Имя материала: Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус

Глава 5 человек будущего

 

Смена вех

«Начнется период, если хотите, осознанной толерантности в отличие от ранее существовавшей безграничной. Глобализация приведет к тому, что потеряет актуальность мысль Вольтера "Я не согласен с вами, но готов умереть за то, чтобы вы имели право это высказать"». Виталий Белобровцев (Vitaly Belobrovtsev), Эстония, лектор, Таллиннский университет (Tallinn University)

 

Согласно прогнозам наших экспертов, в ближайшем будущем неолиберальная модель будет превалировать и получит дальнейшее распространение. Однако эта модель неразрывно связана с определенными принципами, на которых она базируется, а следовательно, с ценностями и предпочтениями людей. Поскольку либерализм зародился на Западе, то нередко либеральные ценности принимают за так называемые западные ценности. Сами западные носители либеральных идей, выступая за их распространение, зачастую привносят в их пропаганду некоторые элементы, которые имеют к либерализму достаточно отдаленное отношение, но одновременно являются стереотипами поведения западного человека. Возникает вопрос: повлечет ли дальнейшее распространение неолиберальной модели превалирование характерных для нее ценностей в западной трактовке? Станут ли эти ценности общечеловеческими? В ходе исследования мы проанализировали спектр мнений экспертов по этим проблемам.

Понимание «либеральных ценностей» было в известной степени приватизировано развитыми странами, точнее политическими группами развитых стран, пытавшимися осуществлять «экспорт демократии» по всему миру начиная с момента окончания Второй мировой войны и до настоящего времени. Есть крайне важный аспект, и он особо проявляется, когда речь заходит о распространении культурных и ценностных установок западного образца. Необходимо различать западные философские и политические ценности, характерные, эндемичные для Запада, и их экспортный вариант. В международном лексиконе в силу разных причин прижился устойчивый штамп — «западные либеральные ценности». Название это весьма условно, ряд поведенческих и моральных установок, характерных для западной цивилизации, не имеет ничего общего с либерализмом как интеллектуальным течением.

Можно сказать, что существует набор онтологических моральных установок, которые при помощи средств массовой информации, глобального культурного обмена либо иным способом экспортировались в менее развитые страны, где они оказывали определенное, иногда существенное влияние на внутриполитическую ситуацию в странах-рецепиентах, и это влияние не всегда было позитивным.

Установки, которые ассоциируются у многих людей с либеральными ценностями в противовес ценностям традиционным, включают в себя такие принципы, как ограничение роли государства во всех областях жизни общества, капитализм свободной конкуренции («laissez faire»), культ индивидуального успеха, размытость и свобода выбора главных жизненных приоритетов, моральный релятивизм, крайний индивидуализм, тотальная толерантность и политкорректность, а также гедонизм.

ЖЖ Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia); автор книги «Глобализация против развития»: «Так называемые либеральные ценности бессмысленны, пока не свободны от коррупционных элементов,

которые все в большей степени пронизывали их в последние 250 лет: выборы, управляемые деньгами, власть денег над СМИ и образовательной системой, особенно над ведущими университетами. В условиях неограниченной концентрации финансовой мощи либеральные ценности совершенно утратили свое позитивное содержание».

ЖЖ Николай Чуксин (Nikolai Chuksin), Россия, экономист, писатель, публицист: «Либеральная демократия американского разлива, построенная на индивидууме и его свободах, утратит свое значение. Ее время истекает или уже истекло. Отсюда и кризис. Будущее за новой идеологией. Возможно, это будет надконфессиональная и надэтническая идеология гармонии человека, общества, государства и Природы».

Диаграмма 23' иллюстрирует разброс мнений опрошенных экспертов относительно того, какие либеральные ценности «западного образца» получат свое дальнейшем развитие, а какие утратят значение. Эти вопросы были открытыми, поэтому ответы экспертов были разбиты по категориям и объединены в кластеры в соответствии с ключевыми понятиями.

На первый взгляд, мнения экспертов очень противоречивы — применительно к каждому кластеру либеральных ценностей сравнимое количество респондентов считает, что одни и те же ценности и утратят свое прежнее значение, и получат дальнейшее распространение.

Однако в реальности этого противоречия нет: те ценности, которые будут уходить в прошлое, и те, которые станут актуальны, внутри каждого кластера отличаются. Так, практически половина экспертов отдала пальму первенства «политическим свободам». Причем среди политических свобод, которые получат развитие, эксперты делают акцент на «истинной демократии», а также «свободе слова и печати». Среди политических свобод, которые утратят значение, будет «нынешняя демократия». Фактически «нынешняя демократия» противопоставляется «демократии истинной».

ЖЖ Виталий Шушковский (Vitaly Shushkovsky), Украина, директор по фондовому рынку, Мегаполис Капитал: «В обозримом будущем Запад, а вместе с ним и остальной мир, должен будет пересмотреть — с точки зрения адекватности сложившимся условиям — сформировавшиеся еще в XVIII—XIX веках взгляды на представительскую демократию и свободу слова. Если этого не произойдет, общества, не способные ограничить влияние "левого фланга" в политике и экономике, подвергнутся тяжелейшим испытаниям».

ЖЖ Бассем Хафез Кушу (Bassem Hafes Qushou), Палестина, председатель совета попечителей Палестинского центра дружбы и культурного обмена; директор по стратегическому планированию и обучению, Открытый университет «Аль-Кудс» в Палестине (Al-Quds Open University, Ramallah, Palestine): «Большинство западных либеральных ценностей будут терять свое значение, особенно в развивающихся странах, и только либеральная демократия (а не реальная демократия) будет распространяться по всему миру, потому что она защи-

 

Сумма ответов превышает 100\% в связи с тем, что респондент мог выбрать несколько вариантов ответа.

щает правительства и политические режимы, являющиеся диктаторскими по отношению к своему народу».

Игорь Бощенко (Igor Boshchenko), Россия, заместитель генерального директора по развитию фирмы «2Т-Инжиниринг», автор теории эволюции социальных систем: «СМИ и демократические выборы тесно связаны с финансовыми институтами, так как требуют значительных финансовых ресурсов. Но в условиях финансового кризиса и общего кризиса капитализма роль этих институтов будет ослабевать, и со временем они утратят свое сегодняшнее значение. В то же время за счет развития коммуникационных технологий и сети Интернет получат дальнейшее развитие и распространение свобода слова, свобода воли, свобода и право на собрания и общественные объединения, которые в конце концов будут готовы отстаивать свои права и свободы с оружием в руках».

Ценностный кластер «Личные свободы» получил приоритет у четверти опрошенных, причем эксперты имели в виду такие понятия, как «свобода и независимость», «индивидуализм» и «свобода мысли». При этом, по мнению ряда экспертов, дальнейшее развитие личных свобод зачастую рассматривается вне контекста западной редакции либеральных ценностей, а в ряде случаев в противоречии с ними.

Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia); автор книги «Глобализация против развития»: «Должны быть возрождены движение за секуляризацию вкупе с религиозной свободой, а также свобода самовыражения. Это возможно только в условиях полного изменения структуры политических и экономических институтов».

Владимир Осаковский (Osakovsky Vladimir), Россия, глава департамента стратегии и исследований, UniCredit Bank: «Получит дальнейшее распространение свобода выбора на всех уровнях и ипостасях. Это является ключевым понятием для любого выбора: материального, нематериального, религиозного и так далее. Утратят свое значение, возможно, либеральные ценности как таковые».

Небольшая часть экспертов считает, что некоторые личные свободы будут ограничиваться, например свобода вероисповедания. Однако эти ожидания являются скорее всего отражением определенных опасений, связанных с современными тенденциями, в частности могут быть следствием мобилизации общества и государства на борьбу с террористической угрозой.

ЖЖ Арутюн Хачатрян (Haroutiun Khachatrian), Армения, главный редактор Информационного центра Ноян Тапан: «Основные свободы человека будут иметь тенденцию к ограничению».

Андерс Свенссон (Anders Svensson), Швеция, специалист по налогообложению в одной из международных аудиторских компаний, входящих в Большую Четверку (Big 4 in Auditing&Consulting): «Право на неприкосновенность будет уменьшаться, так как большее число стран, включая Швецию, введут в действие новое антитеррористическое законодательство, чтобы наблюдать и контролировать население (камеры наблюдения, контроль коммуникаций по Интернету, телефону и т.д.)»

Но большая часть экспертов, когда речь идет об уменьшении значения ценностей «личных свобод», в первую очередь подразумевает, что уменьшится распространение индивидуализма.

Подпись:  Эдвард Джозеф Редмонд (Edward Joseph Redmond), США, президент ERE Corp.: «Традиционные западные ценности, которые относятся к семейным ценностям, в основном

вернутся. Я думаю, что ценности независимости и обладания выдающимся интеллектом окажутся менее значимыми, а на первое место снова начнут ставить интересы своей семьи и страны, а не свои собственные».

Ярослав Лисоволик (Yaroslav Lisovolik), Россия, главный экономист Deutsche UFG:

«Индивидуализм будет все больше уступать место корпоративному поведению. Все-таки индивидуализм — западная черта. Корпоративизм, скорее, восточная. Думаю, Восток затмит в этом отношении западные условности. А то, что останется, — это, наверное, принцип конкуренции, такое своего рода мерило, такой тест на жизнеспособность экономических систем, предприятий или отраслей. Но в то же время, восточные ценности в определенной мере повлияют на роль государства в том, каким образом и в каком направлении пойдет развитие конкуренции».

Среди «социально-экономических свобод», которые получат развитие, эксперты отмечают либерализацию рынков, распространение норм по защите частной собственности, ценности предпринимательства как такового.

Яцек Лесков (Jacek Leskow), Польша, проректор по науке, руководитель департамента эконометрии высшей школы бизнеса Новы Сонч, Национальный университет Луи (Nowy Sacz Graduate School of Business — National Louis University): «Я думаю, что демократия и свобода экономической деятельности распространятся во всем мире».

Олег Матвейчев (Oleg Matveychev), Россия, профессор Высшей школы экономики

(ГУ — ВШЭ): «Традиционные ценности — это предпринимательство, предприимчивость. Предприимчивость получит дальнейшее распространение, также как рискованность, готовность пойти на какую-то авантюру и умение инвестировать, вложить куда-то деньги, стремление двигаться к чему-то новому. А демократия утратит свое значение как политическая ценность».

Гаэтано Капассо (Gaetano Capasso), Бельгия, управление инвестициями, трейдер на фондовых рынках (Германия, Великобритания, Франция, Италия): «Капитализм и демократия будут распространяться, потому что, я думаю, в этом природа каждого человеческого существа — улучшать свое благосостояние и быть услышанным».

Из социально-экономических свобод, по мнению экспертов, утратят свое значение «неограниченный рынок» и «финансовая жадность». Это является очевидным следствием кризиса, который нанес удар по открытым экономикам, завязанным на мировой рынок.

Колин Брэдфорд (Colin I. Bradford), США, эксперт по глобальной экономике и развитию, Институт Брукингса (Brookings Institution): «Утратит значение идеология свободного рыночного капитализма».

Д-р Юсаф Акбар (Dr. Yusaf H. Akbar), Венгрия, доцент, академический директор программы МВА, бизнес-школа в Будапеште, Центрально-Европейский университет (Central European University Business School in Budapest): «Мы не можем более рассчитывать на то, что демократические ценности распространятся по всему миру. И мне кажется, вера людей в свободный рынок потеряла свою значимость и потребительство как явление будет охватывать все новые страны по мере того, как Азия станет богатеть. Демократия и вера в свободный рынок станут менее актуальными».

Д-р Иоаннис Коккорис (Dr. Ioannis Kokkoris), Греция, советник по экономическим вопросам, Управление по добросовестной конкуренции (OFT, Лондон): «Стремление к свободному рынку, теория, согласно которой рынок будет исправлять свои ошибки сам, потеряют свое влияние».

Ответы респондентов обнажили геополитический аспект эволюции неолиберальной модели. Ряд экспертов указывает на опасность утери либеральных ценностей при столкновении интересов различных государств в результате борьбы за ресурсы.

Геннадий Осипов (Gennady Osipov), Россия, академик Российской академии наук (РАН), директор Института социально-политических исследований (ИСПИ) РАН: «Крах либерализма неизбежен. Либерализм, и так ограниченный и локальный, растает как дым по мере усиления борьбы за новые источники существования».

Джей Пенисбург (Jay Penisburg), Франция, специалист по международному бизнес-праву, международная юридическая фирма: «Демократия будет распространяться. Это парадокс — все страны мечтают о демократии, потому что она ассоциируется со свободой в сознании многих людей. В то же время я уверен, что дискриминация будет расти, так как если одна страна хочет овладеть природными ресурсами другой страны, она должна подвергнуть дискриминации людей, которые живут в этой стране. Явление дискриминации станет наблюдаться повсеместно. Как только где-то будет замечена дискриминация, будут предприниматься антидискриминационные меры, следовательно, их важность начнет расти. Я считаю, религиозные ценности станут распространяться — когда люди потеряют всё, что имеют, они начнут задумываться о том, что является самым важным в их жизни».

Эксперты отмечают наличие проблемы распространения западных установок по всему миру, но устойчивого большинства мнений по этому вопросу не сформировано. Этот феномен может быть объяснен следующими причинами.

Прежде всего, следует различать либеральные ценности (постулаты либеральной теории) и либеральные стереотипы. Если первые носят нейтральный, инструментальный характер и хороши ровно настолько, насколько какой-либо субъект в состоянии их употребить на благо, то либеральные стереотипы являются вторичными установками, связанными главным образом с пропагандистской экспансией или неудачными попытками применения либеральных подходов на неподготовленной социальной почве. К первым относятся принцип личной свободы и неприкосновенности, свободы слова и частной инициативы, примат права и т.д.; ко вторым следует отнести пропаганду крайнего индивидуализма в ущерб коллективистским или корпоративным традициям, недобросовестность масс-медиа, создание непривычных и неэффективных бюрократических структур и т.п. — все, что мы могли наблюдать, например, в странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве в период реформ.

Во-вторых, необходимо принимать во внимание различную степень подготовленности национальной почвы и национальной идеологии для восприятия новых идей и их комплексов.

Наконец, в-третьих, нельзя не учитывать определенные кризисные явления в современной буржуазной морали: развитие тенденций гедонизма, коррупции, ксенофобии и др. — то есть всего того, что радикальные противники тотального распространения либеральных ценностей воспринимают как собственно либерализм.

Представляется, что, с учетом сказанного, либеральные ценности продолжат свое распространение, но под контролем национальных правительств и только в качестве инструментов эффективности.

Иоахим Зонтаг (Joachim Sontag), Германия, владелец Sontag Consult: «Ядумаю, что идеи о правах человека, которые являются наиболее важными западными ценностями, будут распространяться по всему миру. Западные традиции не будут управлять миром в будущем. У нас есть много вещей, которые мы считаем ценностями Запада, но на самом деле они не являются либеральными ценностями. К примеру, христианство не будет играть значимой роли в мире в будущем, в то время как превалировать будет буддизм».

Сергей Пахомов (Sergei Pakhomov), Россия, председатель Комитета государственных заимствований Москвы: «Запад в целом переживает мировоззренческий кризис, он перестал быть генератором новых цивилизационных концепций. Один из признаков мировоззренческого кризиса Запада — нарастание влияния ислама в европейских странах, ислам является сейчас наиболее быстро растущей (по числу вновь обращенных) мировой религией».

Патриция Бадер-Джонстон (Patricia Bader-Johnston), Япония, основатель и генеральный директор Silverbirch Associates KK: «Я считаю, что чем дальше идет глобализация, тем скорее страны Запада поймут, что у них нет права контролировать "колесо", которое управляет всем остальным миром».

С одной стороны, мы видим такой ярко выраженный тренд, как распространение политических свобод в либеральном понимании этого слова, тесно связанных с личными свободами, индивидуализмом. Причем дальнейшее развитие этих политических свобод будет сопровождаться либерализацией рынков.

Михаил Барабанов (Michael Barabanov), Россия, главный редактор журнала «Moscow Defense Brief»: «Реальной универсальной альтернативы комплексу ценностей современного западного общества нет, а привлекательность этого комплекса ценностей крайне велика».

С другой стороны, не менее заметный тренд — глобальные либеральные ценности в будущем не будут совпадать с ныне существующими. Определенные ценности получат дальнейшее развитие: свобода выбора (как общечеловеческое стремление и главный постулат демократии) и рынок в качестве гаранта этой самой личной свободы. Но если ранее либеральные свободы тесно ассоциировались с финансовыми рынками, идеологией экономической и политической свободы, христианской доктриной и т.п., то теперь эта жесткая связка исчезает. Поэтому можно ожидать, что получат развитие индивидуально-национальные реализации социального устройства, имеющие в своей основе как либеральные принципы, так и национальную специфику.

 

Александр Морозов (Alexander Morozov), Россия, главный экономист HSBC-Russia:

«Часть культуры — пуританство, которое на самом деле развито и в азиатских обществах в той или иной форме. Его роль будет возрастать. Что касается демократии, то процесс демократизации будет идти, но со своей спецификой, не в классическом западном толковании этого слова. То есть речь не идет о том, что страны других регионов будут полностью копировать систему демократического устройства западного мира, но процесс внедрения элементов этого устройства и движение в сторону меньшего авторитаризма и к большему участию человека в принятии решений — этот процесс будет происходить».

Арташес Газарян (Artashes Gazaryan), Литва, основатель Школы демократии и управления (School of Democracy and Administration): «Либеральные ценности — это весьма расплывчатый термин. Не существует общей для всего мира системы ценностей. Так называемые "западные ценности" уже утратили свое значение на Западе, и Восток не будет умирать за них».

Все это может привести к тому, что будет усиливаться цивилизационный разрыв в зоне «третьего мира» — разрыв между существующей экономикой и новыми экономическими технологиями, между консервативным обществом и его элитой, более склонной к восприятию инноваций.

Виталий Дымарский (Vitaliy Dymarsky), Россия, председатель совета директоров Компании развития общественных связей (КРОС): «Весь перечень либеральных ценностей западного образца получит дальнейшее распространение в рамках западного мира и ориентирующихся на него стран и регионов и одновременно будет утрачивать свое значение в зоне так называемого "третьего мира", где все больше возобладают нехристианские ценности».

Таким образом, мы видим, что есть две противоречивые тенденции — эксперты констатируют распространение неолиберальной модели, при этом одновременно происходит пересмотр западных либеральных ценностей, составляющих ее фундамент. Изначально либеральная модель свойственна западной христианской цивилизации, но распространение ее на иные культурные ареалы неизбежно приводит к ее развитию и обогащению. Наряду с этим идет процесс поиска новых вариантов эффективного общественного развития, основанных на альтернативных принципах и подходах. Это задает тренд неустойчивости и неопределенности в отношении дальнейших путей мирового развития, что, в свою очередь, делает мир, с одной стороны, более гибким и адаптивным, а с другой стороны, уязвимым для кризисов.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |