Имя материала: Мировая экономика

Автор: Спиридонов И.А.

3. трудовые ресурсы. занятость и безработица

 

Понятие занятости

Занятость с точки зрения экономических позиций общества – это деятельность трудоспособного населения по созданию общественного продукта или национального дохода, а предоставление всем желающим и способным трудиться в общественном производстве ведет в идеале к полной занятости.

Занятость в общественном производстве не исчерпывает всех видов полезной занятости, таких как учеба в общеобразовательных и специальных учебных заведениях, служба в армии, занятость в домашнем хозяйстве, воспитание детей, уход за больными и престарелыми, участие в работе общественных организаций (не по найму) и т.д.

Учет всех видов экономической и социально полезной деятельности нашел свое отражение в понятии глобальной занятости. За ее пределами остаются те, кто по субъективным или объективным причинам не смог найти для себя полезную сферу деятельности, не противоречащую закону.

Решающее значение с точки зрения развития самого общества имеет занятость в общественном производстве, которая определяет как экономический потенциал общества, так и уровень и качество жизни населения в целом и благосостояние отдельных граждан. Занятость в общественном производстве можно рассматривать как продуктивную занятость, а соотношение продуктивной занятости с другими видами полезной занятости дает возможность определить рациональную занятость.

Какое значение имеют эти понятия для политики занятости на рынке труда?

Во-первых, они более точно определяют трудовой потенциал общества, участвующего в создании национального дохода, в условиях, когда участие и неучастие в общественном труде определяются не только экономическими факторами, но и потребностями самого человека, его приоритетами в сфере занятости и возможностями их реализации.

Во-вторых, они позволяют более точно прогнозировать объем трудового потенциала и его использование как в масштабах всей страны, так и по регионам с учетом их экономического и демографического развития.

В-третьих, появляется возможность более дифференцированно разрабатывать социальную политику, выбирать приоритеты, разрабатывать социальные программы, определять источники их финансирования и условия реализации.

 

Экономически активное и неактивное население

В международной статистике широко применяются категории «экономически активное население» и «экономически неактивное население».

Согласно рекомендациям МОТ к экономически активному населению относятся все лица, которые участвуют в производстве товаров и услуг, включая производство товаров для рынка, по бартерным каналам и для личного пользования. Это следующие категории: лица наемного труда – рабочие и служащие; самостоятельные работники; неоплачиваемые члены семьи; сезонные и случайные работники; лица, временно не работающие по объективным причинам (болезнь, отпуск и т.п.); учащиеся, совмещающие учебу с работой на режиме неполного рабочего времени; ученики и лица, проходящие профподготовку на производстве и получающие либо стипендию, либо заработную плату.

В разных странах определение экономически активного населения несколько различается, например по возрасту вступления в активную трудовую жизнь. В США этот возраст определен в 15 лет, как в большинстве других стран, в Швеции – 16 лет. Есть отличия и по категориям. Так, в Великобритании в состав экономически активного населения не входят учащиеся, работающие неполное рабочее время или ищущие работу. Они учитываются отдельно. В США в число экономически активного населения включаются неоплачиваемые члены семьи, но при условии, что в неделю обследования они проработали не менее 15 часов. Экономически активное население на текущий период в странах рыночной экономики определяется как «рабочая сила».

Трудовой статус экономически активного населения количественно определяется по числу отработанных недель или дней в определенный период времени (12 месяцев или один календарный год). По количеству отработанного времени экономически активное население подразделяется на занятых, безработных и частично занятых.

К экономически неактивному населению международная статистика относит всех, кто независимо от возраста не входит в категории экономически активного населения, о чем говорилось выше.

В составе экономически неактивного населения можно выделить также несколько групп. Самую большую группу составляют учащиеся очных форм обучения, домашние хозяйки, пенсионеры по старости и инвалидности, рантье, лица, получающие материальную поддержку от общественных организаций и частных лиц, и др.

К экономически неактивному населению относятся также отдельные функциональные группы населения, такие как занятые на неоплачиваемой общественной работе, лица, оказывающие добровольные, бесплатные услуги, другие лица, занятые деятельностью по оказанию милосердной помощи социально слабым слоям населения.

К той же категории экономически неактивного населения относятся лица трудоспособного возраста, которые могут работать, но не ищут работу в силу субъективных и объективных причин. Они составляют особую группу в классификации экономически неактивного населения.

 

Половозрастные характеристики

По половозрастным категориям деление трудоспособного населения на экономически активное и неактивное в странах с примерно равным уровнем развития экономики тем не менее различно. Это зависит и от политики, проводимой в сфере образования, и от кадровой политики на предприятиях, от развитости систем социального обеспечения, экономической конъюнктуры, развития НТП и других факторов. Например, какие тенденции можно проследить среди экономически активного населения молодых возрастов?

Так, по данным статистики об участии молодежи в возрасте 15-19 лет в общественном производстве страны можно условно разделить на две группы. В одной группе стран – США, Канада, Великобритания -- экономически активное население среди молодежи данной возрастной группы составляет более 50\%; в другой группе стран – Япония, Италия – примерно 20-30\%. Такая большая разница в степени участия молодежи данного возраста в общественном производстве объясняется требованиями к обязательному образованию: более жесткими в одних странах, более либеральными в других.

Какое влияние такая политика в области образования оказывает на рынок труда и общественное развитие в целом?

С одной стороны, раннее вступление молодежи на рынок труда воспитывает у нее уже с первых шагов установку на труд, на самостоятельность и инициативность в трудовой и общественной жизни, формирует такие качества рабочей силы, как мобильность, многопрофильность трудовой деятельности.

С другой – отсутствие законченного общего среднего или специального среднего и высшего образования ведет к пониженному стартовому уровню качества рабочей силы, повышать который приходится уже в процессе трудовой деятельности.

Кроме того, чем в более раннем возрасте вступает молодежь на рынок труда, тем выше неустойчивость ее занятости: высокая текучесть, безработица. Это ведет к прямым моральным и материальным потерям как у самой молодежи, так и в обществе в целом.

Взвешенная политика в отношении молодежи этой возрастной группы, комплекс мер по ее профориентации и адаптации к трудовой жизни определяют общую ситуацию с занятостью на рынке труда.

Среди молодежи в возрасте 20-24 лет доля экономически активного населения выравнивается. В первой группе стран она увеличивается в полтора раза: в США – с 55 до 76\%, Канаде – с 58 до 81\%, в Великобритании – с 57 до 77\%. Во второй группе стран эта доля увеличивается более значительно: в Японии – с 17 до 72\%, в Италии – с 28 до 68\%. Что же касается молодежи в возрасте 25-29 лет, то в большинстве стран она достигает практически пика участия в экономической жизни (82\% – в США, 85 – в Канаде, 78 – в Великобритании, 78 – в Италии, 90\% – в Швеции).

Специфические тенденции отмечаются в занятости экономически активного женского населения. У женщин рост активного участия в общественном производстве происходит в возрастной группе 20-24 года и затем снижается, что связано с появлением у них семейных обязанностей по воспитанию детей. Так, в США в возрастной группе 16-19 лет экономически активное население составляет 54\%. Затем его доля резко возрастает у женщин 20-24 лет – до 72\%. И потом, начиная с возраста 45-49 лет, постепенно снижается вплоть до 55-летнего возраста и резко идет на убыль в старших возрастных группах: 54,5\% в возрастной группе 55-59 лет, 35,2\% – 60-64 года, 16\% – в группе 65-69 лет. Аналогичные тенденции наблюдаются в Канаде.

В Швеции участие женщин в общественном производстве резко увеличивается: с 51\% в группе до 19 лет до 82\% в возрастной группе 20-24 года. Удельный вес экономически активного женского населения продолжает увеличиваться до 94\% в возрастной группе 40-44 года и не снижается ниже 80\% вплоть до возрастной группы 60-64 года. Затем происходит быстрое падение удельного веса женщин в общественном производстве.

Во Франции мы наблюдаем иную картину. Здесь максимальный удельный вес – 75,7\% – достигается в возрастной группе 25-29 лет, затем он снижается и в возрастных группах от 30 до 59 лет составляет в среднем с небольшими колебаниями от 71 до 63\%.

Весьма специфическое движение в занятости женщин отмечается в Японии. В этой стране участие женщин в общественном производстве по возрастным группам идет скачкообразно. Доля экономически активного населения среди девушек в возрасте 15-19 лет невелика – 17,3\%. Затем идет резкий скачок в возрастной группе 20-24 года, когда женщины еще не обременены семьей и воспитанием детей. Их доля участия в общественном производстве составляет 74,3\% – самый высокий удельный вес среди прочих возрастных групп. Потом удельный вес резко снижается и в группе 30-45 лет является наименьшим – 51,1\% – среди других групп трудоспособного возраста. Доля занятости женщин в общественном производстве вновь начинает расти и достигает второго пика 68-70\% в возрастных группах 40-44 и 45-49 лет, затем снижается. При этом участие женщин в общественном производстве продолжает оставаться высоким по сравнению с другими странами. Так, например, если в Японии экономически активное женское население в возрасте 65-69 лет составляет 26,3\%, то в США – 16, в Италии – 2,2, в Великобритании – 2,7\%.

Что же касается участия в общественном производстве лиц пенсионных возрастов, от 60 лет и старше, то можно отметить две страны, отличающиеся высокой долей» активности пожилых трудящихся в экономической жизни. В Японии в возрастной группе 65-69 лет экономически активное население составляет 38\%, в возрастной группе 70-74 года – 25\% и в возрастной группе 75 лет и старше – 11\%.

Частично такая высокая доля экономически активного населения среди лиц старших возрастов объясняется социальным статусом работников. В Японии более высокий удельный вес самозанятых работников, предпринимателей и помогающих членов семьи, чем в других развитых странах. Здесь надо отметить, что предельный возраст у рабочих и служащих для работы на предприятиях фирм составляет 55-60 лет, после чего работник получает выходное пособие размером в несколько годовых сумм заработной платы, и это помогает ему открыть собственное дело.

В Швеции также высок удельный вес экономически активного населения среди лиц старших возрастов: 51\% – в возрастной группе 60-64 года, 13\% – в возрастной группе 65-69 лет, 6\% – в возрастной группе 70-74 года, 3\% – у лиц 75 лет и старше. В этой стране на столь активное участие в общественном производстве лиц старших возрастов влияют благоприятные условия труда, льготный режим рабочего времени, развитая система услуг.

Помимо категории занятости, понимаемой как занятость в общественном производстве, есть категория незанятости. Эта категория включает два понятия – безработицы и вынужденной незанятости.

 

Кто входит в категорию безработных

Согласно определению международных организаций – МОТ и ОЭСР безработные – это люди, не имеющие работы, кто готов приступить к работе и ищет работу в течение последних четырех недель или кто уже устроился на работу, но еще не приступил к работе. Так, США безработными считаются гражданские лица, которые: 1) не имели занятости в течение недели обследования; 2) предпринимали усилия найти работу в течение предыдущих четырех недель (либо обращаясь непосредственно к нанимателю или к услугам государственной службы занятости, либо к друзьям); 3) лица, временно уволенные, или лица, нанятые на новую работу, которые должны приступить к работе в течение 30 дней.

В Японии безработным считается тот, кто не работал в течение недели обследования ни одного часа, в Великобритании – кто не имеет работы в течение недели обследования, ищет работу в течение этой недели или не может искать ее из-за болезни или кто ждет результатов переговоров об устройстве на работу.

Если определение статуса безработного в различных странах примерно одинаково и совпадает с определением международных организаций, то в отношении подсчета числа безработных имеются два методологических подхода. Первый подход состоит в определении числа лиц, отвечающих статусу безработного в период недели обследования (США, Япония). В Великобритании такой метод считается дорогостоящим и подсчет численности безработных ведется по числу поданных заявок в государственные службы занятости на пособие по безработице. Разница в подсчетах по двум разным методикам, как показало обследование, проведенное весной 1988 г., оказалась невелика: согласно международной методологии в стране насчитывалось 2,37 млн. безработных; согласно методологии, принятой в Великобритании, – 2,41 млн. человек. Однако качественные различия были существенными.

По международной классификации среди подавших заявки на пособие по безработице в Великобритании 630 тыс. человек не подпали под статус безработных, поскольку не искали работу и не могли приступить к ней. Из них 310 тыс. человек заявили, что не хотят работать, около 120 тыс. человек сказали, что хотят работать, но не могут приступить к работе в силу различных причин; 210 тыс. подавших заявки на пособия могли работать, но не искали работу, 60 тыс. из них были уверены, что не найдут работу. Кроме этих лиц еще 160 тыс. желающих получать пособия имели оплачиваемую работу в течение недели обследования и поэтому считались занятыми. У этих людей была низкооплачиваемая работа на неполную рабочую неделю. Вместе с тем 750 тыс. тех, кто согласно определению МОТ и ОЭСР был безработным, не подавали заявок на пособия по безработице и не регистрировались в службах занятости; 520 тыс. из этого числа были женщины, 70\% которых были замужними и искали работу на неполное рабочее время.

Таким образом, подсчет численности безработных по английской методологии более простой, но он не точен в отношении качественного состава безработных и требует дополнительных мер контроля за поведением лиц, считающих себя безработными и рассчитывающих на материальную помощь.

Иное дело, когда речь идет о трудоспособных лицах, которые хотели бы, но не могут трудоустроиться и которые в силу этих объективных причин не подпадают под статус безработных.

Кто же из тех лиц трудоспособного возраста, кто хотел бы, но не имеет возможности устроиться на работу, не подпадает под статус безработного?

 

Кого не включают в категорию безработных

Органами трудоустройства и статистикой развитых капиталистических стран не рассматриваются как безработные лица, проживающие в застойных районах, где нет и не предвидится свободных рабочих мест. Если даже люди, проживающие в этих районах, и предпринимали поиски работы, они быстро разочаровывались. По-английски они так и называются: «разочарованные работники» (discouraged workers). Эти лица не входят даже в экономически активное население.

По-разному в странах относятся к таким категориям населения, как впервые ищущие работу и возвращающиеся на работу после длительного перерыва. К первой группе относится прежде всего молодежь, ко второй – женщины, оставившие работу в связи с рождением и воспитанием малолетних детей.

Статистикой некоторых стран они включаются в понятие безработных, в других странах выделяются в самостоятельные группы. Основной же массив безработных – это лица, уволенные с предприятий и имеющие стаж работы. В эту категорию в основном входят работники, потерявшие работу вследствие структурных изменений в экономике и производстве, закрытия предприятий (учреждений), модернизации производства, перехода на новые виды продукции и т.д. Среди них люди различной квалификации и профессий, готовые работать по своей специальности на других предприятиях, пройти переподготовку и повысить свою квалификацию.

Они-то и составляют динамичный костяк безработных – источник пополнения квалифицированных, опытных кадров, требующих минимальной подготовки и переподготовки для работы на новых рабочих местах.

Деление неработающих людей трудоспособного возраста на вынужденно незанятых и безработных является основой политики занятости, предусматривающей разработку комплекса мер экономической, и социальной помощи нетрудоустроенным категориям населения.

 

Недозанятость (частичная занятость)

Это еще одна категория, требующая особого внимания в определении и проведении политики занятости. Недозанятость существует в двух формах: видимой и невидимой, другими словами – количественной и качественной.

Количественная форма недозанятости выражается в продолжительности рабочего времени, ее вынужденном сокращении по сравнению с нормативной, качественный аспект – это низкая заработная плата, низкая производительность труда, недоиспользование профессионально-квалификационного уровня работников и другие качественные аспекты использования рабочей силы. Недозанятость такого плана переводит проблемы занятости на уровень глобальных экономических проблем.

 

Международная миграция трудовых ресурсов

Экономика различных стран становится все более зависимой от мировых тенденций развития цивилизации. Сегодня ни одна страна не может добиться успеха, будучи в изоляции. Бурно происходящая интернационализация производства и капитала сопровождается интернационализацией рынка труда. Международная миграция стала неотъемлемой частью современной системы мирового хозяйства.

По оценкам экспертов, в начале 90-х годов количество временных иммигрантов, проживающих за пределами своих стран, составило более 25 млн. человек.

Использование иностранной рабочей силы уже давно стало непременным условием нормального процесса воспроизводства. В странах, активно использующих иностранных рабочих, целые отрасли экономики находятся в зависимости от импорта рабочей силы. Исследования, проведенные в Дюссельдорфе, показали, что результатом возможного отъезда иностранных рабочих может быть уменьшение объема строительных работ, закрытие многих детских садов, яслей, школ, прекращение транспортной уборки мусора. Еще более наглядны следующие цифры: во Франции иммигранты составляют 1/4 занятых в строительстве, 1/3 - в автомобилестроении; в Бельгии – половину горняков; в Швейцарии – 40\% всех строительных рабочих и т.д. В то же время для большинства развивающихся стран, осуществляющих экспорт рабочей силы, отказ от него означал бы потерю важнейшего валютного источника. Так, если в Египте эксплуатация Суэцкого канала в конце 80-х годов давала прибыль в 970 млн. долл., а туризм – 600 млн., то денежные переводы иммигрантов – 3,1 млрд. долл. А в такой стране, как Йемен, сумма эмигрантских переводов превосходила в тот же период поступления от экспорта более чем в 30 раз.

Миграция рабочей силы – явление сложное, неоднозначное, требующее пристального изучения в контексте современных тенденций развития мировой экономики, во взаимосвязи с другими процессами и явлениями экономической жизни общества.

Приведем данные, характеризующие современные мировые рынки иностранной рабочей силы. Всего из Европы эмигрировали в поисках средств к существованию 60-70 млн. человек. По данным за 80-е и 90-е годы, в поисках работы ежегодно эмигрируют 19,7-21,7 млн. человек. Число иностранных рабочих в Западной Европе составляет 4,1-6,5 млн., в США – 5-5,6 млн., в Латинской Америке – 3,5-4 млн., в странах Ближнего Востока и Северной Африки – 2,8 млн., в Западной Африке – 1,3 млн. человек.

Первый центр иммиграции сформировался в странах Западной Европы, где иностранную рабочую силу стали использовать на постоянной основе. Только в ЕС насчитывается 13 млн. иммигрантов и членов их семей, в том числе около 8 млн. (или 61\%) из стран, не являющихся членами ЕС. В ФРГ иностранная рабочая сила составляет 8\% от общего числа занятых, во Франции – 7\%, Швейцарии и Люксембурге – до 30\%.

Но особая роль иностранцев как дополнительной рабочей силы для стран иммиграции заключалась в том, что в межгосударственном передвижении в основном участвовала молодежь, как правило, до 25 лет, пригодная к интенсивному труду и физическим нагрузкам.

До последнего времени иностранные рабочие использовались преимущественно в тех сферах, где велика доля ручного труда . (строительство, сфера обслуживания), и в тех отраслях, где работа является слишком опасной, грязной или считается непрестижной для местного населения. Здесь доля иностранцев очень велика, порой доходит до 70\%, а это значит, что такие предприятия уже «сориентированы» на использование пришлой рабочей силы.

В связи с процессом объединения Европы во второй половине 90-х годов, по прогнозам Немецкого федерального института занятости, ускоренный экономический рост создаст рабочие места, но не вызовет иммиграции по образу и подобию 60-х годов. Страны ЕС будут неохотно совершать вербовку из третьих стран. Основные преимущества, как предполагается, получат Великобритания, Германия, Франция и страны Бенилюкса.

В Великобритании и Германии будет создано 40\% от всех новых рабочих мест, из них около 25\% – в промышленности, 50\% – в оптовой и розничной торговле, на транспорте, в строительстве. Возникает вопрос: если дополнительные рабочие места появятся в Северной Европе, в которой не предвидится рост населения, и в то же время миграция внутри ЕС существенно не возрастет, то каким образом будут заполнены вновь созданные места? По единодушному мнению большинства европейских экспертов, эти страны предпочтут внедрять новые трудосберегающие технологии, активнее использовать труд женщин и т.п.

Вторым центром иммиграции традиционно являются США, трудовые ресурсы которых исторически сложились именно за счет иммигрантов. Сейчас приезжая рабочая сила постоянно составляет около 5\%, а в прибрежных районах и больше (считая тех, кто не успел ассимилироваться).

Послевоенная иммиграция в США состояла из двух этапов: первый этап включал мощную европейскую иммиграцию в конце 40-50-х годах, до середины 60-х годов в США въехало около 7 млн. человек из Западной Европы. Второй этап начался в 1965 г. с принятия закона, создавшего условия, особо благоприятные для выходцев из Азии и Латинской Америки. Очевидно, 1993 г. стал началом третьего этапа, когда появились преимущества у иммигрантов из европейских стран, особенно из Ирландии, Великобритании (Северная Ирландия), Италии, Польши, а также из Аргентины. Подобная переориентация объясняется тем, что к началу следующего десятилетия США могут стать страной, где белые будут в меньшинстве в результате высокой рождаемости цветного населения. По прогнозам института Хадсона, с 1985 по 2000 г. доля белого населения в занятости уменьшится с 83 до 57\%, а цветного, напротив, возрастет с 10 до 20\%. Ожидается, что доля иммигрантов должна увеличиться с 7 до 22\%.

Если первоначально центрами притяжения рабочей силы были в основном индустриальные государства Западной Европы и Северной Америки, то в 70-е годы весьма стремительно сформировался мировой рынок труда в районе нефтедобывающих стран Ближнего Востока. Он, по существу, до последнего времени был третьим центром иммиграции. Сюда к началу 80-х годов оказалось стянуто около 3 млн. иностранных рабочих. Об интенсивности миграционного процесса свидетельствует значительный удельный вес иностранной рабочей силы в ее обшей численности. Так, в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) она составляла около 90\%, в Катаре – свыше 80\%, в Саудовской Аравии и Бахрейне – практически по 40\%, в Омане – 34\%. Главным экспортером рабочей силы в регионе был Египет, доля которого в общем количестве иммигрантов, въезжающих в страны Арабского Востока, достигла 75\%. Оставшиеся 25\% распределялись между Йеменом, Ираком, Ливаном, Сирией, Иорданией, Палестиной, также Пакистаном, Индией, Бангладеш и Филиппинами.

Четвертый центр иммиграции сформировался в Латинской Америке, где в основном Аргентина и Венесуэла принимают рабочих из соседних стран. Общее число иммигрантов достигает здесь 3 млн., подавляющее большинство которых составляли латиноамериканцы. Наиболее распространенной формой является сельская сезонная миграция, имеющая давние традиции. Однако существует миграция и более продолжительная по времени. Она характерна для работников промышленности и сферы услуг.

Межстрановая миграция имеет место и в Африке, и в Азии. Надо сказать, что в области миграции статистика не отличается большой достоверностью. Что же касается Африки, то статистический учет и вовсе не дает возможности устанавливать ее действительные масштабы и направления. По приблизительным оценкам, внутренняя миграция составляет 2 млн. человек. В основном более богатые страны берут неквалифицированных работников, специалисты, приезжающие из других регионов мира, составляют не более 500 тыс. человек. Страны Азии, являясь в подавляющем большинстве экспортерами рабочей силы, принимают высококвалифицированных специалистов по отдельным специальностям (около 300 тыс.). Наконец, Австралия использует 200 тыс. иностранных рабочих, многие из которых готовятся к получению гражданства страны пребывания.

Необходимо подчеркнуть, что миграционные процессы характеризуются не только количественными показателями, направлениями передвижения, но и квалификационными характеристиками мигрантов.

НТР формирует особый рынок высококвалифицированной рабочей силы, для него характерны высокое творческое содержание, самомотивация, основывающаяся на высоком уровне образования, высокая стоимость рабочей силы, приспособляемость ее к новым профессиональным условиям. Быстро меняющиеся условия производства часто требуют незамедлительных инъекций высококвалифицированных кадров, что даже при позитивных сдвигах в системе их подготовки в индустриально развитых странах вызывает серьезные затруднения. Начавшаяся еще в 50-х годах политика привлечения высококвалифицированных кадров из-за рубежа продолжается и даже увеличивается. Так, в США предпочтение при иммиграции в соответствии с решениями конгресса отдается высококвалифицированным рабочим, инженерам, менеджерам, медицинским работникам, ученым в области фундаментальной науки. Надо сказать, что нехватка высококвалифицированной рабочей силы наблюдается постоянно во всех развитых странах.

По прогнозам европейских экспертов, работники самой высокой квалификации будут наиболее мобильной рабочей силой. Либерализация коммерческого законодательства и увеличивающееся жизненное пространство для компаний будут стимулировать подвижность мелких и средних компаний внутри ЕС. В этих условиях спрос на рабочую силу высокой квалификации будет таким большим, что сюда устремятся эмигранты из третьих стран.

До последнего времени основными поставщиками кадров высокой квалификации в США и западноевропейские страны были Индия, Пакистан и Египет. Эта тенденция в ближайшем будущем может существенно измениться: произойдет переориентация в связи с изменением ситуации в восточноевропейских странах и бывшем СССР. Сказанное относится и к представителям особого рынка труда – спортсменам, артистам, музыкантам.

В то же время, как уже отмечалось, иммигранты занимаются и непрестижными, тяжелыми и вредными работами. Эти работе места даже в периоды кризисов при увеличении числа безработных не привлекают местное население. Таким образом, в индустриальных странах сложилась специфическая стратификация, когда самые нижние страты никто, кроме иммигрантов, не хочет занимать. В силу вышеперечисленных причин миграция рабочей силы низкой квалификации является достаточно устойчивым феноменом для экономик индустриальных стран. Главными представителями группы полу- и неквалифицированных эмигрантов являются группы из наименее развитых стран Азии и Африки. И в ближайшие пять-семь лет, несмотря на то, что уже приобрели определенное очертание некоторые сдвиги, вряд ли произойдет коренное изменение в сложившейся профессионально-квалификационной структуре мигрантов.

Государство довольно активно влияет на процесс иммиграции. При оживлении производства допускается либерализация импорта, при спаде происходит его лимитирование. Регулируется не только количество иммигрантов, но и профессиональная, квалификационная, половозрастная структура и, конечно же, продолжительность пребывания в стране. В странах-импортерах сложилась система государственных мер регулирования миграции. Она включает в себя законодательство о юридическом, политическом и профессиональном статусе, национальные службы иммиграции, а также межгосударственные соглашения.

На международном уровне странами-участницами ОЭСР создана служба, которая координирует деятельность национальных иммиграционных управлений. Иммиграционная политика проводится непосредственно через национальные службы иммиграции, которые обычно создаются при министерствах труда, юстиции или внутренних дел. Иммиграционные службы стран осуществляют функции контроля за въездом в страну иммигрантов. Они выдают разрешения, согласованные с заявками предпринимателей на въезд и работу, а также определяют время пребывания. Отметим, что регулирование продолжительности пребывания осуществляется в разных странах по-разному. Для ФРГ, например, в основном характерна жесткая ротация (пребывание от одного до трех-пяти лет без приезда семей). Причем срок пребывания иммигрантов здесь не регулируется в законодательном или принудительном порядке. Для Франции, Бельгии, Великобритании наоборот характерна «семейная иммиграция», приводящая к расширению внутреннего рынка. Наконец, для США, Канады, Австралии, Новой Зеландии наиболее приемлемой оказалась «ассимилированная иммиграция», предусматривающая получение гражданства после определенного срока непрерывного пребывания.

Регулирование миграционных процессов начинается с организации вербовки иностранных рабочих, осуществляемой на основе межправительственных соглашений. Соглашения определяют такие параметры, как количество вербуемых, возраст, пол, профессия, состояние здоровья и т.д. Аппарат вербовки, как и любой другой государственный аппарат, громоздок и неповоротлив. Именно по этой причине в странах-импортерах предпринимателям была позволена самостоятельная вербовка. Недостаточная эффективность вербовки государственными учреждениями и предпринимателями вызвала к жизни институт частных посредников.

Однако частная вербовка при отсутствии эффективного контроля способствует росту нелегальной иммиграции. Меры, принимаемые странами-экспортерами по отношению к нелегалам, регулярно пересматриваются и ужесточаются. Резкое увеличение количества нелегалов наблюдается обычно в годы кризисов, когда, с одной стороны, снижается квота, а с другой – под любым предлогом государство стремится уменьшить количество иммигрантов, находящихся в стране. В ход идут любые приемы, как достаточно цивилизованные (выплата премий иммигрантам, возвращающимся на родину, создание системы профессиональной подготовки для облегчения их трудоустройства), так и просто жесткие (насильственная высылка части иммигрантов из страны).

Сегодняшняя ситуация грозит новым бумом нелегалов из стран Восточной Европы. И большинство стран – традиционных импортеров рабочей силы – готовятся ответить ужесточением законодательства. Интерпол и национальные министерства внутренних дел разрабатывают программы по профилактике и борьбе с тяжелыми правонарушениями, с которыми уже втолкнулись страны, оказавшиеся первыми на пути эмигрантов из Восточной Европы и стран СНГ. О мерах борьбы с нелегальной миграцией уже объявили Австрия, Швеция, Финляндия. Более того, Швеция будет требовать от иммигрантов не только уже подписанного контракта на работу, но и знания шведского или английского языка, а также подтверждения достоверности о найме жилья.

Кроме того, даже наши восточноевропейские соседи принимают ряд защитных мер против иммиграции из стран СНГ. Так, Польша, Венгрия, Чехия и Словакия достигли соглашения об «ограничительных мерах» выезда из стран СНГ.

Каковы же перспективы успешного выхода на этот специфический рынок для России? Проникновение новых стран-участниц на рынок иностранной рабочей силы будет крайне затруднено, с одной стороны, ввиду неблагоприятной конъюнктуры самого рынка, а с другой – из-за противодействия как стран-импортеров рабочей силы, так и традиционных участников этого рынка, вероятных конкурентов России.

 

Экспорт рабочей силы

Экспорт рабочей силы сопровождается валютными переводами эмигрантов, выступающими в роли своеобразной платы за экспортируемый товар – трудовые ресурсы. Причем получение валютных доходов от экспорта рабочей силы не ведет к одновременным производственным затратам в стране происхождения, как это характерно для торговли товарами. У тех государств, которые в основном специализировались на экспорте трудовых ресурсов, эта доля удерживалась на высоком уровне и даже увеличилась (бывшая Югославия, Пакистан).

Существует четыре прямых источника валютных доходов от экспорта рабочей силы:

налоги с прибыли фирм-посредников;

непосредственные переводы иммигрантов на родину на поддержку семей и родственников;

личное инвестирование иммигрантов (привоз на родину средств производства и предметов длительного пользования, покупка земли, недвижимости, приобретение ценных бумаг);

капиталы от стран–импортеров рабочей силы, идущие часто на воспроизводство трудовых ресурсов, в социальную сферу.

Кроме того, возможны и прямые компенсации за утечку рабочей силы от стран-импортеров рабочей силы, этот вопрос уже обсуждался в МОТ.

Расчеты показывают, что валютная эффективность экспорта рабочей силы как минимум в пять раз выше валютной эффективности товарного экспорта. Поступления по этой статье за последние годы возрастали среди других поступлений развивающихся стран наиболее высокими темпами – 10\% в год. По-видимому, тенденция такого быстрого роста сохранится и в дальнейшем. Кроме того, товар могут купить или не купить, в течение года конъюнктура меняется, а рабочая сила по контрактам стабильно получает определенную сумму в валюте весь контрактный срок. Цены на отдельные товары то резко падают, то повышаются, а цены на рабочую силу только растут, причем устойчиво.

Крупные доходы в течение 80-х годов по трудовым переводам имели (в млрд. долл.): Португалия (3,8), Турция (3,3), Югославия (3,2), Египет (3,2), Пакистан (2), Индия (2,5), Италия (1,1), Испания (3,2), Иордания (0,5), Йемен (0,4), а в последние годы Польша (1,4) и Израиль (1,2). Получая миллиарды долларов ежегодно, многие из этих государств создали у себя экспортную специализацию по трудовым услугам, которая зачастую является единственным прочным источником валютных доходов. Кроме того, этот источник резко улучшает положение национальной валюты. А Турция и бывшая Югославия смогли сделать свою валюту конвертируемой благодаря тому, что их платежные балансы постоянно ориентировались на трудовые переводы.

Экспортом рабочей силы занимаются не только развивающиеся страны, но также и такие страны, как Италия, Португалия и Греция. Все дело здесь в разнице в национальных зарплатах, а не в общем уровне промышленного или технического развития. Кроме того, при переводе части заработной платы на родину трудящиеся-иммигранты сдают в банки иностранную валюту, а дома их семьи получают переводы в отечественной валюте, как правило, обладающей пониженной покупательной способностью по сравнению со сданной валютой.

Поскольку иммигранты переводят на родину лишь небольшую - часть средств из своих личных заработков, значительные средства привозятся реэмигрантами в виде валютных средств и ценных бумаг. В последние годы реэмигранты стали привозить все больше товаров производственного назначения, вплоть до машин и оборудования, которые находятся в их личной собственности и используются для организации небольших производств у себя на родине. В подавляющем большинстве стран правительственные постановления максимально поощряют ввоз иммигрантами средств производства: снижают или снимают таможенные пошлины и другие барьеры. Поскольку цены на машины и оборудование во всем мире в основном растут довольно быстро, то иммигранты, порой еще работая за рубежом и собираясь возвращаться домой, начинают организовывать кооперативы, чтобы купить технику.

Интересно отметить, что такие кооперативы пользуются финансовой поддержкой банков, которые предоставляют им кредит в случае, если их трудовых сбережений не хватает для приобретения всего необходимого оборудования, обеспечивающего полный производственный цикл. Таким образом, можно управлять не только эмиграцией, но и реэмиграцией, т.е. возвращением иммигрантов и их включением в свою национальную экономику уже в новом качестве. У государств, экспортирующих рабочую силу, при ее возвращении всегда встает проблема трудоустройства возвращающихся. Человек, вернувшийся из-за рубежа, обычно уже по-другому смотрит на свой труд, уровень своих заработков, на свои профессиональные возможности, способность к интенсивному труду. Это вызвано прежде всего тем, что тот, кому удалось найти работу за рубежом и благодаря своему интенсивному труду сделать накопления, по приезде выше оценивает свои профессиональные качества как работника, готов быть организатором трудового процесса, может передать приобретенные профессиональные навыки другим. В большинстве случаев процесс отходничества возвращает странам происхождения «обогащенные» трудовые ресурсы и в прямом, и в переносном смысле. Остается лишь умело распорядиться этим ценнейшим человеческим капиталом, создать возвращающимся благоприятные условия в экономическом, социальном, моральном и даже политическом плане. В ряде стран миграция позволяет исправить нарушения процессов расширенного воспроизводства рабочей силы. Это касается как численного, так и качественного роста трудовых ресурсов.

 

Российские проблемы

Необходимо признать, что процесс расширенного, а в ряде случаев и простого воспроизводства трудовых ресурсов в нашей стране нарушен. В большинстве регионов наблюдается падение прироста населения. Крайне низка оплата труда, не дающая человеку адекватной отдачи за те функции, которые он выполняет в своем трудовом процессе. А в условиях кризисного состояния экономики все это приводит не только к падению производительности, интенсивности и качества труда, но и к прямому разложению самой большой ценности государства – трудовых ресурсов. Таким образом, получается порочный круг, который довольно трудно разорвать.

Одним из эффективных путей такого «прорыва» может служить экспорт рабочей силы. Нет необходимости подчеркивать, что международная миграция в силу естественных экономических причин всегда была направлена из стран с более низким заработком в страны с более высоким. Таким образом, человек сможет, поехав на заработки за рубеж, прежде всего восстановить начальный воспроизводственный процесс, приобрести новые производственные навыки, купить технику, в том числе и производственного назначения (грани между бытовой и производственной техникой достаточно условны). Естественно, что человек, вооруженный современной техникой (компьютером, автомашиной и т.д.), ведет себя более активно в плане социально-экономическом, более грамотен в плане техническом. Главное же, постоянные потоки выезжающих и возвращающихся позволят «прокачать» нашу рабочую силу или хотя бы наиболее активную ее часть через зарубежные рынки труда, выправить процесс ее воспроизводства.

Следует учесть, что подготовка и принятие закона о порядке выезда и въезда в страну, с одной стороны, породили в нашем обществе очень большие ожидания и надежды на возможность временного заработка за рубежом, а с другой – рассматриваются ведущими мировыми державами как ключевой элемент демократических преобразований и как необходимое условие для постоянного предоставления крупных кредитов. Возникает необходимость создать концепцию участия России в международном трудовом обмене.

Для «захвата» хотя бы 10\% основных мировых рынков (т.е. l,5 млн. человек) при государственной экспансии, по расчетам, потребуется около 10 лет. Но в перспективе Россия могла бы постоянно держать за рубежом более 1-1,5 млн. работников при благоприятной мировой конъюнктуре и содействии других стран и получать ежегодный доход, по оценкам, в 10-20 млрд. долл.

Однако следует учесть, что зарубежные предприятия расходуют рабочую силу очень экономно и реально завоевать большую долю мирового рынка крайне сложно. Существующие оценки о возможности выезда более 5-6 млн. человек в течение двух-трех лет базируются на социологических исследованиях, выявляющих желание поработать за рубежом людей, как правило, там не работавших. Учет этих данных не мешает нам понимать, что главным регулятором миграции рабочей силы является ее страна-импортер. Государство-экспортер имеет возможность воздействовать на страну-импортера рабочей силы, по существу, только общей численностью рабочей силы, которая может быть использована. В связи с этим необходимо постоянно следить за конъюнктурой мирового рынка труда, вести научные исследования по этой теме.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 |