Имя материала: Микроэкономика

Автор: А.Н. Чеканений

Глава 26 теория общественного благосостояния

 

В состоянии общего равновесия произведенные блага распределяются между индивидами эффективно по Парето. Поскольку в этих условиях достигается равенство предельных норм замещения и соотношений цен по всем благам, каждый экономический субъект максимизирует свое благосостояние (индивидуальную полезность) при данном уровне своего дохода. Но достигается ли при этом максимум общественного благосостояния? Рассмотрим вопрос о взаимосвязи Парето-эффективности и общественного благосостояния, который является одним из центральных вопросов теории общественного благосостояния. Построим для этого кривую возможных полезностей.

 

26.1. Кривая возможных полезностей

 

На рис. 26.1а изображена стандартная диаграмма Эджуорта, характеризующая предпочтения субъектов А а В в отношении благ А" и У. Все точки, отражающие Парето-эффективные распределения благ между членами общества, расположены на контрактной кривой. Каждой такой точке соответствуют определенные уровни полезности, получаемой субъектами А и В. Например, распределение, характеризуемое точкой С, доставляет Uf полезности субъекту А и Uf — субъекту В; распределение в точке /''доставляет им полезности Up и UF и т.д. Соответствующие значения полезности отображаются на рис. 26.16: по горизонтальной оси откладывается полезность, получаемая субъектом A (U4), по вертикальной оси - субъектом В (UB). Точка С1 на этом рисунке характеризует уровни полезности, получаемой субъектами А и В при Парето-эффективном распределении блат; соответствующем точ

ке С на рис. 26.1а. Точка F1 на рис. 26.16 характеризует те же уровни полезности, что и точка FHa рис. 26.1а. Каждому Парето-эффективному способу распределения благ или каждой точке на контрактной кривой соответствуют определенные уровни полезности, получаемой субъектами А и В, которые могут быть отображены в виде точек на рис. 26.16. Множество этих точек образует кривую возможных полезностей. Кривая возможных полезностей есть просто иной способ изображения контрактной кривой. Она строится не в координатах X, Yw характеризует не распределение благ между субъектами А и В, а в координатах U4, UB и характеризует распределение полезностей между этими членами общества.

Точка касания кривой возможных полезностей с вертикальной осью соответствует распределению благ, при котором все достается субъекту В (на контрактной кривой это начало координат для субъекта А). Точка касания кривой возможных полезностей с горизонтальной осью соответствует на диаграмме Эджуор-та началу координат для субъекта В. Здесь все блага достаются субъекту А. Поскольку перемещение вдоль контрактной кривой из правого нижнего угла в левый верхний угол ящика Эджуорта (из начала координат для А в начало координат для В) сопровождается ростом полезности, получаемой субъектом А, и одновременно уменьшением полезности, получаемой субъектом В, кривая возможных полезностей имеет отрицательный наклон. Чис

при движении

та А, т.е. характеризует величину полезности, которую теряет субъект В при увеличении полезности субъекта А в условиях Па-рето-оптимального распределения благ. При движении по контрактной кривой из начала координат для А в начало координат для В количество благ, поступающих в распоряжение субъекта А, возрастает, а количество благ, поступающих в распоряжение субъекта В, убывает. При этом, согласно закону убывающей предельной полезности, прирост полезности, получаемый за счет относительно небольшого (скажем, бесконечно малого) увеличения благ, поступающих в распоряжение индивида A (U4), должен уменьшаться. А уменьшение полезности за счет относительно небольшого сокращения потребления индивида В (UB) должно

возрастать. Это означает, что отношение ^ дТ^Т

сверху вниз (из точки Ах в точку Вх) на кривой возможных полезностей будет возрастать и, следовательно, эта кривая является выпуклой к началу координат, как это и показано на рис. 26.16.

Каждая точка на кривой возможных полезностей отражает уровни полезности, получаемой всеми членами общества (в нашей упрощенной модели общество состоит из двух индивидов), и, следовательно, характеризует определенный уровень общественного благосостояния. Поэтому кривую возможных полезностей иногда называют кривой возможных благосостоянии. Она характеризует все возможные уровни общественного благосостояния при достижении Парето-эффективности.

Допустим, что уровень общественного благосостояния представлен точкой, лежащей под кривой общественных благосостоянии, например, точкой N[ на рис. 26.16. С одной стороны, это означает, что произведенные блага распределяются неэффективно по Парето (такое распределение соответствует точке N на рис. 26.1а). С другой стороны, это означает, что не достигнут максимум общественного благосостояния, ибо за счет перераспределения благ можно увеличить полезность для всех членов общества (и А, и В). Такая возможность увеличения общественного благосостояния у нас отсутствует только при Парето-эффектив-ном распределении благ, когда мы находимся строго на кривых

контрактов и возможных благосостоянии. Следовательно, Парето-эффективное состояние экономики является необходимым условием максимизации общественного благосостояния.

Но является ли Парето-эффективность также и достаточным условием максимизации общественного благосостояния? Для ответа на этот вопрос проанализируем функцию общественного благосостояния.

 

26.2. Функция общественного благосостояния

 

Подобно тому, как каждый индивид имеет определенные предпочтения относительно различных наборов благ, общество как единый социальный организм также имеет определенные предпочтения относительно тех или иных социально-экономических состояний, которые различаются уровнями полезности членов общества. Эти предпочтения могут быть описаны функцией общественного благосостояния (W), которая имеет вид:

w= щии и2,Ui, to), где п — число членов общества.

Такая запись говорит о том, что общественное благосостояние (полезность) зависит от благосостояния отдельных членов общества (получаемой ими полезности). В нашей двухсубъект-ной модели общества функция общественного благосостояния может быть представлена графически в координатах уровней полезности Vа, UB, получаемой отдельными членами общества, посредством карты кривых равного благосостояния (рис. 26.2А). Подобно тому, как индивидуальная функция полезности может быть представлена картой кривых безразличия. Вопрос о конкретном виде функции общественного благосостояния мы обсудим чуть позже. Сейчас обратим внимание только на одно, види- <■* мо, бесспорное ее свойство: она возрастает с увеличением полезности для каждого члена общества. Это означает, что кривым равного благосостояния, расположенным дальше от начала координат, соответствуют более высокие уровни общественного благосостояния.

Соединим карту кривых равных благосостоянии с кривой возможных полезностей (рис. 26.2Б). Очевидно, что самый высокий из возможных уровень общественного благосостояния характеризуется точкой касания кривой возможных полезностей с одной из кривых равного благосостояния (точка С на рис. 26.2Б). Рисунок 26.2Б наглядно демонстрирует тот факт, что максимум общественного благосостояния может быть достигнут только при Парето-эффективном состоянии экономики, но при этом не каждое Парето-эффективное распределение благ (и полезностей) между членами общества дает максимум общественного благосостояния. Отсюда следует, что Парето-эффективность есть хотя и необходимое, но не достаточное условие максимизации общественного благосостояния. Уровень общественного благосостояния во многом зависит от того, как распределяются блага между членами общества, насколько справедливо распределение благосостояния с общественной точки зрения.

Распределение благ, которое одним индивидам представляется справедливым, с точки зрения других может представлять вопиющую несправедливость. У разных людей разные представления о справедливом распределении. Поэтому нет и не может быть единого мнения о том, какое распределение является справедливым. Можно выделить три основных подхода к решению этого вопроса: либерталистский (рыночно-ориентированный), утилитаристский и эгалитаристский.

26.2.1. Либерталистский подход

Либерталисты полагают, что именно то распределение благ, которое обеспечивается механизмом конкурентного рынка, и есть наиболее справедливое распределение. Основным аргументом в

пользу такой системы распределения является то, что она поощряет эффективное использование ресурсов (увеличение трудовых усилий, предпринимательский риск и т.п.). Чем больше и эффективнее работает человек, тем больше он получает. Использование капитала в рисковом бизнесе приносит более высокие дивиденды.

Интересные аргументы в обоснование либерталистского подхода приводятся американским философом Р. Нозиком, концепцию которого называют «справедливость процесса» («peocess justice»y. Нозик полагает, что справедливость того или иного способа распределения дохода следует оценивать не с точки зрения конечного результата, а с точки зрения процесса. Рыночное распределение является ненасильственным процессом. Никто не навязывает людям каких-либо торговых сделок и не заставляет работать дольше, чем они этого хотят. И поскольку сам процесс справедлив, все члены общества совершают обменные сделки на основе свободного волеизъявления, конечные результаты рыночного процесса также всегда будут справедливыми.

В рамках рассматриваемого подхода понятия эффективности и справедливости распределения фактически не разграничиваются. Парето-эффективное распределение благ, которое достигается при конкурентном рыночном равновесии, является справедливым и обеспечивает максимум благосостояния. Функция общественного благосостояния, характеризующая либерталистский подход, может быть представлена в виде семейства кривых равного благосостояния, выпуклых от начала координат и совпадающих на всем протяжении с кривыми возможных полезностей, которые соответствуют различным уровням развития производственного потенциала.

Карта таких кривых равного благосостояния представлена на рис. 26.3. Допустим, в настоящее время кривая возможных полезностей характеризуется линией C—d. С ней совпадает кривая равного благосостояния W2. Любая точка на этой кривой, которая будет достигнута за счет действия рыночных сил, характеризует максимум общественного благосостояния. Пусть теперь производственный потенциал общества возрос, и за счет этого увеличилось производство благ и услуг. При этом возрастает возможность обеспечить большую полезность отдельным членам общества. Кривая возможных полезностей сдвигается в положение E—F и совпадает с кривой равного благосостояния 1¥3 и т.д.

 

1 См.: Nozick R. Anarchy, State and Utopia. — New York: Basic Books, 1974.

Очевидным недостатком либерталистского подхода к пониманию справедливого распределения является недооценка социального неравенства, которое порождается не только, и не столько различиями в напряженности и эффективности труда, сколько разницей в первоначальной наделенное™ ресурсами. Одним в наследство достался значительный капитал, другим — нет; кого-то Бог наградил исключительными талантами, кто-то родился инвалидом. Видимо, оценивая справедливость распределения и уровень общественного благосостояния, следует учитывать масштабы социального неравенства. Если несколько десятков семейств в стране купаются в роскоши, тогда как остальные сотни тысяч прозябают в нищете, разумно признать уровень общественного благосостояния не столь высоким, каким он был бы при более равномерном распределении национального дохода.

26.2.2. Утилитаристский подход

Основоположник утилитаристского подхода И. Бентам полагал, что общее благосостояние есть просто арифметическая сумма благосостоянии отдельных лиц. Соответственно, классическая утилитаристская функция общественного благосостояния может быть представлена как сумма индивидуальных функций полезности:

W(UV    и„    ии) = if/,..

1=1

В двухсубъектной модели общества эта функция принимает вид:

W= иА + ив

и может быть описана картой линейных «кривых» равного благосостояния, тангенс угла наклона которых равен единице (рис. 26.4А).

Максимум общественного благосостояния в рамках рассматриваемого подхода достигается при Парето-оптимальном состоянии экономики, на кривой возможных полезностей в точке ее касания с одной из кривых равного благосостояния (точка С на рис. 26.4А). Соответствующее этой точке распределение полезностей (благосостоянии) между членами общества не является равным. Полное равенство в распределении достигалось бы в точке Д лежащей на луче, проведенном из начала координат под углом в 45°. Поскольку все точки, лежащие на этом луче, характеризуют одинаковый уровень полезности для всех (обоих) членов общества, т.е. отражают абсолютное равенство в распределении благосостояния, мы назовем его лучом равного распределения. Только в исключительном случае классическая утилитаристская функция общественного благосостояния может достигнуть максимума при абсолютном равенстве в распределении, когда тангенс угла наклона кривой возможных полезностей становится равным единице как раз в точке ее пересечения с лучом равного распределения. Тем не менее очевидно, что в рамках утилитаристского подхода проблеме социального неравенства при оценке справедливости распределения и уровня общественного благосостояния уделяется больше внимания, чем в рамках рыночно-ориентиро-ванного подхода.

Заметим, что предельная норма замещения благосостояния

 

индивида В благосостоянием индивида А

характеризую-

щая наклон кривых равного благосостояния при рыночно-ориен-тированном подходе, возрастает. Это свидетельствует о том, что* полезность богатых индивидов фактически рассматривается как большая общественная ценность, чем полезность бедных. Данное утверждение можно проиллюстрировать на рис. 26.3, характеризующем либерталистскую функцию общественного благосостояния. В условиях, когда индивид В богат, а индивид А беден (зона между точками С и Я на рис. 26.3), меньшая полезность богатого В (AUB) с общественной точке зрения равнозначна большей полезности для бедного (AU). В условиях, когда, наоборот, В беден и А богат (зона между точками Nn М на рис. 26.3), вновь

уменьшится. Теоретически можно подобрать такие значения коэффициентов о для отдельных субъектов, что максимум утилитаристской функции общественного благосостояния будет достигаться при абсолютно равном распределении полезностей. Этот вывод проиллюстрирован на рис. 26.4Б.

Для двухсубъектной модели общества рассматриваемая разновидность утилитаристской функции принимает вид:

W=aAUA + aBUB.

аА

Соотношение       характеризует здесь тангенс угла наклона "в

кривых равного благосостояния. Подберем значения коэффици-

аА

ентов ад и ав таким образом, чтобы соотношение совпадало

с тангенсом угла наклона кривой возможных полезностей в точке D, лежащей на луче равного распределения. В этом случае оптимум утилитаристской функции общественного благосостояния достигается при абсолютно равном благосостоянии субъектов А и В.

26.2.3. Эгалитаристский подход

В рамках этого подхода понятие социальной справедливости совпадает с понятием равенства в распределении. Самое справедливое распределение есть равное распределение. Поэтому эгалитаристы, оценивая общественное благосостояние, обращают первостепенное внимание на степень социального неравенства.

Речь идет обычно о равенстве в распределении дохода. Между тем в нашей модели общественного благосостояния речь идет о распределении полезностей. Чтобы не усложнять сути эгалитаристского подхода, примем на данном этапе упрощающую предпосылку о том, что равный доход означает равную полезность для всех членов общества.

Система общественных предпочтений, соответствующая эгалитаристскому подходу, представлена на рис. 26.5а и б. На этих рисунках оси координат соединены прямой линией а—в, тангенс угла наклона которой равен единице. Все точки, расположенные на этой линии (например, точки С, D, F, G, И), характеризуют одинаковую суммарную полезность (благосостояние) членов общества. Но чем дальше расположены эти точки от луча равного распределения, тем выше уровень неравенства в распределении благосостояния. Согласно эгалитаристскому подходу, чем выше степень неравенства в распределении дохода (бла

b   JA  Ь ил

госостояния), тем ниже, при прочих равных условиях (при неизменном суммарном доходе), будет уровень общественного благосостояния. Поэтому точки D и F на рис. 26.5а и б лежат на более низкой кривой равного благосостояния, чем точка С, но на более высокой кривой, чем G и Н. Отсюда следует, что «усы» кривых равного благосостояния расходятся от луча равного распределения в направлениях от начала координат, как это и показано на рис. 26.5а и б.

Предпочтения, представленные на рис. 26.5а, можно охарактеризовать как умеренно эгалитаристские. Их эгалитарность состоит в том, что они базируются на двух предпосылках. Первая: в условиях равного распределения благосостояние всех индивидов равноценно для общества. Отсюда следует, что для общества предельная норма замещения благосостояния В благосостоянием

(dUB)

A I І по абсолютному значению равна единице во всех точках, расположенных на луче равного распределения. Вторая предпосылка: чем выше степень неравенства, тем ниже оценивается обществом прирост благосостояния богатых членов общества и выше оценивается прирост благосостояния малообеспеченных субъектов. Это означает, что кривые равного благосостояния выпуклы к началу координат. В условиях, когда относительно

 

бедным является индивид А (участок выше луча равного распре-

деления),

див

> 1 и возрастает с увеличением степени нера-

венства. На участке ниже луча равного распределения, где отно-

сительно бедным является индивид В,

и убывает с

увеличением неравенства.

Умеренность эгалитаризма рассматриваемой системы предпочтений состоит в следующем. Она предполагает, что снижение индивидуального благосостояния менее обеспеченных субъектов может быть скомпенсировано ростом индивидуального благосостояния богатых субъектов. Это проявляется в отрицательном наклоне кривых равного благосостояния. Например, перемещение из точки М в точку G (рис. 26.5а) не изменяет общественного благосостояния, хотя сопровождается снижением полезности для относительно бедного индивида А. Рост совокупного дохода (суммы индивидуальных благосостоянии) способен перекрыть негативное влияние роста социального неравенства на общественное благосостояние даже в тех случаях, когда индивидуальное благосостояние наименее обеспеченных субъектов снижается. Так, переход из точки Е в точку D (рис. 26.5а) отражает рост общественного благосостояния при росте социального неравенства и снижении благосостояния менее богатого индивида А.

Функция общественного благосостояния, характеризующая умеренно-эгалитаристскую систему предпочтений, может быть представлена в виде стандартной функции Кобба—Дугласа:

W = Ц^Щ     а > 0     р > 0.

Иногда такую функцию общественного благосостояния называют функцией Нэша.

Систему предпочтений, изображенную на рис. 26.56, можно, охарактеризовать как радикально эгалитаристскую. Она базируется на предпосылке о том, что перекрыть негативное влияние роста неравенства на общественное благосостояние можно только в том случае, если возрастает благосостояния наименее обеспеченных членов общества. Именно это свойство обеспечивает специфическую конфигурацию кривых равного благосостояния на рис. 26.56. Они имеют положительный наклон и точку перелома на луче равных благосостоянии.

Эгалитаристский подход вполне совмещается с принципом Парето-эффективности. И в рамках умеренного, и в рамках ра-

 

S          UA      S иА

а) Умеренно-эгалитаристский        б) Радикально-эгалитаристский подход подход

Рис. 26.6. Максимум общественного благосостояния при эгалитаристском подходе

дикадьного эгалитаризма максимум функции общественного благосостояния достигается при Парето-эффективном состоянии экономики и точках N на рис. 26.6а и б, в которых кривая возможных полезностей R—S касается одной из кривых равных благосостоянии. При этом радикальные эгалитаристы считают, что максимум общественного благосостояния может быть достигнут при абсолютно равном распределении дохода (полезности). При соответствующей их воззрениям конфигурации кривых равного благосостояния (рис. 26.66) оптимум всегда лежит на луче равного распределения.

Умеренные эгалитаристы признают противоречивое влияние равенства (справедливости) на общественное благосостояние. С одной стороны, все Парето-неэффективные состояния, характеризуемые точками на отрезке С—Глуча равного распределения, дают большее общественное благосостояние, чем Парето-эффек-тивные распределения в интервалах R—D и S—E на рис. 26.6а. Это означает, что снижение неравенства способствует росту общественного благосостояния. С другой стороны, равное распределение снижает стимулы к деловой активности, эффективность функционирования экономики и, тем самым, способствует снижению общественного благосостояния. Поэтому достижение максимума общественного благосостояния требует некоторого социального неравенства. На рис. 26.6а оптимальная точка N не лежит на луче равного распределения.

Заслуживает внимания роулсианская трактовка функции общественного благосостояния, которая может быть отнесена к эгалитаристскому подходу. Американский философ Дж. Роулс предложил провести следующий мысленный эксперимент.

Предположим, что члены общества должны выработать правила распределения общественного дохода. Но никто из них ничего не знает о том, каков уровень образования, таланты и способности его самого и других членов общества. На членов данного общества наброшена «вуаль незнания». Это означает, что никто не знает, какие правила распределения дохода будут выгодны лично ему. В таких условиях, полагает Роулс, выработанные людьми правила распределения совокупного дохода обязательно будут справедливыми. Но какие это будут правила?

Осуществляя выбор, окутанные вуалью незнания индивиды рискуют оказаться на месте наименее обеспеченных членов общества. Поскольку же большинство людей не расположено к риску, они выберут такие правила распределения, при которых максимизируется доход именно наименее обеспеченных субъектов. Функция общественного благосостояния в такой трактовке имеет вид:

W= min(t/„ U2, U„).

Карта кривых равного благосостояния, соответствующая ро-улсианской функции общественного благосостояния, представлена на рис. 26.7а и б в виде системы прямоугольных линий W0, Wu W2c точками перелома на луче равного благосостояния.

Предположим, что размеры совокупного дохода общества не зависят от правил его распределения. Тогда, по мнению Роулса, большинство индивидов, которые не расположены к риску и окутаны вуалью незнания, выбрали бы равное распределение. Иными словами, максимум общественного благосостояния достигался бы при равном распределении. На рис. 26.7а максимум роулсианской функции благосостояния достигается в точке каса-ч ния кривой возможных полезностей (R—S) и соответствующей кривой равного благосостояния как раз на луче равного распределения (точка С).

Однако размеры совокупного дохода зависят от правил распределения. Для стимулирования хорошей работы, инициативы, предпринимательского риска и, следовательно, увеличения совокупного дохода необходимо допустить определенное неравенство в доходах. Какие же правила распределения выработают в этих условиях нерасположенные к риску индивиды под вуалью незнания? По мнению Роулса, это будут такие правила, которые допускают неравенство, но только в той мере, в какой оно способствует повышению совокупного дохода и за счет этого увеличению (максимизации) дохода самых необеспеченных индивидов.

Рассматриваемая трактовка справедливого распределения иллюстрируется на рис. 26.76. Здесь учтено, что уровень общественного дохода, а следовательно, и возможности обеспечить определенный уровень благосостояния отдельным членам общества зависят от правил распределения. Лучи, проведенные из начала координат, характеризуют эти правила распределения. Индексом О обозначен луч равного распределения. В точках, расположен-

 

ных на луче I, отношение jjj больше единицы. Распределение

дохода (полезности), соответствующее этому лучу, является неравным. Еще выше степень неравенства в распределении характеризуется точками, расположенными на луче 2.

Если мы выбираем равное распределение, возможности общества по обеспечению благосостояния своих членов будут характеризоваться кривой возможных полезностей РЩ. Максимум общественного благосостояния достигается в этом случае в точке С, расположенной на кривой равного благосостояния W0. Если допустить некоторое неравенство в распределении, степень которого соответствует тангенсу угла наклона луча 1, возможности общества (объем совокупного дохода) увеличатся и кривая возможных благосостоянии сдвинется в положение PWX Уровень общественного благосостояния при этом будет выше, чем при равном распределении (точка D лежит на более высокой кривой равного благосостояния). Если допустить еще большее неравенство в распределении, соответствующее наклону луча 2, то возможности общества увеличатся еще больше и и кривая возможных полезностей сдвинется в положение PW2. Но даже рост совокупного дохода при принятых правилах распределения не может обеспечить повышение благосостояния беднейших членов общества и рост роулсианского общественного благосостояния. Распределение теперь соответствует точке Fn уровню общественного благосостояния и/,, а это ниже того уровня, который достигается в точке D.

В нашем примере, ограниченном тремя вариантами правил распределения дохода, самый высокий уровень общественного благосостояния достигается в точке D, при дифференциации доходов, соответствующей численному значению угла наклона луча 1. В общем случае он достигается при такой дифференциации доходов (индивидуальных благосостоянии), которая соответствует точке пересечения кривой возможных полезностей с самой высокой из кривых равного благосостояния. Более высокая степень дифференциации доходов снижает общественное благосостояние, несмотря даже на то, что может увеличить возможности общества обеспечивать своих членов полезными благами. Заметим, что максимум благосостояния в концепции Роулса также всегда достигается в точке на кривой возможных полезностей, т.е. при Парето-оптимальном состоянии экономики.

До сих пор мы исходили из того, что равновеликий доход, обеспечивает разным членам общества равновеликую полезность. Отсюда автоматически вытекало утверждение о том, что равенство в распределении дохода обеспечивает равенство в распределении благосостояния. Если мы откажемся от данной предпосылки, будет ли это означать, что равенство в распределении дохода станет несправедливым, поскольку будет сопровождаться неравенством в благосостоянии? И что для обеспечения действительно справедливого распределения следует допускать неравное распределение дохода? Ответ на эти вопросы должен быть отрицательным. Обоснуем его, используя концепцию «справедливое ти, свободной от зависти» («Envy-Free Justice*), разработанной X. Вэрианом.

На практике мы не в состоянии подсчитать и сравнить уровни полезности, получаемые отдельными индивидами. Как же тогда определить, какое распределение полезностей (благосостоянии) является равным и справедливым? Вэриан вводит понятие равноправного распределения. Таковым он считает распределение, при котором никто из индивидов не предпочитает набор благ, принадлежащий другому лицу, тому набору, которым обладает он сам. Иными словами, индивиды не завидуют друг другу. Если обеспечить всем индивидам одинаковые наборы благ (или одинаковый доход, равный стоимости этого набора благ), то они не будут завидовать друг другу. Точка С на рис. 26.8, расположенная как раз посередине ящика Эджуорта, характеризует такое равноправное распределение.

Допустим, индивиды имеют возможность свободно обмениваться благами по сложившимся ценам конкурентного рынка (соотношение цен соответствует тангенсу угла наклона бюджетного ограничения на рис. 26.8). В результате обмена достигается Парето-эффективное распределение в точке D. Можно доказать, что это конкурентное распределение также будет равноправным.

Обозначим набор благ, поступающий индивиду А в условиях равновесия (точка D) как А°, а набор, достающийся индивиду В, как В°. Индивид А, имея тот же доход (начальный запас благ), что и индивид В (точка С), мог прибрести набор BD, но приобрел набор А°. Следовательно, он прямо выявление предпочитает свой набор чужим наборам. То есть А не может завидовать В. Точно так же и В прямо выявление предпочитает свой набор набору А°, и, следовательно, не может завидовать индивиду А. Таким образом, при равном распределении дохода в условиях конкурентного рынка обязательно обеспечивается равноправное распределение полезностей (благосостоянии).

Распределение, которое является одновременно и равноправным, и Парето-эффективным (например, распределение в точке D на рис. 26.8), Вэриан называет справедливым распределением. Следовательно, при равном распределении благ (дохода) конкурентный рынок обеспечивает справедливое распределение. Это не означает, конечно, что Вэриан предлагает перейти к уравнительному распределению общественного дохода. Речь идет о другом. Перераспределяя доход, общество может добиваться того, что конкурентный рынок, обеспечивая достижение Парето-эффективности, одновременно будет обеспечивать и более справедливое распределение. Но чтобы добиваться этого результата, нужно решить два вопроса. Первый. Какими же критериями справедливости следует руководствоваться? Каким подходам к функции общественного благосостояния отдать предпочтение? Второй. Каким требованиям должен отвечать механизм перераспределения дохода? Рассмотрим эти вопросы.

 

26.3. Теорема «невозможности» К. Эрроу

 

Разные люди имеют различные мнения относительно крите-, риев оценки общественного благосостояния. Какой из критериев, подходов к оценке общественного благосостояния в наибольшей степени отвечает интересам общества?

Учитывая, что общество состоит из отдельных индивидов, для выявления функции общественного благосостояния, видимо, следует каким-то образом согласовать многочисленные индивидуальные предпочтения относительно благосостояния общества. Иными словами, необходимо найти способ агрегирования индивидуальных предпочтений в одно общественное предпочтение.

Конструируя индивидуальные предпочтения, экономическая теория исходит из определенных предпосылок (аксиом): сравнимости, транзитивности предпочтений и др. Точно так же на базе определенных предпосылок должны строиться общественные предпочтения. Американский экономист К. Эрроу предложил исходить из следующих аксиом общественного выбора.

Аксиома сравнимости. Любые два общественных состояния, например Си Д можно сравнить с точки зрения уровня общественного благосостояния. Либо С предпочитается D(C> D), либо D предпочитается C(D>- Q, либо С и D равнозначны (С ~ D). Если эта аксиома нарушается и мы не можем сравнивать различные общественные состояния, то не можем получить и систему предпочтений.

Аксиома транзитивности предпочтений. Если С> Да D> Е, то С> Ел т.п. Эта предпосылка позволяет отбирать из множества доступных общественных состояний лучшие альтернативы. В данном случае таковой является общественное состояние С. Если же мы откажемся от аксиомы транзитивности, то может случиться так, что С > Д D >- Е, Е >- С, и в этом случае уже невозможно определить, какое общественное состояние является наиболее предпочтительным.

Общественные предпочтения положительно связаны с индивидуальными предпочтениями. Если все индивиды предпочитают состояние С состоянию Д тогда С >- D и с общественной точки зрения. Если бы данная аксиома не соблюдалась, например, для всех членов общества С > D, а некое предпочтение выглядит как D >- С, то такое предпочтение нельзя было бы назвать общественным.

Аксиома независимости от других альтернатив. Если С предпочиталось Одо того, как стало доступным новое общественное состояние, например Е, то С будет предпочитаться D и после того, как Е стало доступным.

5.         Ранжирование альтернативных общественных состояний

осуществляется не диктаторским путем. Отсутствует ситуация, при

которой индивидуальные предпочтения одного человека определяют общественные предпочтения.

Эрроу доказал, что невозможно найти такое правило принятия общественных решений, которое удовлетворяло бы всем перечисленным предпосылкам. Или, иными словами, если механизм общественного выбора удовлетворяет аксиомам 1—4, то это будет диктаторский выбор, общественными предпочтениями будут индивидуальные предпочтения одного индивида («диктатора»). Данный вывод получил название теоремы невозможности (теоремы о невозможности) Эрроу. Опишем с помощью простого примера подход к доказательству этой теоремы.

Пусть общество состоит из двух индивидов А и В. Имеются три доступных общественных состояния С, Dw Е. Предположим, индивид А предпочитает состояние С состоянию D (С >- D). Для

А

индивида В, наоборот, D >- С. Аксиома сравнимости предполагает, что состояния С и D могут быть сравнимы также с точки зрения общества. Поскольку мнения индивидов А и В предполагаются равнозначными, здесь возможен единственный вывод: для общества состояния С и D являются равнозначными (С ~ D). Но тогда какое из них выбрать? Выбор в данном случае может быть только волевым (диктаторским). Таким образом, аксиома сравнимости общественных предпочтений входит в противоречие с аксиомой о не диктаторском выборе.

Предположим теперь, что общественное состояние С предпочитается состоянию D всеми индивидами (С >- D и С >- D), но при

А В

этом D > Е и Е > С. Поскольку индивидуальные предпочтения транзитивны, отсюда вытекает, что С > Е и Е > D. Таким образом, для субъекта А С > Е, для субъекта В, наоборот, Е > С, для А —

А В

D> Е,а для В — Е > D. Отсюда следует, что с общественной точки

А В

зрения С ~ Е и Е ~ D. И если исходить из аксиомы транзитивно-^ сти общественных предпочтений (аксиома 2), то отсюда вытекает, что С ~ D. Но это противоречит аксиоме 3 о положительной связи индивидуальных и общественных предпочтений. Согласно ей С>- D. Таким образом, вторая и третья аксиомы общественного выбора противоречат друг другу. Решить это противоречие можно только нарушив условие 5, т.е. волевым, «диктаторским» путем. Установить, что для общества С > D, а С у Е. Тогда будут соблюдаться и предпосылка о транзитивности общественных предпочтений (аксиома 2) и предпосылка о положительной связи индивидуальных и общественных предпочтений (аксиома 3).

Заметим, теорема Эрроу не говорит о том, что демократические процедуры в принципе не способны рационально (на базе указанных выше аксиом) выявить общественные предпочтения. Если у всех или у большинства индивидов предпочтения одинаковы, можно выявить общественные предпочтения и демократическим путем, скажем, путем голосования. Речь идет о том, что демократические процедуры выбора не гарантируют рационального выявления общественных предпочтений, об отсутствии общего механизма, правила демократического и в то же время рационального выявления общественных предпочтений.

Из теоремы Эрроу ни в коем случае не следует вывода о том, что рациональное агрегирование индивидуальных предпочтений в общественные предполагает политическую диктатуру. Во всех демократических государствах в подавляющем большинстве случаев население непосредственно не участвует в ранжировании альтернативных общественных состояний и в отборе лучших альтернатив. Такую работу выполняют чиновники, которые принимают волевые («диктаторские») решения. Но если эти чиновники избираются демократическим путем и (или) их действия контролируются демократическими институтами, то мы имеем политическую демократию, а не диктатуру.

 

26.4. Механизм перераспределения доходов

 

Допустим, что так или иначе нам удалось выявить общественные предпочтения. Если эти предпочтения не являются строго либерталистскими, максимизация общественного благосостояния потребует определенного перераспределения благосостояния между членами общества. При этом, как было показано, максимум общественного благосостояния всегда, при любых общественных предпочтениях достигается в условиях Парето-оптимального состояния экономики. Задача общества состоит, следовательно, в том, чтобы, перераспределяя должным образом благосостояние, достигать в то же время Парето-эффективности.

с теоретической точки зрения эта задача решается просто. В соответствии со второй теоремой экономической теории благосостояния достаточно должным образом перераспределить начальный запас, то богатство, которое уже есть у людей, и тогда рынок обеспечит Парето-эффективное состояние экономики в условиях справедливого с общественной точки зрения распределения благосостояния. Проблема в том, что для этого нужно использовать такой механизм перераспределения, который не снижает экономической эффективности. Начальный запас состоит из ресурсов, которые могут быть использованы для продажи. И речь идет, конечно, не о перераспределении ресурсов в натуральной форме, а о перераспределении стоимости начального запаса.

Достигнуть Парето-эффективного состояния экономики можно только при таком механизме перераспределения доходов, когда размеры изъятий (налогов) и субсидий зависят от стоимости начального запаса и не зависят от того, как используются ресурсы, составляющие начальный запас. Имеются в виду паушальные (аккордные) налоги и субсидии. Например, это налог на землю или другие виды недвижимого имущества, которые выплачиваются даже в том случае, если ресурсы не используются вовсе. Такие налоги и субсидии не влияют на величину дохода, получаемого от использования ресурсов, и, следовательно, не побуждают к менее эффективному использованию этих ресурсов.

Однако определить стоимость начального запаса на практике, как правило, невозможно. Дело в том, что для подавляющего большинства людей главным компонентом начального запаса является их способность к труду, или трудовой потенциал. Каков этот потенциал, какова его стоимость, т.е. доход, который можно получить, продавая на рынке все потенциально возможное количества труда? Этого обычно не знают и сами работники. Поэтому на практике перераспределение осуществляется, главным образом, посредством налогов и субсидий, величина которых зависит от размеров индивидуального дохода, т.е. зависит от стоимости используемых (продаваемых на рынке) трудовых и материальных ресурсов. Такие налоги и субсидии побуждают к менее интенсивному использованию ресурсов, в частности к снижению трудовой активности. В результате наличные, потенциально доступные ресурсы недоиспользуются, а это свидетельствует о Парето-неэффективности.

Впрочем, если мы будем рассматривать общество в развитии, то придем к выводу о том, что и паушальные налоги и субсидии, строго привязанные только к стоимости начального запаса, также создают тенденцию к неэффективности. Дело в том, что количество ресурсов, составляющее начальный запас индивидов, может изменяться. Люди обучаются, повышают свою квалификацию, пытаются увеличить объем материальных ресурсов, находящихся в их распоряжении. Поэтому налогообложение и субсидирование в зависимости от стоимости начального запаса де-стимулировало бы рост трудового потенциала и всей ресурсной базы общества в долгосрочной перспективе.

Видимо, любая система перераспределения доходов оказывает дестимулирующее влияние на экономических субъектов. Это означает, что противоречие между эффективностью и социальной справедливостью в принципе неустранимо. Ради более справедливого распределения неизбежно приходится жертвовать эффективностью. Вопрос в размерах жертвы. Следует отдавать предпочтение таким методам перераспределения доходов, которые оказывают меньшее дестимулирующее воздействие на экономических субъектов и ведут к меньшим потерям эффективности.

 

контрольные вопросы

Объясните, почему кривая возможных полезностей выпукла от начала координат.

В чем суть либерталистского подхода к оценке справедливости распределения? Какие аргументы приводят сторонники этого подхода?

В чем суть утилитаристского подхода к оценке общественного благосостояния? Может ли максимум классической утилитаристской функции благосостояния достигаться при полном равенстве в распределении? Если нет, объясните почему. Если да, то при каких условиях?

Поясните, в чем различия умеренно-эгалитаристского и радикально-эгалитаристского подходов к анализу общественного благосостоя н ия.

Какое распределение благ называется равноправным? Какое распределение благ считается справедливым в концепции X. Вэриана?

Функция общественного благосостояния имеет вид: W{UA, UB) = = U^Ug'5. Какой концептуальный подход к оценке социальной справедливости и общественного благосостояния характеризует такая функция? Ответ должен быть обоснован.

В чем суть теоремы невозможности К. Эрроу? Каковы ее предпосылки?

В чем суть роулсианского подхода к оценке справедливости распределения и общественного благосостояния? Согласны ли вы с концепцией Дж. Роулса? Приведите аргументы за и против этой концепции.

 

Раздел VII

 

ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ БЛАГА. ИНФОРМАЦИЯ

В неоклассической теории выделяется пять основных причин провалов рынка, т.е. его неспособности обеспечить аллока-тивную эффективность: монопольная власть, неопределенность и риск, внешние эффекты, общественные блага, неполнота и асимметрия информации. В предыдущих разделах учебника уже шла речь о первых двух из названных причин провалов рынка -в контексте анализа рыночных структур и выбора потребителя в мире частных благ. Настоящий раздел учебника посвящен рассмотрению оставшихся и зачастую взаимосвязанных причин провалов рынка. Предмет первой из глав раздела — теория внешних эффектов, второй - общественных благ, третьей — теория информации.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |