Имя материала: Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус

Глава 6 факторы успеха

Мир и шестой технологический уклад

«Технология и управление являются более важными, чем политика и геополитика».

Луис Цезар Фернандес (Luiz Cezar Fernandes), Бразилия, генеральный директор Marambaia Capital

 

Несмотря на неустойчивое состояние мира и неопределенность направления его будущего развития, экспертное сообщество считает возможным составление прогноза того, какие факторы будут определять развитие мира в средне- и долгосрочной перспективе. Мы уже отмечали, что сегодня страны ищут свой «золотой ключик» — новые ресурсы, которые смогут гарантировать лидирующее или по крайней мере безопасное положение в будущем мире.

Фелиппе Кадемартори Араужо (Felippe Cademartori Araujo), Япония, научный сотрудник, университет Нагойи (Nagoya University): «Любая нация, которая не опирается на технический прогресс для того, чтобы увеличивать свое богатство, неизбежно утратит свои позиции, как только возрастет покупательная способность населения. Капитал будет перетекать на постоянной основе туда, где есть полезные идеи, направленные на решение наиболее неотложных глобальных проблем. Туда, где идеи будут оплачены и разработаны с минимальными затруднениями, а затем внедрены частными компаниями. Чем больше эти идеи служат целям достижения максимальной эффективности взаимодействия между странами, тем больше шансов, что они наилучшим образом обеспечат тенденции глобального роста».

Многие исследователи связывают экономический успех будущего с переходом к так называемому шестому технологическому укладу.

Игорь Бощенко (Igor Boshchenko), Россия, зам. гендиректора по развитию фирмы «2Т-Инжиниринг», автор теории эволюции социальных систем: «Ключевым является овладение технологиями шестого технологического уклада, именно они позволят решить и экологические, и тем более регуляторные задачи. Самые важные — это технологии искусственных нейронных сетей (ИНС) и социальные технологии социоинженерии и самоуправляемых социальных структур (нейросоц)».

Теоретики технологического развития констатируют, что в настоящее время достигнут предел устойчивого экономического развития, базирующегося на пятом, современном, технологическом укладе. Базовыми технологиями нового уклада, по мнению большинства специалистов, станут биотехнология, нанотехнология, технология материалов и информационная технология. При этом границы между указанными технологиями с течением времени становятся все более и более условными благодаря взаимопроникновению различных областей знаний. Весьма велика роль нанотехнологий, которые, в случае успеха их развития, способны вывести на принципиально новый качественный уровень информатику, молекулярную биологию, генную инженерию и медицину.

Логика перехода к шестому технологическому укладу связана с дальнейшим технологическим проникновением вглубь материи и ростом масштабов обработки информации. Если текущий, пятый технологический уклад основывается на применении микроэлектроники в управлении физическими процессами на микронном уровне, то шестой будет базировать

ся на использовании нанотехнологий, оперирующих на уровне одной миллиардной метра. Нанотехнологии позволят управлять молекулярной структурой вещества и придавать ему заранее заданные свойства, а также видоизменять живые организмы, проникая в них на клеточном уровне.

Потенциал шестого технологического уклада теоретически способен внести коренные изменения в экономическую и социальную сферу жизни населения Земли, повысив качество и продолжительность человеческой жизни, изменив характер труда и структуру производства.

Прогресс в базовых отраслях технологического знания приведет к возникновению новых производственных отраслей и к радикальному обновлению традиционных производств.

Михаил Барабанов (Michael Barabanov), Россия, главный редактор журнала «Moscow Defense Brief»: «Развитие технологий (особенно, нано-) теоретически позволит человечеству совершить феерический скачок в качестве потребления, по сути приблизившись, в случае успеха, к мечтаниям теоретиков коммунизма о всеобщем удовлетворении потребностей. Сетевые и информационные технологии и их дальнейшее бурное развитие также будут определять облик общества XXI века, превращая мир в "глобальную информационную деревню". Ослабление роли национальных государств тоже неизбежно».

Диаграмма 25

Все эксперты

11-е место "2-е место    3-е место

Прогресс в области прорывных технологий

Решение экологических проблем

Заметный прогресс в развитии наднационального регулирования

Развитие глобальных сетевых технологий

Рост приоритета духовных ценностей

1       1       1      

49

23 шт

 

 

23

 

 

 

7    19 ■

 

 

 

5  15 I

 

 

 

 

16 10

 

I I     

 

so

DO

На новый качественный уровень выйдет автоматизация производственных процессов, производство новых конструкционных материалов, космическая отрасль, атомная энергетика и сопряженное с атомной отраслью производство водорода в качестве экологически чистого энергоносителя. Одновременно будет быстро прогрессировать индустрия возоб-новляемыхисточников энергии. В потребительской корзине человечества, живущего в условиях шестого технологического уклада, значительно вырастет доля образовательных, информационных и медицинских услуг. Медицина сможет бороться с болезнями путем воздействия на клеточном и даже молекулярном уровне.

В свете вышеизложенного вполне логично выглядит распределение ответов (Диаграмма 252) экспертов на вопрос: «Как Вы полагаете, какие ТРИ фактора из перечисленных ниже являются наиболее значимыми для мирового развития в XXI веке?»

Оценивая каждый из предложенных факторов по 3-балльной шкале, экспертное сообщество в целом сошлось во мнении, что в первую очередь на развитие в XXI веке повлияет прогресс в области прорывных технологий.

Александр Искандарян (Alexander Iskandaryan), Армения, директор Института Кавказа:

«Технологии меняются, и мы сталкиваемся с этими изменениями. Еще 100 лет назад не было самолета, не было машин... Я не могу предсказать, какие технологии возникнут, но они придут и будут менять мир и нас».

 

Сумма ответов превышает 100\% в связи с тем, что респондент мог выбрать несколько вариантов ответа.

Мартина Соучкова (Martina Souckova), Чешская Республика, ДООН (доброволь-Л^ цы ООН), инспектор по оперативному обеспечению, объединенная программа ООН по ВИЧ (UNAIDS): «Эволюция технологий ускоряется, они станут нашими инструментами для решения проблем этого века — от экологии и здоровья до экономики».

 

На втором месте с минимальным отрывом стоит решение экологических проблем.

ЖЖ Д-р Лен Тревино (Dr. Len J. Trevino), США, именной стипендиат стипендии Джеральда Н. Гастона кафедры международного бизнеса бизнес-колледжа Джозефа А. Батта, Университет Лойолы в Новом Орлеане (Joseph A. Butt, S.J., College of Business, Loyola University New Orleans): «...Исамый важный вопрос, без сомнения, — разрешение проблем окружающей среды, приводящих к глобальным экологическим катастрофам».

Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia); автор книги «Глобализация против развития»: «Решение экологических проблем должно быть на втором месте, и это зачастую означает действие, прямо противоположное тому, что рекомендуют наиболее ретивые зеленые негосударственные организации, финансируемые представителями большого капитала и экологически грязной промышленности».

Сайдахрор  Бурханов   (Saidakhror Burkhanov),  Япония,  аналитик, инвестиционно-банковская группа Societe Generale: «Основным глобальным вопросом XXI века являются экологические вопросы, которые должны решаться всеми средствами».

При этом многие эксперты ожидают ускорения прогресса в области защиты окружающей среды именно от технологий шестого уклада.

Андерс Свенссон (Anders Svensson), Швеция, специалист по налогообложению в одной из международных аудиторских компаний, входящих в Большую Четверку (Big 4 in Auditing&Consulting): «Самый важный фактор заключается в продвижении передовых технологий, так как множество проблем окружающей среды могут быть решены с помощью новых технологий».

ЖЖ Эдвард Джозеф Редмонд (Edward Joseph Redmond), США, президент ERE Corp.: «Самым первым и самым важным станет получение чистой безопасной энергии и использование альтернативных источников топлива, от этого будет отталкиваться все остальное: активизация экономики, поддержка с помощью технологий усовершенствований, которые приведут ко всеобщему экономическому процветанию и духовному благополучию. Так, например, новые улучшенные альтернативные источники энергии будут оказывать содействие в охране окружающей среды, в сохранении природных ресурсов, которыми обладает планета».

Следующий блок факторов, являющихся значимыми для развития в нынешнем веке, возглавил «заметный прогресс в развитии наднационального регулирования». Важность этого фактора отметила половина участников исследования. Таким образом, роль наднационального регулирования экспоненциально растет в условиях глобализации.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской ежедневной газете «ItaliaOggi»: «Если мы преуспеем в выстраивании новой глобальной экономической архитектуры, то наше общество сможет сконцентрироваться на решении множества фундаментальных научных проблем и совершении открытий для обретения новых знаний. Наука и технология могут впервые сделать наш мир таким миром, где проблемы голода, неразвитости, болезней и т.д. или полностью решены, или эффективно решаются».

Алексей Исаев (Aleksey Isaev), Россия, военный историк: «Прорывные технологии позволят решить экологические проблемы. Необходимость наднационального регулирования диктуется возникшим кризисом».

Бхашкар Патель (Bhaskar Patel), США, генеральный директор Cybersoft Technologies,

Inc.: «Если мы научимся сотрудничать и сосуществовать, то прогресс будет возможен и его будет легче достичь. Также станет легче иметь дело с природными бедствиями, в противном случае мы будем бессмысленно потреблять энергию и ресурсы для борьбы друг с другом».

В меньшей степени, по мнению экспертов, на будущее развитие мира могут повлиять рост приоритета духовных ценностей и глобальные сетевые технологии, хотя двум этим факторам они отводят немаловажное место.

ЖЖ Мустафа Бадави (Mustafa Badawy), Колумбия, предприниматель, основатель компании Colacom: «Я считаю, что XXI век будет веком духовности. Потреблять меньше, чтобы жить счастливее. Эта земля больше не может принять наш ритм потребления, я имею в виду ритм потребления в США, Китае и ЕС».

Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia); автор книги «Глобализация против развития»: «Духовные ценности, если они совпадают с общечеловеческим представлением о добре и независимы от официальных религий, представляются мне наиболее важными, поскольку технология сама по себе ни плоха, ни хороша: все зависит от того, для чего развивается технология и для чего она применяется».

Бассем Хафез Кушу (Bassem Hafes Qushou), Палестина, председатель совета попечителей Палестинского центра дружбы и культурного обмена; директор по стратегическому планированию и обучению, Открытый университет «Аль-Кудс» в Палестине (Al-Quds Open University, Ramallah, Palestine): «Приоритетами, которые должны быть приняты во внимание для обеспечения глобального развития, являются: повышение значимости духовных ценностей, развитие интернет технологий, решение экологических проблем и предотвращение глобальных экологических катастроф. Первый принцип — основной, поскольку, не реализовав его, будет трудно добиться второго и третьего. А без достижения второго никогда не получить третьего, так что эти три приоритетных направления взаимосвязаны».

 

Дороги, которые мы выбираем

Логичным продолжение темы об основных путях, которыми пойдет мировое развитие в XXI веке, являются представления экспертного сообщества о конкурентоспособности наций в средне- и долгосрочной перспективе. Распределение ответов экспертов на вопрос «Как вы думаете, что будет определять конкурентное преимущество стран в ближайшие 10 лет? Через 30—50 лет?» представлено на Диаграммах 26А3 и

На первое место как для средне-, так и для долгосрочной перспективы респонденты поставили «человеческий капитал», а «высокие технологии» были отодвинуты на третье место для среднесрочной и на второе место для дальней перспективы.

ЖЖ Валерий Пекар (Valerii Pekar), Украина, президент компании «Евроиндекс Лтд.»: «На самом деле человеческий капитал является основным фактором на ближайшие полвека, но он будет реализовываться в разных формах».

 

Сумма ответов превышает 100\% в связи с тем, что респондент мог выбрать несколько вариантов ответа. Сумма ответов превышает 100\% в связи с тем, что респондент мог выбрать несколько вариантов ответа.

Подпись: Человеческий капитал
Новые высокие технологии
Природные ресурсы
Эффективные идеологические системы
Инновации госуправления
Эффективный финансовый сектор
Развитие малого и среднего бизнеса
Диаграмма 26А

все эксперты

■ Ближайши е 10 лет Человеческий капитал

Диаграмма 26Б

все эксперты

■ Через 30-50лет

 

Михаил Барабанов (Michael Barabanov), Россия, главный редактор журнала «Moscow Defense Brief»: «Всегда и везде конкурентное преимущество обеспечивали только люди, их способности, развитие, культурный уровень и предприимчивость».

ЖЖ Бассем Хафез Кушу (Bassem Hafes Qushou), Палестина, председатель совета попечителей Палестинского центра дружбы и культурного обмена; директор по стратегическому планированию и обучению, Открытый университет «Аль-Кудс» в Палестине (Al-Quds Open University, Ramallah, Palestine): «Инвестирование в человеческий капитал является самым сильным конкурентным преимуществом, так как означает способность развивать человеческие ресурсы в целом, с помощью чего страна может увеличивать свои капиталы и лучше использовать природные ресурсы. Чтобы это сделать, необходимы эффективные идеологические системы, которые должны быть построены на основе человеческих ценностей».

Очевидно, это объясняется тем обстоятельством, что человеческий капитал является универсальным ресурсом, без которого невозможен ощутимый прогресс ни в области высоких технологий, ни в области новых управленческих решений, ни в идеологической сфере.

ЖЖ Илья Юданов (Ilya Yudanov), Россия, старший научный сотрудник Института катализа им. Борескова, Сибирское отделение Российской академии наук (СО РАН): «"Кадры решают все", все остальные факторы второстепенны».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской ежедневной газете «ItaliaOggi»: «В прошлом, а также в средне- и долгосрочной перспективе и во все времена пребудет так, что человеческий капитал со всеми своими качествами и способностями делает открытия и реализует новые передовые технологии в экономическом процессе. Это решающая сила и руководящий принцип».

При этом ряд экспертов предполагает, что опережающими темпами человеческий капитал будет прирастать в развивающемся мире.

ЖЖ Сара Су (Sara Hsu), США, основатель и ведущая аналитического портала Economicsofcrisis. com: «Сокращение бедности и неравенства увеличит совокупный объем человеческого капитала и совокупный спрос».

Однако некоторые придерживаются прямо противоположной точки зрения.

Олег Буклемишев (Oleg Buklemishev), Россия, главный аналитик компании «МК Аналитика»: «В шарашке делаются атомные бомбы, но не Google. Что-либо представляющие из себя люди будут тяготеть к свободной и комфортной среде и все чаще выбирать место жительства и работы вне собственной страны».

На втором месте для среднесрочной перспективы оказались, как ни странно, природные ресурсы, несмотря на то что, как мы видели в Главе 4, большинство экспертов решило, что доля нематериального богатства будет только возрастать.

Подпись:  Хериберт Марти (Heribert Marty), Швейцария, директор компании Volcon: «Мир без золота работает, но не без нефти, меди и т.д.»

Подпись:  Алексей Исаев (Aleksey Isaev), Россия, военный историк: «Через 30—50 лет будет заметно истощение природных ресурсов, и в мире вес стран, обладающих ими, возрастет».

Аделия Атабаева (Adelya Atabaeva), Узбекистан, финансист Ассоциации европейского бизнеса: «Роль природных ресурсов очень важна, уже сейчас разворачиваются баталии за пользование природными ресурсами антарктических и арктических шельфов. Вопрос уже стоит ребром, когда крупнейшие мировые державы начинают вести споры по поводу того, кто будет разрабатывать и кому достанется это богатство, поэтому в краткосрочной перспективы это будет играть большую роль».

Но во временном горизонте 50 лет на втором месте эксперты расположили все-таки новые высокие технологии. В среднесрочной перспективе новые высокие технологии в качестве конкурентного преимущества заняли третье место.

ЖЖ Эдвард Джозеф Редмонд (Edward Joseph Redmond), США, президент ERE Corp.: «Новые высокие технологии имеют первостепенное значение, так как они предоставляют возможности для ведения малого и среднего бизнеса и участия в глобальной конкуренции, которые позволят большему количеству людей участвовать в глобальной экономике».

Владимир Сиденко (Vladimir Sidenko), Украина, главный научный сотрудник Института экономики и прогнозирования, Национальная академия наук (НАН) Украины: «В ближайший период, очевидно, будет происходить бурное распространение новых технологий, что предъявит серьезные требования к уровню человеческого капитала. Ситуация через 30—50 лет выглядит гораздо менее определенно, поскольку к этому времени мир пройдет через новые кризисы и сложится, возможно, качественно иная ситуация, чем сейчас. Вполне вероятно, что само понятие конкурентного преимущества стран в новой мировой системе будущего потеряет свой нынешний смысл, ибо возобладает дух сотрудничества, кооперации, а не конкуренции. А возможно, природные ресурсы в силу острого кризиса и борьбы за дефицитные ресурсы станут ключевым преимуществом. Все зависит от сценария дальнейшего развития».

Инновации в государственном управлении занимают стабильное пятое место и имеют примерно равное число сторонников и в среднесрочной, и в дальней перспективе.

Андрей Паршев (Andrey Parshev), Россия, публицист, автор книги «Почему Россия не Америка»: «Кто кредитует экономику, тот и находится на вершине пирамиды. И высокие технологии — больше следствие из эффективного управления экономикой со стороны финансового сектора (для рыночных обществ)».

А вот значение эффективного финансового сектора, по мнению участников исследования, будет в перспективе снижаться. Сейчас это весьма важный фактор, занимающий 4-е место в рейтинге конкурентных преимуществ.

Саймон Чарльз Перси Германт (Simon Charles Percy Hermant), Канада, независимый бизнес-консультант: «Сильные финансовые системы, стратегические решения и более эффективные услуги будут ключевыми для развития каждой национальной экономики. Всегда существуют три ключевых компонента для международных инвесторов, на которые обращают внимание, когда присматриваются к возможности осуществления инвестиций за рубежом. Во-первых, это стоимость ведения бизнеса, напрямую связанная со стоимостью энергии. Второе — это человеческий капитал: есть ли компетентная рабочая сила? Третья составляющая, над которой обычно не удается установить контроль, — это финансовая система страны. Страны с сильными, безопасными и прозрачными финансовыми системами и возможностью легкого выхода на рынок будут очень привлекательны для зарубежных инвесторов».

Но уже через 30—50 лет финансовый сектор уступит свое место эффективным идеологическим системам. Именно они будут, по мнению многих экспертов, определять конкурентное преимущество стран в долгосрочной перспективе, перевешивая в том числе и значимость инновационного государственного управления.

Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia); автор книги «Глобализация против развития»: «Эффективные идеологические системы наиболее важны. Согласно Карлу Маннгейму, идеология — это теория или концепция защиты интересов. Поэтому все различие состоит в том, имеете ли вы идеологию, основанную на общих интересах наций или сообществ — либо на интересах так называемых узких кругов, таких как промышленные корпорации, классовые организации, лидеры религиозных институтов или организаций или иные обособленные группы».

Возможно, во многом это будет связано с ростом груза ответственности каждого человека в мире стремительно обновляющихся технологий.

ЖЖ Александр Шленский (Alex Shlenski), США, бизнес-аналитик, Consona ERP: «Роль идеологии будет повышаться по экспоненте по мере возрастания мощи технологий. Если сейчас шизофреник может завладеть автоматическим оружием и убить пару десятков человек, то через полсотни лет подросток-психопат, проходящий пубертатный криз, забежит к отцу на работу, нажмет полдесятка кнопок и аннигилирует Солнечную систему».

Часть участников нашего опроса также обращала внимание на целесообразность развития малого и среднего бизнеса для повышения конкурентоспособности стран, особенно в среднесрочной перспективе.

Гаэтано Капассо (Gaetano Capasso), Бельгия, управление инвестициями, трейдер на фондовых рынках (Германия, Великобритания, Франция, Италия): «Во время нынешнего кризиса дела у малых и средних предприятий идут достаточно хорошо, это будет способствовать развитию здоровой и конструктивной экономики».

Необходимо отметить, что значимых различий в распределении мнений между представителями развитых и развивающихся стран, касающихся отдаленной, пятидесятилетней, перспективы, не было. Некоторые расхождения обнаружились в отношении перспектив ближайших 10 лет. Традиционно среди тех, кто ратует за эффективные финансовые системы, больше представителей развитых стран, а эксперты из развивающегося мира чаще акцентируют внимание на инновациях в госуправлении и эффективных идеологических системах.

Резюмируя данную часть доклада, хотелось бы остановиться на следущем. Вторая половина XX века была временем триумфального распространения в мире западного образа жизни и западных ценностей как на уровне государственного управления, так и на уровне повседневной жизни. Но корректно ли рассматривать это как неолиберализм? Да, именно он лежит в основе существования Международного валютного фонда, Всемирного банка и Всемирной торговой организации, но, например, современная Япония, испытавшая после Второй мировой войны принудительную «либерализацию», является тем не менее ярким примером корпоративного патернализма. А Китай со своим «особым» укладом сумел стать второй экономикой мира.

Будет ли мир идти по пути глобализации, пусть на новых, реформированных основаниях, или, если эти основания не будут найдены, начнет превалировать процесс регионализации? Исторический опыт говорит о том, что законсервированные, автаркичные5, искусственно оторванные от внешнего мира общества обречены на серьезный кризис, который может привести даже к их гибели, после того как они будут вынуждены все же идти на контакт с внешним миром. Изоляция, которая вводит в искушение сохранением самобытности, таит в себе угрозу гибели — так мумифицированные тела умерших могут в течение нескольких мгновений на свежем воздухе обратиться в прах. Развиваться могут лишь общества, которые находятся в процессе постоянной модернизации — во всех аспектах этого термина. Распространение экономических, социальных и политических моделей, а также соответствующих им моральных императивов не является катастрофическим до тех пор, пока оно идет постепенно, эволюционно и не разрушает основы обществ. Однако чтобы освоить сделанные ранее заимствования, создать условия для их полной реализации, необходимо не только время, но и консенсус между сложившейся экономикой стран и привносимыми экономическими моделями и технологиями, между традиционным обществом и его более вестернизирован-ной элитой, между самобытной и импортной космополитичной культурами.

Как мы видим, нынешний мир характеризуется весьма высокой степенью неустойчивости. Используя метафору, можно сказать, что человечество подобно путнику, мучительно выбирающему направление своего дальнейшего движения. Скорее всего, такой выбор будет сделан в течение ближайших десяти лет, после чего начнется новый отрезок времени, характеризующийся быстрым прогрессом в выбранном направлении.

Поэтому для правительств, желающих, чтобы руководимые ими страны были успешны в будущем, важно не пропустить момент выбора, быть готовыми к смене вектора глобального развития. Обретение конкурентных преимуществ предполагает создание такой системы управления на государственном и корпоративном уровне, которая бы не отторгала прогресс по наиболее вероятным направлениям развития мира.

Эксперты отмечают, что на этом пути имеются неплохие шансы у стран «второго эшелона»: на мировом уровне — это страны БРИК, а на постсоветском пространстве весьма перспективна Республика Казахстан. Подробнее об этом пойдет речь в Главе 8.

 

Автаркия (сштаркєш — самообеспеченность, самодостаточность) — экономический режим самообеспечения страны, в котором минимизируется внешний товарный оборот.

 

I

1 I

1

ЧАСТЬ III

ВЫЗОВЫ И ВОЗМОЖНОСТИ

1

1

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |