Имя материала: Микроэкономика

Автор: А.Н. Чеканений

Глава 29 асимметрия информации и рынок страхования

 

По своим свойствам информация — типичное общественное благо, и анализ проблем предоставления общественных благ, содержащийся в предшествующей главе, относится к ней в полной мере. В современной рыночной экономике информация в значительной своей части является новым знанием, продуктом процесса научных исследований и разработок, и ее призводству присущи такие особенности последнего, как неопределенность и риск, в свою очередь, сопряженные с проблемами асимметрии информации и так называемого морального ущерба. В настоящей главе мы остановимся именно на этих проблемах, причем наш анализ будет тесно примыкать к анализу главы 20, поскольку речь пойдет об асимметрии информации на рынке страховых услуг.

 

29.1. Асимметрия информации: базовые понятия и ситуации

В очень многих ситуациях одна из сторон, участвующих в рыночной сделке, владеет лучшей информацией, чем другая. В данном случае имеет место асимметрия информации.

При этом зачастую менее информированная сторона знает, что другая осведомлена лучше, и может пытаться получить какую-то дополнительную информацию, следя за поведением более информированной стороны.

29.1.1. Скрытые характеристики и скрытые действия

В широком смысле рыночный агент, принимая решение, может нуждаться в получении недостающей информации двоякого рода.

Во-первых, речь может идти о так называемых скрытых характеристиках: одна из сторон — участниц рыночной сделки может располагать знанием некоторых собственных особенностей, недоступным другой из сторон. Так, при покупке подержанного автомобиля его прежний владелец обычно лучше осведомлен о его качестве, нежели потенциальный покупатель. На большей части рынков лучше осведомленной о качестве товара стороной является продавец, но существуют и рынки, на которых таким односторонним знанием о товаре, напротив, располагает покупатель. Таковы, скажем, рынки страховых услуг: покупателю страхового полиса наверняка лучше известны его собственные привычки, склонности и наследственность, способные увеличить вероятность наступления страхового случая, нежели страховой компании, вынужденной полагаться на сведения, сообщаемые самим клиентом.

Во-вторых, речь может идти о так называемых скрытых действиях: одна из сторон — участниц сделки может совершать действия, влияющие на другую сторону, но непосредственно ею не наблюдаемые. Например, нанимая работника, фирма надеется, что он будет трудиться добросовестно, однако наблюдать, происходит ли это на самом деле, может быть для нее весьма затруднительно. Аналогичным образом, страховую компанию, продающую клиенту страховой полис, может весьма заботить то, имеет ли он вредную привычку курить в постели, но она никак не может быть уверена в том, делает ли он это.

 

29.1.2. Скрытые характеристики и ценовая дискриминация второй степени

Как было показано в главе 15 настоящего учебника, продавец товара — фирма несовершенной конкуренции может увеличить, свою прибыль путем дополнительного присвоения потребительского избытка путем установления разных цен для разных потребителей (групп потребителей) на основе их разной готовности платить за разные единицы одного и того же товара. Важнейшее условие ценовой дискриминации всех степеней — сегментация рынков по эластичностям спроса, которая, однако, может быть как явной (по географическому, половому, возрастному и пр. наблюдаемым признакам, что характерно для ценовой дискриминации третьей степени), так и неявной (что характерно для ценовой дискриминации второй степени).

В этом последнем случае барьеры между рыночными сегментами не очевидны, и фирмам приходится выявлять их, используя сигнализирование, т.е. самообнаружение (самовыявление) истинной готовности покупателя платить за товар посредством запуска механизма самоотбора. Последний, как показывает, в частности, практика авиакомпаний, базируется на встраивании продавцом в пакеты «цена — условия продаж» неких препятствий, отношение к которым заставляет клиента невольно продемонстрировать истинную эластичность своего спроса на товар. По сути дела, устанавливая разные тарифы в сочетании с разными условиями продаж авиабилетов, эти компании как неинформированная сторона сделки производят скрининг клиентуры, иначе говоря, «сортируют» ее, используя устройство самоотбора, т.е. механизм, в рамках которого информированной стороне сделки предлагается набор вариантов для выбора, и в ходе последнего она обнаруживает свои скрытые характеристики.

29.1.3. Скрытые характеристики и неблагоприятный отбор

В моделях ценовой дискриминации второй степени неинформированная сторона рынка пытается получить сведения об особенностях информированной стороны на основании наблюдения сигналов. На некоторых рынках сигналом может служить сам факт желания информированной стороны иметь дело со стороной неинформированной. Так, например, объявления в информационно-рекламных изданиях о продаже практически новых мобильных телефонов хороших марок по низким ценам могут свидетельствовать о стремлении продавцов, скажем, сбыть краденое. Соответственно, осторожные покупатели не захотят иметь дела с такого рода продавцами: низкие цены не прельстят, а, напротив, отпугнут их.

Данное явление — нежелание неинформированной стороны иметь дело со всеми, кто желает иметь дело с ней, возникает на многих рынках со скрытыми характеристиками. Как показал Джордж Акерлоф, применительно к рынку подержанных автомобилей его следствием оказывается невозможность реализации высококачественных автомобилей.

Рассмотрим суть модели Акерлофа на следующем условном примере.

Допустим, что имеется два типа подержанных автомобилей: «хорошие» и «лимоны» («плохие»). Потенциальные продавцы оценивают «хорошие» автомобили в 100 долл., а «лимоны» — в 50 долл.; потенциальные покупатели оценивают «хорошие» автомобили в 120 долл., а «лимоны» — в 60 долл. При полной информации о качестве реализуемых автомобилей для «хороших» автомобилей и «лимонов» существовали бы разные рынки, и все они продавались бы.

Предположим сначала, что ни покупатели, ни продавцы не могут отличить «хороший» автомобиль от «лимона». Каждый продавец, не будучи уверен в качестве реализуемого товара, захочет продать его по средней цене, за 75 долл., а каждый покупатель, следуя той же логике, - купить его за 90 долл.

А теперь предположим, что продавцы вполне осведомлены о качестве реализуемых автомобилей. Какова тогда будет цена подержанного автомобиля?

Допустим, что она выше 100 долл. При этой цене все продавцы выставят свои автомобили на продажу. Покупатели, не будучи способными отличить «хороший» автомобиль от «лимона», оценят подержанный автомобиль лишь в 90 долл. и не захотят уплатить запрашиваемую за него цену. Поэтому количество предложения (все автомобили) превышает количество спроса (ноль), и равновесной цены выше 100 долл. быть не может.

Но что если цена находится между 100 и 60 долл.? В данном диапазоне цен продавцы захотят расстаться со своими «лимонами» (которые оценивают в 50 долл.), но никак не с «хорошими» автомобилями (которые оценивают в 100 долл.). Стало быть, предлагаться на рынке будут только «лимоны». Покупатели, понимая это, захотят уплатить лишь 60 долл. (согласно своей оценке «лимона»). И снова количество спроса равно нулю, и равновесия не найдено.

Допустим теперь, что цена автомобиля ниже 50 долл. По этой цене все покупатели захотят купить, но никто из продавцов не захочет продать.

В итоге остается лишь одна возможность: рыночная цена должна быть выше 50 долл., но ниже 60. При такой цене продавцы готовы поставлять лишь «лимоны», и покупатели готовы их покупать; ни один «хороший» автомобиль не поступает в оборот.

Будь продавцы правдивы в отношении качества предлагаемых автомобилей, благосостояние общества повысилось бы, так как «хорошие» автомобили попали бы в руки покупателей, готовых заплатить за них цену, превышающую готовность продавцов их продать. Однако такая «правдивость» со стороны продавцов не поддерживается экономическим механизмом: ведь если рынок для «хороших» автомобилей есть, то каждый владелец «лимона» захочет обманным путем продать на этом рынке свой автомобиль, запросив за него более высокую цену.

Ключевая черта описанного рынка — неблагоприятный отбор партнеров неинформированной стороной, в данном случае — продавцов покупателями.

На рынке страхования, напротив, неблагоприятный отбор покупателей осуществляет продавец (страховая компания). Например, при страховании жизни главной характеристикой покупателя полиса, интересующей страховую компанию, является ожидаемая продолжительность его жизни. С точки зрения компании, идеальный клиент должен быть бессмертен. Поскольку покупатели полиса лучше осведомлены о состоянии своего здоровья, чем его продавец, данная ситуация подразумевает наличие скрытых характеристик. Не имея возможности наблюдать ожидаемую продолжительность жизни разных индивидов, страховая компания, скорее всего, будет предлагать всем одинаковый полис. При этом наиболее ценным он будет для тех индивидов, чье состояние здоровья оставляет желать лучшего, — и как раз этих людей компании менее всего хотелось бы иметь среди своих клиентов! Детально модель рынка страхования с учетом проблемы неблагоприятного отбора рассматривается в первом разделе следующего параграфа данной главы.

29.1.4. Проблема «принципал-агент», скрытые действия и моральный ущерб

В ситуациях с наличием скрытых характеристик (в том числе и в рассмотренном нами выше примере с рынком страхования) типовая принадлежность индивида в основном не зависит от его желаний и действий (скажем, ожидаемая продолжительность жизни может предопределяться не столько привычками, сколько наследственностью, да и сам образ жизни может быть обусловлен объективными, не зависящими от воли индивида факторами). Однако распространены и иные ситуации, в которых экономический агент может контролировать некую характеристику, важную для другой из сторон рынка. Такие ситуации демонстрируют так называемую проблему «принципала-агента» (или проблему «заказчика-исполнителя»). Этого типа проблема возникает, когда одна из сторон («принципал») нанимает другую сторону («агента») для выполнения какого-то задания. Суть проблемы — в том, что цели и интересы указанных сторон могут не совпадать, скажем, их мнения о способах выполнения задания могут расходиться, и при этом «принципал» не способен непосредственно отслеживать поведение «агента», - иными словами, имеют место скрытые действия последнего.

Отличие ситуаций со скрытыми действиями от ситуаций со скрытыми характеристиками - в следующем. В первом случае требуется установление экономических взаимосвязей для передачи информации от информированной стороны к неинформированной. Именно в такого рода передаче информации и состоит смысл сигнализирования. Во втором случае проблемой является не передача информации, а наличие стимулов: неинформированная сторона хочет быть уверена, что у информированной стороны имеются необходимые стимулы для выполнения требуемых действий. Но, поскольку эти действия непосредственно не наблюдаемы, невозможно составить такой контракт, который прямо обеспечивал бы соответствующую мотивацию информированной стороны.

Поэтому данная сторона вполне может осуществлять неверные действия, наносящие неинформированной стороне моральный ущерб. В следующем параграфе эта проблема будет рассмотрена в контексте построения соответствующей модели для рынка страховых услуг.

 

29.2. Асимметрия информации на рынке страховых услуг

 

29.2.1. Неблагоприятный отбор

В реальной действительности потенциальные покупатели страховки могут сталкиваться с разными вероятностями наступления-, страхуемого случая, причем отчасти эти разные вероятности могут находиться под их собственным контролем. Так, в области страхования жизни избираемые самим пациентом образ жизни, привычки в отношении курения, степень спортивных и физических нагрузок являются важными факторами, определяющими вероятность тех или иных заболеваний. Отложив дальнейшие рассуждения по данному вопросу до следующего параграфа, мы пока остановимся лишь на тех различиях между индивидами, которые присуши им внутренне, т.е. находятся за пределами их контроля.

Предположим, что имеется только два типа индивидов — Z, и Н: те, кто готов идти лишь на малый риск, и для них вероятность наступления страхового случая есть pL, и те, кто готов идти на большой риск, и для них вероятность наступления страхового случая есть рн > pL. Во всех прочих отношениях индивиды совершенно идентичны. Доли индивидов каждого типа в обществе составляют соответственно X и 1 — X. Поэтому средняя вероятность того, что страховое покрытие будет востребовано согласно контракту страхования, есть:

p = XpL + (l- 7,)Рн. (29.1)

Если страхователю (страховой компании) до заключения контракта удается точно установить принадлежность клиента к тому или иному типу индивидов и если рынок страховых услуг является конкурентным в смысле соответствия предпосылкам, принятым нами в главе 20, то налицо случай страхования при полной информации, иллюстрируемый рис. 29.1.

0          W„     WL       W* wx

На этом рисунке представлены два типа равновесных положений: для индивида, идущего на малый риск, и для индивида, идущего на большой риск. Бюджетная линия (она же — линия ожидаемой стоимости) для первого есть линия EL с наклоном —О — РдІРи Для второго есть линия Ен с наклоном -(1 — рн)/рн. Каждое из равновесий отражает заключение с индивидом справедливого контракта страхования с полным страховым покрытием, соответствующего именно данному типу индивида. Отметим, что индивид типа Я предпочел бы купить контракт на условиях для индивидов типа L, поскольку он предусматривает более низкую страховую премию, но при предпосылке о наличии полной информации ему никогда его не предложат. Разумеется, индивид каждого типа получает одинакового размера компенсацию: С = L (С— компенсация, L— страховой ущерб).

А теперь предположим, что информация асимметрична, в смысле неспособности страхователя до заключения контракта точно установить принадлежность клиента к типу L или к типу Я, в то время как сам клиент знает, к какому типу индивидов он относится. Тогда положение, изображенное на рис. 29.1, не может быть равновесным: ведь все индивиды типа Я заявят о своей принадлежности к типу L, чтобы воспользоваться преимуществом выплаты более низкой страховой премии. Если страхователь, не имея возможности провести различие между двумя типами индивидов, будет руководствоваться этой информацией и продаст страховку по низкой страховой премии pLL, то в среднем понесет убытки, так как ожидаемая стоимость компенсационных выплат составит р L на клиента, и если Х < 1, то р > pL. Поскольку р = pL + (1 — Х)рн, средний убыток страхователя в расчете на один контракт страхования составит:

(р - Pl)L = (1 - ){рн - pL)L. (29.2)

Следовательно, его средний убыток будет тем больше, чем меньшая доля населения приходится на «низкорисковых» индивидов, чем больше разность вероятностей наступления страхового случая и чем больше компенсация за потери, выплачиваемая согласно страховому контракту.

Проблема, однако, состоит в том, что в отсутствие возможности индентифицировать клиентов по принадлежности к определенному типу страхователь уже не может позволить себе предлагать индивидам типа L полное страховое покрытие по справедливой цене — существование покупателей страховки, готовых идти на высокий риск, но имеющих стимул к тому, чтобы выдавать себя за «низкорисковых» индивидов, фактически исключает возможность заключения с последними контрактов с полным страховым покрытием. Это — пример проблемы неблагоприятного отбора: «отбор» клиентов, производимый страхователем, неблагоприятен для него самого.

Разумеется, существует приемлемый для страхователей контракт, позволяющий им в среднем иметь нулевую прибыль. Если всем клиентам предложить полную страховку по «усредненной»

справедливой премии, отражающей совместное несение клиентами рисков, т.е. премии р L, то доход от премии вновь сравняется со средними притязаниями на страховые выплаты. Рисунок 29.2 отображает ситуацию, в которой такой страховой контракт является единственно доступным.

На этом рисунке Е — линия ожидаемой стоимости с наклоном —(1 —р)/р. Главное в этом страховом контракте то, что ни один из типов покупателей страховки не получает наиболее предпочитаемый им набор: точка ё на рис. 29.2 не является точкой касания с кривой безразличия для индивида какого-либо из двух типов. Поскольку р > pL, индивиды типа L предпочли бы купить меньше, чем полное страховое покрытие, в то время как в силу рн> р индивиды типа Я предпочли бы купить больше, чем полное страховое покрытие. Однако если бы то и другое было разрешено, страхователи вновь понесли бы в среднем убытки.

Чтобы убедиться в этом, обозначим через Сн > L сумму компенсации, которую выбрали бы «высокорисковые» индивиды при справедливой премии рСн и через CL< L сумму компенсации, которую выбрали бы «низкорисковые» индивиды при справедливой премии pCL. Доход на один контракт от страховой премии тогда составил бы:

XpCL + (1 -Х)рСн, (29.3)

а среднее притязание на страховую выплату в расчете на один контракт исчислялось бы суммой:

+О ~ ^яся- (29.4) Вычтя равенство (19.3) из равенства (29.4), получаем величину среднего убытка в расчете на один контракт:

ЦІ -Х)(ри-Рі)ІСи- CL. (29.5) Отсюда видно: проблема возникает из-за того, что те индивиды, которые требуют большей компенсации (Ся> CL), с большей вероятностью предъявят притязания на страховую выплату

(Рн > Рд-

Из сказанного следует, что если бы страхователи и далее хотели предлагать страховку с совместным несением клиентами рисков по справедливой премии р С, им пришлось бы уточнить не только сумму премии, но и сумму компенсации на один контракт. Как показывает равенство (29.5), безубыточность деятельности страхователей требует, чтобы CL = Сн, т.е. всем клиентам следовало бы предложить одинаковую компенсацию С = L при справедливой премии pL в условиях совместного несения ими рисков. Однако эта ситуация не была бы равновесной, поскольку ни тот, ни другой тип индивидов и, в частности, индивиды типа L не покупали бы наиболее предпочитаемый ими страховой контракт.

Действительно, ситуация, отображенная на рис. 29.2, не может

быть равновесной. В точке ё линия Е пересекает кривые безразличия индивидов обоих типов, причем кривая безразличия индивида типа L, uL, в этой точке непременно оказывается круче. Допустим, что рынок находился бы первоначально в точке ё, где все покупали бы описанный страховой контракт. Тогда страхователь мог бы предложить рынку новый страховой контракт со следующими свойствами:

1)         он не был бы убыточным;

для индивидов типа L был бы предпочтительнее контракта в точке ё;

для индивидов типа Я, напротив, не был бы предпочтительнее контракта в точке ё.

В силу этого данный контракт мог бы продаваться лишь индивидам типа L. Пример такого контракта — любой контракт, предлагающий попадание в точку между а и b на линии EL рис. 29.2. Такая точка находится выше уровня полезности u~L и потому предпочитается индивидами типа L, но ниже уровня полезности ин и потому не предпочитается индивидами типа Н. А поскольку она предполагает менее чем полную компенсацию С < L при справедливой премии pLC, такой контракт безубыточен даже при покупке лишь индивидами типа L. Контракт, позволяющий «низкорисковому» индивиду попасть в любую точку заштрихованного сегмента аЬёс на рис. 29.2, обладал бы свойствами (2) и (3), в то время как контракты, приводящие клиентов в точку под линией EL, приносили бы, кроме того, положительную ожидаемую прибыль.

Таким образом, на конкурентном рынке страховых услуг ситуация, в которой всем покупателям предлагается полная компенсация С = L при справедливой премии pL, с совместным несением риска, не может быть устойчиво равновесной, так как для страхователей более прибыльно предложить к продаже контракты с выплатой менее чем полной компенсации, приобретаемые лишь индивидами типа L. Интуитивное объяснение этому состоит в том, что последние согласны на менее чем полное покрытие в обмен на достаточно низкую страховую премию.

Если бы «низкорисковых» покупателей вынудили переключиться на более привлекательный для них контракт, то контракт, предлагающий полную компенсацию при премии рL, перестал бы быть безубыточным — он покупался бы лишь «высокорисковыми» индивидами, и поэтому ожидаемое притязание в расчете на один контракт равнялось бы величине pHL.

Итак, мы только что выяснили, что положение, в котором индивидам обоих типов предлагается один и тот же контракт, не может быть «закреплено» в качестве равновесного. Иными словами, равновесия при совместном несении риска не существует. В этой связи закономерно возникает вопрос: а возможно ли установление равновесия, в котором индивиды разных типов покупали бы разные контракты? Ниже будет показано, что существование такого раздельного равновесия зависит от величины X.

Для существования раздельного равновесия должны выполняться три нижеследующих условия.

Условие самоотбора: «высокорисковые» индивиды должны предпочитать «свой» контракт контракту, предлагаемому «низкорисковым» индивидам, и, наоборот, т.е. индивиды должны сами выбирать контракт, соответствующий их типовой принадлежности.

Условие безубыточности: поскольку мы продолжаем придерживаться предпосылки о конкурентности рынка страховых услуг, заключаемые страхователями контракты не должны приносить ни прибылей, ни убытков. Это означает, что при «раздельном» равновесии индивидам обоих типов предлагается платить справедливую страховую премию.

3. Условие невхождения: исключается возможность предложения страхователем контракта нового вида, который был бы прибыльным и вызывал изменения в поведении покупателей страховки. Вспомним, что именно исходя из возможности вхождения на рынок в указанном смысле мы смогли показать, что равновесия с совместным несением рисков не существует.

Как мы видели, в условиях асимметрии информации ситуация, в которой индивидам обоих типов предлагается полная компенсация при справедливой страховой премии, нарушает условие самоотбора — и в этом состоит проблема неблагоприятного отбора.

Рассмотрим, однако, контракты, приводящие клиентов в точки ен и eL на рис. 29.3.

«Высокорисковым» индивидам предлагается полное страховое покрытие по справедливой для них премии pHL. «Низкорисковым» индивидам предлагается, по справедливой для них страховой премии, лишь частичная компенсация, достаточная для попадания в точку eL на линии EL. Указанные контракты удовлетворяют и условию самоотбора, и условию безубыточности: «высокорисковые» индивиды не проводят различия между точками ен и eL и поэтому, как мы будем считать, выбирают ен; «низкорисковые» индивиды, разумеется, предпочитают eL; и тот, и другой контракты безубыточны, так как находятся на соответствующих линиях ожидаемой стоимости. Однако эти контракты могут быть как равновесными, так и неравновесными.

Пусть вначале величина X такова (достаточно велика), что линия Е' на рис. 29.3 соответствует усредненной вероятности р = XpL + (1 - Х)рн, т.е. имеет наклон -(1 —р)/р. Тогда ен и eL не являются точками равновесия, поскольку не удовлетворяют условию невхождения.

Чтобы это увидеть, обратите внимание на то, что любая из точек заштрихованной области предпочитаема как «высокорисковыми», так и «низкорисковыми» индивидами и по меньшей мере безубыточна: следовательно, страхователь мог бы предложить такой контракт с совместным несением рисков его покупателями, который заместил бы раздельные контракты, приводящие их в точки ен и eL. Таким образом, раздельного равновесия не существовало бы. Однако, как было показано нами ранее, равновесия с совместным несением рисков также не существует, и потому в рассматриваемом случае равновесия просто нет.

Пусть теперь величина X достаточно мала, чтобы порождать линию ожидаемой стоимости Е", соответствующую усредненной вероятности р. Тогда не может быть точки, которая, будучи хотя бы безубыточной (т.е. находясь на линии Е" или под ней), в то же время предпочиталась бы «низкорисковыми» индивидами по сравнению с точкой eL. В этом случае, следовательно, условие невхождения удовлетворяется, и раздельное равновесие существует. Линия Е* на рис. 29.3 определяет критическое значение величины X: для более высоких значений X равновесия не существует, для более низких — существует.

Полученный результат может иметь следующее объяснение. При контрактах, приводящих их покупателей в точки ен и eL, бремя издержек проблемы неблагоприятного отбора несут, в определенном смысле, «низкорисковые» индивиды. Чтобы сделать контракт, рассчитанный на этих индивидов, непривлекательным для индивидов «высокорисковых», следует, невзирая на более низкую премию, наложить ограничение на степень страхового покрытия — «низкорисковых» индивидов надо заставить «недостраховаться» ровно в той мере, чтобы «отвратить» от данного контракта «высокорисковых» индивидов. «Низкорисковые» индивиды охотно заплатили бы больше, чем справедливую для них страховую премию, чтобы получить большее страховое покрытие, — и в случае, характеризующемся отсутствием равновесия, фактически именно это и происходит. Поскольку доля индивидов данного типа достаточно велика, справедливая страховая премия при совместном несении рисков не намного выше справедливой страховой премии лишь для «низкорисковых» индивидов, и поэтому последним может быть предложено большее страховое покрытие по цене, которую они готовы заплатить. Стало быть, раздельные контракты не могут поддерживаться. С другой стороны, если доля «низкорисковых» индивидов не слишком велика, страховая премия при совместном несении рисков оказывается чересчур высокой по сравнению со справедливой страховой премией для «низкорисковых» индивидов как таковых, и они уже не хотят покупать дополнительное страховое покрытие. Следовательно, раздельное равновесие существует. Все, таким образом, зависит от значения величины X, являющейся экзогенным параметром модели.

Если X столь велика, что равновесия не существует, рынок страхования будет, скорее всего, пребывать в состоянии постоянного изменения. Так, если предлагаемые на нем контракты предусматривают одинаковую для всех компенсацию при справедливой страховой премии в случае совместного несения рисков, то найдется страхователь, который сочтет прибыльным ввести контракт с более Низкой премией и более ограниченным покрытием, привлекательный только для «низкорисковых» индивидов. Появление такого контракта сделает существующие контракты с совместным несением рисков неприбыльными, и, скорее всего, на рынке наступит период, когда будут предлагаться раздельные контракты. Но потом кто-то сочтет для себя прибыльным предложить контракт с совместным несением рисков и т.д.

Если же 5^ достаточно низка для того, чтобы существовало раздельное равновесие, на рынке будет предлагаться устойчивый набор дифференцированных контрактов.

На практике это может принимать следующую форму: предлагается «стандартный» контракт, предусматривающий полное страховое покрытие по конкретной премии.

Однако имеется возможность получить скидку на премию при^ условии сокращения степени покрытия. Итак, индивидам, считающим себя «низкорисковыми», предлагается отдельный контракт. Такое явление на рынках страховых услуг нередко, и объяснение этому дает анализ, проведенный в настоящем параграфе.

29.2.2. Проблема морального ущерба

Зачастую индивид способен осуществить некие (сопряженные с расходами) действия, снижающие вероятность наступления исхода, от которого он страхуется (страхуемого исхода). Например, вероятность ограбления со взломом можно уменьшить, если установить в доме хитроумные замки и систему сигнализации.

Примем упрощающую предпосылку о том, что индивид имеет возможность произвести единовременные расходы, изменяющие вероятность наступления страхуемого исхода с р0 до ра < р0. Эта ситуация представлена на рис. 29.4.

Начальный запас богатства индивида представлен (как и на всех предшествующих рисунках настоящей главы) набором W°= (W°, W$). Если индивид понесет расходы в размере а, то структура его богатства будет описываться уже набором g ( — а, W\% — о). Если он не станет производить эти расходы, то его выбор будет ориентирован на линию ожидаемой стоимости Е°, с наклоном —(1 — p^/pq. Если же он их произведет, то столкнется с линией ожидаемой стоимости Е°, с наклоном -(1 — ра)/ра, которая круче, чем Е°, но исходит из точки g.

Сначала предположим, что страхователь имеет возможность без издержек наблюдать то, производит ли индивид расходы а. В таком случае ему могут быть предложены два типа страховых контрактов. Один из них предусматривает полное страховое покрытие по справедливой страховой премии p0L, при условии неосуществления расходов а, что подразумевает равновесие в точке b на рис. 29.4. Другой предусматривает полное страховое покрытие по более низкой премии, при условии осуществления расходов а, что подразумевает равновесие в точке с на рис. 29.4. Очевидно, что, поскольку с находится правее b на линии уверенности ОС, индивид предпочел бы истратить сумму а и полностью застраховаться по более низкой премии.

Теперь, однако, предположим наличие асимметрии информации, в том смысле, что страхователь ни при каких издержках не способен наблюдать, производит ли индивид расходы а. Тогда ситуация, в которой страхователь предлагает полную страховку по премии p0L, не может быть равновесной, так как покупатели контракта сочтут для себя оптимальным купить контракт, но при этом не тратить суммы а, что приведет их в точку d на рис. 29.4. Поскольку истинная вероятность события есть р0 > ра при а = О, страхователи понесут убытки от продажи такого контракта.

Таким образом, мы видим, что наличие асимметрии информации — в данном случае неспособность страхователя наблюдать истинную величину а — подразумевает следующее: предложение определенного рода контракта дает индивиду стимул к выбору уровня расходов, при котором вероятность страхуемого события отлична от вероятности, положенной в основу контракта. Это — проблема морального ущерба. Подчеркнем: проблема состоит не в том, что страхователь должен каким-то образом отследить истинный выбор индивидом величины а — данная величина совершенно предсказуема. При любом контракте индивид выберет тот уровень а, который для него лучше. Проблема, скорее, в том, чтобы сконструировать контракт, в рамках которого значение предполагаемой вероятности страхуемого события соответствует величине а, выбираемой индивидом по такому контракту. При этом конструируемый контракт должен быть равновесным в смысле, определенном в предыдущем параграфе: он должен быть безубыточным, и не должно существовать никакого другого, по меньшей мере безубыточного, контракта, который покупатели ему бы предпочли.

Один из контрактов такого рода, не сопряженный с пробле-. мой морального ушерба, графически иллюстрируется рис. 29.5.

Страхователи могут просто предположить, что индивиды выберут а = 0 и поэтому предложат лишь контракт с полной страховкой по справедливой премии p0L. Будет ли тогда b точкой равновесия? Возможно, и нет. Покажем это.

Обратимся к рис. 29.5, отличающемуся от рис. 29.4 только добавлением кривых безразличия її*, w0*, и линии ее', параллельной линии gW0. Допустим, что страхователи предлагают контракт с компенсацией С* < L и премией раС'', такой, что индивид перешел бы из точки g в точку е, если бы осуществил расходы в раз-

 

о

 

Рис. 29.5. Решение проблемы морального ущерба

мере а, и из точки W0 в точку е', если бы не осуществил. В точке е индивид находится на кривой безразличия її*, а в точке е' он

находится на кривой безразличия ы0*. При этом он не делает различий между указанными положениями, поскольку названные кривые безразличия пересекаются в точке /на линии уверенности ОС и потому представляют одну и ту же ожидаемую полезность, т.е. її* = ы0*. Различие состоит в том, что її* рассчитывается на основе вероятности ра (сумма а была затрачена), а ы0* — на основе вероятности р0 (сумма а не была затрачена). Наконец, поскольку точка/на линии уверенности ОС располагается правее точки Ь, индивид предпочел бы данный контракт контракту полного страхования по премии p0L: сокращение покрытия более чем компенсируется сокращением премии.

Как мы видим, контракт (р0С*, С*) разрешает проблему морального ущерба, поскольку индивид не предпочитает точку е' точке е. Решение проблемы достигается благодаря тому, что по этому контракту предлагается менее чем полная страховка по справедливой премии. Индивид тратит сумму а, побуждаемый стремлением снизить шанс несения убытков в размере L — С*: тот факт, что он сам понесет часть убытков, мотивирует его к снижению вероятности потерь. Обратим вимание на то обстоятельство, что при выборе покупателем точки е контракт (р0С*, С*) является безубыточным. Следовательно, в данном случае Ь не может служить точкой равновесия.

Однако откуда нам известно, что контракт (р0С*, С*), с означенными свойствами, всегда существует? А если это так, то будет ли он равновесным? Для ответа на эти вопросы рассмотрим более детально ожидаемые полезности, связываемые с различными точками - е, е' и b (см. рис. 29,5).

Во-первых, в точке b богатство индивида в каждом из состояний есть W - p0L, так что ожидаемая полезность составляет:

и*ь = u^-PvD. (29.6) В точке е, где находится индивид, покупающий контракт (р0С*, С*) с С* < L, при расходовании суммы а его богатство в каждом из состояний есть соответственно:

WX = W- РоС - а; (29.7)

W2 = W + С* - раС* -a=W» + (l- ра)С* - а, (29.8) и ожидаемая полезность есть:

К = (1 - P>(Wl - РаС' - °) +

+ Раи(№ + (1 - Ра)С - а). (29.9) Наконец, в точке е', где находится индивид, покупающий контракт (р0С, С*) без расходования суммы а, его богатство в каждом из состояний есть соответственно:

Wx = W*-p0C*; (29.10)

W2 = W\% + (1 - ра)С (29.11) и ожидаемая полезность есть:

К = (1 -РоМ\^-Рас*) +

+ А>"(^ + (1 -Ра)С*). (29.12) Теперь рассмотрим С* как переменную, принимающую знаг чения в диапазоне:

04 С* < L.

Сначала обратим внимание на то, что, с одной стороны, величина С* не оказывает воздействия на й*ь в равенстве (29.6): она, по сути дела, является константой. С другой стороны, из равенств (29.9) и (29.12) видно, что и її*, и м0* должны расти с ростом С* и что это - единственная переменная в указанных выражениях (величиныра, Ро,анЬ- неизменные). Более того, равенства (29.9) и (29.12) указывают на то, что при С* = L должно быть верно

W0 > иа

 

0. При этом

Теперь посмотрим, что произойдет, если С возможны два случая: либо

и* > ы0* (случай 1), либо

К ^ "о* (случай 2).

Рисунок 29.6 иллюстрирует происходящее в случае 1. На вертикальной линии справа отложены значения її* и м0* при С = L. Кривые показывают указанные величины ожидаемой полезности при изменении С от 0 до L. Если при С = 0 имеет место її* > ы0* (случай 1), то у этих кривых должна существовать по крайней мере одна точка пересечения, поскольку в итоге мы должны

прийти к ситуации її* < Ї70*. Предположим для простоты, что эта точка - единственная, С*, как показано на рисунке. Тогда это -наибольшая величина С*, которая разрешает проблему морального ущерба, так как для того, чтобы побудить покупателя страховки истратить сумму а, требуется выполнение условия

"р<К (29.13)

при выбранном С*.

Однако для того, чтобы это положение было равновесным, требуется также, чтобы данный контракт предпочитался контракту (РоА     - веДь не будь этого, конкурентный рынок страхования предложил бы покупателям именно этот последний контракт,

вытеснив при этом контракт (р0С*, С*). Но поскольку її*ь не зависит от С*, это не может гарантироваться. Может случиться, что

при С* щ < її* = ы0*, как показано на рис. 29.6 (а также на рис. 29.5). В этом случае можно сказать, что контракт (р0С , С ) является равновесным: он разрешает проблему морального ущерба, поскольку удовлетворяет условию (29.13), т.е. гарантирует соответствие между взимаемой страховой премией и истинным значением р, являющимся результатом выбранной по контракту величины а. Данный контракт безубыточен, и не существует никакого другого контракта, который при выполнении условия (29.13) и условия безубыточности приносил бы более высокую ожидаемую полезность.

Однако йь* может оказаться и столь высока, что превысит

значения її* и й0* в точке пересечения на рис. 29.5. В таком случае точка / находилась бы на линии ОС слева от точки b на рис. 29.6. Это тем более вероятно, чем больше величина а по сравнению с разностью р0 - ра. В подобном случае, хотя контракт, разрешающий проблему морального ущерба, и существует, он не является равновесным, так как контракт (p0L, L) безубыточен и приносит более высокую ожидаемую полезность.

О         с*        L С

Наконец, рассмотрим случай (2), когда, при С* = 0 її* < ы0*. В этом случае, как показывает рис. 29.7, кривые ожидаемых полезностей могут как пересекаться, так и не пересекаться при изменении С от 0 до L.

Если пересечения нет, контракта, разрешающего проблему морального ущерба, не существует. Если же кривые ожидаемых полезностей пересекаются, то, при наибольшем из значений С*, соответствующем этому пересечению, контракт (раС*, С*) разрешает проблему морального ущерба. Однако он может как быть, так и не быть равновесным, в зависимости от того, приносит ли он более высокую ожидаемую полезность, чем контракт (p()L, L).

Подведем итоги настоящего параграфа. Когда страхователь неспособен установить путем наблюдений, произвел ли индивид на самом деле расходы в размере а или нет, контракт (paL, L) не является равновесным. Он не будет безубыточным, так как покупатели страховки не истратят суммы а и поэтому подлинная вероятность страхуемого события есть р0, а не ра. В данном контексте это — проблема морального ущерба. Тогда можно сконструировать контракт, предлагающий частичную компенсацию С* < L, который разрешает проблему морального ущерба в том смысле, что дает покупателю страховки стимул к расходованию суммы а. Покупатель идет на эти расходы, чтобы уменьшить вероятность несения остаточных незастрахованных потерь в размере L — С*. Достаточное условие существования такого контракта состоит в следующем: при С = О ожидаемая полезность расходования суммы а выше, чем ее нерасходования. Или в математической форме:

(1 - Pa)u(W*- а) + pau(W - а) >

> (1 -PoMWb + Puu{Wf>. (29.14) Этим подразумевается, что при полном отсутствии страхования индивид на самом деле истратил бы сумму а. Однако даже при выполнении этого условия величины а, р0 и ра могут принимать такие значения, при которых контракт (p0L, L) принес бы более высокую ожидаемую полезность, и потому контракт частичного страхования (раС*, С*) не будет равновесным. Если же достаточное условие не выполняется, то контракт частичного страхования, разрешающий проблему морального ущерба, может как существовать, так и не существовать, а если и существует, то может не быть равновесным по названным нами причинам.

 

контрольные вопросы

Что такое асимметрия информации? В каких основных формах она может проявляться?

Чем различаются скрытые характеристики и скрытые действия? Приведите конкретные примеры экономических си

туаций, для которых характерны те или другие варианты сокрытия информации: а) на рынке страхования; б) на других рынках.

Какую роль на рынке со скрытыми характеристиками играют:

а)         скрининг; б) механизм самоотбора? Приведите конкретные

примеры.

В чем сущность проблемы «принципала-агента»? Приведите примеры существования такого рода проблемы и возможных подходов к ее разрешению.

а) Как соотносятся скрытые действия и проблема морального ущерба?

б)         Объясните, возможно ли разрешение проблемы морально-

го ущерба в рамках модели рынка страхования, приведенной

во втором параграфе настоящей главы.

 

Учебное издание

 

Александр Николаевич Чеканский Наталья Львовна Фролова

 

МИКРОЭКОНОМИКА Промежуточный уровень

 

Учебник

 

Редактор З.А. Басырова Корректор Е.А. Морозова Компьютерная верстка О.В. Савостиной

ЛР№ 070824 от 21.01.93.

Сдано в набор 15.03.2005. Подписано в печать 20.07.2005. Формат 60х90/16. Бумага офсетная. Гарнитура Newton. Печать офсетная. Усл. печ. л. 43,0. Уч.-изд. л. 42,43. Тираж 30 000 экз. (1 — 3000 экз.). Заказ № 7833. Цена свободная

 

, Издательский Дом «ИНФРА-М» 127214, Москва, Дмитровское шоссе, 107. Тел.: (095) 485-71-77. Факс: (095) 485-53-18. E-mail: books@infra-m.ru http://www.infra-m.ru

Отпечатано с готових диапозитивов издательства на ОАО "Тверской полиграфический комбинат"

170024. г. Тверь, пр-т Л        па, 5. Телефоп:(0822) 44-42-15

Интернет/Home page - www.tverpk.ru Электронная почта (E-mail) - sales@tverpk.ru

Ж

ISBN 5-16-002017-9

Подпись: 9785160020174

Подпись:  Подпись: О ЭКОНОМИКА
ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ
О ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ОРГАНИЗАЦИИ МАЛОЮ БИЗНЕСА В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ И В РОССИИ
О ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ЕСТЕСТВЕННОЙ МОНОПОЛИИ
О ВВЕДЕНИЕ В ЭКОНОМИЧЕСКУЮ
ТЕОРИЮ КОНТРАКТОВ О КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ
КООПЕРАЦИИ В ПЕРЕХОДНОЙ
ЭКОНОМИКЕ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ
ПОДХОД
О ПРОЕКТНЫЙ АНАЛИЗ: ПРОДВИНУТЫЙ КУРС
О МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА УЧЕТА
И ОТЧЕТНОСТИ О МАКРОЭКОНОМИКА. ЭЛЕМЕНТЫ
ПРОДВИНУТОГО ПОДХОДА

С 2004 года ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «ИНфРА-М»

выпускает серию

«УЧЕБНИКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО

ФАКУЛЬТЕТА МГУ

им. М.В. ЛОМОНОСОВА»

Учебники и учебные пособия серии -новое поколение учебников для университетского экономического образования.

По многим дисциплинам они выпускаются впервые в стране и создают основу для полноценной подготовки

экономистов высшего звена.

О ФИНАНСЫ ПРЕДПРИЯТИЙ: МЕНЕДЖМЕНТ И АНАЛИЗ

© ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНФОРМАТИКА. ВВЕДЕНИЕ

В ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ

ОСНОВЫ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ О ПРАВО И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

О ПЕРВЫЕ СИСТЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

О ЭКОНОМИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ: ФИЛОСОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

в МИКРОЭКОНОМИКА: ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ УРОВЕНЬ

О СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИИ

О ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

© ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОГРАФИЯ

О НАЦИОНАЛЬНЫЕ БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

в ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМПАРАТИВИСТИКА

ПУТИ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ О ИСТОРИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ О ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ О МИКРОЭКОНОМИКА

БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ О АНАЛИЗ ОТРАСЛЕВЫХ РЫНКОВ О МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭКОНОМИКА О ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА О САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ БИЗНЕСА О ТЕОРИИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ИЗМІНІ1ШИ

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |