Имя материала: Макроэкономика

Автор: Трунин Сергей Николаевич

4.1. общая характеристика мирового хозяйства

Интернационализация экономики

Интернационализация экономики — объективная прогрессивная тенденция развития производительных сил, которая выражается в усилении взаимозависимости национальных экономик, в углублении международного разделения труда, в выходе процесса воспроизводства за национальные рамки. Таким образом, процесс интернационализации экономики есть одно из проявлений процесса обобществления производства, который принимает международный характер. В современной экономике ни один процесс, ни одно явление не могут быть в полной мере раскрыты без учета фактора интернационализации производства.

Мировое хозяйство — это категория, характеризующая многогранную систему экономических отношений. Поэтому не может быть какого-то одного его определения. Необходимо дать три определения мирового хозяйства.

С функциональной точки зрения мировое хозяйство представляет собой систему международных экономических отношений, в которую входят следующие элементы: мировая торговля; вывоз капитала; движение рабочей силы; международные валютно-финансовые отношения.

Исходя из структурного аспекта мировое хозяйство — это совокупность национальных экономик (национальных воспроизводственных комплексов), образующих это хозяйство. Первые два определения не раскрывают сущности мирового хозяйства. Поэтому необходимо третье определение. С точки зрения сущности мировое хозяйство — это система международного господства финансового капитала.

Закономерности развития мирового хозяйства:

1) повышение уровня международного обобществления производства, что вызывает необходимость появления интернациональных форм хозяйствования;

неизбежное вовлечение национальной экономики в мировое хозяйство по мере развития производительных сил страны;

возрастание объективной необходимости регулирования мирохозяйственных связей, что обусловливает развитие интеграционных процессов;

действие закона стоимости в мировом хозяйстве;

действие общеэкономических законов в рамках мирового хозяйства (закон пропорционального распределения факторов производства, закон повышения производительности труда, закон повышения потребностей и т.д.);

неравномерность экономического развития стран в рамках мирового хозяйства.

 

Мировая торговля

Мировая торговля — это исторически первая форма международных экономических отношений. В современных условиях сложилось пять основных форм международной торговли.

Внутрифирменная торговля в рамках транснациональных корпораций (У3 всего объема мировой торговли). Это самая прогрессивная форма мировой торговли.

Долгосрочные контракты с ценами, определенными rta несколько лет. Одной из сторон в таких контрактах все чаще выступает государство.

Международные торговые соглашения (главным образом по сырью и продовольствию). В целом это малоэффективная форма мировой торговли. В кризисные периоды такие соглашения часто срываются.

Международные товарные биржи. Существует несколько всемирно известных бирж: Лондонская биржа цветных металлов, Сингапурская биржа натурального каучука и др. В настоящее время удельный вес торговли реальным физическим товаром на этих биржах незначителен. В основном здесь преобладают сделки по купле-продаже контрактов на будущие поставки товаров (фьючерсные сделки). Главнее назначение международных товарных бирж — регулирование уровня мировых цен на те или иные товары.

Спотовый рынок — это рынок краткосрочных разовых сделок с немедленной поставкой товара. С экономической точки зрения он представляет собой международный свободный рынок. Особенно велика его роль в торговле нефтью (40—60\% объема мировой торговли нефтью).

    На мировом рынке выделяют три основных вида цен:

свободные рыночные цены (складываются под влиянием соотношения спроса и предложения, характерны для международных бирж и спотового рынка);

монопольные рыночные цены (характерны для долгосрочных контрактов),

трансфертные цены (характерны для внутрифирменной торговли в рамках транснациональных корпораций). По этим ценам продукция передается от одного филиала ТНК к другому. По экономической природе трансфертная цена соединяет в себе элементы рыночной и плановой цены. Ее плановый характер определяется тем, что она используется руководством ТНК для обеспечения высокой эффективности и рентабельности. Особенность этой цены состоит в том, что она не предполагает достижения высокой рентабельности всех филиалов, входящих в ТНК. Главное условие — обеспечивать высокую рентабельность корпорации в целом. Если бы руководство корпорации стремилось сделать все филиалы высокорентабельными, то это потребовало бы значительного повышения цен на их продукцию, что привело бы к удорожанию конечной продукции корпорации, а это подорвало бы ее конкурентоспособность.

Динамика цен на мировом рынке свидетельствует о том, что в наиболее выгодном положении оказываются страны, экспортирующие продукцию с высокой степенью обработки. Чем выше степень обработки исходного сырья, тем выгоднее торговля этим товаром. Торговать же сырьем или продукцией с малой степенью обработки невыгодно.

 

Основные теории мировой торговли

Теория сравнительных издержек Д. Рикардо (первая четверть XIX в.). В соответствии с этой теорией каждая страна в рамках мирового хозяйства специализируется на выпуске той продукции, по которой имеет наименьшие сравнительные издержки. Рикардо иллюстрировал этот вывод на следующем примере (табл. 6).

 

! 2-293

Абсолютные издержки на производство обоих товаров у Португалии ниже, чем у Англии. Казалось бы, их производство в равной мере выгодно для Португалии. Однако анализ сравнительных издержек приводит к другим выводам. Сравнительные издержки на производство единицы сукна у Португалии выше, чем у Англии. Величина сравнительных издержек на производство единицы сукна определяется отношением абсолютных издержек на производство единицы сукна к абсолютным издержкам на производство единицы вина. У Португалии они равны 90 : 25 / 80 : 50 = 21/г4.

В Англии их величина будет меньше:

 

100 : 25 / 120 : 50 = 22/3.

Что касается сравнительных издержек по производству единицы вина, то их величина составит: у Португалии — 4/9, у Англии — 3/5.

Таким образом, для Португалии выгодно развивать виноделие, а для Англии — производство сукна.

Рикардо считал, что каждая страна должна специализироваться на производстве только одного вида продукции, по которому она имеет наименьшие сравнительные издержки. Если экспортировать эту продукцию, то можно получать взамен все другие необходимые товары.

Теория Рикардо была первой достаточно разработанной теорией мировой торговли, она получила широкую известность. Но по мере развития мировой торговли и обострения конкурентной борьбы на мировом рынке стали выявляться и серьезные недостатки этой теории.

Она исходит из наличия только двух стран и двух товаров.

Предполагается, что все страны руководствуются принципом свободной торговли («фритредерство»), т.е. ни в коей мере не ограничивают доступ иностранных товаров на свой рынок. Рикардо выражал интересы английской буржуазии, т.е. интересы промышленных кругов самой экономически развитой страны мира в XIX в. Лозунг свободной торговли — это лозунг английской буржуазии того времени. Однако большинство стран проводило политику протекционизма, защищая свой внутренний рынок от иностранных товаров.

Эта теория не принимает во внимание возможность свободного движения капитала и рабочей силы из одной страны в другую.

Она исходит из предпосылки о неизменной величине сравнительных издержек на производство единицы товара. Рикардо считал, что различия в величине сравнительных издержек объясняются различием в природно-климатических условиях страны. Таким образом, совершенно игнорировался фактор научно-технического прогресса.

Теория Рикардо не учитывает то обстоятельство, что соотношение сил между различными странами в сфере мировой торговли постоянно меняется в силу неравномерности экономического развития стран в мировом хозяйстве.

Поэтому на практике развитие мировой торговли во все большей степени опровергало выводы Рикардо.

Теория Д. Милля (Англия, середина XIX в.). Вопреки рекомендациям Рикардо все развитые страны стремились расширять ассортимент экспортируемой продукции. Д.Милль попытался дать объяснение этому феномену, сформулировав уравнение мирового обмена. Оно сводилось к следующему: продукция одной страны обменивается на продукцию других стран в таких меновых пропорциях, чтобы общий объем экспорта данной стра,-ны был бы достаточен для оплаты всего объема импорта.

Теория шведских экономистов Э. Хекшера и Б. Олина (1930-е гг.). Эта теория в определенной степени развивала выводы Рикардо. Ее отличие от теории Рикардо состоит в том, что она учитывает не только фактор труда, но и все другие факторы производства. В соответствии с этой теорией каждая страна специализируется на выпуске видов продукции, требующих наибольших затрат того фактора производства, которым она лучше обеспечена. Говоря словами Олина, суть процесса мировой торговли заключается в

12*

179

обмене избыточных факторов производства на редкие. Один считал, что рыночный механизм идеален, совершенен и в состоянии обеспечить сбалансированную и оптимальную структуру мировой торговли. Согласно логике его рассуждений, в стране, где имеется избыточный фактор производства, цена на него низкая и поэтому область его использования расширяется. Но по мере увеличения объема использования этого фактора цена на него растет, в результате первоначальные конкурентные преимущества этой страны теряются. Это происходит и с другими странами. В итоге будет наблюдаться выравнивание уровня экономического развития всех стран и полное сбалансирование структуры мировой торговли.

Марксистская теория международной торговли. Она рассматривает формирование мирового рынка как проявление процесса внешней экспансии наиболее развитых капиталистических стран, позволяющего владельцам капитала получать максимальную норму и массу прибыли за счет расширения рынков сбыта своей продукции. Марксистская теория исходит из того, что в условиях существования капиталистической системы отношения в сфере мировой торговли всегда будут несправедливыми для менее развитых стран.

Технологическая теория мировой торговли (возникла в эпоху НТР). Ее автор — английский экономист М. Познер. В отличие от всех предшествующих теорий она на первый план выдвигает технологический фактор. Именно изменения в технологии производства оказывают наибольшее влияние на специализацию стран в системе международного разделения труда. При существующем технологическом разрыве между развитыми и развивающимися странами более развитая страна получает экономический выигрыш в виде сверхприбыли, однако это экономически выгодно и для страны -импортера передовой наукоемкой продукции, поскольку способствует ускорению ее развития. По мере сокращения технологического разрыва менее развитые страны получают даже больший экономический выигрыш, чем страна — разработчик новой технологии.

 

Вывоз капитала

По мере развития мирового хозяйства все более заметную роль играет такая форма международных экономических отношений, как вывоз капитала. В период домонополистического капитализма вывоз капитала играл подчиненную роль по отношению к вывозу товаров. Положение меняется с переходом капитализма в монополистическую стадию развития (конец XIX — начало XX в.). В условиях господства монополий в экономике развитых стран возникает такое понятие, как «избыточный капитал». Это значит, что значительная часть капитала не находит условий для наиболее выгодного применения в своих странах, где не обеспечивается максимальная норма прибыли, поэтому определенная часть капитала вывозится за границу, в колониальные и зависимые страны. Крупные монополии развитых стран получают огромные сверхприбыли за счет использования дешевого сырья и рабочей силы, а также выгодного географического положения таких стран. В этот период капитал направляется в сельское хозяйство, добывающую промышленность, в строительство стратегически важных объектов. После Второй мировой войны происходят серьезные изменения в географической и отраслевой структурах вывоза капитала. Большая часть капитала начинает вывозиться в экономически развитые страны, направляется в передовые наукоемкие отрасли промышленности и в сферу услуг. Это объясняется действием как экономического, так и политического фактора.

Политический фактор — это крушение колониальной системы в послевоенный период и связанная с ним политическая нестабильность в развивающихся странах, в частности угроза национализации.

Экономический фактор — это развертывающаяся в послевоенные годы научно-техническая революция. Возможности применения ее достижений в развитых странах были значительно выше, чем в развивающихся (более квалифицированная рабочая сила, более развитый научно-технический потенциал и т.д.).

Выделяют две основные формы вывоза капитала — предпринимательскую и ссудную.

Предпринимательская форма вывоза капитала — непосредственное его вложение (инвестиции) в те или иные производственные объекты. При этом сами инвестиции делятся на два вида — прямые и портфельные.

Прямые инвестиции дают возможность инвестору получить контрольный пакет акций данного предприятия. Портфельные инвестиции такой возможности не дают.

Ссудная форма вывоза капитала предполагает предоставление различных займов по линии частного капитала, государства и международных финансовых организаций. Практика показала, что в большинстве случаев для страны-импортера более целесообразна предпринимательская форма вывоза капитала. Она предоставляет ряд преимуществ: внедрение передовых технологий, передового опыта менеджмента и маркетинга и др. Получение капитала в ссудной форме часто оборачивается его паразитическим использованием.

Соотношение между различными формами вывоза капитала в послевоенные годы неоднократно менялось. До начала 1970-х гг. преобладала предпринимательская форма вывоза капитала, в 1970-е гг. предпочтение отдавалось ссудной форме, а со второй половины 1980-х гг. ведущие позиции вновь занимает предпринимательская форма. К числу современных тенденций вывоза капитала следует отнести повышение удельного веса прямых инвестиций. В настоящее время крупнейшими экспортерами капитала являются Япония, Швейцария, Тайвань. К числу крупнейших импортеров относятся США, Китай, Великобритания, Мексика, Саудовская Аравия. В последние годы вновь значительно возрос вывоз капитала в развивающиеся страны. Однако распределяется он крайне неравномерно — основная его часть идет в 12—15 стран.

 

Движение рабочей силы

Важное место в системе международных экономических отношений занимает миграция рабочей силы. Она оказывает существенное влияние на страны как экспортирующие, так и импортирующие рабочую силу. Страны, принимающие рабочую силу, получают следующие преимущества.

Повышается конкурентоспособность производимых этой страной товаров вследствие уменьшения издержек производства, связанного с более низкой ценой иностранной рабочей силы.

Иностранные рабочие предъявляют дополнительный спрос на товары и услуги, тем самым стимулируя дополнительный рост производства и увеличение занятости в данной стране.

При импорте квалифицированной рабочей силы принимающая страна экономит на затратах на образование и профессиональную подготовку.

В случае кризисов и безработицы иностранные рабочие увольняются в первую очередь.

Иностранные рабочие не обеспечиваются пенсиями и не учитываются при реализации различных социальных программ.

Иностранные рабочие улучшают демографическую обстановку в странах, где прогрессирует старение населения.

Серьезной проблемой страны — импортера рабочей силы является усиление социальной напряженности и межнациональных конфликтов.

Страна — экспортер рабочей силы получает ряд преимуществ.

Во-первых, экспорт рабочей силы — это важнейший источник валютных поступлений в страну.

Во-вторых, он уменьшает давление избыточных трудовых ресурсов и соответственно уровень социальной напряженности в стране.

В-третьих, страна-экспортер получает возможность осуществить бесплатное обучение рабочей силы передовым технологиям, передовым приемам труда и управления.

Отрицательным моментом для страны-экспортера является так называемая утечка умов, т.е. отток из страны высококвалифицированной рабочей силы.

 

Международная валютно-финансовая система и ее эволюция

Во второй половине XIX — начале XX в. действовала система золотого стандарта. Она предполагала выполнение следующих требований:

установление определенного, строго фиксированного золотого содержания денежной единицы;

поддержание необходимого соотношения между запасами золота и предложением денег внутри страны;

отсутствие препятствий для свободного экспорта и импорта золота.

При выполнении этих требований устанавливалось фиксированное соотношение между валютами разных стран. Золотой стандарт выступал, по сути, автоматическим регулятором мирового рынка. Обязанность государственных банков обменивать бумажные деньги на соответствующее количество золота не по зволяла бесконтрольно увеличивать масштабы денежного обращения и стимулировать инфляцию.

После Первой мировой войны начался постепенный отход от золотого стандарта. В этот период были введены золотослитковый и золотодевизный стандарты. При золотослитковом стандарте банки обязаны обменивать предъявляемые им банкноты только на золото в слитках, но не на золотые монеты, и только для платежей за границей не ниже установленного минимального предела. При такой системе золото, по существу, устранялось из обращения внутри страны, его заменяло обращение бумажных денег. Золотой запас страны оставался в центральном банке. Теперь он имел значение только для международных расчетов.

При золотодевизном стандарте центральный банк имел право вместо золота выдавать девизы тех стран, которые обладают обмениваемой на золото валютой. Таким образом, резервы центрального банка могли быть представлены не только золотом, но и девизами.

После Великой депрессии в 1930-е гг. международная валютная система распалась на несколько блоков (стерлинговый, долларовый, блок франка и т.п.). Во время Второй мировой войны международные расчеты носили в основном клиринговый характер. При двустороннем клиринге две стороны договариваются о взаимном погашении расходов на товары и услуги. При многостороннем клиринге актив одной страны по отношению к другой может быть использован для погашения пассива по отношению к третьей. В большинстве стран в этот период были введены валютные ограничения.

После Второй мировой войны начался новый этап в развитии международных валютно-финансовых отношений. Основные принципы послевоенной валютно-финансовой системы были утверждены в 1944 г. на конференции Организации Объединенных Наций в г. Бреттон-Вудсе (США). Поэтому данная система получила название бреттон-вудской.

Соглашения в Бреттон-Вудсе основывались на планах реконструкции валютно-денежного обращения, которые разрабатывались США и Великобританией в период войны.

Английский план (план Кейнса) предполагал учреждение Международного расчетного союза, в котором отдельные страны располагали бы квотами, пропорциональными объему их внешнеторговых оборотов и соответствующими 75\% их среднегодового объема за три последних предвоенных года. Клиринговые расчеты по кредитам и задолженности согласно этому плану должны были проводиться на основе расчетных денег, или банкиров, базирующихся на золоте. Однако, чтобы предотвратить колебания их курса, соответствующие колебаниям стоимости золота, предполагалось установить меняющееся соотношение между расчетными деньгами и золотом. Банки должны были принимать золото в обмен на расчетные деньги. План Кейнса соответствовал интересам Великобритании, для экономики которой внешняя торговля имела особо важное значение.

Американский план (план Уайта), напротив, исходил из интересов США, которые владели более чем 70\% мировых запасов золота. Этот план предусматривал учреждение Международного фонда стабилизации. Страны-участницы должны были внести в фонд определенные квоты золота.

Бреттон-Зудская конференция приняла американский план. Были учреждены Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития. Участие стран в МВФ определялось предоставленными им квотами в золоте или в долларах. Формально мировыми деньгами считалось золото, золотой паритет доллара был определен по состоянию на 1 июля 1944 г. и составил 0,88867 г чистого золота.

В фонд необходимо было внести 25\% квоты или 10\% имеющихся у страны резервов. Самая большая квота была установлена для США. Поскольку реальное участие в принятии решений зависело от квоты той или иной страны, решающие позиции в МВФ имели США. В соответствии с решениями конференции американский доллар наравне с золотом стал исполнять роль эталона ценности и базы для установления паритетов (стоимостных соотношений) всех остальных валют капиталистических стран.

Таким образом, бреттон-вудскую систему можно назвать системой золотодолларового стандарта.

Центральные банки и правительственные учреждения других стран могли обменивать принадлежащие им доллары на золото из запасов казначейства США по официальной постоянной цене в 35 долл. за одну унцию золота.

Все валюты жестко «привязывались» к доллару. Это означало, что их рыночные курсы не должны были отклоняться вверх или вниз от фиксированных долларовых паритетов более чем на 1\%. Предполагалось, что будет существовать свободная обратимость всех валют в доллар и друг в друга.

Однако возникшее к концу 1960-х гг. значительное превышение внешних долларовых обязательств над обеспечивающим их золотым запасом создало для США реальную угрозу его утраты. Таким образом, на рубеже 1960—1970-х гг. четко определился кризис всей системы золотодолларового стандарта. Поэтому в начале 1970-х гг. произошла прямая ломка бреттон-вудской валютной системы. Она началась с отказа США в 1971 г. от дальнейшего обмена долларов на золото. Это привело к прекращению межгосударственных расчетов в золоте и использованию его официальной валютной цены. С 1973 г. главные капиталистические страны установили «плавающие», т.е. колеблющиеся под воздействием рыночного спроса и предложения, курсы своих валют по отношению к доллару.

Правящие круги США, стремясь закрепить привилегированные позиции доллара в капиталистическом мире, в 1970-х гг. настойчиво проводили линию на ослабление международной роли золота, на вытеснение его из механизма международных расчетов.

Франция, в противоположность США, настаивала на возвращении к регулирующей роли золота в международных платежах.

Сложный и длительный процесс валютной реформы привел к Ямайскому соглашению 1976 г. Оно положило начало переходу к новой системе международных валютно-финансовых отношений, получившей название ямайской системы. Рассмотрим основные ее особенности.

Во-первых, Ямайское соглашение упразднило функцию золота как общепринятого мерила для выражения паритетов валют, была отменена твердая цена на него. Таким образом, это соглашение означало официальную демонетизацию золота, лишение его роли денежного товара не только во внутреннем обращении, но и в сфере международного оборота. В то же время центральные банки получили возможность свободно покупать золото на частном рынке по складывающимся там ценам.

Во-вторых, вводилась коллективная валютная единица СДР (Special Drawing Rights, «специальные права заимствования»). Механизм СДР был создан еще в 1970 г. Это выпущенные Международным валютным фондом и распределенные среди стран-участниц в соответствии с долей каждой из них в капитале МВФ кредитные платежные средства. СДР могут быть обменены странами-владелыдами через посредство МВФ на иностранную валюту и использованы для урегулирования сальдо платежных балансов.

Ямайское соглашение признало СДР в качестве коллективной валютной единицы. Была поставлена задача превратить СДР в главный резервный актив международной валютной системы. СДР не принимало форму денежной наличности, ее единица являлась условной. Курс СДР определялся на основе валютной корзины, т.е. средневзвешенного курса валют наиболее развитых западных стран. До 1981 г. в корзину входило 16 валют, а с 1981 г. — 5 валют (американский доллар, немецкая марка, фунт стерлингов, японская йена, французский франк). СДР могло приносить проценты в том случае, если активы той или иной страны в СДР превышали ее ассигнования. Если же активы страны в СДР были меньше ассигнований, то страна, наоборот, выплачивала проценты.

Опыт последних лет показал, что задача превращения СДР в главный резервный актив международной валютной системы так и не была решена.

Третьим важным элементом ямайской системы является предоставление всем странам права выбора любого режима валютного курса.

Характеристика режимов валютных курсов различных стран до введения единой европейской валюты (евро) приведена в табл. 7.

Рассмотрим главные факторы, определяющие основные валютные курсы в ямайской системе.

Соотношение покупательной способности валюты на внутреннем рынке (паритет покупательной способности валют). В основе изменения курсов валют различных стран лежит изменение соотношения внутренних цен в этих странах. Теория паритета покупательной способности валют была выдвинута в 1920-е гг. шведским экономистом Г. Касселем.

Соотношение спроса и предложения валют на мировом рынке. Это соотношение меняется в процессе международного движения капитала, а само движение зависит от изменения учетной ставки банковского процента. Если учетная ставка процента в той или иной стране повышается, то приток капитала в страну увеличивается и соответственно повышается курс ее валюты, и наоборот.

Государственное регулирование валютного курса. Валютный курс является объектом государственного регулирования,

поскольку его колебания серьезно влияют на макроэкономические показатели страны. Если имеет место снижение валютного курса данной страны, то происходит удешевление экспорта и удорожание импорта; напротив, при повышении курса национальной валюты имеет место удорожание экспорта и удешевление импорта. В зависимости от экономической ситуации в стране, от характера решаемых задач государство может проводить либо политику снижения валютного курса (политику девальвации), либо политику повышения валютного курса (политику ревальвации). Политика девальвации проводится тогда, когда необходимо стимулировать рост экспорта для увеличения валютных поступлений. Если же ставится задача усиления конкуренции на внутреннем рынке страны и привлечения иностранного капитала, то используется политика ревальвации.

При осуществлении политики девальвации и ревальвации центральный банк проводит валютные интервенции. В первом случае он увеличивает предложение валюты данной страны и покупает иностранную валюту, во втором случае покупает валюту данной страны в обмен на имеющуюся у центрального банка иностранную валюту.

В силу действия двух последних факторов рыночные обменные курсы валют различных стран существенно отличаются от их значений, рассчитываемых с учетом паритета покупательной способности, как в сторону повышения, так и понижения.

Одним из важнейших факторов, определяющих условия участия страны в мировом хозяйстве, является режим конвертируемости ее валюты. Различают свободно конвертируемую и неконвертируемую валюту. Для свободно конвертируемой валюты отсутствуют какие-либо ограничения по операциям с нею. Свободно конвертируемая валюта обладает полной внешней и внутренней обратимостью. В условиях частичной конвертируемости обратимость валюты распространяется только на определенные категории ее владельцев и на отдельные виды внешнеэкономических сделок.

К неконвертируемым относятся валюты стран, применяющих жесткие запреты и ограничения по ввозу и вывозу, обмену, продаже и покупке национальной и иностранной валюты.

Давая обобщающую характеристику ямайской системы, ее можно назвать системой долларового стандарта, поскольку доминирующую роль в ней играет доллар США, утративший непосредственную связь с золотом. Такое положение доллара обеспечивает США возможность получать значительные дополнительные доходы. Российский экономист В. Юровицкий называет три таких дохода.

1. Сеньорный доход. Это доход эмитента денег, равный разнице между номинальной стоимостью денег и затратами на их производство. Например, если стоимость изготовления 100-долларовой банкноты составляет 1 долл., то сеньорный доход будет равен 100 - 1 = 99 долл., или 9900\%. В настоящее время вне пределов США находится несколько десятков триллионов долларов. Благодаря им США имеют доступ к реальным материальным ресурсам многих стран мира.

Доход от инфляционной политики. Доллары, имеющие хождение на мировом рынке, — это долговые обязательства США. Но особенность этих долговых обязательств в том, что они не увеличиваются со временем, а, наоборот, уменьшаются. Это уникальный в мировой практике самосписывающийся долг. Самосписание США осуществляют за счет инфляционной политики, благодаря которой, к примеру, за последние 20 лет реальная стоимость доллара упала в 5 раз.

Лаж конвертации. Он существует во всех странах, чья валюта не является свободно конвертируемой. При этом на внутреннем валютном рынке спрос на свободно конвертируемую валюту, и прежде всего на доллары США, приобретает ажиотажный характер, поскольку только при их наличии появляется возможность приобретения самых престижных товаров мирового уровня. В результате рыночный курс доллара оказывается значительно выше его реальной стоимости, рассчитанной исходя из паритета покупательной способности. Эта разница и есть лаж конвертации. Чем ниже уровень развития страны, тем больше его величина. Благодаря лажу конвертации США получают огромные доходы, продавая свою продукцию по завышенным ценам и покупая национальную продукцию по заниженным ценам.

Многие страны пытаются существенно уменьшить свою зависимость от американского доллара. Большое значение имеет введение единой коллективной валюты Европейского союза (ЕС) — евро, которая, как полагают, имеет все шансы стать одной из самых сильных в мире. Чтобы ввести единую валюту, страна — член ЕС должна соответствовать достаточно жестким критериям.

Темпы инфляции не должны превышать более чем на 1,5 процентных пункта аналогичный показатель в трех странах с наименьшим ростом цен.

Процентные ставки по долгосрочным кредитам не должны превышать более чем на 2 процентных пункта соответствующий показатель в трех странах с наименьшим ростом цен.

Дефицит государственного бюджета не должен превышать 3\% ВВП.

Государственный долг не должен быть больше 60\% ВВП.

5. Обменный курс национальной валюты в течение двух лет не должен выходить за пределы установленных колебаний.

Евро в качестве европейской коллективной валюты обращается в безналичной форме с 1 января 1999 г., а в наличной — с 1 января 2002 г. в 12 странах — членах ЕС (Австрия, Бельгия, Германия, Греция, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция) и уже сейчас признается в качестве второй мировой валюты.

При дефиците американского баланса и при том, что этот дефицит естественно проходит при долларовой эмиссии, российский бизнес считает, что если бы евро не было, его нужно было бы придумать. Исходя из такого значительного инструмента диверсификации и хеджирования (минимизации ценовых рисков) рисков, каким теперь является евро, Россия приветствует этот шаг.

Если сравнивать кредитную историю евро и доллара, то становится очевидным, что евро — это молодая валюта, которой всего пять лет. Вместе с тем доллар в качестве мировой валюты присутствует уже не одно десятилетие. Позиция мировой валюты завоевывается долго и мучительно. Можно привести примеры из истории фунта стерлингов, когда он завоевывал свои позиции мировой валюты в течение 60 лет (1840—1900 гг.). В последние десятилетия после Бреттон-Вудса примерно такую же историю имеет доллар в качестве мировой резервной валюты, и можно сказать, что ослабление его позиций в 1970-е гг. из-за высоких темпов инфляции, снижения темпов экономического роста и дефицита платежного баланса инициировало введение СДР, которые и стали первым вызовом доллару. Однако закончилось это тем, что СДР остались расчетными единицами, как в свое время переводной рубль в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Поэтому можно сказать, что позиция доллара по-прежнему достаточно устойчива.

 

Платежный баланс

Интегрированным выражением всех внешнеэкономических связей страны является ее платежнвій баланс. Он характеризует соотношение между валютными поступлениями в страну и ее платежами за границей. При положительном сальдо платежный баланс будет активным, а при отрицательном сальдо — пассивным. Платежный баланс состоит из трех больших разделов.

Баланс текущих операций. Экспорт товаров. Импорт товаров. Сальдо торгового баланса. Экспорт услуг.

Импорт услуг. Сальдо услуг.

Чистый доход от инвестиций.

Денежные переводы.

Итого сальдо баланса текущих отраслей.

Баланс движения капитала. Приток капитала.

Отток капитала.

Итого сальдо баланса движения капитала. Итог первого и второго разделов.

Изменение официальных резервов.

Баланс движения капитала должен уравновесить баланс текущих операций. Активное сальдо по текущим операциям уравновешивается оттоком капитала из страны. Пассивное сальдо по текущим операциям компенсируется притоком капитала в страну.

Однако на практике суммарный итог первого и второго разделов баланса не уравновешивается автоматически. Для достижения равновесия платежного баланса используются официальные резервы центрального банка (золотой запас, СДР, иностранная валюта).

 

Современные формы интернационализации экономики

Процесс интернационализации экономики в современных условиях осуществляется в двух основных формах: транснационализации производства и международной экономической интеграции.

Транснационализация производства — высшая ступень интернационализации экономики, связанная с деятельностью транснациональных корпораций (ТНК) и характеризующаяся образованием наднациональных производственно-экономических комплексов и их превращением в главных субъектов мировой экономики с обособленным от национальной экономики произ-

            ЧЛ1

193

водственным процессом, внутрифирменной торговлей и другими атрибутами наднациональности. Транснациональная кооперация рыночных субъектов представляет собой основанное на договоре (соглашении) добровольное долгосрочное сотрудничество между юридически и экономически самостоятельными предприятиями, расположенными в разных странах, для достижения общей цели путем сознательного согласованного поведения партнеров, число которых может быть любым (этими партнерами способны выступать предприятия различных стран, действующих в третьей стране, предприятия стран-экспортеров и импортеров и т.п.).

При этом возможны различные формы подобного предпринимательского сотрудничества, существенным образом зависящие от соответствующей технико-технологической его основы (меры производственной сопряженности) и от других факторов, в числе которых стоит особо выделить наличие или отсутствие механизма акционерного соучредительства. При его наличии возникает феномен транснациональной корпорации, причем многие развитые корпоративные структуры — это объединения финансово-промышленного характера (ФПГ). Вместе с тем Комиссия экономического и социального совета ООН по транснациональным корпорациям в свое время не отвергла и расширительную трактовку последних. Исходя из того что под транснациональными корпорациями следует понимать предприятия, которым принадлежат или которые контролируют комплексы производства или обслуживания, находящиеся за пределами той страны, в которой эти корпорации базируются, авторы этого определения подчеркивали, что такие предприятия не всегда акционерные.

Следует подчеркнуть, что корпоративные формы далеко не . исчерпывают всего богатства социально-экономических проявлений современных'транснационально-кооперативных отношений. В различных конкретных условиях действуют и другие, менее развитые и более «мягкие» их формы, в частности, такие, как лицензионный договор.

На долю ТНК на рубеже XX—XXI вв. приходится около 1/4 глобального производства товаров и услуг мировой экономики.

К 2002 г. в мире насчитывалось более 63 тыс. ТНК и до 800 тыс. их зарубежных филиалов. В этих филиалах работает свыше 45 млн чел., создающих товары и оказывающих услуги стоимостью 3,2 трлн долл. в год. По данным постоянной конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), доля ТНК в международной торговле составляет 65\%. Именно ТНК являются основным субъектом вывоза капитала в форме прямых иностранных инвестиций (ПИИ), накопленная сумма которых составляла в 2000 г. 6,3 трлн долл. В 2001 г. приток ПИИ в развитые страны составил 1,3 трлн долл. (при оттоке 1,1 трлн долл.), в развивающиеся страны — 240 млрд долл. (отток - 100 млрд долл.), в страны с переходной экономикой, включая Россию, — 27 млрд долл. (отток — 4 млрд долл.). ЮНКТАД рассчитывает индекс транснациональности (ИТН) компаний как среднее значение трех показателей: отношения зарубежных активов к общему объему активов, зарубежных продаж к общему объему продаж и численности работников за рубежом к общему числу занятых. Для 50 крупнейших ТНК развивающихся стран ИТН равен 39,4, а для 25 крупнейших ТНК стран с переходной экономикой, включая Россию, — 32,1.

Российские минерально-сырьевые компании также участвуют в международном разделении труда и создают свои зарубежные филиалы. Наиболее интенсивно формирование ТНК идет в нефтяном и газовом секторах минерально-сырьевого комплекса, намечаются прецеденты создания зарубежных производств в алмазном и никелевом секторах, алюминиевой и золотодобывающей отраслях промышленности.

В деятельности ТНК проявляются как прогрессивная, так и реакционная сторона. Прогрессивная сторона обусловлена тем, что ТНК — это гибкая, высокоэффективная форма производственно-экономической деятельности. Реакционная же сторона связана с тем, что ТНК представляет значительную угрозу экономическому и политическому суверенитету стран, причем не только развивающихся, но и развитых.

Экономическая интеграция — качественно новый этап интернационализации экономики, характеризующийся сближением и взаимоприспособлением национальных экономик, что усиливает тенденции к переплетению и сращиванию национальных воспроизводственных процессов и возникновению нового экономического пространства.

Выделяют следующие виды интеграционных группировок:

зона свободной торговли, когда участники ограничиваются снятием таможенных барьеров во взаимной торговле;

таможенный союз, когда вводится единый таможенный режим по отношению к третьим странам;

общий рынок, когда ликвидируются барьеры не только во взаимной торговле, но и на пути перемещения рабочей силы и капиталов;

экономический союз, который предполагает в дополнение ко всему перечисленному проведение участниками единой экономической политики, создание системы межгосударственного регулирования социально-экономических процессов в рамках группировок.

В 1990-е гг. интеграционные процессы активизировались. В частности, начался новый этап развития Европейского сообщества, которое трансформировалось в Европейский союз. Речь идет, по существу, об объединении конфедеративного типа, представляющего собой экономический, валютный и политический союз.

С 1 января 1994 г. вступил в силу договор о североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА). Она объединила США, Канаду и Мексику.

Новая мощная интеграционная группировка создается в Азиатско-Тихоокеанском бассейне. Речь идет об организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). К 2020 г. предполагается образовать крупнейшую в мире зону свободной торговли.

Достигнуто соглашение о создании к 2005 г. на территории от Аляски до Огненной Земли панамериканской зоны свободной торговли.

 

Экономическая глобализация

Глобализация представляет собой процесс дальнейшего совершенствования обобществления производства и капитала. Впервые о феномене глобализации заговорили в 1970-е гг.

За исторически короткий срок в капиталистическое товарно-денежное обращение были втянуты огромные новые районы и сферы человеческой деятельности. Резко выросли международный товарооборот и движение капитала между странами. Складываются новые пропорции и расстановка сил между хозяйственными субъектами, экономикой и политикой, производством и финансами и т.п. Экономика многих стран приобрела ярко выраженную экспортную ориентацию.

Обострилась конкурентная борьба между странами, корпорациями, а также между корпорациями и странами. По-новому начинают взаимодействовать конкуренция и научно-технический прогресс, происходит их более тесное переплетение и взаимное подхлестывание. Особое значение придавалось приватизации государственной собственности, а позднее в центре внимания оказались вопросы стабилизации финансовой системы, сбалансированности бюджета, в частности, путем форсирования экспорта. Этот пакет требований получил широкую известность под названием Вашингтонский консенсус.

Расширяющиеся международные рынки открыли новые простоты для внедрения научно-технических достижений, роста производительности, рационализации производства (особенно в США, Европе и Японии). Общепризнано, что глобализация была важным фактором беспрецедентных успехов американской экономики в 1990-х гг. Однако воздействие неолиберальной глобализации на периферийные страны оказалось гораздо более противоречивым. С одной стороны, она форсирует анклавную модернизацию и вестернизацию отдельных слоев населения, с другой — стратифицирует общество и маржинализует значительную часть человечества.

Исторически основными центрами мирового хозяйства были наиболее технически и хозяйственно передовые страны. Однако последние десятилетия мировое хозяйство и особенно его центры сильно изменились. Резко возросла роль научно-технического прогресса, информатики и финансов как определяющих факторов экономического развития; соответственно приумножались масштабы деятельности и хозяйственная мощь ТНК и мировых финансовых центров. Ведущие международные экономические организации (ОЭСР, МВФ, ВТО и др.) постепенно превращаются в центры формирования институционально-правового каркаса неолиберального мирового экономического порядка. Их деятельность все больше взаимоувязывается; идеолого-пропагандистское обеспечение осуществляется высококонцентрированными международными группами средств массовой информации.

Около половины всей капитализации фондовых рынков мира приходится на долю 25 крупных городов. Более половины всех операций валютных рынков сосредоточено в Лондоне, Нью-Йорке и Токио. Три американских финансовых конгломерата «Морган Стэнли», «Мерил Линч» и «Голдман Сакс» так или иначе участвуют в 4/5 всех мирювых финансовых операций по слиянию и поглощению.

Таким образом, из стихийного процесс глобализации все больше превращается в институционально оформленный, сознательно направляемый. Если ранее в глобализации были заинтересованы в основном державы-гегемоны и их ТНК, то теперь этот процесс приобретает мощные собственные движущие силы с новой системой мотивации. Произошел важный сдвиг в соотношении сил между национальными государствами и новыми центрами принятия мирохозяйственных решений. Масштабы и характер сдвига еще предстоит изучить. Немалую помощь в этом может оказать знакомство с важнейшими направлениями критики неолиберальной глобализации на Западе.

В начале третьего тысячелетия с прямой или косвенной критикой теории и практики неолиберальной глобализации выступает довольно широкий круг ученых, политиков и общественных деятелей. Особенно резко неолиберализм критикуют в развивающихся странах. Неолиберальные идеи находят там отклик лишь среди стремящихся приобщиться к мировой элите или тех, кто восторженно воспринимает упрощенные рецепты ускоренной модернизации. Подавляющее же большинство экономистов развивающихся стран мыслят категориями планов-программ самостоятельного развития своих стран при активном участии государства в становлении национального хозяйства (преимущественно на путях индустриализации или поиска экспортных возможностей).

Чаще всего их мнения доходили до западной аудитории через публикации ООН и выступления работающих в США и Европе ученых из стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Марксистская, неокоммунистическая и социал-демократическая мысль подходила к процессам глобализации как к новой стадии интернационализации хозяйственной, политической и культурной жизни, критикуя ее в контексте общего неприятия капиталистического пути развития. Наибольшее влияние на Западе сохранила школа Э. Валлерстайна, дающая системную трактовку мирохозяйственных процессов. Процесс глобализации привел к расколу социал-демократического движения на Западе; в большинстве стран социал-демократы взяли курс на ускоренную адаптацию общества к новым условиям.

Понять нынешние дискуссии на Западе вокруг проблем глобализации и глобального рынка нельзя, не познакомившись с некоторыми быстро развивающимися там направлениями междисциплинарных и сопоставительных (по странам) исследований. В первую очередь речь идет о так называемой экономической социологии, уходящей своими корнями в работы Ф. Броделя, М. Вебера, Т. Веблена, Э. Дюргейма, К. Поланьи, Й. Шумпете-ра. В 1980-х гг. многие их идеи получили новое развитие в направлении более широкого, социологического осмысления проблематики рынка и конкуренции, отказа от узкоэкономической трактовки хозяйственных вопросов.

Появляется множество конкретных исследований социальных и культурных факторов, влияющих на структуру спроса, занятости, на организацию производства и т.д. Представители этого направления (М. Грановстер, М.Кастельс, Р.Сведберг, А.Сен, А. Турен, Р.Холлингсворт, Ф.Шмиттер, В.Штрек, А.Этциони и др.) в своем понимании деятельности человека и его мотивации выходят за узкие рамки представлений об экономическом человеке и внутренней логики развития экономических категорий и задаются более общими вопросами о неразрывной связи экономики с другими сферами общественной жизни, обусловленности экономических вопросов в межгосударственных отношениях. В своих работах они сосредоточиваются на анализе взаимодействия внешней политики и мирохозяйственных процессов. Как в конкретных исследованиях, так и в теоретическом плане они прослеживают формирование глобального экономического, правового и политического пространства и становление нового мирохозяйственного порядка. Анализ этих процессов ведется чаще всего под углом зрения силовых отношений и межгосударственных конфликтов. Важное место у них занимает изучение меняющейся расстановки международных сил как в межгосударственном плане, так и в связи с появлением новых центров принятия мирохозяйственных решений.

В работах этого направления часто констатируется определяющая роль политических решений (или отсутствия таковых) в развитии важнейших мирохозяйственных тенденций и процессов. В ряде работ разбираются противоречия между отдельными группами интересов, ведомствами и ветвями власти, их влияние на формирование экономической и внешней политики страны, на наличие или отсутствие единства при защите национальных интересов.

Наконец, следует остановиться на экологическом направлении, которое выступает против засилья экономической науки, особенно в ее неоклассическом варианте. Первоначально представители этого направления были не согласны не только с капиталистическим хозяйствованием, но и с большинством аспектов индустриализации, стремительным ростом общественного разделения труда, концентрацией производства и населения в крупных городах и проповедовали необходимость рассредоточения человеческой деятельности, поиска альтернативных форм организации общественной жизни.

Современные экологи (П.Экинс, Х.Гендерсон, Х.Дейли, П. Хокинс, Э. Ловинс, Р. Норгаард, Л. Браун), подчеркивая ограниченность природных ресурсов и восстановительной способности природы, настаивают на кардинальном пересмотре экономических подходов, на необходимости более полного учета взаимодействия окружающей среды (социальной и природной) и развития хозяйственной сферы. Они в значительной степени способствовали внедрению системных подходов в исследование общественных проблем, последовательно добиваясь отказа от сосредоточения на внутренних закономерностях экономики, требуя включения в анализ внешних, неэкономических факторов, учета многочисленных взаимодействий и взаимосвязей между обществом и природой.

В последнее время происходит быстрое сближение всех рассмотренных направлений критики неолиберальной глобализации, выработка более согласованного подхода к вопросам дальнейшего развития.

Из всех этих работ складывается совершенно иной образ рынка, нежели тот, который навязывает неолиберализм. Становится все очевиднее, что наряду с чисто формализованными рыночными отношениями (к которым призывают неолибералы) на взаимоотношения между хозяйственными субъектами огромное влияние оказывают неформальные, неэкономические обстоятельства, социокультурная среда, морально-этический фактор и т.д.

Под воздействием глобализации во многих из этих стран происходит смена социально-экономических ориентиров, серьезные сдвиги в функционировании хозяйственных механизмов Бурно развиваются индивидуализм и консюмеризм (деятельность, направленная на защиту интересов потребителей от недобросовестности фирм-товаропроизводителей). Коллективистские ценности, как и вообще общенациональные задачи, все явственнее отступают на задний план.

Крайне непоследовательно и неравномерно происходят сдвиги в политических режимах, внедряются западные политические институты, парламентаризм и выборность политических деятелей, стремительно растет рекламная и пиаровская деятельность СМИ по формированию общественного сознания. В результате становится значительно труднее проводить политику самостоятельного развития национальной экономики.

Научная критика неолиберальной глобализации постоянно перекликается с ростом на Западе общественных движений, протестующих против различных аспектов глобализирующейся жизни: обострения социальных проблем, усиления иностранной конкуренции, отсутствия внимания к проблемам развивающихся стран, деградации окружающей среды. Однако многие их предложения (упор на собственные силы, отказ от общественного разделения труда) и программы, игнорировавшие реальные проблемы перехода к желаемому альтернативному обществу, зачастую не менее экстремистские, нежели у большинства неолибералов. В то же время их призывы усилить роль местного самоуправления, укреплять локальные базы производства, бесспорно, заслуживают серьезного внимания, но в условиях острого противостояния ни одна из сторон не прислушивается к доводам другой, не обращает внимания на императивы, стоящие за их подходами.

Конец 1990-х гг. характеризуется резкой активизацией дискуссии вокруг проблем глобализации. Объясняется это финансовым кризисом 1997-1999 гг. и отчасти приближением нового века и тысячелетия — события, неминуемо располагающего к серьезному анализу и широким обобщениям. В этих условиях заметно оживились все рассмотренные направления критики неолиберальной глобализации.

В первый год кризиса широко обсуждался вопрос о том, в какой мере финансовый кризис был результатом тех форм и методов, в которых проходили процессы глобализации в 1980— 1990-е гг. Западные страны и международные организации всю вину за кризис взваливали на сохранившееся в странах Восточной Азии государственное вмешательство в хозяйственную жизнь, на их отказ следовать неолиберальным советам. Развивающиеся* страны, в свою очередь, заявляли, что в кризисе виноваты валютные спекулянты, банки-кредиторы и неправильная политика, навязанная им международными организациями.

Нобелевский лауреат 2001 г. Дж. Стиглиц в своих лекциях обвинял МВФ за чрезмерную жесткость, с которой он навязывал странам основные требования Вашингтонского консенсуса: монетаристскую политику, дерегулирование экономики, сокращение хозяйственных функций государства, политику приватизации.

В ответ апологеты неолиберализма разрабатывают рекомендации по усовершенствованию неолиберальной глобализации, учета социальных аспектов развития и нужд развивающихся стран. Однако даже из этих работ исчезает прежняя категоричность, все чаще признается, что трафаретные реформы в рамках Вашингтонского консенсуса в целом не дали периферийным странам обещанных результатов. Намного реже встречаются признания, что в результате этих преобразований в большинстве периферийных стран сокращаются производственные возможности, падает хозяйственный потенциал, деградирует природная среда, катастрофически растет задолженность, обостряются социальные проблемы.

Наконец, не обсужденными, а часто даже не поставленными остаются такие кардинальные проблемы, как политические и экономические последствия расщепления национально-хозяйственных комплексов; эффективность и рациональность глобального рынка и возможности его регулирования; последствия неолиберального мирового экономического порядка для периферийных стран.

Важным субъектом модели неолиберальной глобализации стали мировые финансовые центры (МФЦ). Они контролируют наиболее мобильный элемент кругооборота капитала — деньги. Манипулируя ими, МФЦ сосредоточивают в своих руках огромную экономическую мощь. Особую силу им придают последние достижения информатики, позволяющие осуществлять мгновенные операции и в кратчайшие сроки перебрасывать огромные суммы в любые точки земного шара. МФЦ состоят из крупных банков, финансовых институтов валютных, фондовых и других бирж. Важную роль в развитии принципиально новой глобальной финансовой системы играют многочисленные офшорные и другие льготные зоны, позволяющие уходить от национально-государственного законодательства.

Мировые финансовые центры существенно меняют приоритеты хозяйственной деятельности. Критерий наибольшей рентабельности и сокращения сроков операции становится доминирующим. Все большая часть финансовых средств направляется не в реальный сектор экономики, а в чисто спекулятивные сделки. В результате стремительно множатся виртуальные деньги и кредитные обязательства. На каждый доллар, обращающийся в реальном секторе мировой экономики, приходится до 50 долл. в финансовой сфере. Общий объем рынка вторичных ценных бумаг приближается к 100 трлн долл., а годовой оборот финансовых трансакций достиг 500 трлн долл. Между тем объединенный фонд 23 развитых стран составляет около 550 млрд долл. В результате даже при согласованной политике всех этих государств они не могут направлять для борьбы против спекулятивных операций суммы, сопоставимые с оборотами финансовых рынков.

В начале 1990-х гг. ежедневный оборот валютных бирж превысил совокупные валютные резервы центральных банков ведущих стран мира. Если к тому же учесть, что транснациональный капитал требует полной либерализации финансовых рынков и максимального смягчения государственного валютного контроля, то становится очевидной реальная возможность международных финансовых спекулянтов «обрушить» финансовые рынки практически любой, даже экономически мощной страны. Что же касается менее развитых государств, то они оказываются в прямой зависимости от внешних кредиторов — международных финансовых организаций, навязывающих им формы прямого контроля и регулирования их внутренней монетарной политики. Наиболее жесткая форма, приводящая к открытию внутренних финансовых рынков и банковской системы, — это так называемое валютное правление, примененное в Аргентине, Болгарии, некоторых других странах и едва не введенное после кризиса августа 1998 г. в России.

Таким образом, уместно подчеркнуть следующее: в современном мире сложился новый господствующий экономический строй — геофинансовая экономика.

 

Проблема преодоления различий в уровне социально-экономического развития стран в рамках мирового хозяйства

Одной из острейших проблем мирового хозяйства остается наличие огромного разрыва в уровне социально-экономического развития различных стран. Причем этот разрыв не только не сокращается, но и постоянно растет. В настоящее время он достиг беспредельных размеров. Об этом свидетельствуют следующие цифры.

На долю 20\% наиболее богатой части населения планеты приходится 83\% мирового дохода, а на долю остальных 80\% населения — 17\%, причем на долю 20\% самых бедных — 1,4\%. Разрыв между 20\% наиболее богатых и 20\% наиболее бедных быстро увеличивается (30 : 1 в 1960 г. и 60 : 1 в 1990 г.), что ведет к соответствующему нарастанию социального напряжения внутри стран и особенно между развитыми и развивающимися странами.

Число голодающих людей в мире, по данным ООН, выросло с 460 млн чел. в 1970 г. и 550 млн в 1990 г. до 815 млн в 2003 г. Сегодня из 6,3 млрд чел. голодает (недоедает или умирает от голода) каждый тринадцатый обитатель планеты, причем, как правило, в развивающихся странах. Согласно данным ЮНЕСКО, 777 млн голодающих проживают в развивающихся странах, 27 млн — в странах с переходной экономикой и 11 млн — в развитых странах. Средняя продолжительность жизни в развитых капиталистических странах достигла 74 лет. Между тем в Латинской Америке этот показатель составляет 66 лет, в Южной Азии — 57 лет, в Африке — 52 года.

Такое положение вызывает серьезную обеспокоенность всего мирового сообщества. Однако оно не смогло пока ни выработать стратегию преодоления этого чудовищного разрыва, ни найти эффективных механизмов решения этой проблемы.

Сложившаяся в мировом хозяйстве система экономических отношений лишь способствует увеличению разрыва между богатыми и бедными странами. В середине 1990-х гг. развитые капиталистические страны в основном завершили широкомасштабную структурную перестройку мировой экономики, которая началась еще в 1970-е гг. Ее суть состояла в том, что все энергоемкие, топливоемкие, материалоемкие и экологически грязные производства были перенесены в развивающиеся страны. Развитые же страны сосредоточили на своей территории передовые наукоемкие и экологически чистые производства. Совершенно очевидно, что такое разделение труда может увековечить огромный разрыв между преуспевающими и бедными странами. Серьезной проблемой остается и огромная внешняя задолженность развивающихся стран.

Жизнь настоятельно ставит вопрос о переходе к системе нового международного экономического порядка, который бы защищал суверенитет и национальные интересы развивающихся стран, без чего преодоление образовавшегося разрыва в уровне развития невозможно.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |