Имя материала: Микроэкономика

Автор: А.Н. Чеканений

Глава 27 внешние эффекты и эффективность распределения ресурсов

 

27.1. Разновидности внешних эффектов

и провалы рынка

Внешние эффекты (или экстерналии) - это издержки (отрицательные внешние эффекты) или выгоды (положительные внешние эффекты), которые проистекают из экономической сделки для третьей стороны и не принимаются в расчет участниками сделки. В рыночной экономике внешний эффект обычно имеет место, когда действия индивида или фирмы оказывают влияние на благосостояние другого индивида или фирмы способом, не получающим отражения в системе рыночных цен. Этот внешний эффект может быть связан с воздействием либо потребления некоего блага индивидом на благосостояние других индивидов (внешние эффекты в потреблении), либо производства некоего про дукта на производственные возможности других фирм (внешние эффекты в производстве). Существуют и «смешанные» внешние эффекты: «потребление — производство», когда источником эффекта являются потребители (один или более), а его «реципиентом» — производители (один или более), и «производство — потребление», когда дело обстоит наоборот. В зависимости от того, которая из двух сторон — производители или потребители — является источником внешнего эффекта, он влияет, соответственно, либо на функции предельных издержек и предложения, либо на функции предельной выгоды и спроса. В зависимости от того, которая из двух указанных сторон выступает реципиентом внешнего эффекта, он влияет, соответственно, либо на производственную функцию, либо на функцию полезности.

В неоклассической теории внешние эффекты выступают одной из причин провалов рынка, т.е. неспособности рыночного механизма обеспечить Парето-эффективное размещение общественных ресурсов (аллокативную эффективность). При наличии внешних эффектов выполнение условий, обычно ведущих к достижению общественно оптимальных исходов, может, напротив, приводить к пере- или недопроизводству благ по той причине, что в этой ситуации рыночная цена может не отражать истинных общественных издержек или выгод.

В отсутствие внешних эффектов конкурентное равновесие на рынке отрасли имеет место в точке пересечения кривой рыночного спроса, представляющей собой агрегированный (суммированный по горизонтали) индивидуальный спрос, или кривую совокупной предельной выгоды, и кривой рыночного предложения, представляющей собой агрегированные (суммированные по горизонтали) кривые предельных издержек отдельных фирм, или кривую совокупных предельных издержек. Поскольку кривые спроса и предложения отражают все выгоды и издержки агентов рынка, связанные с данной рыночной сделкой, общественные издержки совпадают с частными издержками и общественная выгода — с частной выгодой. А поскольку внешние эффекты — это не что иное, как внешние издержки или выгоды, не учтенные в функциях частных издержек или выгод, их появление сопряжено с возникновением разрыва либо между функциями общественных и частных совокупных предельных издержек (при внешних эффектах, идущих от производства), либо между функциями общественной и частной совокупной предельной выгоды (при внешних эффектах, идущих от потребления), что и приводит к Па-рето-неэффективности исхода для общества.

27.1.1. Внешние эффекты в производстве и аллокативная эффективность

 

27.1.1.1. Последствия отрицательных внешних эффектов

Отрицательные внешние эффекты в производстве сопряжены с появлением внешних предельных издержек (МЕС), или внешнего предельного ущерба (MD), увеличивающего общественные предельные издержки выпуска продукта (SMC) по сравнению с частными (РМС). Влияние отрицательных внешних эффектов в производстве на эффективность равновесия совершенно конкурентной отрасли показано на рис. 27.1.

На этом рисунке по горизонтальной оси отложено количество выпуска Некоего товара X, производство которого сопряжено с применением загрязняющих технологий. По вертикальной оси отложены издержки и выгоды, связанные с этим производством. Кривая SMB есть кривая рыночного спроса на X, отражающая предельную выгоду для потребителей от производства каждой единицы X. Кривая РМС представляет частные предельные издержки, полученные горизонтальным суммированием частных предельных издержек конкурентных фирм-производителей X и отражающие выплаты факторам производства. Побочным продуктом производства X является производство загрязняющих выбросов. Предельный ущерб от загрязнения, представленный кривой MD, растет с ростом выпуска X. Прибылемаксимизирую-щие производители товара X будут производить его в количестве Хх, при условии РМС = SMB, выполняемом в точке Ех. Однако с точки зрения общества наращивание выпуска должно происходить до тех пор, пока предельная выгода для общества превышает предельные издержки для общества. Последние же, представленные кривой SMC, включают в себя два компонента: во-первых, ресурсные издержки (РМС), а во-вторых, предельный ущерб от загрязнения (MD). Эти компоненты суммируются при каждом количестве выпуска, т.е. по вертикали. Парето-оптимальным является выпуск в объеме Ґ, удовлетворяющий условию SMC = SMB, выполняемому в точке Е.

Из этих рассуждений вытекает ряд выводов, важных для теории регулирования.

Во-первых, при наличии внешних эффектов нет оснований ожидать от конкурентного рыночного механизма Парето-опти-мального размещения общественных ресурсов. В частности, когда производство товара сопряжено с отрицательным внешним эффектом, его выпуск (А,) чересчур велик, а цена (Р}) чересчур низка по сравнению с общественно эффективными (X* и Р ).

Во-вторых, данная модель не только показывает, что эффективность выпуска можно увеличить путем его сокращения с Хх до Ґ, но и позволяет измерить выигрыш общества от такого сокращения. На рис. 27.1 чистый выигрыш общества от сокращения выпуска с Xі ао Ґ измеряется площадью треугольника EXEF.

В-третьих, из модели видно, что, как правило, обществу нежелательно иметь нулевой уровень загрязнения. Ведь последний сопутствует нулевому выпуску, так как любая производственная деятельность обычно сопряжена с каким-то загрязнением окружающей среды. Определение «должного» уровня загрязнения предполагает уравнивание связанных с ним выигрышей и убытков, которое обычно имеет место при некотором положительном уровне загрязнения.

Наконец, для практического применения данной модели государству должны быть известны, хотя бы приблизительно, реальные формы не только кривых спроса и издержек (что вызывает большие затруднения уже само по себе), но и кривой предельного ущерба от загрязнения. При оценке же вида последней возникает множество сложных вопросов, начиная с вопроса о том, что считать загрязнением (т.е. какие именно выбросы вредны) и кончая вопросом о стоимости причиняемого ущерба. Получение ответов на эти вопросы требует межотраслевого подхода с привлечением специалистов самого разного профиля, в том числе биологов, инженеров, медиков и экологов.

Тем не менее на основе данной модели предлагается ряд теоретически возможных альтернативных решений проблемы отрицательных внешних эффектов, которые мы рассмотрим в параграфе 27.2.

Отрицательные внешние эффекты могут возникать и между двумя или несколькими фирмами, без выхода на уровень отрасли. Рассмотрим влияние такого эффекта на эффективность при-былемаксимизирующего выбора конкурентной фирмы.

Предположим, что речь идет о двух фирмах, заводы которых расположены вдоль одной реки, причем завод фирмы, производящей продукт X, находится ниже по течению, чем завод фирмы, производящей продукт К, так что загрязняющие выбросы от производства Г оказывают отрицательный внешний эффект на производство X. Оба продукта производятся единственным фактором — трудом (L). Фирмы являются ценополучателями, и на рынках готовой продукции ( Ру- рыночные цены их продуктов), и на рынке фактора (w - рыночная цена труда). Пусть производственная функция фирмы-загрязнителя имеет вид

Y=g(EY); (27.1) где LY— количество труда, производящего продукт У.

Производственная функция фирмы, страдающей от отрицательного внешнего эффекта, имеет вид

X=f(Lx; У), (27.2) где Ьх— количество труда, производящего продукт X. Вид этой функции говорит о том, что выпуск продукта .^зависит не только от количества труда, нанимаемого данной фирмой, но и от уровня выпуска продукта У(введение переменной У в уравнении (27.2) через точку с запятой подчеркивает то обстоятельство, что влияние этой переменной на производство X автономно, т.е. не подлежит контролю со стороны фирмы, производящей продукт X).

Действуя независимо, каждая из фирм выберет количество труда, максимизирующее ее прибыль, согласно условию равенства частной предельной доходности фактора его цене:

w = MRP* = pV (27_3)

 

w=MRP[ = PYjf-. (2?4)

Рыночный механизм будет, таким образом, уравнивать частные предельные доходности фактора, но для того, чтобы этот равновесный исход был Парето-эффективным, необходимо соблюдение условия равенства общественных предельных доходно-стей фактора:

SMPR? = SMPR[, (27.5) которое в отсутствие внешнего эффекта достигается автоматически, в силу совпадения частной и общественной предельных

доходностей фактора для каждой из фирм. В рассматриваемом же случае, из-за наличия внешнего эффекта в производстве, для продукта Y такого совпадения нет. Добавочная единица труда, нанятая фирмой, принесет некоторое дополнительное количество этого продукта, но одновременно произведет и дополнительное количество загрязнения, что уменьшит выпуск X. Поэтому

SMRP{ = руЦ; + Р^И;- <27-6>

Второй член в правой части уравнения (27.6) отображает влияние, оказываемое наймом дополнительных рабочих фирмой, производящей продукт Y, на доходность производства X. Это вли-

яние в данном случае отрицательно, ^-рг <• и.

Поэтому общественная предельная доходность труда в производстве К меньше общественной предельной доходности труда в производстве X. Значит, можно было бы увеличить ценность выпуска для общества, переместив часть рабочих из производства Y в производство X.

27.1.1.2. Последствия положительных внешних эффектов

Все сказанное относительно отрицательных внешних эффектов в производстве, связанных с внешними издержками, имеет аналогию в том, что касается положительных внешних эффектов в производстве, связанных с внешними выгодами. В этом случае частные издержки отчасти возвращаются обществу через внешнюю выгоду от положительного внешнего эффекта, и поэтому кривая SMC лежит под кривой РМС, будучи получена вычетом из нее по вертикали кривой внешней предельной выгоды (МБ). Поэтому имеет место занижение фактического выпуска и завышение цены по сравнению с общественно оптимальным уровнем.

Хрестоматийный пример положительных внешних эффектов в производстве условно именуется «Басней о пчелах». Речь идет о взаимодействии между выращиванием яблок и пчеловодством. При осуществлении этих двух видов деятельности в непосредственной близости друг от друга каждая оказывает на другую положительный внешний эффект: чем больше яблонь в саду, тем больше меда, а чем больше пчел, тем больше перекрестное опыление и тем больше яблок. Согласно неоклассической теории, эта ситуация должна вести к субоптимальным исходам: садовод перестает сажать новые яблони, как только предельные издержки этой посадки превысят его частную предельную выгоду, и при этом не станет учитывать того обстоятельства, что дальнейшее расширение посадок окажет положительное влияние на соседа; пчеловод также примет аналогичное субоптимальное решение. Читателю предлагается самостоятельно решить задачу на данную тему из главы 27 сопровождающего учебник пособия, чтобы понять, какого рода регулирующие меры могли бы скорректировать такой исход.

 

27.1.2. Внешние эффекты в потреблении и аллокативная эффективность

27.1.2.1. Влияние на конкурентное равновесие отрасли

Последствия положительных внешних эффектов в потреблении для эффективности в размещении общественных ресурсов показаны на рис. 27.2.

0          Go       Q* Q

 

Стихийно складывающееся рыночное равновесие имеет место в точке Е0 — пересечения кривых частной предельной выгоды (РМВ) и совокупных предельных издержек (MQ, при выпуске Оо и цене Р0. Однако потребление данного блага (которым могут быть, например, рождественские украшения на елках в частных домах) сопряжено с дополнительной полезностью для окружающих, не учитываемой в рыночной кривой спроса на него и отражаемой кривой внешней предельной выгоды (MB). На рис. 27.2 показан результат суммирования последней по вертикали с кривой РМВ, а именно SMB— кривая общественной предельной выгоды. Общественно оптимальные уровни выпуска и цены данного блага определяются точкой Е* — пересечения кривых совокупных предельных издержек (А/С) и общественной предельной выгоды (SMB). Поскольку эта кривая оказывается в данной ситуации над кривой РМВ, общественно оптимальные выпуск Q* и цена Р теперь больше, чем в отсутствие внешнего эффекта. Что касается последствий отрицательных внешних эффектов в потреблении, а также последствий внешних эффектов типа «потребление — производство» и «производство - потребление», читателю предлагается, следуя вышеприведенной логике, проанализировать и графически отобразить их самостоятельно, в порядке выполнения заданий из главы 27 сопровождающего учебник пособия.

 

27.1.2.2. Сетевые внешние эффекты и сетевая МОНОПОЛИЯ

Современный научно-технический прогресс привел к широкому распространению рынков сетевых продуктов, отличительная особенность которых состоит в том, что их ценность, или полезность, для каждого потребителя возрастает по мере расширения круга лиц, потребляющих данный продукт. Эта зависимость полезности товара от числа его потребителей есть особого рода внешний эффект, именуемый сетевым.

Типичный пример рынка с сетевым внешним эффектом - телефонная сеть. Подключение новых абонентов увеличивает число людей, которым могут позвонить абоненты, подключившиеся к сети ранее, и, тем самым, повышает ценность системы как для настоящих, так и для будущих пользователей. Однако сетевые внешние эффекты характерны не только для систем связи. Они могут присутствовать на рынках взаимодополняющих товаров — в том слу-" чае, если полезность данного товара зависит от наличия товара, его дополняющего. Вполне очевидно, что нет смысла располагать пункт проката видеокассет в районе, где ни у кого из жителей нет видеоплейера. И опять-таки, нет смысла покупать видеоплейер, если нет доступа к кассетам для просмотра.

С появлением информационных технологий рынки с сетевыми внешними эффектами получили новый импульс к развитию. Как мы уже видели, подобные эффекты, и, в частности, как раз на основе взаимодополняемости, возникают при предоставлении программного обеспечения для персональных компьютеров, основная часть усилий производителей которого направлена именно на написание программ, совместимых с наиболее широко используемыми техническими устройствами и операционными системами. В результате с течением времени именно для более популярных марок персональных компьютеров становится доступным улучшенное и более дешевое программное обеспечение. Аналогичным образом, именно тот тип технического устройства для видеоигр, который опережает другие по объему продаж, привлечет наибольшее внимание разработчиков видеоигр, что, в свою очередь, закрепит и усилит преимущества данного устройства по сравнению с конкурирующими устройствами.

Вследствие сетевых внешних эффектов возникает, таким образом, эффект самовоспроизведения и усиления популярности данного продукта: новые клиенты покупают товар, пользующийся наибольшим спросом, рассчитывая как раз на больший сетевой внешний эффект, связанный с такой покупкой; но из-за расширения круга потребителей продукта этот сетевой внешний эффект еще более усиливается, что делает продукт еще привлекательнее для новых потребителей. В результате такой динамики сетевые рынки иногда движутся в направлении монополизации. Сетевая монополия, в отличие от обычной, выгодна потребителям, так как позволяет максимизировать положительный сетевой внешний эффект. Это, однако, не снимает проблемы существования социальных издержек монопольной власти и возникающей в этой связи необходимости контроля над монополией со стороны общества. Более того, появление сетевой монополии осложняет антитрестовское регулирование вследствие ряда присущих ей особенностей.

Во-первых, в роли продукта, ставшего сетевым стандартом, совершенно не обязательно выступает самый перспективный, эффективный и высококачественный продукт, вышедший на данный рынок. Поскольку потребители стремятся заполучить товар, обеспечивающий наибольший сетевой внешний эффект, принятие решения о покупке определяется не только ценой и качеством товара, но и ожиданиями в отношении его рыночного успеха. Ведь потребителям, купившим пусть даже более высококачественный, но проигравший в конкуренции продукт, придется нести дополнительные издержки по переключению на доминирующий сетевой продукт, включающие затраты не только на покупку последнего, но и на обучение пользованию им. В случае если сетевым стандартом станет более низкий по качеству продукт, указанные издержки переключения могут оказаться достаточно высокими, чтобы удержать потребителей от перехода на явно более высокий по всем параметрам стандарт. Новые потребители могут счесть, что больший сетевой внешний эффект, получаемый от покупки продукта-лидера, перевешивает преимущества в цене или качестве, связываемые с переходом на конкурирующий продукт.

Во-вторых, именно благодаря издержкам переключения сетевая монополия оказывается потенциально весьма устойчивой, поскольку существование таких издержек может служить серьезным барьером для вхождения на рынок новых конкурентов, в особенности если их продукция несовместима с доминирующей на рынке. Устойчивость же сетевой монополии снижает стимулы фирмы-лидера к инновациям. Примером такого развития событий может служить задержка рыночного внедрения технологии цифровых абонентских линий (DSL) для высокоскоростной телефонной связи. Данная технология была доступна уже с начала 1980-х гг., однако телефонные компании обратились к ней лишь во второй половине 1990-х гг., когда почувствовали конкурентное давление со стороны кабельного телевидения, предоставляющего аналогичные высокоскоростные услуги.

В-третьих, фирма — сетевой монополист может обладать преимуществами в продаже дополняющих товаров, позволяющими ей расширить сферу своего господства, распространив его на другие рынки. Указанные преимущества зачастую реализуются в рамках использования сетевым монополистом стратегии связанных продаж, или продаж пакетами, при которой, например, продажа клиенту доминирующего сетевого продукта обусловливается приобретением у монополиста и дополняющего товара. Тем не менее они не обязательно носят антиконкурентный характер. Поставщик одного продукта может, в силу экономии на масштабе, оказаться более эффективным поставщиком другого, дополняющего его продукта. Определить степень «антиконкурентности» такой стратегии сетевого монополиста весьма непросто, о чем^ свидетельствуют, в частности, неоднозначные последствия ее применения корпорацией Microsoft.

27.1.2.2.1. Модель взаимозависимого спроса на услуги связи

Рассмотрим базовую модель рыночного спроса на услуги телефонной сети, т.е. отрасли с выраженными сетевыми внешними эффектами.

Исходная предпосылка модели — предположение о том, что полезность, получаемая абонентом от услуг связи, растет по мере присоединения к системе обслуживания (сети) других абонентов. Услуги связи считаются однородным продуктом. Пусть имеется группа потенциальных пользователей телефонной сети на единичном интервале [0, 1], проиндексированных через х (т.е. размеры населения нормированы к 1). Пользователям с высокой готовностью платить за присоединения к сети припишем малые значения х, а пользователям с низкой готовностью платить за это — большие значения х. Введем следующие обозначения: п при 0 < п < 1 — это совокупное число потребителей, реально ставших абонентами сети, р — цена присоединения к сети. Функцию полезности для потребителя с индексом х при 0 < x < 1 определим как:

Ux= п(1 — х) ■ р— если он (она) становится

абонентом сети; (27.7) 0 — если он (она) не становится абонентом сети. Данная функция полезности отражает наличие сетевого внешнего эффекта, поскольку она увеличивается с ростом п (числа фактических абонентов).

Выведем совокупный спрос потребителей на услуги связи. Сначала рассмотрим конкретного потребителя, с индексом х, которому, при данной цене р, безразлично, становиться абонентом сети или нет. Такого «безразличного» потребителя мы находим из уравнения".

0 = я(1 - х) - р, (27.8) вытекающего из функции полезности (27.7). Поскольку число потребителей задано как и = х, получаем:

0=,х(]-х)-р   или   р= х(-х). (27.9) Эта последняя функция, отображающая взаимосвязь между готовностью потребителей платить за услуги связи и числом абонентов сети и в этом смысле представляющая функцию спроса, графически показана на рис. 27.3.

На этом рисунке линия цены р0 дважды пересекает перевернутую сообразную кривую спроса (в точках Xq и Xq ). Это двойное пересечение имеет следующую интерпретацию. При данной цене р0 может существовать два уровня спроса: низкий, связанный с малым числом абонентов (я = Xq ) и, соответственно, согласно функции (27.7), с низкой оценкой присоединения к сети со стороны каждого абонента, а поэтому — с малым числом пользователей и т.п., и высокий, связанный с большим числом абонентов (п = Xq ) и, соответственно, — с высокой оценкой присоединения к сети со стороны каждого абонента, а поэтому — с большим числом пользователей и т.п. Однако точкой устойчивого равновесного спроса является лишь х", поскольку в точке Хд небольшое увеличение числа абонентов повысило бы желанность присоединения к сети и привело бы к присоединению всех потребителей в интервале [Xq , xtf].

Точка Хд определяется как критическая масса пользователей при заданной цене ра. Это означает, что при заданной цене присоединения к сети любое увеличение числа ее абонентов сдвинет спрос (т.е. число абонентов) в точку Xq'.

27.1.2.2.2. Выбор максимизирующей прибыль монополии

в сфере связи

Допустим, что существует лишь одна фирма, монопольно предоставляющая услуги связи, и что предельные издержки присоединения к сети еще одного абонента пренебрежимо малы (поскольку эта фирма уже оснастила соответствующим кабелем все дома). Какую цену она должна установить, чтобы получить максимальную прибыль (в данном случае — максимальный валовой доход)?

Сформулируем задачу максимизации прибыли монополии в сфере связи. Она состоит в том, чтобы найти х для:

тахп(х) = р(х)х = x(l- х)х = (х)2(1- х). (27.IQ)

Необходимое и достаточное условия максимизации прибыли заданы, соответственно, уравнениями:

0= |£ = 2*-Зх2 вх

и

(27.11)

Функция прибыли, описанная уравнением (27.10), графически отображена на рис. 27.4.

Уравнение (27.10) и график функции на рис. 27.4 полностью описывают влияние, оказываемое на уровень прибыли изменением числа абонентов. Очевидно, что в отсутствие абонентов, т.е. при х = 0, прибыль равна нулю. Она также равнялась бы нулю, если бы к сети захотело присоединиться все население, поскольку для этого монополии пришлось бы снизить цену этого присоединения до 0.

Из условия первого порядка (необходимого) следует, что точками экстремума являются х = 0 и х = 2/3. Кроме того, условие второго порядка (достаточное) показывает, что вторая производная функции прибыли отрицательна для х > '/3, а это означает, что х = 2/3 есть точка максимума. Следовательно, максимизирующая прибыль монополия в сфере связи должна устанавливать цену присоединения к сети на таком уровне, чтобы число абонентов превышало половину от общего числа потребителей, но было меньше этого общего числа.

 

27.2. Внешние эффекты и регулирование

В настоящем параграфе мы рассмотрим основанные на рекомендациях неоклассической теории регулирующие меры, нацеленные на устранение провалов рынков, связанных с внешними эффектами.

 

27.2.1. Корректирующие налоги и субсидии Пигу

Первым, кто предложил использовать налоги и субсидии в качестве средств корректировки расхождений между общественными и частными предельными издержками, был английский

экономист Артур Сесиль Пигу, заложивший основы теории внешних эффектов. Графическая иллюстрация корректирующего воздействия указанных мер приведена на рис. 27.5.

Налог Пигу — это налог, взимаемый с каждой единицы выпуска фирм-загрязнителей в размере, как раз равном предельному ущербу от загрязнения при эффективном объеме выпуска. На рис. 27.5 этот налог представлен отрезком аЕ, измеряющим предельный ущерб от загрязнения при выпуске X*, а налоговый сбор от него представлен площадью прямоугольника abcE. При обложении производителей товара Этаким налогом их частные предельные издержки возрастают до уровня РМС + аЕ, и они выбирают объем выпуска, исходя из условия РМС + аЕ= SMB, т.е. X*.

Преимущество налогов Пигу состоит в том, что, как отмечал У. Баумоль, «они срабатывают путем приглашения фирм-загряг-нителей к тому, чтобы избежать налоговых платежей, используя специально оставленную для этого лазейку — сокращение выбросов». Однако, будучи теоретически идеальным, практически решение проблемы загрязнения с помощью налогов Пигу трудно достижимо, так как требует знания точного размера предельного ущерба от загрязнения. Вообще, необходимость знать, кто именно и в каких размерах производит загрязнение, осложняет реализацию любых попыток регулирования загрязнения с помощью налоговых мер.

Субсидия Пигу — это субсидия, выплачиваемая фирмам-загрязнителям в том же размере, что и налог Пигу, за каждую /^произведенную ими единицу выпуска. На рис. 27.5 эта субсидия представлена все тем же отрезком аЕ, измеряющим предельный ущерб от загрязнения при выпуске X*, а общая выплата субсидии представлена площадью прямоугольника аЕ/п. При выплате производителям товара Атакой субсидии они будут производить товар X как раз в эффективном количестве Х* ведь кривая альтернативных совокупных частных предельных издержек, с учетом неполучения субсидии за каждую произведенную единицу X, представлена, как и в случае налога Пигу, кривой РМС + аЕ.

Субсидии Пигу, помимо недостатков, присущих налогам Пигу, страдают и другими недостатками, снижающими их практическую ценность. Во-первых, они применимы лишь при неизменном числе фирм в отрасли, т.е. в краткосрочном периоде. В долгосрочном же периоде в отрасль могут войти новые фирмы, привлекаемые увеличением прибыли, возможным из-за выплаты субсидии, и в итоге объем производимого отраслью загрязнения может возрасти. Во-вторых, источником средств для выплаты субсидии выступают налоги, собранные в каких-то других областях экономики, а любое налогообложение, в той или иной степени, нарушает Парето-эффективность, и связанные с ним потери общества могут оказаться большими, чем потери от загрязнения.

27.2.2. Стандарты на загрязнение и плата за загрязнение

Согласно данной системе, государство сначала определяет стандарт, т.е. ту величину загрязнения, которую оно считает приемлемой, а затем взимает с агентов, вызывающих загрязнение, плату за него, с тем чтобы заставить их сократить загрязнение до приемлемого уровня. Данная система не эквивалентна системе налогов или субсидий Пигу. При последней государство знает размеры ущерба, вызванного внешним эффектом, и может уста-

 

Мы рассмотрим теоретическую модель данной формы регулирования лишь вкратце, поскольку она достаточно детально проанализирована в переведенном на русский язык учебнике Р. Пиндайка и Д. Рубинфельда «Микроэкономика» (М.: Дело, 1992. С. 494-500).

новить такую ставку налога (субсидии), которая гарантирует сокращение загрязняющего выпуска, а следовательно, и ущерба от загрязнения до Парето-оптимального уровня. При первой же системе государство устанавливает ту плату, которая, как оно надеется, побудит вызывающих загрязнение агентов снизить загрязнение до предопределенного стандартом уровня.

Используя графическую иллюстрацию на рис. 27.6, рассмотрим действие системы стандартов и платы за загрязнение применительно к двум (и более) конкурентным фирмам-загрязнителям.

На данном рисунке по горизонтальной оси отложено количество снижения загрязнения (так что большее количество этого снижения означает меньше выбросов и меньшее загрязнение), а по вертикальной — издержки снижения загрязнения. МСА и МСВ — это кривые предельных издержек снижения загрязнения для фирм А и В. Восходящий характер кривых отражает тот факт, что снижение загрязнения в больших масштабах обходится значительно дороже, чем в малых. При каждом уровне снижения загрязнения у фирмы А эти издержки ниже, чем у фирмы В. Это может объясняться, например, тем, что фирма А располагает новым заводом, оснащенным современной системой снижения загрязнения, в то время как фирма В использует старый завод, с устаревшей системой снижения загрязнения. Установленная правительством плата за загрязнение, СЕ, представлена горизонтальной линией, поскольку является величиной неизменной для всех уровней снижения загрязнения. По установлении этой платы каждая из фирм сокращает свои загрязняющие выбросы до уровня, соответствующего условию равенства предельных издержек снижения загрязнения плате за загрязнение, так что в положении равновесия эти издержки у обеих фирм окажутся равными. Поскольку у фирмы А указанные издержки везде ниже, чем у фирмы В, она сократит загрязнение сильнее, чем В.

На практике эту систему применить еще труднее, чем систему Лигу. Как и при последней, государству надо каким-то образом определить точный размер ущерба из-за внешнего эффекта, поскольку иначе оно не сможет установить стандарт. Затем ему надо решить, в каком размере назначить плату за загрязнение. Чтобы установить ее на оптимальном уровне, требуется знать функции издержек всех фирм, вызывающих загрязнение, что вряд ли возможно. Поэтому реально система может срабатывать лишь методом «проб и ошибок». Если плата за загрязнение установлена на слишком высоком уровне, фирмы сократят выпуск чересчур сильно и снизят загрязнение больше, чем надо. Если же плата слишком низка, то ущерб от загрязнения будет превышать общественно оптимальный. В принципе такого рода регулирование путем «нащупывания» оптимальной платы за загрязнение возможно, но дорогостояще и чревато неудобствами.

27.2.3. Аукционная продажа разрешений на загрязнение

Данный способ регулирования фактически представляет собой создание нового рынка — рынка разрешений на загрязнение. Объем этого рынка устанавливается государством исходя из того уровня загрязнения, который будет сочтен приемлемым (так же, как и при системе стандартов и платы за загрязнение). Государство предлагает к продаже фирмам некоторое число разрешений на загрязнение, каждое — на определенный объем выбросов, в совокупности эквивалентных приемлемому уровню загрязнения. Выбросы без приобретения разрешений запрещаются.

Разрешения продаются государством по системе аукциона: их получают фирмы, которые готовы заплатить за них больше. Очевидно, что такими фирмами будут те, у которых предельные издержки снижения загрязнения выше. Таким образом, снижение загрязнения до установленного государством уровня будет происходить за счет сокращения выбросов фирмами с более низкими предельными издержками снижения загрязнения, что гарантирует наиболее дешевый способ этого снижения для общества.

Теоретически мыслимо, однако, стратегическое использование данной системы крупными фирмами, способными скупать разрешения на загрязнение в размерах, превышающих потребности минимизации собственных издержек, для предотвращения вхождения на данный рынок новых соперников.

Практика продажи разрешений на загрязнение более гибка, чем теоретическая схема, описанная выше. Как и в этой схеме, государство выпускает разрешения на выброс в окружающую среду определенных количеств загрязняющих веществ, ограничивая совокупные выбросы числом разрешений. Каждый источник загрязнения может сам выбирать объем производимых им выбросов посредством купли или продажи разрешений на них. Эта гибкая система позволяет тем агентам, которые находят отказ от производства выбросов слишком дорогостоящим для себя, покупать разрешения у агентов, способных снизить загрязнение с меньшими издержками. Тем самым обеспечивается минимизация издержек снижения выбросов в заданном объеме, поскольку гарантируется осуществление такого снижения за счет агентов, которые способны сделать это с наименьшими издержками. Каждый агент загрязнения, способный снизить его при издержках ниже рыночной цены разрешения на выбросы, получает прибыль при продаже ненужных ему разрешений на рынке. Подобным же образом любой агент загрязнения, у которого издержки снижения выбросов превышают рыночную цену разрешений на них, сочтет прибыльным производить загрязнение свыше вмененного, покрывая разницу за счет покупки дополнительных разрешений на рынке. В итоге при условии конкуренции на рынке указанных разрешений равновесная цена разрешения на выброс единицы загрязняющего вещества будет как раз равна предельным издержкам снижения выбросов на единицу.

 

27.3. Теорема Коуза

 

27.3.1. Анализ влияния отрицательных внешних эффектов в производстве на общественную эффективность и теорема Коуза

Введение налога Пигу приводит к достижению общественно оптимального уровня выпуска независимо от того, кто получает налоговый сбор. Одна из возможностей - отдать этот сбор тому, кто страдает от отрицательных внешних эффектов. Другая, эквивалентная, стратегия - введение законодательной ответственности стороны, порождающей отрицательные внешние эффекты (фирм-загрязнителей, источников шума и пр.). Страдающая сторона может подать судебный иск, требуя возмещения ущерба, нанесенного ей отрицательными внешними эффектами, в размере сбора от налога Пигу. Но возможна и третья стратегия — получение страдающей стороной права собственности на, скажем, свободную от шума зону вокруг своего офиса. Любая из этих трех стратегий приведет к тому, что фирмам-загрязнителям придется учитывать наносимый ими ущерб при принятии решения об объеме выпуска. Они начинают расценивать функцию общественных предельных издержек как функцию издержек частных, иначе говоря, внешние эффекты интернализируются. В итоге, выпуск продукта сокращается до эффективного - с Хх до X* (на рис. 27.1 и 27.2). В течение ряда десятилетий анализ Пигу считался образцом теоретического решения проблемы внешних эффектов. Однако в 1960 г. в статье Р. Коуза4 «Проблема общественных издержек» было показано, что этот анализ страдает неполнотой и потому может дать повод для неверных выводов. По его мнению, существуют ситуации, в которых налог Пигу излишен, и целый ряд ситуаций, в которых он вреден.

Анализ внешних эффектов с позиций Коуза предполагает использование понятия «трансакционные издержки», под которыми подразумеваются издержки ведения переговоров или поддержания контракта. С его точки зрения, аргументация, приведенная Пигу, неверна — хотя и по разным причинам — как в отсутствие трансакционных издержек, так и при их наличии. Поясним это, используя графическую иллюстрацию на рис. 27.7, представляющем возможные равновесные исходы в конкурентной отрасли, производство продукта которой сопряжено с отрицательными внешними эффектами (скажем, с загрязнением среды).

Как нетрудно увидеть, данный рисунок аналогичен рис. 27.1, -за тем лишь исключением, что предельный ущерб от загрязнения на рис. 27.7 неизменен и потому измеряется расстоянием между параллельными кривыми общественных и частных предельных издержек. Глядя на рис. 27.7, экономист неоклассической школы, разделяющий позицию Пигу, заявил бы: «Общественно оптимальным является уровень выпуска X*. Чтобы добиться этого исхода, следует ввести корректирующий налог».

            __-       _          ^          :          

Рональд X. Коуз - профессор юриспруденции, лауреат Нобелевской премии.

Однако с точки зрения Коуза, при предположении об отсутствии трансакционных издержек оба этих утверждения ошибочны.

Во-первых, выпуск X* не обязательно является общественно оптимальным, поскольку проблему ликвидации ущерба от загрязнения можно решить многими другими способами, связанными" не с повышением частных предельных издержек до уровня общественных, как при коррекции по Пигу, а с понижением общественных предельных издержек до уровня частных. Например, на заводах можно установить очистное оборудование, которое устранило бы ущерб от загрязнения. Тогда оптимальным был бы выпуск Хх, общий избыток составил бы А + В + С+ D+ F + G+ Я, а чистая общественная выгода равнялась быА + B+ C+D+F+G+H, за вычетом издержек на очистное оборудование, т.е. могла бы быть как больше, так и меньше А+ В+ F, чистой общественной выгоды при налоге Пигу.

Возможны и иные альтернативные варианты решения — скажем, перенос места бизнеса одной из сторон (либо загрязнителями, либо, напротив, страдающей стороной, — в зависимости от того, что обошлось бы обществу дешевле).

Во-вторых, каким бы ни был общественно оптимальный исход, в мире без трансакционных издержек он будет достигнут так или иначе и без введения налога (или субсидии) Пигу. Допустим, что в рассматриваемом случае речь идет о шумовом загрязнении среды, от которого страдают владельцы крупных офисов. Нетрудно представить, что последние могли бы договориться между собой и предложить фирмам-загрязнителям взятку (сторонний платеж) в размере корректирующей субсидии Пигу, т.е. субсидии за каждую /^произведенную единицу продукции. Эта взятка равнялась бы величине D + Н + Е на рис. 27.7. Даже в отсутствие реального налогообложения или субсидирования по Пигу само осознание упущенной выгоды от получения взятки (согласно той же логике, что и при субсидировании по Пигу) побудило бы загрязнителей считать функцией своих частных предельных издержек функцию издержек общественных и поэтому производить тот же выпуск, что и при коррекции по Пигу Вообще, общественно оптимальный исход, каков бы он ни был, может быть достигнут посредством переговоров между заинтересованными сторонами, приводящих к улучшению благосостояния обеих сторон. Эти идеи сведены в теореме Коуза, которую можно сформулировать двояким образом:

в отсутствие трансакционных издержек частные предельные издержки равны общественным; иными словами, все внешние эффекты автоматически интернализируются, так как упущенные взятки действуют точно так же, как и налог Пигу;

в отсутствие трансакционных издержек установление прав собственности (или правила юридической ответственности)5 не оказывает влияния на общественное благосостояние; иными словами, общественно оптимальный исход достигается независимо от того, как распределены права собственности. В рассматриваемом примере и налог Пигу (который дает право собственности страдающей стороне), и взятка загрязнителям имеют результатом

 

«Права собственности» и «правило ответственности» совпадают только при фиксированном числе участников сделки. Если же это число варьирует, то правило ответственности дает лишь частичное право собственности, из-за чего может возникнуть неэффективный исход: если деревья принадлежат гражданам вообще, они не принадлежат никому, — со всеми вытекающими последствиями.

один и тот же объем выпуска X* и одинаковый общий избыток в размере А + В + F. Поэтому часто теорему Коуза резюмируют так: распределение прав собственности не имеет значения — в том смысле, что выбор тех или иных прав собственности не влияет на экономическую эффективность, — если только права собственности четко определены и стороны могут заключить и поддерживать соглашение с нулевыми издержками. Это не означает, конечно, что данный выбор не имеет значения для непосредственных агентов сделки: ясно, что страдающая сторона предпочла бы налог Пигу, а сторона-загрязнитель — взятку.

Вообще говоря, в данном конкретном примере для достижения альтернативного решения требуется добиться договоренности между многими «жертвами загрязнения», и потому предположение о нулевых трансакционных издержках является не слишком реалистичным. А если исходить из того, что с трансакционными издержками не сопряжены только некоторые из сделок, то налог Пигу может оказаться даже вредным. Это может быть связано со следующими обстоятельствами.

Допустим, что трансакционные издержки достижения договоренности между «жертвами загрязнения» и агентами-загрязнителями равны нулю. Тогда, предложив сторонние платежи, «жертвы загрязнения» сдвинут кривую ВМС в положение SMC. А теперь предположим, что вводится налог Пигу, и сбор от него получает третья сторона. В этом случае кривая РМС сдвинется вверх еще больше и окажется над кривой SMC, т.е. производимый объем выпуска окажется меньше X*, поскольку теперь у производителей появляется двойной стимул к сокращению выпуска.

Разумеется, такой проблемы не возникает, если сбор от налога Пигу достается именно «жертвам загрязнения»: если они получают возмещение за загрязнение, их уже не волнует его уровень, и они не станут предлагать сторонние платежи за его сокращение.

27.3.2. Теорема Коуза и отрицательные внешние эффекты в потреблении

Рассмотрим модель отрицательных внешних эффектов в потреблении на уровне двух потребителей, каждый из которых расходует свой бюджет в мире двух товаров, один из которых выступает для одного из них антиблагом.

Пусть этими товарами являются: Y— хлеб и X— сигаретный дым, а потребителями — Иван и Катя. Хлеб для обоих — благо, сигаретный дым же — благо лишь для Ивана. Потребление их

Иваном порождает отрицательный внешний эффект: уменьшает полезность потребления для Кати. На рис. 27.8 эта ситуация представлена новым для нас типом диаграммы — так называемым треугольником Долбеара, отчасти напоминающим диаграмму Эджуорта.

Точка / в левом нижнем углу треугольника - обычное начало координат для Ивана. Его кривые безразличия, Uf и U'h имеют стандартный вид. Начало координат для Кати находится в точке К на вертикальной оси. Для нее полезность растет влево вниз: по мере увеличения количества хлеба и уменьшения количества сигаретного дыма (в данном случае отождествляемого с количеством потребления сигарет Иваном). Карта ее кривых безразличия представлена кривыми 1/\% и Ux.

Допустим, что В— это точка начального запаса: начальный запас Ивана равен количеству хлеба IB, начальный запас Кати -количеству хлеба ВК. Предположим, что Иван может обменивать хлеб на сигареты на рынке при соотношении цен 1:1. Тогда ВВ' это бюджетная линия для Ивана, а точка А — точка его внутреннего оптимума, придя к которой в процессе указанного обмена, он будет «создавать» сигаретный дым в количестве SA.

В какой же ситуации окажется в результате Катя? Обратим внимание на то, что, в противоположность диаграмме Эджуорта, в которой совокупное количество двух товаров в обществе задано, в рассматриваемом случае по мере покупки Иваном большего количества сигарет в обмен на хлеб совокупное количество двух товаров, доступное Ивану и Кате, меняется. Поскольку исходное совокупное количество хлеба IK будет уменьшаться единица за единицей по мере обмена Иваном хлеба на сигареты, количества двух товаров, фактически доступные Ивану и Кате вместе, показаны линией КК', параллельной ВВ' — бюджетной линии для Ивана. Поэтому в то время как невольно потребляемое Катей количество сигарет измеряется обычным образом (откладывается вправо от вертикальной оси), потребляемое ею количество хлеба показано расстоянием, отложенным вниз от линии КК'. Равновесие в потреблении имеет место в точке А, где Иван максимизирует свою полезность, а Катя тратит весь свой доход на ВК единиц хлеба. Ясно, что точка А не является Парето-оптимальной, так как в любой точке внутри «линзообразной» области, находящейся влево и вверх от точки А, полезность для обоих потребителей выше. Парето-оптимальными являются точки касания кривых безразличия обоих потребителей, — например, точки D и G, лежащие на контрактной кривой СС".

 

27.3.3. Теорема Коуза и положительные внешние эффекты

В применимости теоремы Коуза и к ситуациям с положительными внешними эффектами читателю предлагается убедиться-самостоятельно, выполнив соответствующие задания из сопровождающей главы пособия. Здесь отметим только следующее.

Справедливость «Басни о пчелах», о которой шла речь в параграфе 27.1, была проверена американскими исследователями, которые провели опрос садоводов и пчеловодов ряда штатов США. Было выяснено, что, вопреки ожиданиям экономистов неоклассического толка и в точном соответствии с позицией Коуза, существует сложная система контрактов, в рамках которой обе стороны вознаграждают друг друга «взятками» за увеличение выпуска до общественно оптимальных уровней.

27.3.4. Теорема Коуза и ненулевые трансакционные издержки

При наличии ненулевых (положительных) трансакнионных издержек достижение договоренностей по поводу сторонних платежей, приводящих к общественно оптимальным исходам, может быть неосуществимо. Следовательно, теорема Коуза может и не выполняться. Однако и в этом случае анализ внешних эффектов в духе традиции Пигу оказывается неполным и может приводить к ложным умозаключениям. Дело в том, что любая проблема, связанная с существованием отрицательных внешних эффектов, является двусторонней. Экономисты неоклассического толка этого не замечают, считая, что налог Пигу должна платить сторона, «виновная» в загрязнении. Поэтому налог Пигу сдвигает кривую частных предельных издержек влево вверх, в положение кривой общественных предельных издержек, и эффективным решением оказывается меньший из объемов выпуска (X* на рис. 27.5 и 27.7). Согласно же позиции последователей Коуза, кто именно «виновен», строго говоря, неизвестно, поскольку проблема возникает из-за того, что две стороны одновременно пытаются использовать один и тот же ресурс для совершенно разных целей. Поэтому в случае отрицательных внешних эффектов, представленном на рис. 27.7, эффективным с тем же успехом может оказаться и больший из объемов выпуска, Хи — если, скажем, жертвы загрязнения согласятся отодвинуться от его источника. Это решение дало бы и больший совокупный избыток: не (А + В + F), как в случае налога Пигу, a(A + B+C + D+F+G+H) за вычетом издержек на перемещение страдающей стороны.

Такая «двусторонняя» трактовка подобной проблемы выглядит вполне разумной, например, при рассмотрении спора между железнодорожной компанией и фермерами по поводу ответственности за возгорание посевов на полях, расположенных вдоль железной дороги, из-за искр, высекаемых трением колес состава о рельсы. В принципе эта же логика применима при рассмотрении многих споров по поводу ответственности за загрязнение окружающей среды.

В заключение анализа теоремы Коуза остановимся на источниках трансакционных издержек, поскольку именно наличие этих последних ограничивает применимость данной теоремы.

Возникновение трансакционных издержек может быть связано с существованием проблемы «принципала-агента». Когда одна из сторон — участниц контракта платит другой за то, чтобы та вела

себя определенным образом, первую из сторон называют принципалом, а вторую — агентом. Проблема «принципала-агента» возникает тогда, когда принципал не имеет возможности проверить, выполняет ли агент свои контрактные обязательства. Рассмотрим пример взаимодействия компании-шахтовладельца и шахтеров.

В отсутствие трансакционных издержек, в соответствии с теоремой Коуза, компания сама предложила бы шахтерам надбавки за согласие вести себя под землей осторожно. От этого выиграли бы обе стороны, поскольку шахтеры получили бы надбавки, а компания — сокращение расходов по компенсации увечий в силу уменьшения несчастных случаев. Однако шахтовладелец не может быть уверен в том, что шахтеры, получая надбавки за согласие вести себя осторожно, действительно это делают. Сам факт ненаблюдаемости поведения шахтеров составляет трансакцион-ные издержки, которые могут помешать поддержанию контракта. Если вся ответственность лежит на компании, а поведение шахтеров под землей совершенно ненаблюдаемо, то шахтеры не будут вести себя осторожно, — ведь в случае чего компания должна выплатить им компенсацию за все полученные увечья. А вот если бы шахтеры сами несли ответственность за все полученные ими увечья, они были бы вынуждены принимать требуемые меры предосторожности. При частичной компенсации компанией увечий они принимали бы эти меры лишь отчасти. Вообще, если поведение субъекта А наблюдаемо, а поведение субъекта В — нет, то, в отсутствие других трансакционных издержек, эффективным решением будет несение издержек ущерба, проистекающего от взаимодействия Aw В, именно субъектом В, поскольку ему оно дает соответствующие стимулы; у А эти стимулы, согласно теореме Коуза, имеются и без того.

Трансакционные издержки могут возникать и тогда, когда права собственности определены плохо или отсутствуют. Не зная, кто владеет данным объектом, трудно договариваться об исполь-зовании этого объекта.

Наконец, важным источником трансакционных издержек выступает проблема безбилетника. Поясним ее суть на следующем примере. Завод загрязняет атмосферу в среде обитания 100 до-мохозяйств. Они хотели бы «скинуться» и дать взятку владельцу завода, чтобы тот сократил масштабы выпуска, но каждое из до-мохозяйств руководствуется следующей логикой рассуждений: «Неизвестно, внесут ли свою долю другие домохозяйства. Если да, то и без нашего взноса соберется достаточная сумма. Если нет, нашего взноса все равно не хватит, чтобы дать взятку. Поэтому не будем делать взнос». Эта логика рассуждений — в точности та же, что и в игре «дилемма заключенного». Она вполне рациональна для каждого индивида (домохозяйства), но мешает заключению общественно-оптимального контракта, и потому ее можно расценивать как трансакционные издержки. Правда, в данном случае существование последних можно объяснить и по-другому — нечетким определением прав собственности: при четком определении права собственности на чистый воздух те домохозяйства, которые приобрели эти права, могли бы потребовать платы от тех, кто им пользуется.

 

контрольные вопросы

Почему сушествование внешних эффектов служит одной из причин провалов рынка? Не относится ли это лишь к отрицательным внешним эффектам?

«Басня о пчелах» — пример взаимных положительных внешних эффектов. Приведите пример ситуации с взаимными отрицательными внешними эффектами. Возможна ли ситуация взаимных внешних эффектов, в которой один из них положителен, а другой — отрицателен?

а. Можно ли считать нулевой уровень загрязнения общественно эффективным?

б. Какова простейшая графическая иллюстрация модели продажи разрешений на загрязнение?

Какие способы устранения неэффективности размещения общественных ресурсов, вызываемой наличием внешних эффектов, вам известны?

Имеет ли смысл облагать корректирующим налогом (налогом Пигу) покупателей товара, производство которого сопряжено с отрицательным внешним эффектом?

Приведите примеры сетевых внешних эффектов. Обязательно ли эти эффекты порождают монополизацию рынка сетевого продукта? В чем специфика такой монополизации?

В чем суть теоремы Коуза? Объясните, какое значение для практической применимости данной теоремы имеют следующие условия: четкое определение прав собственности; низкие издержки заключения и поддержания контрактов.

Какого рода реальные обстоятельства могут препятствовать выполнению теоремы Коуза, обусловливая: двусмысленность или неопределенность прав собственности; повышение издержек заключения и поддержания контрактов?

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |