Имя материала: Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус

Пути глобализации

Поскольку растущая взаимозависимость регионов мира друг от друга и всех стран — от различного рода потрясений и кризисов связаны с процессом глобализации, то нам было интересно выяснить мнение экспертного сообщества об этом процессе и его характере в среднесрочной и отдаленной перспективе. Поэтому экспертов попросили: «Выберите наиболее вероятный, на Ваш взгляд, сценарий дальнейшего процесса глобализации в ближайшие 10 лет. Через 30—50 лет». Распределение ответов представлено на Диаграммах 19А и 19Б.

Для того чтобы избежать разночтений, необходимо отметить, что термины, характеризующие процесс глобализации, в известной мере условны. В нашем исследовании мы придерживались следующих широко распространенных определений:

«Неолиберальная глобализация» означает глобализацию, основанную на принципах либерализма, при допущении вмешательства национальных и наднациональных регуляторов в случае, когда достигнут консенсус о необходимости такого вмешательства.

 

«Мультиполярная глобализация» — это возникновение региональных кластеров, в которых процесс глобализации ограничен со стороны традиционных для локальных цивилизаций ценностей.

«Ограниченная глобализация» означает выпадение ряда регионов мира из процесса глобализации в силу низкого уровня развития, политики изоляционизма и т.п.

«Регионализация» предполагает остановку процесса глобализации и распад мира на отдельные, изолированные региональные кластеры

«Альтерглобализация» — глобализация в условиях приоритета социального развития населения Земли.

«Либеральная глобализация» — глобализация, основанная на классическом либеральном принципе laissez-faire, предполагающем невмешательство в процесс национальных государств и международных регулирующих органов.

Джей Пенисбург (Jay Penisburg), Франция, специалист по международному бизнес-праву, международная юридическия фирма: «Кризис показал несостоятельность либеральной модели. Думаю, что в следующие 10 лет будет происходит ограниченная глобализация, а в следующие 30—50 лет — кластеризация. Хотелось бы ошибиться».

Мы видим, что мировое экспертное сообщество больше склоняется к мысли, что в обозримом будущем (10 лет) все останется как прежде, рынок будет достаточно свободным, предполагающим вмешательство регулирующих органов в случае необходимости. Это же свидетельствует о том, что тренд мирового развития будет определяться исходя из требований и колебаний глобального рынка.

Д-р Иоаннис Коккорис (Dr. Ioannis Kokkoris), Греция, советник по экономическим вопросам, Управление по добросовестной конкуренции (OFT, Лондон): «Для следующих 10 лет я бы выбрал модель неолиберальной глобализации. Говорить о периоде в 30—50 лет — это заглядывать слишком далеко вперед. Если судить по тому, как все происходило и как улучшилось за последние 50 лет, то в следующие 30 лет у нас может произойти либеральная глобализация».

Анатолий Юшков (Anatol Yuskov), Канада, акционер и президент мебельной компании: «Думаю, что ценности будут дрейфовать в сторону все большего лицемерного либерализма».

Иоахим Зонтаг (Joachim Sontag), Германия, владелец Sontag Consult: «В 10-летней перспективе — неолиберальная глобализация. Этот выбор сделан ради усиления контроля и регулирования. Так или иначе, глобализация будет продолжаться. У меня нет ясного представления об отдаленном будущем, но я думаю, что будет мультиполярная глобализация».

Однако когда речь идет о более отдаленном будущем, то чаша весов склоняется к муль-типолярной глобализации, то есть «кластеризация» начинается уже сейчас и, по мнению экспертного сообщества, станет реальностью в перспективе 30—50 лет. При этом основания для такого заключения самые различные.

Лоуренс Харрисон (Lawrence E. Harrison), США, профессор Школы права и дипломатии Флетчера, Университет Тафта (Fletcher School at Tufts University): «Модель, наиболее желаемая в данном случае, — мультиполярная. И я верю, что изменения, которые она повлечет за собой, в конце концов приведут к модели демократического капитализма, в том числе и в России».

Федерико Майор (Federico Mayor), Испания, президент фонда Cultura de Paz: «Впервые за всю историю человечество сегодня способно выстроить единое мировое сознание,

привлечь большее число женщин к принятию решений и, используя дистанционный доступ, утвердить принцип многосторонних отношений».

Яцек Лесков (Jacek Leskow), Польша, проректор по науке, руководитель департамента эконометрии высшей школы бизнеса Новы Сонч, Национальный университет Луи (Nowy Sacz Graduate School of Business - National Louis University): «Определенно, мы сейчас вступаем в мультиполярный мир, и я думаю, это предпочтительная модель, потому что она обеспечивает большее лидерство сильным странам, с которыми ранее не считались. Я говорю о Китае, Индии и, возможно, России. Может быть, у России будет шанс перейти от экономики природных ресурсов к экономике высоких технологий. Так что мультиполярный мир — это благоприятная для человечества модель движения к будущему».

Решма Сохони (Reshma Sohoni), Великобритания, генеральный директор программы Seedcamp: «Как бы Запад ни пытался продвигать принципы свободы и демократии, к сожалению, всегда найдутся такие области, где будут пропагандировать обратное, чтобы удовлетворить потребности тех, кто не извлекает для себя пользы из демократии и свободы».

Незначительная часть экспертов склоняется к мнению, что будущее глобализации — за либеральным путем развития.

ЖЖ Элиас Каракицос (Elias Karakitsos), Великобритания, менеджер хедж-фонда; член Центра экономической и общественной политики, департамент земельной экономики, Кембриджский университет (Department of Land Economy, University of Cambridge): «Ксожалению, конкуренция между развивающимися странами будет способствовать укреплению либеральной модели глобализации, несмотря на то, что это худший из возможных сценариев».

Путь альтерглобализации оказался на предпоследнем месте в качестве ближайшего будущего, но занял третью позицию при рассмотрении возможной альтернативы через 30—50 лет. Это свидетельствует о том, что экспертное сообщество сохраняет определенную долю оптимизма и верит в возможность социального прогресса в рамках существующего сегодня тренда. Также этот результат можно объяснить ростом значения человеческого капитала для будущего развития, что, в свою очередь, означает увеличение как доли среднего класса, так и влияния социал-демократических идей, носителем которых выступает обычно средний класс.

Андерс Свенссон (Anders Svensson), Швеция, специалист по налогообложению в одной из международных аудиторских компаний, входящих в Большую Четверку (Big 4 in Auditing&Consulting): «Надеюсь, в долгосрочной перспективе будут альтернативные процессы глобализации, хотя я и не очень оптимистичен в своем прогнозе...»

Гаэтано Капассо (Gaetano Capasso), Бельгия, управление инвестициями, трейдер на фондовых рынках (Германия, Великобритания, Франция, Италия): «В следующие 10 лет, я думаю, будет социальный прогресс, потому что этого требует общество, а политики ищут пути того, как с помощью своих действий получить большее количество голосов...»

Для большей наглядности распределения мнений экспертов категории были укрупнены, их число сокращено до трех, получивших условные названия: «Классический либерализм» (включает в себя категорию «Либеральная глобализация»); «Реформированный либерализм» (сюда включены категории «Альтерглобализация» и «Неолиберальная глобализация») и «Уход от глобализации» (категории «Ограниченная глобализация», «Регионализация» и «Мультиполярная глобализация). Укрупнение сделано в отношении прогноза на ближайшие 10 лет. Данные отражены на Диаграмме 20А.

Как видно из Диаграммы 20А, мнения экспертов разделились почти поровну — примерно половина является сторонниками «Реформированного либерализма» и такое же количество экспертов считают, что мир пойдет по пути «Ухода от глобализации».

Весьма невелика доля приверженцев «Классического либерализма». Этот результат можно объяснить радикализмом позиции. Нельзя исключить, что развитие всего мира в соответствии с какими-либо едиными, ясными и определенными правилами могло бы быть эффективным. Но сразу же возникает вопрос о том, насколько такие правила приемлемы для всех или хотя бы для большинства в мире. Попытки реализовать «классический либерализм» в чистом виде в странах Восточной Европы и в России в период реформ не были удачными: в конце концов каждая из стран вынуждена была искать свою особенную модель, наиболее приемлемую как с точки зрения экономической эффективности, так и с точки зрения внутриполитической стабильности. Неочевидны и мотивы для всех стран в одночасье принять единые правила игры, тем более такие, которые заведомо одних поставят в выигрышную позицию, а других — в проигрышную.

В отношении выбора между «Реформированным либерализмом» и «Уходом от глобализации» мнения распределились практически в равных долях.

Фактически в данном случае мы имеем дело с выбором между различными позициями по отношению к модификации существующей глобализационной модели.

В случае с категорией «Реформированный либерализм» предлагается принять единые унифицированные принципы глобализации с учетом внесения поправок на те или иные процессы, происходящие в рамках современной модели капитализма. Например, альтерглоба-лизм является отражением растущего влияния среднего класса в экономике развитых стран. Многочисленные предложения об изменении мировой финансовой архитектуры отражают выход финансовых рынков на новый уровень сложности. Но так или иначе, глобализация на основе реформированного либерализма означает глобализацию на единых для всех, унифицированных принципах, по отношению к которым региональная и национальная специфика играет подчиненную, производную роль.

Напротив, «Уход от глобализации» предполагает модификацию существующей капиталистической модели, исходя из региональных и национальных предпочтений и специфики. Этот путь утверждает приоритет принципов регионального развития над принципами унификации, основанной на эффективности, социальной стабильности, устойчивости развития и т.п. При этом общеэкономической теории, согласно которой любая кластеризация рынка ведет к потере эффективности, сторонники «Ухода от глобализации» могут противопоставить соображения роста совокупной эффективности за счет реализации регионального потенциала, основанной на использовании специфики, которая в условиях усредненных для всех правил не может быть воплощена в жизнь в полной мере. Наблюдая за развитием

Китая, Японии, Южной Кореи и «Юго-Восточных тигров», нельзя не согласиться с резонностью такой постановки вопроса.

Это свидетельствует о том, что вероятность смены тренда в развитии процесса глобализации достаточно велика. Вряд ли можно предположить, что в ближайшее время этот процесс остановится или мир распадется на изолированные кластеры. Однако есть основания полагать, что межгосударственная кооперация и интеграция с большей интенсивностью будет происходить на уровне региональных кластеров, а не на уровне мирового рынка. В этой связи достаточно интересно проследить различия во мнениях экспертов из развитых и развивающихся стран. Они приведены на Диаграмме 20Б.

Среди тех, кто считает, что будущее за реформированным либерализмом, явно (хотя и не в подавляющем большинстве) преобладают представители развитых стран. В отношении к идее ухода от глобализации наблюдается зеркальная картина: здесь представители первого мира гораздо меньше привержены мнению об уходе от глобализации в ближайшем будущем. В общих чертах такое различие можно объяснить тем, что для развитого мира идея стабильности и сохранения статус-кво во многом приобрела характер ценности, в то время как развивающиеся страны ищут альтернативные пути — и это касается в том числе и проблем изменения существующих трендов. Небольшие различия в долях сторонников того или иного варианта дальнейшей эволюции глобализации еще раз свидетельствует о неустойчивости этого процесса и высокой вероятности изменения господствующего направления развития. Мир и в этой своей составляющей демонстрирует нестабильность. Если принять во внимание тот факт, что большинство экспертов, как мы видели, полагает высоковероятными серьезные изменения в развивающемся мире в ближайшем будущем, то можно говорить о появлении новых активных игроков в цивилизационном развитии. И этими игроками станут развивающиеся страны и их альянсы. Имеется ненулевая вероятность того, что мировые и региональные лидеры сменятся.

Для дальнейшего выстраивания видения будущего мира немаловажно понять, каковыми будут источники и качество развития в странах — мировых и региональных лидерах.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |