Имя материала: Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус

Формула успеха

«Если страна становится лидером на региональном уровне — это дает ей возможность претендовать на лидерство в мировом масштабе. Нельзя быть лидером глобальным, если у тебя есть какие-то недостатки по сравнению с твоими региональными соседями». Аделия Атабаева (Adelya Atabaeva), Узбекистан, финансист, Ассоциация европейского бизнеса

Подпись:

С древности и до сих пор действует формула «Vae victis!» («Горе побежденным!»), по преданию, произнесенная галльским вождем Бренном в начале IV в. до н. э. Поэтому сейчас, как и во все времена, остро встает проблема определения «формулы успеха» — то есть комплекса тех основных факторов, на которых зиждется влияние мировых и региональных держав. В ходе данного исследования мы просили наших экспертов выделить факторы, которые наиболее значимы для того, чтобы государство смогло войти в число мировых лидеров или повысить свое значение на региональном уровне.

Опрос показал, что факторами, способствующими закреплению государства на позиции мирового лидера (Диаграмма 343), являются (по мере убывания):

высокие макроэкономические показатели;

эффективность государственного управления;

высокая численность населения;

боеспособность вооруженных сил и наличие ядерного оружия;

высокий технологический потенциал.

Первые два фактора вполне очевидны. На мировое лидерство не может претендовать бедная и неэффективно управляемая страна. Очевиден и третий фактор, поскольку в условиях роста значимости человеческого капитала высокая численность населения означает значительные капитальные приросты. Кроме того, памятен опыт Британской империи, которая распалась во многом из-за исчерпанности людских ресурсов метрополии.

Логично место фактора военной силы, технологического и инновационного потенциала.

Весьма неожиданным и интересным оказалось то, что и большая территория, и выгодное геополитическое положение с эффективностью рынков, по мнению экспертов, не имеют большого значения в процессе завоевания мирового лидерства. Это можно объяснить развитостью современного транспорта и коммуникаций и определенным снижением значения фактора геополитического положения. Что касается рынков, то, вероятно, эксперты, поставив на первое место макроэкономические показатели, сделали допущение, что таковые могут быть достигнуты и в условиях неэффективности ряда рынков, хотя эти категории имеют прямую связь.

Диаграмма 35

Все эксперты

■ Региональный лидер

Эффективность гос управления

Высокие макроэкономические показатели

Высокая численность населения

Успешная внешняя политика

Боеспособность ВС. ядерное оружие

Богатство природных ресурсов Внутриполитическая стабильность

Высокий технологический уровень

Большая территория и выгодное геополитическое положение

Высокое качество жизни

Эффективность системы образования и здравоохранения

Эффективность рынков

Значимость национальной культуры и религии

Инновационный потенциал

Развитие частного бизнеса

Эффективность корпоративного управления

Замыкают этот ряд, обладая минимальным значением (менее 10\%), такие факторы, как развитие частного бизнеса, значимость национальной культуры и религии, а также эффективность корпоративного управления. Широко пропагандируемые «корпоративное управление» и «корпоративная культура» не смогли ничего противопоставить кризису. Некоторые «непотопляемые гиганты» финансового рынка бодро пошли ко дну. Роль культуры и религии при всей ее важности не была критической для получения статуса мирового лидерства начиная с XIX века.

Главные факторы, обеспечивающие государству региональное лидерство (Диаграмма 35*), не сильно отличаются от факторов, способствующих мировому лидерству. Среди них:

эффективность государственного управления;

высокие макроэкономические показатели;

высокая численность населения;

 

Сумма ответов превышает 100\% в связи с тем, что респондент мог выбрать несколько вариантов ответа.

успешная внешняя политика;

боеспособность вооруженных сил и ядерное оружие.

А замыкают этот ряд, обладая минимальным значением, факторы инновационного потенциала, развития частного бизнеса и эффективности корпоративного управления.

Таким образом, данное исследование выявило три главных фактора, которые одинаково важны как для регионального, так и для мирового лидерства.

Сергей Пахомов (Sergei Pakhomov), Россия, председатель Комитета государственных заимствований Москвы: «Эффективность государственного управления, на мой взгляд, предполагает достижение высокого технологического уровня, развитие инновационного потенциала, эффективность здравоохранения и образования, мощные вооруженные силы, успешную внешнюю политику, внутриполитическую стабильность. Без эффективности государственного управления теряют свое значение и все остальные качественные факторы».

Первый фактор — эффективность госуправления. Именно этот фактор выходит сегодня на передний план. Возможно, такому взгляду на вещи поспособствовал мировой финансовый кризис, при котором эффективность госуправления приобрела серьезнейшее значение, особенно в процессе выработки и реализации антикризисных мер.

Жанат Курманов (Zhanat Kurmanov), Казахстан, независимый директор Казахстанского фонда гарантирования депозитов: «Для региональных лидеров количественные факторы (население, территория) уже не важны, а их место занимают такие показатели, как эффективность рынков и госуправления, что подтверждают, например, Южная Корея, Австралия, Сингапур, Малайзия. Эти страны сформировались как успешные региональные лидеры и международные региональные финансовые центры».

Второй фактор — хорошие макроэкономические показатели. В современном мире на лидерство не может претендовать бедная или бесперспективная в экономическом плане страна, поскольку в условиях глобального рынка она немедленно впадет в зависимость от более успешных в экономическом отношении конкурентов и утратит статус лидера.

Александр Морозов (Alexander Morozov), Россия, главный экономист HSBC-Russia: «Это уровень экономического развития, имея в виду не только уровень жизни населения, доходы на душу населения, но и размер экономики. То есть некая комбинация численности и, условно говоря, производительности труда».

Аделия Атабаева (Adelya Atabaeva), Узбекистан, финансист, Ассоциация европейского бизнеса: «В мировом и региональном первенстве макроэкономические показатели одинаково важны».

И наконец, третий фактор — высокая численность населения. Иначе говоря, это можно определить как «Dieu est toujours pour les gros bataillons» («Бог всегда на стороне больших батальонов»). Как мы уже отмечали, численность населения всегда играла большую роль (особенно до наступления эпохи научно-технической революции). Однако сегодня фактор численности населения, похоже, получает дополнительную актуальность под влиянием впечатляющих успехов Китая и Индии, а также в связи с ростом значимости внутреннего рынка и внутреннего спроса для устойчивого развития страны.

Владимир Осаковский (Vladimir Osakovsky), Россия, глава департамента стратегии и исследований, UniCredit Bank: «Для того чтобы страна стала лидером, нужно, чтобы она была большой и имела большое население. И не только. Та модель жизни, которую госу

дарство предлагает, должна быть привлекательной для других стран, а значит, необходимо высокое качество жизни населения. Это возможно только при эффективном государственном управлении».

Яцек Лесков (Jacek Leskow), Польша, проректор по науке, руководитель департамента эконометрии высшей школы бизнеса Новы Сонч, Национальный университет Луи (Nowy Sacz Graduate School of Business — National Louis University): «Для мирового лидера большое население — определенно, очень важный фактор, а еще совершенно необходимы хорошая макроэкономическая позиция и высокий уровень технологий».

Кроме того, и в случае регионального лидерства, и в борьбе за лидерство мировое важное место продолжает занимать фактор боеспособности вооруженных сил и наличия ядерного оружия. Но, по мнению участников нашего исследования, для мировых лидеров этот фактор, несомненно, более важен.

Подпись:  Алексей Никольский (Alexey Nikolsky), Россия, корреспондент газеты «Ведомости»: «При распаде мира на кластеры роль военной мощи вырастет».

ЖЖ Вадим Георгиади (Vadim Georgiadi), Армения, директор компании Zenteq.am (Армения), вице-президент компании RenderX (США): «Для мирового лидера важны: боеспособность вооруженных сил, наличие ядерного оружия, высокая численность населения и высокий технологический уровень».

Александр Шепель (Alexander Shepel), Россия, вице-президент Конфедерации труда России: «Всегда в мире считались не с правыми, а с сильными. Показательный пример — США. Количество солдат и бомб обеспечивает имидж этой страны и ее успешную внешнюю политику».

Если сопоставить первую пятерку факторов, способствующих как мировому, так и региональному лидерству, то мы можем обнаружить только одно ощутимое различие.

Для региональных лидеров более важным оказывается успешная внешняя политика. Она, кстати, имеет даже больший вес, чем обладание ядерным оружием. А вот для тех, кто претендует на мировое лидерство, более значимым является высокий технологический уровень.

Значение фактора «успешная внешняя политика» для завоевания регионального лидерства может быть объяснено тем, что успешная дипломатическая игра и позиционирование себя в мире порой может быть гораздо более эффективным средством, чем использование военной силы или военные приготовления. К тому же надо учесть, что региональная война как метод разрешения конфликтов и межгосударственных споров имеет все шансы попасть под осуждение мировых лидеров, а это сделает статус регионального лидера более чем сомнительным.

Жанат Курманов (Zhanat Kurmanov), Казахстан, независимый директор Казахстанского фонда гарантирования депозитов: «Помимо количественных факторов, важны качественные показатели (уровень жизни населения), а также активность и влиятельность страны в международной политике (страновой имидж)».

Вадим Георгиади (Vadim Georgiadi), Армения, директор компании Zenteq.am (Армения), вице-президент компании RenderX (США): «Чтобы стать региональным лидером... я бы назвал: значимость национальной культуры и религии; эффективность рынков и успешную внешнюю политику, страновой имидж».

Для мировых лидеров эффективную внешнюю политику эксперты относят уже на второй план, хотя и здесь этот фактор играет достаточно важную роль.

Аделия Атабаева (Adelya Atabaeva), Узбекистан, финансист, Ассоциация европейского бизнеса: «Для мирового лидерства прежде всего важны геополитическое положение, международная политика, имидж».

Д-р Лен Тревино (Dr. Len J. Trevino), США, именной стипендиат стипендии Джеральда Н. Гастона кафедры международного бизнеса бизнес-колледжа Джозефа А. Батта, Университет Лойолы в Новом Орлеане (Joseph A. Butt, S.J., College of Business, Loyola University New Orleans): «Для начала — это большое население, успешная международная политика, позитивный имидж страны. Все видели, что случилось, когда мы избавились от Джорджа Буша в США и Обама стал президентом. Все хотели нового руководства в США. Не уверен, что мы получили то, что хотели, но оно хотя бы другое».

Продолжая анализировать факторы, способствующие лидерству на мировой и региональной арене, можно сделать следующий вывод. В настоящий момент существенно возрастает значение нематериальной формы политического влияния, то есть международного имиджа страны. Он зависит не только и не столько от реального положения вещей, сколько от отношений отдельно взятой страны с мировыми центрами силы и от взвешенности ее внешнеполитической позиции.

В то же время для стран, претендующих на роль глобального лидера, на первый план выходят технологии, тогда как для кандидатов в региональные лидеры данный фактор является хотя и важным, но все-таки второстепенным.

Помимо основных факторов есть целый ряд дополнительных, которые так или иначе играют свою роль в процессе завоевания регионального или мирового лидерства. И здесь в выборе «ключей к успеху» на мировой и на региональных аренах мы уже видим существенные различия.

Так, например, для региональных лидеров богатые природные ресурсы, большая территория и выгодное геополитическое положение имеют гораздо большее значение, нежели для лидеров глобального масштаба.

Д-р Юсаф Акбар (Dr. Yusaf H. Akbar), Венгрия, доцент, академический директор программы МВА, бизнес-школа в Будапеште, Центрально-Европейский университет (Central European University Business School in Budapest): «Большая территория и выгодное геополитическое положение. Третьим фактором я бы назвал высокие макроэкономические показатели».

... а для того, чтобы стать мировым лидером, более существенным оказывается инновационный потенциал.

Игорь Бощенко (Igor Boshchenko), Россия, заместитель генерального директора по развитию фирмы «2Т-Инжиниринг», автор теории эволюции социальных систем: «Для того чтобы быть лидером в мире, надо предъявлять миру новое, то, чего у него еще нет, то есть нет ни у кого, это свойство именно мирового лидера. А для регионального лидера достаточно предъявлять лучшее из того, что уже есть у других. Вот это главное отличие мирового и регионального лидерства».

Колин Брэдфорд (Colin I. Bradford), США, эксперт по глобальной экономике и развитию, Институт Брукингса (Brookings Institution): «Способность к инновациям, сильная национальная культура и конкурентный рынок».

В чем потребности региональных и мировых лидеров схожи — так это в необходимости внутриполитической стабильности, которая оказывается даже важнее, чем высокое качество жизни, и гораздо весомее, чем эффективная система образования и здравоохранения (хотя эти факторы традиционно относят к числу тех, по которым принято судить об уровне развития страны).

Говоря о факторах второго плана, способствующих достижению лидирующих позиций на региональном уровне, ряд экспертов обратили свое внимание на значение национальной культуры и религии.

Владимир Сиденко (Vladimir Sidenko), Украина, главный научный сотрудник Института экономики и прогнозирования, Национальная академия наук (НАН) Украины: «Сравнительная экономическая мощь — непременная предпосылка для любого лидерства, которое всегда стоит денег и не всякому под силу. Но если для мирового лидерства критически важны общеполитические (геополитические) предпосылки, определяющие потенциал влияния на решение глобальных проблем, то для регионального лидерства будет иметь огромное значение культурно-ценностный и религиозный факторы».

Фактор культуры и религии, который в случае с мировым лидерством занимал предпоследнее место, применительно к региональному лидерству переместился на четвертое место снизу.

Вероятно, большее значение национальной уникальности и индивидуальности для стран — региональных лидеров стало закономерным следствием глобализации, являясь своего рода компенсаторным механизмом, препятствующим растворению во всеобщей унификации. То есть в известном смысле национальная уникальность — это ресурс.

Как отмечают наши эксперты, процесс глобализации осуществляется под влиянием мировых лидеров и по правилам, устанавливаемым мировыми лидерами. Поэтому некоторые участники опроса продолжают считать, что путь к региональному и мировому лидерству — это путь унификации.

ЖЖ Лоуренс Харрисон (Lawrence E. Harrison), США, профессор Школы права и дипломатии Флетчера, Университет Тафта (Fletcher School at Tufts University): «Я бы сказал, что первая вещь, которая нужна, чтобы стать мировым лидером, — это то, что настоящий мировой лидер должен придерживаться модели демократического капитализма. То же самое касается регионального лидерства».

И поэтому, по мнению другой части экспертного сообщества, для страны — регионального лидера важно обладание сильной национальной культурой, которая при этом была бы органической частью культуры региональной.

Александр Шепель (Alexander Shepel), Россия, вице-президент Конфедерации труда России: «Лидерство страны предопределяется национально-ориентированным правительством. Следствием этого становится эффективное государственное управление экономикой в интересах граждан этого государства, а не в пользу других государств и наднациональных структур».

Подытоживая данную главу, хотелось бы остановиться на следующих важных, на наш взгляд, выводах. Глобальные сдвиги в расстановке сил и размещении ресурсов создают ряд угроз, но при этом предоставляют некоторым странам определенные возможности.

Итак, основные вызовы заключаются в следующем.

Новый баланс сил предполагает новый геополитический передел, чреватый для ряда стран утратой самостоятельности, влияния, контроля над ресурсами, в некоторых случаях внутриполитической стабильности и территориальной целостности.

Нарастание нематериальной доли национального богатства ставит наличие самого богатства в зависимость от определенного на геополитическом уровне миропорядка, в котором заинтересованы в первую очередь сегодняшние мировые лидеры и наиболее состоятельные страны, устанавливающие этот порядок.

Существенно возрастает значение международного имиджа страны.

Виртуализация экономической и политической областей на фоне прогрессирующей форсированной глобализации в некоторых случаях оказывает негативное влияние на страны, вовлеченные в процесс глобализации. Реакция национальных правительств на негативные влияния, порожденные глобализацией, может быть неконструктивной, направленной на изоляционизм, что само по себе несет угрозу потерь в экономической и культурной областях.

В условиях кризиса эффективность существующих наднациональных регуляторов неадекватна масштабам возникающих проблем. На этом фоне возрастает роль национальных государств, действия которых не всегда скоординированы. Возникает угроза отката процесса международной экономической интеграции на более низкий уровень ее развития.

Появление новых наднациональных органов регулирования таит в себе риск использования этих органов господствующими центрами силы. Архитектура будущего международного регулирования пока что весьма расплывчата, мнения о его дальнейшей судьбе противоречивы.

Но в этих глобальных изменениях скрыты и определенные возможности:

Сдвиги в балансе сил позволяют успешным странам использовать принцип «обогнать, не догоняя», блестяще продемонстрированный Японией в 50-х — 60-х гг. XX века.

Нематериальная природа богатства дает возможность обретения благосостояния, минуя трудо- и капиталоемкую стадию конвенциональной индустриализации.

Увеличение роли политического имиджа означает распространение политического влияния без привлечения больших ресурсов, ведения войн и принесения политических жертв, как это требовалось в прежние эпохи.

Реакция национальных правительств на негативные влияния глобализации может быть конструктивной, направленной на достижение консенсуса в области новой модели глобализации, учитывающей региональную и национальную специфику. Она будет тем более эффективной, чем больше встретит понимания со стороны стран — мировых лидеров.

Усиление роли государства предоставляет новые шансы странам с сильными го-сударственноцентричными традициями. Возможны позитивные изменения и в характере глобальной интеграции. До настоящего времени интеграция носила, условно говоря, вертикальный характер, когда страны-лидеры сбрасывали в страны-аутсайдеры устаревшие производства, занимая собственные трудовые ресурсы более доходным бизнесом. И хотя частичный выигрыш получали и страны-реципиенты, они при этом всегда оставались на вторых ролях. В случае глобальных изменений в балансе мировых сил весьма вероятным станет развитие процесса горизонтальной интеграции в среде стран «второго эшелона» с целью актуализации их потенциальных конкурентных преимуществ путем объединения усилий. Этот процесс, в свою очередь, может стать ключевым при определении мирового и регионального лидерства в дальней и сверхдальней перспективе.

Угроза избыточного влияния наднациональных органов регулирования компенсируется возможностью участия во вновь создаваемых наднациональных органах периферийных стран, которые не могли ранее и представить своего большого влияния в международном регулировании. Это тем более актуально, чем острее противостояние традиционных центров силы.

Необходимо отметить, что перспективы посткризисного развития различны для различных групп стран. Сегодняшние лидеры скромно оценивают вероятность сохранения статус-кво в длительной перспективе и во многом пребывают в состоянии «экономического пессимизма».

Наилучшие перспективы использования возможностей, предоставленных кризисом, эксперты видят перед странами БРИК. Ко «второму эшелону успешности» экспертное сообщество относит ЮАР, Германию, Турцию, Иран, Индонезию, Республику Корею, Японию, Республику Казахстан и Мексику.

Перечисленные выше факторы, определяющие состоятельность государств, выступают как факторы положительной динамики национального развития и для стран, не вошедших в список кандидатов на региональное лидерство. В более общем виде можно сделать вывод о том, что перед этими странами открываются возможности и вызовы одновременного экзамена на глобализацию и самодостаточность в условиях изменяющегося и становящегося единым целым мира. В выигрыше окажутся те страны, которые обеспечат соответствие высшим мировым стандартам в перечисленных областях. При этом набор факторов успеха будет для каждой страны индивидуальным, зависящим от уникальности ее положения в мире и исторических особенностей развития.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |