточив свое внимание только на проведении денежно-кредитной политики с целью стабилизации национальной денежной единицы и ограничения инфляции. Таким образом, монетаристы провозглашают главной задачей макроэкономической политики не достижение полной занятости, а борьбу с инфляцией.

Эта установка монетаристов получила растущую поддержку в общественном мнении западных стран. Монетаристы подвергли критике кейнсианскую программу достижения полной занятости, опираясь на положение о существовании в экономике естественного уровня безработицы. Если фактический уровень безработицы в стране равен естественному, то государство должно прекратить всякое макроэкономическое регулирование рынка труда. Необходимость в таком регулировании возникает только тогда, когда фактический уровень безработицы будет выше ее естественного уровня. Таким образом, монетаристы утверждали, что никакое правительство не может быть мудрее рыночного механизма. Всякие попытки снизить безработицу ниже ее естественного уровня не дадут никаких положительных результатов, а приведут лишь к усилению инфляции. Существенное различие имеется между монетаристами и кейнсианцами в вопросе о целях макроэкономического регулирования. Монетаристы решительно отрицают необходимость вмешательства в экономику для достижения краткосрочных целей. Главным в макроэкономическом регулировании, с их точки зрения, является достижение долгосрочных целей, а именно обеспечение стабильного, устойчивого экономического роста. Монетаристы, в отличие от кейнсианцев, на первый план выдвигают не бюджетную, а денежно-кредитную политику, так как считают ее наиболее гибкой и в наибольшей степени отвечающей условиям рыночной экономики. Что же касается бюджетной политики, то монетаристы отрицают ее какое-либо самостоятельное значение и рассматривают ее только с точки зрения реализации денежно-кредитной политики. Особую роль в денежно-кредитной политике монетаристы придают введению жесткого, законодательно установленного лимита на прирост денежной массы в обращении. Монетаристы считают, что никакие колебания экономической конъюнктуры не должны приводить к отступлению от жесткой денежной политики.

Теория экономики предложения сыграла важную роль в обосновании «рейганомики» в 1980-е гг. Сторонники теории экономики предложения критикуют кейнсианцев за чрезмерное увлечение политикой регулирования совокупного спроса. По их мнению, регулирование спроса не может дать никаких положительных результатов. Особенно резко сторонники теории экономики предложения критикуют расширение государственных инвестиций. Они полагают, что их рост не способен увеличить общий объем инвестиций. В экономике возникает эффект вытеснения частных инвестиций государственными. Дело в том, что по мере роста государственных инвестиций происходит увеличение ставки банковского процента, а значит, снижение объема частных инвестиций. Однако поскольку государственные инвестиции всегда менее эффективны, чем частные, объективным следствием такой политики будет снижение общей эффективности инвестиций.

Государство, с точки зрения сторонников этой теории, должно отказаться от регулирования спроса и перенести центр тяжести в своей политике на стимулирование совокупного предложения, максимально поощряя инвестиционную активность частного бизнеса.

Хотя сторонники экономики предложения, как и монетаристы, выступают против чрезмерного вмешательства государства в экономику, по многим вопросам их рекомендации не совпадают с выводами монетаристов. Во-первых, в отличие от монетаристов, сторонники экономики предложения не возлагают больших надежд на денежную политику, выражая сомнение в том, что она сама по себе способна обеспечить победу над инфляцией. Главное значение сторонники экономики предложения придают коренной перестройке налоговой политики. Выступая за резкое ограничение налогового бремени на частный бизнес, они считают, что именно чрезмерное бремя налогов деформирует рыночную экономическую систему, подрывает стимулы к предпринимательству, к осуществлению частных инвестиций, уменьшает частные сбережения и кредитные ресурсы. Поэтому главное в программе сторонников теории экономики предложения — это ограничение налоговых ставок на частный бизнес.

Второе различие состоит в том, что сторонники экономики предложения категорически отрицают дефицит государственного бюджета, считая его абсолютно неприемлемым. По их мнению, главный путь ликвидации дефицита государственного бюджета -резкое ограничение бюджетных расходов на социальные нужды. Таким образом, теория экономики предложения выступает как защитник интересов крупного частного бизнеса. Главные представители этой теории - М. Фелдстайн и А. Лаффер (США).

Неоконсервативная макроэкономическая модель базируется в основном на выводах двух школ — монетаризма и теории экономики предложения. Однако следует упомянуть и о двух других направлениях современного неоконсерватизма: теории рациональных ожиданий и теории общественного выбора. Эти направления занимают наиболее крайние, радикальные позиции в отрицании необходимости государственного вмешательства в экономику и играют роль маргинальных концепций.

Теория рациональных ожиданий утверждает, что политика государственного регулирования лишена всякого смысла. Для обоснования этой позиции приводятся два аргумента. Во-первых, утверждается, что для рыночной экономики характерно господство совершенной конкуренции. Все рынки обладают способностью к «самоочищению», т.е. к установлению равновесных цен. Во-вторых, субъекты рыночной экономики обладают доступом ко всей экономической информации, поэтому они в точности предвидят все возможные последствия государственных решений в экономике, т.е. их ожидания всегда являются рациональными. Поэтому на практике их действия не сорпадают с прогнозами государственных органов. Сторонники этой теории приводят такой пример: в период кризиса государство ожидает, что предприниматели будут снижать цены на свою продукцию. Однако предприниматели предвидят, что государство будет стимулировать совокупный спрос, и поэтому вместо понижения цен на свою продукцию они идут по пути их повышения.

Главные представители теории рациональных ожиданий — Д. Мут и Р. Льюкас (США).

Свидетельством мирового признания теории рациональных ожиданий стало присуждение в 1995 г. Нобелевской премии в области экономики профессору Чикагского университета Роберту Льюкасу за «разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий, которая привела к изменению макроэкономического анализа и углублению нашего понимания экономической политики». Р.Льюкас показал, что экономические агенты — инвесторы, потребители, наемные работники — не являются пассивными объектами макроэкономической политики государства. Их экономическое поведение оказывает обратное воздействие на результаты макроэкономического регулирования. Механизм этой обратной связи во многом строится на экономических ожиданиях; последние, по Льюкасу, «столь же важны для экономики, сколь и экономическая политика государства».

Поскольку экономические ожидания изменчивы, правительство и центральный банк (ЦБ) сталкиваются с рядом вытекающих отсюда осложнений в выборе оптимальной модели макроэкономической политики. Осложнения эти тем более значительны в связи с двойственным характером экономических ожиданий. С одной стороны, от них во многом зависит итог макроэкономического регулирования, и они играют, несомненно, активную роль. Но, с другой стороны, сами ожидания определяются мерами экономической политики, и в этом смысле их роль пассивна. Ожидания в экономике подвержены различным количественным и качественным изменениям. Их необходимо прогнозировать, иначе нет шансов на эффективное управление макроэкономическими процессами. Для этого нужны расчеты с использованием достаточно сложных экономических моделей. Но последние всегда в известной мере несовершенны, и Льюкас критически оценивает возможности их применения; в науке появился даже особый термин — «критика Льюкаса». В самом общем виде речь идет о том, что традиционные методы анализа экономической политики не могут адекватно отразить влияние изменений в ней на экономические ожидания.

Выводы Льюкаса оказались наиболее существенными для расчетов уровней ожидаемой инфляции, соответственно для разработок антиинфляционной стратегии. Сторонникам рассматриваемой концепции удалось доказать, что снижение антиинфляционных ожиданий, происходящее под воздействием вероятных изменений в экономической политике, может значительно сократить затраты общества по замедлению темпов инфляции — настолько, что последнее при известных условиях может достигаться практически безболезненно, т.е. без существенных спада производства и роста безработицы.

На основе анализа статистических данных по 18 странам за полтора десятилетия Льюкас показал, что даже краткосрочный эффект, полученный вследствие неожиданного увеличения совокупного спроса, ускользает, если правительство и ЦБ постоянно повторяют попытки стимулировать экономический рост с помощью денежных шоков. Льюкас нашел также веские доказательства того, что в странах с относительно стабильными ценами (США, Германии и др.) меры стимулирующей экономической политики могут дать значительный первоначальный эффект, увеличивая на некоторое время занятость и реальный выпуск продукции при относительно низкой инфляции. Напротив, в странах с высокой и нестабильной инфляцией (таких, как Аргентина, Парагвай и др.)

ri-293

129

подобная политика дает незначительный или нулевой прирост реального выпуска, так что даже начальное увеличение номинального дохода связано обычно только с ростом цен. И в том и в другом случае реальный эффект подобной экономической политики недолговечен. Объяснение этого факта связано с феноменом рациональных ожиданий.

Такого рода инфляционные ожидания формируются экономическими агентами на основе всей доступной им информации, а не только из прошлого опыта. Это означает, что потребители, инвесторы и наемные работники имеют представление о том, как функционирует экономика в целом, как политика правительства и ЦБ будет влиять на экономические процессы, и учитывают это воздействие при выработке своих решений.

Критика Льюкаса сфокусирована на механизме формирования ценовых ожиданий. При длительной инфляции экономические агенты перестают заблуждаться относительно последствий фискальной или монетаристской экспансии. Они больше интересуются экономической информацией, быстро распознают цели и прогнозируют результаты действий политиков, а при выработке своих решений не повторяют прошлых ошибок. Это означает, что адаптивная, т.е. инерционная, составляющая ожидаемой инфляции постепенно уменьшается и со временем исчезает вовсе. Одновременно усиливается рациональный компонент ожидаемой инфляции, связанный с изменениями в макроэкономической политике.

По мере того как экономическая информация о возможных шагах правительства и ЦБ становится полнее и доступнее, инфляционные ожидания оказываются все более рациональными. Рационализация экономического поведения людей усиливается, если заработная плата и цены становятся более гибкими, а гибкость повышается в долгосрочной перспективе. Таким образом, политика маневрирования совокупным спросом может стать весьма эффективной в краткосрочном периоде, хотя в долговременном плане альтернативная связь между уровнями безработицы и инфляции исчезает. Эти выводы теории рациональных ожиданий оказались особенно существенными для разработок альтернативных стратегий снижения уровня инфляции в разных странах.

Естествен вопрос: каким должен быть показатель «излишней» безработицы, который необходим для снижения темпов инфляции до определенного уровня? Соотношение между показателями «излишней» безработицы и снижением уровня инфляции по вполне очевидным причинам называют «коэффициентом жертв».

Льюкас и другие разработчики теории рациональных ожиданий доказали, что «коэффициент жертв» может быть существенно снижен. Это связано с тем, что по мере развития экономики предприниматели, потребители и наемные работники начинают все более активно интересоваться экономической информацией и использовать ее для защиты собственных интересов.

Как уже говорилось, рациональное поведение экономических агентов в случае проведения правительством и ЦБ стимулирующей политики имеет результатом только рост инфляции и не отражается на уровне занятости и реальном объеме производства.

При монетарной или фискальной рестрикции (ограничении), нацеленной на снижение уровня инфляции, произойдет зеркальное отражение описанных событий. Если все экономические агенты ведут себя рационально, снижение уровня инфляции должно происходить без существенного спада производства. Достаточно, скажем, ЦБ заявить, что он намерен снизить инфляцию, например, на 3\%, как инфляционные ожидания также сразу снизятся на те же 3\%. Спада производства и роста безработицы при этом нет. В этом случае проблема «жертв» от борьбы с инфляцией практически снимается.

Нетрудно заметить, что привлекательный сценарий рационального снижения уровня безработицы описывается законом Оукена, который не может быть реализован на практике, если отсутствует хотя бы одно из трех условий. Они таковы.

Во-первых, безболезненная антиинфляционная политика требует доступности для всех экономических агентов информации о возможных шагах правительства и ЦБ. Это означает, что план снижения инфляции должен быть объявлен заблаговременно, т.е. прежде, чем будут сформированы важнейшие ожидания.

Во-вторых, те, кто устанавливает заработную плату и цены, обязаны доверять политике правительства и ЦБ; в противном случае, несмотря на объявленный план снижения инфляции, экономические агенты не снизят свои инфляционные ожидания и безболезненная антиинфляционная политика будет исключена.

В-третьих, «коэффициент жертв» от снижения инфляции окажется тем ниже, чем более гибкими будут заработная плата и цены: снижение инфляции вообще без всякого спада производства и роста безработицы достижимо только при абсолютной гибкости рынка труда.

Очевидно, что перечисленные условия в действительности складываются отнюдь не всегда. Как правило, информация о возможных изменениях курса макроэкономической политики не является общедоступной, а цены и заработная плата не абсолютно гибки. Между тем доверие, оказываемое программе сокращения инфляции, становится первостепенным фактором, определяющим степень болезненности ее осуществления. К сожалению, зачастую очень трудно предсказать, сможет ли общественность доверять той или иной программе. В обстановке же недоверия к политике правительства и ЦБ поведение экономических агентов не может стать абсолютно рациональным.

Если все предыдущие теории не подвергали сомнению благие намерения государственных органов, осуществляющих вмешательство в экономику, а говорили лишь об их слабой эффективности, то согласно теории общественного выбора государственные деятели руководствуются не общественными, а личными интересами. Политика является выгодным объектом инвестирования. Если предприниматель стремится к максимизации прибыли, то бюрократ — к усилению власти.

Сторонники этой теории считают, что никакие политические партии не заинтересованы в ликвидации дефицита государственного бюджета. Они могут осуждать его, но всегда проголосуют за увеличение государственных расходов и снижение налогов, что еще больше увеличит дефицит государственного бюджета. Политики делают это, чтобы добиться популярности у избирателей.

Представители теории общественного выбора утверждают, что в результате действий государства возникает «политический цикл». Находящаяся у власти политическая партия стремится осуществить такое воздействие на экономику, чтобы самые лучшие результаты были достигнуты в год выборов.

Главный представитель теории общественного выбора — Д. Бью-кенен (США), лауреат Нобелевской премии в области экономики 1986 г.

Хотя теории рациональных ожиданий и общественного выбора подвергаются критике многими экономистами, тем не менее большинство выводов этих теорий было использовано при проведении неоконсервативной экономической политики.

Оценка результатов неоконсервативной политики государственного регулирования рыночной экономики

В соответствии с рекомендациями неоконсервативных теорий правительства многих западных стран в 1980-е гг. осуществили следующую систему мер по ограничению государственного вмешательства в экономику (дерегулированию экономики).

Осуществлена широкомасштабная приватизация государственной собственности, в результате чего удельный вес государственного сектора в экономике сократился.

Приняты меры по сокращению дефицита государственного бюджета, предусматривающие прежде всего уменьшение социальных расходов.

Проводится жесткая денежно-кредитная политика, что позволяет значительно ограничить масштабы денежной эмиссии.

В ряде стран в результате налоговых реформ значительно снижены налоги на частный капитал.

Разработана и претворена в жизнь широкая система мер по развитию малого и среднего предпринимательства.

Итоги осуществления неоконсервативной политики достаточно противоречивы. Нельзя отрицать того, что после кризиса 1980—1982 гг. развитые капиталистические страны прошли через период продолжительного роста (до конца 1980-х гг.). Достигнуты существенные результаты в снижении темпов инфляции по сравнению с 1960—1970-ми гг.

В то же время темпы экономического роста в 1980-е гг. были ниже, чем в период широкого распространения кейнсианской модели. На рубеже 1980—1990-х гг. начинается новый экономический кризис, многие последствия которого не преодолены до сих пор. В частности, в настоящее время наблюдается самый высокий за послевоенное время уровень безработицы в развитых странах.

Оценивая достигнутые результаты, необходимо отметить, что многие успехи в экономическом развитии 1980-х гг. нельзя однозначно приписать только неоконсервативной модели. Например, в США в период «рейганомики» попытка ликвидировать дефицит государственного бюджета в соответствии с рекомендациями теории экономики предложения дала обратные результаты. За первые четыре года дефицит вырос в четыре раза. Это привело к значительному росту совокупного спроса, что способствовало экономическому подъему. Данный результат был достигнут во многом на основе применения кейнсианской модели.

Следует также подчеркнуть, что в 1980-х гг. существовали благоприятные возможности для циклического подъема в развитых странах. Это связано с развертыванием нового этапа НТР — технологического, который характеризуется масштабным внедрением современных технологий в производство (ресурсосберегающих, малооперационных, безлюдных), а также с широким развитием элекронно-информационного комплекса. Важную роль сыграло перераспределение национального дохода между развитыми и развивающимися странами в пользу первых. Внешний долг развивающихся стран к этому времени составил 1 трлн долл., что вынуждало их ежегодно выплачивать в виде процентов до 100 млрд долл. Эти средства вливались в экономику развитых стран и способствовали подъему производства. Соотношение цен на мировом рынке было выгодно для развитых стран.

Анализ результатов неоконсервативной модели не дает серьезных оснований говорить о существенном уменьшении масштабов государственного вмешательства в экономику. Данные табл. 2 характеризуют долю государственных расходов в ВВП и ее изменение в развитых капиталистических странах — членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) за последние 25 лет.

Таким образом, за период действия неоконсервативной модели удельный вес государственных расходов в ВВП развитых стран не только не сократился, но даже вырос. При этом происходит постоянное ужесточение экологического законодательства, что свидетельствует об усилении прямых административных методов регулирования экономики. Некоторые ученые считают, что современное экологическое законодательство Запада ведет к уничтожению частной собственности, так как свобода распоряжения этой собственностью все более ограничивается.

Спор о кейнсианской и неоконсервативной моделях нельзя считать завершенным. Многие проблемы, возникшие в экономике развитых стран в период использования неоконсервативной модели, вызывают новый интерес к кейнсианству. Так, в 1990-е гг. в США были использованы многие кейнсианские методы государственного регулирования, что дало возможность экономике США выйти из кризиса, в котором она оказалась в начале 1990-х гг.

После завершения рассмотрения системы государственного регулирования рыночной экономики в целом необходимо более подробно рассмотреть ее основные элементы: бюджетную, денежно-кредитную и социальную политику.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |