Имя материала: Международные экономические отношения

Автор: Е.Ф. Жуков

5.4. формы внешнеторговой политики

 

Формы внешнеторговой политики были определены в теориях международной торговли, возникших в конце XVIII — начале XIX вв.

Как известно, выделяют две основные формы внешней торговли: свободная торговля и протекционизм. При этом все видные представители экономической науки доказывали необходимость развития внешнеэкономических связей, поскольку они расширяют возможности развития производства товаров и услуг, влияют на увеличение богатства нации и повышение качества жизни широких слоев населения.

Большое внимание развитию внешнеэкономических связей уделял основоположник классической политэкономии Адам Смит, который отмечал, что свободный обмен товарами позволяет полностью использовать весь потенциал каждой страны по созданию национального богатства. Согласно теории «абсолютных преимуществ», изложенной А. Смитом в книге «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 г.), обмен благоприятен для каждой страны, так как каждая находит в нем абсолютное преимущество. Смит писал, что «правило каждого рассудительного главы семьи состоит в том, чтобы не пытаться сделать самому вещь, которую ему будет дешевле купить, чем сделать»*.

* Смит. А. Исследование о природе и причинах богатства народов. - М., 1993. - С. 23.

 

Обмен между двумя нациями позволяет каждой из них реализовать излишки конкурентоспособного производства и таким образом придать стоимость тому, что иначе было бы бесполезным. Путем расширения рынка за пределы национальных границ обеспечивается развитие производства внутри страны и тем самым повышается национальный доход.

В своем фундаментальном труде «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817 г.) Давид Рикардо показывает, в каких пределах возможен и желателен обмен между двумя странами, и выделяет критерии международной специализации*.

* Рикардо Дж. Ст. Начала политической экономии и налогового обложения // Сочинения. — М., 1955. — Т. 1.

 

Рикардо пришел к выводу о необходимости развития внешнеэкономических связей, которые оптимизируют использование труда.

Последователем этой теории был и английский экономист — Дж. Ст. Милль. В «Основах политической экономии» (1848 г.) он показал, при какой цене целесообразно осуществлять обмен между странами. При этом отмечал, что цена обмена устанавливается по закону спроса и предложения на таком уровне, что совокупность экспорта для каждой страны позволяет оплачивать совокупность ее импорта*. Милль раскрыл преимущества, которые может представлять международная торговля для различных стран.

* Милль Дж. Ст. Основы политической экономии. — М., 1980. — Т. 1. — С. 7.

 

Теория интернациональной стоимости товаров и услуг показала, что цены товаров на мировом рынке стимулируют обмен между странами. Это — рыночные цены, которые зависят от спроса и предложения. Следовательно, благодаря конкуренции между производителями разных стран на мировом рынке удается довести мировые цены на товары до уровня их интернациональной стоимости, которая ниже национальной стоимости в менее развитых странах с невысокой производительностью общественного труда, но выше национальной стоимости в развитых странах.

Классический анализ XIX в. не объяснял происхождения сравнительного преимущества, которым располагала какая-либо страна относительно того или иного товара. В начале XX в. работы Эли Хекшера и Бертила Олина доказали, что это объяснение находится на уровне обеспеченности факторами производства.

Э. Хекшер в 1919 г. установил, что международный обмен проистекает из относительного изобилия или относительной редкости факторов производства (капитала, труда, земли), которые находятся в распоряжении различных стран. Каждая страна имеет тенденцию специализироваться на том производстве, для которого соотношение факторов производства, которыми она располагает, является наиболее благоприятным. В 1933 г. Бертил Олин уточнил этот анализ. Международный обмен должен вызывать тенденцию к выравниванию ценовых факторов производства в долгосрочной перспективе. Это же подтвердил в 1948 г. Поль Самуэльсон, отметив, что в случае однородности факторов производства, идентичности техники, совершенной конкуренции и полной мобильности товаров международный обмен выравнивает цену факторов производства между странами. Эта теорема была названа теоремой HOS, по именам трех экономистов — Э. Хекшера, Б. Олина и П. Самуэльсона.

В действительности, цены факторов производства продолжают различаться в странах мира. Издержки, неотделимые от международного обмена товаров (транспорт, страхование, торговые издержки), тормозят специализацию и препятствуют выравниванию цен на факторы производства. Государственное вмешательство и социальные составляющие экономической жизни также влияют на общую направленность движения товаров и услуг в международной торговле.

Таким образом, международный обмен оказывается экономически полностью оправданным. Он не только позволяет оптимизировать использование как производственных возможностей всего мира, так и национальных факторов страны, но и приводит с течением времени к выравниванию цен на факторы производства.

Современными экономистами Василием Леонтьевым, Раймондом Верноном и другими была развита теория сравнительных преимуществ, которая в настоящее время включает понятия технического прогресса и неравномерности его распространения между странами. Внешнеэкономические связи усиливают концентрацию производства, внефирменную экономию средств, благоприятствуют развитию существующих отраслей промышленности.

На национальных рынках товаров и услуг существуют определенные структуры, которые препятствуют установлению конкурентных условий по реализации товаров. К ним, в частности, относится экспортный картель, цель которого заключается в том, чтобы ограничить влияние конкуренции на цены. Наиболее известной как экспортный картель является Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК). В 1973 г. ОПЕК сумела создать дефицит, чтобы резко поднять цены на нефть. В середине 80-х гг., ограничивая (контингентируя) экспорт, она пыталась задержать их понижение, вызванное силами рынка. С тех пор эта/организация использует тот же самый метод для стабилизации цен. Ограничения нередко устанавливаются на двухсторонней или многосторонней основе, подобно международному соглашению по текстилю.

Другим действием, способным нарушить игру рыночных сил, является демпинг. Он может принимать различные формы. При прямом демпинге фиксация цены товара осуществляется его производителями на иностранном рынке ниже той, которая устанавливается на национальном рынке. В результате ущемляются интересы национальных потребителей в деле увеличения объема продаж за границу, способствующих росту сальдо торгового баланса. Демпинг выгоден потребителям зарубежных стран, но приводит к подрыву конкуренции, которая может быть разрушительной для промышленности этих стран.

В случае обратного демпинга, когда цены за границей устанавливаются выше, чем на национальном рынке, производитель получает ренту за счет исключительности товара, созданной техническими, социологическими или историческими условиями.

Развитие международных корпораций увеличило расхождение между реальными экономическими структурами и классической моделью. Организация процесса производства происходит в корпорациях по собственным правилам и им нет дела до интересов других стран. Кроме того, цены больше не являются отражением ни стоимости факторов производства, ни тем более равновесия рынка. Они отражают политику производителей, учитывающую специфику каждого национального рынка или определяемую в зависимости от внутренней логики транснациональной группы.

В конечном счете эволюция международных отношений позволяет сделать вывод, что классическая модель проявляет себя как тенденция; международная цена является не ценой равновесия между спросом и предложением, а результатом взаимодействия неравновесных сил и интересов, которые имеют определенное отношение к рыночному механизму.

Один из идеологов экономической политики США А. Лаффер в начале 80-х гг. писал: «Страны рассматриваются как множество тесно взаимнопереплетенных хозяйств, а не как экономически разрозненные единицы, которые могли бы быть изучены в отдельности»*.

* LafferA.B., Miles M.A. International Economics in an Integrated World, glenview. (III). 1982. P. XVI.

 

Ту же мысль, но с небольшими оговорками, высказывает один из руководителей французского Института международных отношений А. Брессан: «Настало время понять, что мировую экономику нельзя сводить к взаимодействию национальных хозяйств. Наоборот, национальные хозяйства должны теперь рассматриваться как часть глобальной и интегрированной системы со своей внутренней логикой»*.

* Bressand A. Mastering The Wored Economy //Foreign A flairs. 1983. Spring. P. 746.

 

Различные аспекты интернационализации хозяйственной жизни анализируются на Западе через призму роста взаимозависимости экономики отдельных стран. Типичным в этом отношении является мнение итальянских экономистов, опубликованное в журнале «Спеттаторе Интернационале», которые считают, что «за последнее десятилетие экономически зависимые страны и группы стран приобретают решающее значение для всех крупных индустриальных государств и в значительной мере обусловливают национальную экономическую политику каждого государства, поскольку положение на мировых рынках все больше становится силой, определяющей внутренние цены, уровень использования производственных мощностей и занятости. С начала 70-х гг. XX столетия ни одна крупная страна не смогла избежать влияния внешних событий или изменить направление этого воздействия иначе, как заплатив за это высокую цену»*.

* Lo spettatore Internationale. Rome, 1982. Vol. 17, No 2. P. 103.

 

На протяжении 80-х гг. во внешнеторговой и финансовой политике западных государств отчетливо взаимодействуют две тенденции — дерегулирование отдельных товарных и особенно валютно-финансовых потоков и одновременное ограждение национального экономического пространства, рост протекционизма. При этом «дерегулирование особенно активно проявляется в валютно-финансовой сфере, тогда как протекционизм наиболее ощутимо дает о себе знать в сфере торговли»*.

* Протекционизм в промышленно развитых странах, как отмечали эксперты МВФ, продолжает оказывать сильное влияние и в ряде случаев приводит к росту мер, ограничивающих торговлю (IMF. Issues and Developments in International Trade Policy. Wash., 1988. P. 1).

 

На практике дерегулирование и протекционизм тесно переплетены и взаимодополняют друг друга, превращаются в инструмент хозяйственной политики. Так, импортные ограничения на ввоз определенных товаров в сочетании с дерегулированием потока иностранных частных инвестиций часто применяются для того, чтобы привлечь заграничные капиталовложения в отдельные отрасли. Установление определенного срока действия импортных ограничений может стать также действенным средством, вынуждающим предпринимателей защищаемой отрасли форсированно модернизировать свои предприятия.

Отчетливо наблюдается эволюция форм и методов регулирования внешнеэкономических экспортно-импортных операций. Многие ранее важные инструменты теряют свое значение. Определенную роль играют в этом международные организации (ВТО, МВФ и др.), достигающие, хотя и с большим трудом и проволочкой, договоренности о снижении различных барьеров, мешающих передвижению товаров, капиталов и в меньшей степени рабочей силы.

Так, начиная с 60-х гг. средний уровень тарифного протекционизма в ведущих западных странах сократился с 30 до 5\%. Устранены в результате международных договоренностей многие формы контроля над валютно-финансовыми операциями. Некоторые инструменты протекционизма теряют свою значимость в результате бурного научно-технического прогресса и возможности быстро варьировать характеристиками продукции. Введение в США и Западной Европе количественных ограничений на импорт автомобилей и некоторых видов электронной техники способствовало повышению качества вывозимой японскими компаниями продукции, росту цен и увеличению их экспортной выручки.

Многие формы государственного регулирования внешнеэкономических операций, связанные с затратой бюджетных средств, либо не расширяются, либо сокращаются. Экономическая помощь, выделенная США, Великобританией и Францией развивающимся странам в 80-х гг. в реальном измерении, т.е. с учетом инфляции, иногда даже снижалась*. В то же время воздействие государства на внешнеэкономическую сферу по многочисленным новым каналам явно увеличивалось. В первую очередь речь идет о государственных мерах, которыми преимущественно преследовались не только внешнеэкономические, но и другие цели, являющиеся элементами «внутреннего» механизма государственно-монополистического регулирования. В той или иной степени такие мероприятия оказывали влияние и на внешнеэкономические экспортно-импортные операции страны.

* OECD. Development Cooperation, 1988.

 

Примером могут служить различные нормы и стандарты. Они сейчас широко устанавливаются в западных странах, чтобы охранять окружающую среду и здоровье населения, повышать безопасность людей и ответственность нарушителей. В основе этих мер. лежат внутренние критерии каждой страны, уровень осознания остроты той или иной проблемы, готовность пожертвовать сиюминутными экономическими выгодами и т.п. Однако при конкретизации таких норм и стандартов существует немало возможностей в различных формах дать предпочтение местным производителям (например, ввоз ряда химических товаров в Японии ограничивается на основании того, что они могут оказать вредное воздействие на специфическую местную природу). Другим примером являются государственные закупки, субсидии и налоговые льготы, предоставляемые местным предпринимателям. Все они выступают как действенные протекционистские меры. Даже в рамках Европейского союза только менее 2\% всех государственных заказов выдается фирмам других стран — участниц EC*.

* European Economy. — 1988. — No 35. — P. 55.

 

Новой формой современного протекционизма во избежание дезорганизации зарубежных рынков и возможных «торговых войн» является так называемое «добровольное» ограничение экспорта. Суть его заключается в том, что под угрозой применения особенно жестких мер ограничения импорта одна страна вынуждает другую «добровольно» сокращать экспорт определенных товаров. Чтобы контролировать исполнение своих обязательств, государство должно устанавливать экспортные квоты и следить за их выполнением (в случае количественных ограничений экспорта) либо осуществлять мониторинг экспортной торговли, следя за соблюдением минимально допустимого уровня цен (если принято обязательство поддерживать цены на должном уровне).

Такая форма протекционизма особенно широко применялась США и Западной Европой против Японии. Но подобные меры встречаются и во взаимоотношениях между США и Западной Европой. По оценкам экспертов МВФ, число соглашений, предусматривающих такие ограничения, выросло только за 1988 г. с 135 до 261*. По имеющимся подсчетам, около трети японского экспорта подвергается «добровольным» ограничениям.

* IMF. Issues and Developments in International Trade Policy. Wash., 1988. P. 1.

 

Принимая разнообразные формы, протекционистская политика на Западе все чаще опирается не на законодательно установленные экономические и правовые нормы, а на различные административные действия. Не случайно в обзоре мирового экономического положения, составленного ООН в начале 80-х гг., указывается на «рост административного, а не узаконенного протекционизма»*. Ограничения с помощью различного рода формальностей, административной проволочки очень эффективны. По некоторым подсчетам, например, расходы, связанные с выполнением таможенных формальностей, достигают иногда 5\% стоимости продаваемой продукции. Даже в рамках взаимной торговли стран ЕС пограничные формальности приводят к удорожанию продукции в среднем на 2\%. Эта сумма соизмерима с платежами по таможенным тарифам. Декларируемые в общем виде в законах меры по предотвращению дезорганизации рынка получают неожиданные, но протекционистские и крайне действенные административные преломления**. Так, в административном порядке во Франции в начале 80-х гг. было установлено, что все ввозимые в Японию видеомагнитофоны должны проходить таможенные формальности в г. Пуатье. Через некоторое время маленькая таможня была завалена продукцией, которая месяцами не могла быть доставлена заказчикам. Возникшая неразбериха надежно ограждала французский рынок от японских товаров.

* UN. Worid Economic Survey. NY, 1982. 1981-1982 (Supplement). P. 80.

** European Economy. 1988, № 35. P. 49.

 

Такая форма протекционизма в современных условиях оказывается особенно эффективной — ее трудно фиксировать и еще труднее регламентировать или устранить каким-либо международным соглашением или действием Всемирной торговой организации.

Стимулирование экспорта государством тоже принимает новые формы в результате многочисленных межгосударственных соглашений, а также в связи с обострением бюджетных дефицитов. Общий объем непосредственно государственных ассигнований на эти цели падает почти во всех ведущих странах (за исключением Японии). Зато увеличивается участие государства в гарантировании международных кредитных операций. Быстро развиваются такие сделки, как смешанные государственно-частные займы, в которых особенно трудно выявить долю государственного субсидирования*. Так или иначе государство принимает участие в предоставлении около трети экспортных кредитов, как, например, в Великобритании и Японии**.

* Смешанные займы, предоставленные странами ОЭСР, равнялись в 1986 г. 6,4 млрд СДР, в 1987 г. — 9,2 млрд СДР (IMF. Issues and Developments in International Trade Policy. Wash., 1988. P. 17).

** Рubner A. The Export Cult: a Global Display of Economic Distortions. Aldershot, 1987.

 

Непрерывно увеличиваются и совершенствуются каналы государственного давления западных держав на хозяйственную деятельность в других странах. Различные ведомства оказывают нажим на правительства стран-партнеров, добиваясь устранения тех или иных преград, мешающих экспансии транснациональных корпораций, снижения таможенных, валютных и прочих барьеров.

Под предлогом поощрения экспортных усилий на протяжении 80-х гг. США и страны Западной Европы на всех уровнях (вплоть до встреч «семерки») усиленно навязывали Японии решения, предусматривающие более свободный доступ иностранных товаров и капиталов на ее рынок.

Все вышесказанное, однако, не означает полного свертывания или прекращения всех форм государственного вмешательства в развитых странах. Во внешнеэкономической сфере регулирование продолжает быть значительным, хотя оно и принимает более завуалированные и менее отчетливые формы из-за необходимости обходить достигнутые международные договоренности о либерализации мирохозяйственных отношений.

Таким образом, анализ классических теорий и современных направлений экономической мысли показывает очевидным необходимость государственного регулирования внешнеэкономической деятельности отдельных стран. С его помощью обеспечивается защита экономики от резких колебаний денежно-кредитной системы и уменьшения валютных резервов, вызываемых движением капитала, а также обеспечение национальной (в том числе экономической) безопасности.

Следовательно, усиление регулирования внешнеэкономической деятельности в отдельных странах было вызвано, с одной стороны, интернационализацией движения капитала, интеграцией мирохозяйственных связей, а с другой стороны, обеспечением системы защитных мер от иностранной конкуренции.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |