Имя материала: Международные экономические отношения

Автор: Е.Ф. Жуков

7.2. формы вывоза капитала

 

Механизм извлечения прибавочной стоимости в международном масштабе получает свое конкретное выражение в различных формах вывоза капитала.

Вывоз капитала происходит либо в форме вывоза ссудного капитала, либо в форме вывоза функционирующего (промышленного) капитала. При вывозе ссудного капитала собственник получает доход в форме процента. Вывоз функционирующего капитала (вложения в промышленность, торговлю и т.д.) приносит его владельцу доход в форме дивиденда или прибыли.

Различие между вывозом ссудного и функционирующего капитала имеет существенное значение. Преобладание одной из этих форм во многом определяет характерные особенности той или иной страны. Так, в Англии на первое место выдвинулись ее колониальные владения, с которыми был связан вывоз капитала. Во Франции заграничный капитал был помещен главным образом в Европе, прежде всего в России (не менее 10 млрд фр.), в основном это был ссудный капитал, государственные займы, а не капитал, вкладываемый в промышленные предприятия. В отличие от английского, колониального, вывоз французского капитала можно назвать ростовщическим.

В послевоенное время французские банки утратили свое положение ведущего международного ростовщика, уступив первенство американским банкам. Прогрессирующий развал британской колониальной империи изменил и современный облик английской олигархии. Теперь в вывозе капитала всех главных западных стран более равномерно сочетаются ссудная и промышленная формы. Но выгоды как той, так и другой форм одновременно играют весьма существенную роль для монополий тех стран, которые используют импорт ссудного капитала как один из источников для усиления экспорта собственного промышленного капитала. При этом они присваивают себе разницу между процентом по получаемым займам, вкладам и т.д. и более высокой прибылью от заграничных инвестиций функционирующего капитала.

Так, Германия в период между двумя мировыми войнами получила большие займы от США и других стран и одновременно вкладывала капиталы в промышленность стран Центральной и Восточной Европы, Латинской Америки. Доходы по ее промышленным инвестициям превышали сумму процентов, которую ей надо было выплачивать за полученные кредиты.

После Второй мировой войны в таком же положении находилась Англия. Она задолжала другим странам, в первую очередь США, значительные суммы, превышавшие в отдельные годы объем ее собственных заграничных капиталовложений. Между тем за послевоенные годы доходы от английских инвестиций превысили вдвое выплаты Англии по иностранной задолженности, представлявшей собой в основном вложения ссудного капитала.

Вывоз ссудного капитала различается по срокам, назначению, характеру обеспечения и субъекту.

По сроку он делится на долгосрочный, среднесрочный и краткосрочный международный кредит. Ссуда на срок свыше трех—пяти лет считается долгосрочной, от одного до трех (иногда до пяти лет) — среднесрочной, менее одного года — краткосрочной.

Главной формой международного долгосрочного кредита являются международные займы. К старым, традиционным формам частного международного кредита относятся прежде всего займы, которые предоставляли из своих ресурсов крупнейшие коммерческие банки капиталистического мира. В США это «Чейз Манхэттэн бэнк» (Нью-Йорк), «Морган гаранти траст», «Ферст нэшнэл сити бэнк» (Нью-Йорк) и др.; в Англии — «Барлклейз бэнк», «Ллойдс бэнк», «Мидлэнд бэнк» и др.; во Франции — «Банк де Пари э де Пэн Ба», «Банк де л'Эндошин» и др.; в ФРГ — «Дейче банк», «Дрезднер банк», «Коммерцбанк». Хотя удельный вес внешних кредитов этих банков в общем вывозе ссудного капитала за последние десятилетия упал, они все еще играют видную роль на международной арене. Так, в 1956 г. группа английских банков предоставила долгосрочный кредит Индии на строительство металлургических предприятий. В конце 1958 г. три нью-йоркских банка выдали кредит в 200 млн долл. правительству де Голля с целью помочь ему стабилизировать политическое и валютное положение Франции. На конец 1960 г. общая сумма внешних кредитов, выданных американскими частными банками на срок более одного года, составила 1,7 млрд долл.

Однако далеко не всегда частные долгосрочные кредиты предоставляются за счет ресурсов самих банков. Как правило, банки используют для этих целей средства многочисленных рантье крупных государств. Это достигается через так называемые облигационные займы (или «внешние эмиссии»). Инвестиционные банки берут на себя размещение (продажу) на денежном рынке своих стран ценных бумаг (облигаций), выпущенных частными иностранными компаниями или государственными организациями. И в данном случае кредиторами выступают главные западные страны, где имеется развитой денежный рынок и значительный избыток ссудного капитала, ищущего себе более прибыльного помещения. При этой операции перемещение ценных бумаг идет в направлении, обратном движению вывозимого капитала. Так, выпущенные в 50-х гг. облигации правительства Южно-Африканской Республики были размещены на денежном рынке США.

Эмиссионное дело монополизировано немногими инвестиционными банками и банкирскими домами. До Второй мировой войны это были преимущественно американские, английские и французские банкиры. В послевоенное время в этой области почти полностью господствовали ведущие инвестиционные банки и банкирские дома США: «Морган, Стэнли», «Ферст Бостон корпорейшн», «Диллон, Рид», «Гарриман, Рипли», «Лимен бразерс», «Лазар фрэр», «Гоулдмэн, Закс» и др. В ходе судебного процесса против этих фирм, проходившего в Нью-Йорке в начале 50-х гг., выяснилось, что начиная с 1915 г. они возглавили банковский картель, контролировавший внешние частные эмиссии США, распределяли между собой все иностранные облигационные займы, размещаемые на американском рынке, объединенными силами оттесняли конкурентов. Несмотря на разоблачительные документы, суд вынес этим банкам оправдательный приговор «за отсутствием доказательств». Таким образом, монополия американских банкиров в эмиссионном деле сохраняется и до настоящего времени.

Господство инвестиционных банков США в размещении иностранных займов поддерживалось через систему банковских консорциумов. Последние представляют собой соглашения о посредничестве в размещении иностранных займов. В консорциуме участвует большое число банков. Возглавляет его один из крупнейших. Каждый участник получает квоту на иностранные облигации, для его деятельности по размещению займа выделяется определенный район. Консорциум выпускает проспекты с указанием условий займа, широко рекламирует иностранные займы с целью привлечения к покупке иностранных облигаций мелких и средних рантье, контролирует сеть маклеров, занимающихся розничной продажей облигаций.

В 1959 г. инвестиционный банк «Морган, Стэнли» возглавил консорциум, взявший на себя размещение облигаций итальянской государственной корпорации по развитию южных районов страны. В 1957 г. инвестиционный банк «Диллон, Рид» организовал облигационный заем в 12 млн долл. для японской бумажной промышленности. Большую активность развил в послевоенное время банк «Ферст Бостон корпорейшн». Совместно с фирмами «Кун, Леб» и «Лазар фрэр» он разместил в США на 85 млн долл. облигаций Европейского объединения угля и стали. Будучи с 1959 г. финансовым консультантом японского правительства, «Ферст Бостон корпорейшн» продал на 30 млн долл. его облигаций. Несколько раньше он же возглавил синдикат, обеспечивший заем в 100 млн долл. индийскому металлургическому тресту «Тата».

Монополия банков на размещение иностранных ценных бумаг гарантировало им высокую прибыль. Банки получали комиссионное вознаграждение, доходящее иногда до 1/12— 1/10 суммы займа. Это выражалось в том, что они рассчитывались с заемщиком за размещенные ими облигации по 90—94\% от номинала, а имели возможность их реализовать из расчета 96—100\% номинала. Нередко банки получали также эмиссионную прибыль, образующуюся за счет разницы между номиналом ценных бумаг и их рыночной ценой. В случае, если банк гарантирует размещение займа, его комиссионные повышаются, он получает дополнительные выгоды в виде гарантийной прибыли. Не все облигации иностранных займов размещаются банками среди других держателей. Часть облигаций, наиболее надежных и выгодных, они оставляют себе, получая доход от процентов, выплачиваемых по займам. Процент по внешним займам иногда достигает 8—10 годовых. Например, ряд займов, которые были предоставлены США Германии после Первой мировой войны, выдавались из 7-8\% годовых.

До определенного уровня международный долгосрочный кредит носил главным образом частный характер. Однако уже и в тот период монополии начинали все шире и чаще пользоваться «услугами» государства. Государство иногда выступало как гарант по частным займам, обеспечивая выплату процентов и погашение займа.

Особое значение имеет использование государства как гаранта по займам, других государств. В этом случае заемщиками и гарантами являются, как правило, экономически слаборазвитые государства, обеспечивающие выплату задолженности по займам частью поступлений в бюджет (от государственных табачных, соляных, спиртовых и других монополий, от таможенных доходов, железных дорог и т.д.).

В последние десятилетия эта форма отошла на задний план. Монополии используют теперь государство прежде всего в качестве непосредственного кредитора в международных отношениях. На государство перекладываются все издержки, связанные с предоставлением займов, а также ущерб в случае непогашения (банкротство должника и другие причины). В период, когда обостряются противоречия и проблема рынков, вывоз капитала становится одной из основных, особенно широкое распространение получает внешний государственный кредит.

Международные займы различаются по своему назначению как займы, или кредиты, производительного характера (в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве и т.д.) и как займы, или кредиты, непроизводительного характера, т.е. используемые для гонки вооружений, содержания военно-полицейского аппарата, непосредственно для ведения войны, выплаты процентов по старым займам и т.д. Доля займов непроизводительного характера общей сумме иностранных займов возрастает.

Помимо предоставления долгосрочного внешнего кредита в международных отношениях западных стран практикуется также вывоз краткосрочного ссудного капитала, который выступает в двух главных формах: коммерческий и банковский кредит и текущие счета в иностранных банках.

1. Коммерческий и банковский кредит в международной торговле. Товары в мировой капиталистической торговле, как правило, продаются на условиях краткосрочного кредитования, имеющего целью ускорить оборот капитала экспортеров и повысить норму их прибыли. Чем острее становится проблема сбыта на внешних рынках, тем больше растет и разбухает краткосрочное кредитование внешней торговли и увеличивается его значение в борьбе с конкурентами в целях завоевания рынков.

В связи с тем, что срок таких банковских кредитов не превышает нескольких месяцев, а коммерческий кредит предоставляется в виде отсрочки платежа, эти кредиты почти не находят отражения в официальной статистике вывоза ссудного капитала.

Если краткосрочная задолженность ликвидируется в ходе повседневных коммерческих операций, этот дефект статистики не особенно заметен. Однако в период кризисов, когда капиталисты не в состоянии полностью оплатить свои обязательства, краткосрочные ссуды превращаются в среднесрочные и долгосрочные, и тогда обнаруживается огромный разрыв между официальными, отчетами и фактическим положением дел. На конец 1960 г. задолженность иностранных фирм американским банкам по ссудам сроком до одного года составила 3,6 млрд долл., а по коммерческим (фирменным) кредитам — около 1 млрд.

Стоимость американских краткосрочных кредитов высока. Ведущие банки предоставляют такие ссуды минимум из 6\% годовых. Более мелкие финансовые компании, специализирующиеся в этой области, берут по 9\% и более.

Фирменные кредиты наиболее широко применяют английские, западногерманские, французские, японские компании в целях внешнеторговой экспансии. В послевоенные годы они предоставляли иностранным фирмам не только краткосрочные, но даже долгосрочные кредиты сроком до пяти лет из 6—10\% годовых.

2. Текущие счета в иностранных банках. К этой форме компании и банки прибегают в целях привлечения свободного денежного капитала других стран. Кроме того, сами компании западных стран нередко имеют счета в банках тех стран, рынки которых их особенно интересуют. Текущие счета в иностранных банках компании используют для перевода своих денежных средств за границу в том случае, когда страна сталкивается с экономическими, финансовыми и политическими трудностями, либо в целях политического давления на неугодное им правительство внутри своей страны. За границей (в швейцарских, американских и других банках) держат также свои капиталы обанкротившиеся политики и авантюристы, крупные валютные спекулянты и тд. Так, иностранные вклады в швейцарских банках только в 1961 г. достигли 12 млрд фр. (около 2,7 млрд долл.).

Для текущих счетов в иностранных банках характерна крайняя подвижность, неустойчивость и зависимость от экономической и политической конъюнктуры. В годы общих кризисных явлений, когда капиталистическая система теряет свою устойчивость, на мировом рынке появляются значительные количества денежных капиталов, перемещающихся из одной страны в другую в поисках «спокойного» места. В период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. краткосрочный ссудный капитал утекал из Австрии, Германии, Англии, США, усиливая действие кризиса в области кредита. В 1935—1937 гг. особенно увеличилось «бегство» капитала из Франции в целях подрыва деятельности Народного фронта, в котором сотрудничали коммунисты, социалисты и другие политические партии и группы. Перед Второй мировой войной большие денежные капиталы переводились из Европы за океан — в США, Латинскую Америку.

В конце 40-х и в 50-х гг. произошел большой отлив капитала из Франции в Швейцарию и США. После установления в 1958 г. режима личной власти де Голля значительная часть этих капиталов вернулась в парижские банки («репатриация капитала»). Во второй половине 1960 г. вследствие резкого ухудшения платежного баланса США и спадов в развитии американской экономики иностранные вкладчики начали панически и в массовом порядке изымать свои капиталы из нью-йоркских банков («бегство от доллара»).

Иностранные счета в банках (авуары) нередко используются государствами в целях эксплуатации экономически слаборазвитых стран. В годы Второй мировой войны и после ее окончания Англия «заморозила» (т.е. запретила расходовать) счета своих колоний, доминионов и ряда других стран в лондонских банках, образованные вследствие роста поставок товаров этих стран в Англию. Стерлинговые авуары выросли с 1939 по 1946 г. в 7,5 раза. Эти «замороженные» суммы — не что иное, как прямая недоплата стоимости товаров, поставляемых зависимыми от Англии странами. В 1947 г. из 3,3 млрд ф. ст. «замороженных» стерлинговых счетов только на две страны — Индию и Египет — приходилось 1,69 млрд ф. ст., т.е. более 50\%. В середине 1961 г. стерлинговые авуары составили свыше 10 млрд долл.

После Второй мировой войны значительно увеличились иностранные вклады в банках США. В конце 1949 г. они составили свыше 5 млрд долл., а в середине 1961 г. — свыше 10 млрд. Некоторые экономисты, ссылаясь на этот факт, пытались доказать, что роль США как международного кредитора значительно упала.

Однако они произвольно объединили долгосрочные и краткосрочные вложения, замалчивая то обстоятельство, что иностранные краткосрочные вложения в США, насчитывающие миллиарды долларов и требующие выплаты весьма скромных процентов вкладчикам, есть чистое прибавление к банковскому капиталу.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |