Имя материала: Международная экономика

Автор: Василий Петрович Колесов

Глава 7 торговая политика различных групп стран

 

Рассмотрев инструменты торговой политики и убедившись в том, что использование мер ограничения торговли связано, с одной стороны, с потерями для определенных участников торговли и общества в целом, а с другой — выгодно другим участникам, мы можем перейти к анализу самой торговой политики. И первое, что мы должны сделать исходя из предшествующего анализа, — это признать, что торговая политика отражает конфликт интересов, как частных между собой, так и частных с общественными. При этом нередко частный интерес выдается за общественный. Заметим также, что разные стороны в конфликте интересов выступают с различной степенью активности в отстаивании своих интересов. Известно, например, что сторонники и лоббисты интересов производителей выступают более активно, они более организованы, более изобретательны и это объясняется тем, что цена вопроса, например введения импортной пошлины, для них оказывается более весомой, чем для потребителей, которые хотя и более многочисленны, но разрозненный размер ущерба от той же пошлины для каждого из них подчас менее ощутим.

Покажем это на примере пошлины на чай.

 

СИТУАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ

Таможенно-чайная история из экономической жизни России

Россия — один из крупнейших мировых импортеров чая. В 1990 г. Советский Союз ввез 239 тыс. т чая и опередил по этому показателю даже Великобританию. После распада СССР импорт чая снизился. Российское правительство прекратило закупки чая, и образовался своеобразный вакуум. Спрос на чай в стране, где его потребляют 95\% населения, не мог остаться без внимания частных предпринимателей. Возникли многочисленные компании, представители которых заполонили страны-производители с целью сыграть на этом спросе. Скупалось даже то, что чаем, строго говоря, можно было назвать с большой натяжкой. Первая половина 1990-х гг. была периодом перебоев со снабжением российского рынка чая и многочисленных нареканий на качество предлагаемого напитка. Ситуация стабилизировалась к 1995 г. Российская Федерация ввезла 135 тыс. т чая (32 тыс. т — в другие страны СНГ) и вышла на третье место по импорту, пропустив вперед Великобританию (180 тыс. т) и Пакистан (140 тыс. т) (Финансовые известия. 1997, 8 мая). Таким образом, позиции крупнейшего, системообразующего игрока мирового рынка чая в целом были восстановлены.

Чай продается на мировом рынке в двух основных видах: фасованным и нефасованным. В первом случае чай пересекает границу упакованным и готовым к продаже, во втором — он импортируется в крупной таре (более 3 кг) и сначала поступает на отечественные чаеразвесочные фабрики.

Значительную часть чая (80—85\%) поставляют на рынок фирмы, импортирующие из-за границы готовый фасованный чай. Таких фирм больше тысячи. Часть из них (около 60) объединена в Чайную ассоциацию России. Среди наиболее крупных «Май», «Орими Трэйд», «Гранд», «Дилмах» (Шри-Ланка). Остальной чай, который поступает в потребление россиян, обеспечивают отечественные чаеразвесочные фабрики, работающие на импортном сырье (краснодарский чай покрывает лишь 0,5\% потребностей). Их девять, три из них — Московская, Рязанская и Иркутская — производят 80\% «отечественного» чая и принадлежат торговому дому «Никитин» (Известия, 1997, 24 октября).

Мировая практика показывает, что расфасовка чая обычно осуществляется там, где чай производится, тем более, что происходит это в странах с относительно недорогой рабочей силой и богатыми историческими традициями выращивания, сбора, производства, сортировки, фасовки, упаковки и потребления этого напитка. Ведущие фабрики по производству чая выстраивают системы строжайшего контроля качества на производстве, не допускают смешения и пересортицы, чего на отечественных фабриках пока не наблюдается. И что немаловажно, расфасовка чая на территории страны произрастания является экономически более выгодной, что не может не отражаться на итоговой цене (В России затраты на расфасовку и упаковку чая в 7,5 раза выше, чем аналогичные затраты в других странах — Финансовые известия. 1997, 29 мая).

В этой ситуации с 1 июня 1997 г. в России увеличилась таможенная пошлина на фасованный чай с 10 до 20\%. При этом таможенные пошлины на нефасованное чайное сырье осталась на прежнем уровне в 5\%.

Аргументы в пользу принятия данного решения правительства были следующими:

создание «равных условий для отечественных производителей и импортеров фасованного чая» и добросовестной конкуренции;

решение проблемы недогрузки отечественных чаеразвесочных мощностей, которые в 1990 г. обрабатывали 80,5 тыс. т чайного сырья, а в 1996 г. — лишь 20 тыс. т, и сохранение соответствующих рабочих мест;

снижение удельной себестоимости расфасовки отечественного чая за счет устранения льготного режима для импортеров фасованного чая;

потеря 50 млн долл. дохода от фасовки и упаковки «сырого» чая, которые достаются зарубежным производителям фасованного чая;

ограничение ввоза некачественной продукции, заполнившей около трети отечественного рынка, и устранение с рынка «немарочных» сортов чая;

пополнение бюджета за счет дополнительных таможенных платежей.

По прогнозам сторонников введения вышеуказанных мер, не следовало ожидать существенного сокращения импорта чая известных торговых марок («Пиквик», «Липтон», «Дилмах», «Майский чай» и др.), так как эластичность спроса в среднем ценовом сегменте рынка в отличие от сегментов, потребляющих низкосортный чай, невелика (Финансовые известия. 1997, 29 мая).

Однако вопреки этим прогнозам повышение цен состоялось и составило в среднем 10—20\% по оптовым показателям. А в рознице, где обычно наблюдается определенное естественное отставание в реакции цен от оптовых показателей, к концу года прогнозировалось их увеличение на 30—35\% (Финансовые известия. 1997, 17 июня).

С явным опозданием представители фирм - импортеров фасованного чая выдвинули свои контраргументы:

•           чай фасуется там, где выращивается, не потому, что импортеры не хотят создавать рабочие места на родине, и уж тем более не потому, что хотят накручивать цены, а потому, что в Индии, Шри-Ланке и других странах - производителях чая себестоимость упаковочных работ как минимум в два раза ниже;

установленное в этих странах упаковочное оборудование на порядок превышает технологически устаревшее отечественное, что существенно влияет на товарный вид продукта, его качественные характеристики;

качество неминуемо пострадает именно потому, что поставки байхового чая (рассыпного со скрученными листочками) облагаются более низким налогом, чем фасованного. При транспортировке байхового чая он ломается, крошится, пропитывается трюмными запахами, дымом, другими атмосферными загрязнителями. А самое главное — чай теряет высоколетучие эфирные масла, которые определяют основные качественные характеристики чая. Именно в фасованном виде ввозят основную массу закупаемого ими чая ведущие британские, голландские, немецкие фирмы-импортеры;

от введенных ограничений пострадают в первую очередь не потребители элитных сортов и марок чая, а как раз те, кто предпочитает доступные по цене сорта.

Введенные ограничения были дополнены повышением нижнего предела таможенной пошлины с 0,1 до 0,4 ЭКЮ за килограмм ввозимого чая, что должно было, по замыслу сторонников вводимых ограничений, закрыть рынок для низкосортного чая, но, по мнению их оппонентов, неизбежно привело бы к росту цен на недорогой чай, как минимум, на треть.

Увеличение пошлины не могло не привести и к последствиям иного рода — реакции стран-производителей. Так, повышение чайных пошлин способно привести к сбоям во вполне отлаженном механизме погашения государственного долга Индии. А ведь более половины российского импорта чая — это индийский чай. Серьезную озабоченность высказывали и представители второго по величине поставщика — Шри-Ланки, откуда Россия ввозит около 40 тыс. т чая в год, а это 17\% всего чайного экспорта этой страны. Из 40 тыс. т только 1—2 тыс. т — байховый чай (Финансовые известия. 1998, 4 июня).

Год чайной торговли России в новых условиях привел к достаточно очевидным последствиям. Введенные ограничения не смогли остановить спада отечественного производства и привели к значительному сокращению потребления чая в России. На фоне этого произошло значительное увеличение поставок низкосортного контрабандного чая. Государство лишилось нескольких сот миллионов долларов, которые поступали в казну в виде налогов. Удельные таможенные платежи достигли уровня 38—40\%. По данным Госкомстата, продажа чая сократилась за год в 1,3 раза, но увеличилось потребление алкоголя и напитков, синтезированных из искусственных компонентов. Потребление чая снизилось до уровня 95 тыс. т — самого низкого уровня за последние 20 лет. Таможенные платежи сократились на 8 млн долл. по сравнению с предыдущим годом и были меньше прогнозируемых на 15— 20 млн долл. По сравнению с 377 млн долл., полученными казной в рекордном 1996 г., потери составили более 20\%, так как в 1997 г. поступления составили лишь 290 млн долл. В других странах СНГ при этом пошлины остались на прежнем уровне, что практически неизбежно означало взрыв контрабанды чая в Россию. По оценкам специалистов, только за 1997 г. в Россию ввезли 20—30 тыс. т «нелегального» чая, а в перспективе 40\% общего импорта чая ушло в «тень». С учетом производства и ввоза суррогатов чайный бизнес как минимум на четверть стал теневым. Не помогли ограничения и основному получателю выгод — отечественным чаеразвесочным фабрикам. Производство чая снизилось на 2,8 тыс. т и составило лишь 86\% от уровня 1996 г. (Финансовые известия. 1998, 4 июня).

Таким образом, при анализе последствий решения об ограничении импорта какого-либо товара важен правильный учет и общественного интереса. Если он, например, сводится к фискальным мотивам, то налицо, как правило, избыточно защищенный интерес производителя и краткосрочный общественный интерес в ущерб потребителю и долговременным интересам общества. Из жизни российского общества к такого рода примерам можно отнести практику защиты автопрома, которая, при всей сложности вопроса, не может не наводить в конечном счете на мысль, что автомобильный рынок страны защищен от современных иномарок в интересах производителей иномарок 40-летней давности и их модификаций. О степени влияния лоббистов можно судить по тому факту, что высшее должностное лицо ВАЗа некоторое время фактически было в ранге вице-премьера правительства страны.

Можно сказать, что торговая политика любой страны, устанавливая общие принципы ведения внешней торговли, в то же время есть непрерывный процесс принятия и исполнения решений о защите или компромиссном балансе интересов различных групп населения, оказывающих влияние на благосостояние этих групп и страны в целом. Каждое решение определяет меры по внешнеторговому регулированию и аргументы для обоснования этих мер. Меры есть фактически рассмотренные в предыдущей главе инструменты внешнеторгового регулирования, а аргументы по их использованию являются предметом данной главы.

Если инструменты и последствия их применения являются областью экономического анализа и могут быть измерены с позиций экономической эффективности, то аргументы не всегда являются экономическими. Они могут иметь под собой псевдо-или ошибочные экономические основания или вообще их не иметь. Однако прежде чем перейти к изложению этих обоснований, остановимся на аргументах за свободную торговлю, отрицающих протекционизм.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |