Имя материала: Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус

Глава 9 россия и ее ближайшие соседи

 

Вопрос о сравнении Казахстана, России и Украины возник неслучайно. Во-первых, Казахстан и Украина — два ближайших соседа России, на территории которой располагается наш институт. Во-вторых, мы выбрали именно их, потому что Россия, Казахстан и Украина по результатам предыдущих исследований нашего института названы как наиболее вероятные лидеры на постсоветском пространстве. В настоящем исследовании мы продолжаем следить за динамикой изменений экспертного мнения в отношении этих государств. Наконец, в-третьих, нам показалось небезынтересным наблюдение в период кризиса за странами, которым после распада СССР фактически пришлось начинать с нуля, на ходу меняя институциональную, финансовую, правовую и прочие жизненно важные системы социальной организации. Кризис, охвативший указанные страны после распада СССР, по своим негативным социальным последствиям был гораздо масштабнее текущего кризиса.

Несмотря на то, что совсем недавно эти государства были единым целым, их стартовые условия существенно отличались.

Александр Шашко (Alexander Shashko), Беларусь, преподаватель экономического факультета Белорусского государственного университета (БГУ), председатель совета молодых ученых: «Эти государства существенно отличаются».

Казахстану были присущи следующие основные черты: континентальное положение, весьма обширная территория при сравнительно малочисленном населении, достаточно пестрый национальный состав, существенные различия между регионами страны в области промышленного развития, значительные природные ресурсы, отсутствие исторического опыта капиталистического развития, довольно ограниченный исторический опыт существования в качестве независимого государства.

Стартовые условия России во многом сходны с казахстанскими, при этом следует учитывать гораздо больший масштаб и в отношении территории, и в отношении населения, наличие исторического опыта (хотя и относительно отдаленного) собственной модели капиталистического развития, заметного даже по мировым меркам корпуса научно-технических кадров, ядерный статус и правопреемство СССР.

Украина отличалась от России и Казахстана более гармоничным соотношением население/территория, сравнительно небольшими запасами природных ресурсов, высокоразвитой (во времена СССР) промышленностью, сравнительно хорошими научно-техническими кадрами, более выгодным геополитическим положением, относительным контрастом в промышленном развитии западных и восточных регионов страны.

За последние два десятилетия все три республики пережили постсоветскую деиндустриализацию, которая была вызвана развалом плановой экономики и введением рыночных методов и принципиально отличалась от характерной для развитых стран постиндустриальной деиндустриализации. В 2008 г. Украина, единственная из трех рассматриваемых постсоветских государств, вступила в ВТО.

Общим испытанием для этих постсоветских республик стал и демографический кризис. Казахстан перенес его в наиболее острой форме, но и первым смог выйти из него: если с 1993 по 2003 г. население страны, в основном за счет эмиграции, уменьшилось на 13\% (с 16,9 млн до 14,8 млн человек), то затем вновь начало расти и достигло 16 млн в 2009 г. Численность жителей России перестала уменьшаться в 2009 г.: за предыдущие восемнадцать лет падение составило более 4\% (со 148 млн до 142 млн). На протяжении практически всей истории Украины как независимого государства сохраняется отрицательная динамика: с 1992 по 2009 г. численность населения уменьшилась на 11\% (с 52 млн до 46 млн человек).

В нашем исследовании мы предложили экспертам ответить на вопрос, какая из трех ведущих стран СНГ (Россия, Украина, Казахстан) на сегодня имеют лучшие позиции в следующих областях:

эффективность государственного управления;

преодоление сырьевой зависимости;

взвешенная социальная политика;

успешность антикризисной политики;

инновации в политике и экономике;

внутриполитическая стабильность;

взвешенная внешняя политика.

Результаты этого сравнительного анализа представлены на Диаграмме 36. Сразу отметим, что часть экспертов (до 20\% от числа опрошенных) настроены пессимистично в отношении всех упомянутых постсоветских республик.

 

Диаграмма 36

Все эксперты

Эффективность госуправления

Преодоление сырьевой зависимости

Взвешенная социальная политика

Успешность антикризисной политики

1 I

і Инновации в политики и экономике і Внутриполитическая стабильность Взвешенная внешняя политика

 

ЖЖ Валерий Пекар (Valerii Pekar), Украина, президент компании «Евроиндекс Лтд.»:

«К сожалению, по большинству вопросов ни одна из трех стран не смогла продемонстрировать хоть сколько-нибудь приемлемой позиции».

ЖЖ Алексей Никольский (Alexey Nikolsky), Россия, корреспондент газеты «Ведомости»: ««Увсех стран политика одинаково плохая».

При этом основания для такого пессимизма могут быть диаметрально противоположными:

Лоуренс Харрисон (Lawrence E. Harrison), США, профессор Школы права и дипломатии Флетчера, Университет Тафта (Fletcher School at Tufts University): ««Я разочарован всеми тремя странами, поскольку сам я приверженец принципов демократического капитализма».

Николай Чуксин (Nikolai Chuksin), Россия, экономист, писатель, публицист: «Ни одна. Все три в одинаковой степени страдают от внедренной извне и чуждой им либеральной демократии американского разлива, то есть пытаются выращивать кукурузу за Полярным кругом, что еще не удавалось никому. Отсюда и результаты».

По мнению наших экспертов, сегодня лучшие результаты по большинству вышеперечисленных областей и в процентном соотношении, и по количеству упоминаний получила Россия.

Гаэтано Капассо (Gaetano Capasso), Бельгия, управление инвестициями, трейдер на фондовых рынках (Германия, Великобритания, Франция, Италия): «Я думаю, что Россия как самая большая страна имеет все необходимые средства и инфраструктуру, обеспечивающие преимущество. Поэтому, на мой взгляд, Россия наиболее успешна во всех вышеперечисленных областях».

За ней с небольшим отставанием и весьма уверенно следует Казахстан и только потом — с заметным отрывом — Украина. Если проанализировать перечисленные области по отдельности, то следует сказать, что Россия и Казахстан по большинству показателей имеют приблизительно равные данные. При этом мировая общественность и международное экспертное сообщество в силу ряда причин гораздо шире и глубже информированы о России, нежели о Казахстане. С учетом этого факта результаты международной экспертизы в отношении Казахстана выглядят весьма показательными.

 

Александр Морозов (Alexander Morozov), Россия, главный экономист HSBC-Russia:

«Достаточно легко выделить худшую — это Украина. Из лучших — за Казахстан проголосую. Есть аспекты, по которым Казахстан проигрывает России, есть аспекты, по которым выигрывает: сложно найти баланс».

Если рассмотреть каждую из сфер, то картина вырисовывается следующая. В области эффективности государственного управления лидирует Россия.

Алексей Исаев (Aleksey Isaev), Россия, военный историк: «Россия безусловный лидер по этим показателям. В России больше дестабилизирующих сил, то есть угроз стабильности. Но с ними пока успешно справляются».

Яцек Лесков (Jacek Leskow), Польша, проректор по науке, руководитель департамента эконометрии высшей школы бизнеса Новы Сонч, Национальный университет Луи (Nowy Sacz Graduate School of Business - National Louis University): «Эффективность государственной администрации — думаю, из этих трех стран Россия, скорее всего, самая эффективная. Инновационные решения в экономике и политике — опять Россия».

Здесь нельзя не согласиться с замечанием эксперта Исаева относительно угроз стабильности, которые Россия вынуждена преодолевать, будучи заметным игроком на мировой арене и испытывая серьезное противодействие со стороны других центров силы в проведении собственной международной политики. Однако количество экспертов, поставивших Казахстан на первое место, не очень сильно уступает тем, кто отдал приоритет России.

Примерно та же картина наблюдается и в области политических и экономических инноваций, где Россия лидирует с перевесом всего в 4\%. Украина по этому параметру отстает, но не столь сильно, как по рассмотренному выше.

Владимир Тихомиров (Vladimir Tikhomirov), Россия, старший экономист финансовой корпорации «Уралсиб»: «По эффективности управления — наверное, Казахстан. По инно-вационности решений в экономике и политике — из трех, наверное, Россия».

ЖЖ Д-р Юсаф Акбар (Dr. Yusaf H. Akbar), Венгрия, доцент, академический директор программы МВА, бизнес-школа в Будапеште, Центрально-Европейский университет (Central European University Business School in Budapest): «Я бы сказал, что эффективность государственного управления — это Казахстан. Инновационность решений — я бы сказал, что Украина».

Очевидно, что с показателем «эффективность государственного управления» тесно коррелирует показатель «внутриполитическая стабильность». Здесь Россия и Казахстан идут практически наравне, а Украина значительно отстает.

Эдвард Джозеф Редмонд (Edward Joseph Redmond), США, президент ERE Corp.:

«Я не много знаю о том, что происходит в этих странах, но Россия стала более эффективной в государственном управлении, несколько более инновационной в принятии решений по поводу экономической и политической структуры, а также успешной в преодолении сырьевой зависимости, поскольку в ее распоряжении есть разнообразные запасы сырья. Я бы сказал, что Казахстан обладает внутренней политической стабильностью».

Д-р Лен Тревино (Dr. Len J. Trevino), США, именной стипендиат стипендии Джеральда Н. Гастона кафедры международного бизнеса бизнес-колледжа Джозефа А. Батта, Университет Лойолы в Новом Орлеане (Joseph A. Butt, S.J., College of Business, Loyola University New Orleans): «Эффективность государственной администрации — Казахстан... Внутренняя политическая стабильность — Россия, вероятно, хотя я не уверен, что это хорошо. Сбалансированная социальная политика — может быть, Украина, думаю, они лучше в социальной политике, чем Россия».

Олег Матвейчев  (Oleg Matveychev), Россия, профессор Высшей школы экономики

(ГУ — ВШЭ): «В позиции "Внутриполитическая стабильность" Казахстан лидирует».

В области «Взвешенная социальная политика» Россия опять оказывается на первом месте с десятипроцентным отрывом от Казахстана. Различие заметно, но не принципиально. Украина же существенно отстает и по этому показателю. Причины, вероятно, те же, что и в случае внутриполитической стабильности, но здесь определенное влияние оказывает недостаточно эффективное государственное управление, которое не в состоянии найти стратегию преодоления противоречий и различий между регионами Украины.

Сергей Расов  (Sergei Rasov),  Казахстан,  политический обозреватель Politcom.ru:

«В Казахстане с успехом претворяют в жизнь лозунг Назарбаева: сначала экономика, а потом политика. Во время кризиса этот лозунг оказался как нельзя более кстати. Соцзащита сильнее у россиян, а вот выкручиваться без природных ресурсов приходится Украине».

Жанат Курманов (Zhanat Kurmanov), Казахстан, независимый директор Казахстанского фонда гарантирования депозитов: «Россия стала более динамично продвигаться в вопросах разработки инновационных решений в экономике и политике, выравнивания социальной политики государства».

Аделия Атабаева (Adelya Atabaeva), Узбекистан, финансист, Ассоциация европейского бизнеса: «Сбалансированная социальная политика в России варьируется от региона к региону, от субъекта Федерации к субъекту. Социальная политика в России не унифицирована. В Казахстане. народ не жалуется — независимо от того, живешь ты в столице или в каком-то промышленном регионе, блага для всех одинаковые».

В области «взвешенной внешней политики» Казахстан опережает Россию на 6\%, что делает честь руководству этой страны, территориально расположенной между двумя тяжеловесами мировой политики: Китаем и Россией.

Олег Матвейчев (Oleg Matveychev), Россия, профессор Высшей школы экономики

(ГУ — ВШЭ): «Внешняя политика Казахстана многовекторна и очень успешна — он везде хорошо себя подает. В Средней Азии Казахстан несомненный лидер, все идут в его фарватере. Заигрывает с Китаем, заигрывает с Россией, заигрывает с Турцией — везде успевает, играет и показывает себя вполне успешным».

Отставание Украины от России и Казахстана здесь опять-таки существенно. Это уже нельзя объяснить неоднородным менталитетом различных регионов, и вина за «достижения» в рассматриваемой области целиком лежит на бывших лидерах страны. По мнению ряда экспертов, они слишком увлеклись навязыванием экстравагантных, сугубо региональных идеологем всему населению собственной страны, которому эти идеологемы были глубоко чужды. Еще более чуждыми они оказались для международного сообщества и ближайших соседей.

По параметру «успешность антикризисной политики» голоса экспертов расположились следующим образом: 44\% — Россия, 39\% — Казахстан, 1\% — Украина. Результат говорит сам за себя.

Андрей Ермолаев (Andrii Iermolaiev), Украина, директор Центра социальных исследований «София»: «Украина — в аутсайдерах кризиса, находится в состоянии перманентного политического конфликта, стратегия развития отсутствует. Россия скорее "переживает", чем преодолевает кризис. Казахстан выглядит наиболее зрелым государством в этих условиях».

Эдвард Джозеф Редмонд (Edward Joseph Redmond), США, президент ERE Corp.: «Если говорить об успешной антикризисной политике, то Россия добивается больших успехов».

Михаил Барабанов (Michael Barabanov), Россия, главный редактор журнала «Moscow Defense Brief»: «Украина сегодня — главный неудачник СНГ практически по всем статьям».

Аделия Атабаева (Adelya Atabaeva), Узбекистан, финансист, Ассоциация европейского бизнеса: «Украину я бы сразу исключила по причине раздирающих ее уже на протяжении последних нескольких лет внутриполитических конфликтов. Украина настолько занята этими внутренними конфликтами, что там про экономику практически забыли, поэтому об эффективном вмешательстве государства в экономику говорить не приходится. В Казахстане. достаточно быстро осознали, что нельзя зацикливаться на продаже природного сырья. В Казахстане на протяжении последних 10 лет повсеместно наблюдался экономический бум».

Наконец, в ключевом для стратегического развития параметре — «Преодоление сырьевой зависимости» — лидером оказался Казахстан. Отставая на 5\%, на втором месте располагается Украина. Россия оказалась на последнем месте, уступив Украине всего 3\%. Сравнительно благоприятное положение Украины, гораздо менее успешной в других областях, объясняется относительной бедностью этой страны природными ресурсами, имеющими беспроигрышный экспортный потенциал, — то есть нефтью и газом.

Яцек Лесков (Jacek Leskow), Польша, проректор по науке, руководитель департамента эконометрии высшей школы бизнеса Новы Сонч, Национальный университет Луи (Nowy Sacz Graduate School of Business — National Louis University): «"Успешно преодолеваемая зависимость от природных ресурсов" — есть какие-то попытки сделать это на Украине, а Россия и Казахстан очень сильно зависят от природных ресурсов. Очень слабая внутренняя политическая стабильность на Украине, а вот в России она есть».

Андрей Паршев (Andrey Parshev), Россия, публицист, автор книги «Почему Россия не Америка»: ««Украина вынуждена преодолевать сырьевую зависимость, хотя бы и путем деиндустриализации, Казахстан меньше пострадал от кризиса и преодолевает его лучше остальных».

Андрей Блинов (Andrey Blinov), главный редактор делового журнала «Эксперт Украина»; генеральный директор Института изучения России: ««К сожалению, ни одно из трех государств не продемонстрировало решимость "спрыгнуть с сырьевых и полуфабрикатных игл". Одна из причин — отсутствие альтернативных ниш. Наиболее успешна в преодолении сырьевой зависимости Украина, которая, отказываясь от интеграционных усилий внутри СНГ, смогла улучшить структуру собственного экспорта, хотя и сделала это высокой социальной ценой и ценой торможения в развитии (возможно, вплоть до краха проекта)».

Владимир Осаковский (Vladimir Osakovsky), Россия, глава департамента стратегии и исследований, UniCredit Bank: ««Практически по всем <параметрам> Казахстан лидирует. Кроме разве что Украины, которая более успешна в преодолении сырьевой зависимости».

Тем не менее, Украина в целом выглядит аутсайдером. Исключение составляет упомя-н утое выше преодоление сырьевой зависимости, где Украина показывает неплохой результат в сравнении с той же Россией. Хотя разница в 3\% крайне незначительна и вряд ли может свидетельствовать о принципиальном преимуществе той или иной экономики в упомянутом аспекте. Однако если посмотреть на абсолютные цифры, то видно, что сырьевая зависимость — это ахиллесова пята всех трех рассматриваемых государств.

Сергей Пахомов (Sergei Pakhomov), Россия, председатель Комитета государственных заимствований Москвы: ««Пока ни одна из перечисленных стран не добилась успехов в преодолении сырьевой зависимости, более того, эта зависимость в результате кризиса усилилась».

Владимир Сиденко (Vladimir Sidenko), Украина, главный научный сотрудник Института экономики и прогнозирования, Национальная академия наук (НАН) Украины: ««По параметру преодоления сырьевой зависимости пока что нельзя выделить де-факто никого».

Использование Украиной своего выгодного геополитического положения, которое является неисчерпаемым ресурсом, тем не менее, остается фактом. Тревожно положение России, не сумевшей за годы реформ найти своей игры в несырьевом поле, несмотря на значительный, но с каждым годом все убывающий научно-технологический потенциал.

Виталий Дымарский (Vitaliy Dymarsky), Россия, председатель совета директоров Компании развития общественных связей (КРОС): «("Успешность" антикризисной политики России — за счет больших, чем у конкурентов, финансовых возможностей».

Здесь перед нами еще один (теперь, наверное, уже последний) парадокс настоящего исследования. Мы видим явное несоответствие умозрительной и исторической логики. Сформулируем исходные условия в отвлеченном формате. Имеется три страны. Одна из них — стержневой осколок бывшей супердержавы, обладающая научно-техническим потенциалом и богатейшими природными ресурсами. Вторая — страна, расположенная на границе развитого мира и пользующаяся его (развитого мира) определенной благосклонностью, занимающая выгодное геополитическое положение и бывшая в супердержаве республикой номер два по объему производства, в том числе высокотехнологической продукции. Наконец, третья страна — бывшая до недавнего времени национальной окраиной, обладающая огромной территорией и ставшая полем эксперимента по переселению в нее представителей самых разных национальностей. Впрочем, третья страна обладает значительными запасами полезных ископаемых.

Очевидно, что экспертный прогноз, составленный на умозрительном исходном материале, разительно бы отличался от результатов опроса, базирующегося на реальных итогах последних двадцати лет развития. «Отсталая» страна демонстрирует параметры, близкие к параметрам бывшей сверхдержавы, в чем-то даже опережая ее. В этом свете неудивительно заключение одного американского эксперта.

Д-р Дональд Дженсен (Dr. Donald Jensen), США, научный сотрудник Центра трансатлантических отношений, Школа передовых международных исследований Пола Нитце, Университет Джона Хопкинса (Center for Transatlantic Relations, Paul H. Nitze School of Advanced International Studies, Johns Hopkins University):

«"Эффективность государственного управления" — Казахстан; "Инновационность решений в экономике и политике" — Казахстан; "Успешность в преодолении сырьевой зависимости" — Казахстан; "Внутриполитическая стабильность" — Казахстан; "Взвешенная социальная политика" — Казахстан; "Взвешенная внешняя политика" — Украина; "Успешность антикризисной политики" — Казахстан».

Казахстан «проигрывает» России 2\% в области внутриполитической стабильности, что в принципе можно рассматривать как статистическую погрешность (тем более на относительно небольшой выборке). При этом для достижения достойных результатов в этой области казахскому руководству пришлось приложить гораздо больше усилий, чем российскому и тем более украинскому. Лидерам страны удалось не допустить ни межнационального противостояния в условиях крайне смешанного этноса, ни экстремальных националистических проявлений, ни религиозного фундаментализма, что было характерно для некоторых иных стран Центральной Азии.

Очевидно, что область внутренней политики — не единственный параметр, за счет которого удалось добиться более чем достойного политического и экономического положения Казахстана. В предыдущих исследованиях Института («Рс^ЮССР: оценка антикризисных действий правительств», «Финансовая архитектура посткризисного мира: эффективность решений»), в частности, отмечались эффективные антикризисные меры, осуществляемые руководством Казахстана. Причем в проведении ряда из них Казахстан стал пионером не только на пространстве СНГ, но и в мире. Обращает на себя внимание и политика по форсированному индустриальному развитию страны, стартовавшая в Казахстане фактически еще в разгар кризиса — весной 2009-го. В результате успешной реализации антикризисных мер ВВП Казахстана по итогам 2009 г., согласно официальным данным, вырос на 1,1\%, при этом промышленный рост составил 1,7\%. Это один из немногих положительных результатов по итогам кризисного 2009 г. не только в СНГ, но и в мире в целом. Для сравнения: ВВП России, по различным оценкам, снизился за прошедший год на 6—8\%, а Украины — на 14—15\%.

Таким образом, мы видим показательный пример преодоления кризиса страной, которая исторически, по формальным исходным параметрам, имела немного шансов на успешное развитие. Впрочем, никто бы не смог предсказать в 1945 г. успех ФРГ, а также стран т. н. архипелага Юго-Восточной Азии (Япония, Гонконг, Сингапур, Тайвань и Республика Корея). Вряд ли нашелся бы в мире аналитик, который смог бы тридцать лет назад предсказать беспрецедентный по масштабам и скорости рост Китая, разглядев в лозунге «четырех модернизаций» что-то принципиально отличное от очередной популистской кампании, преследующей исключительно внутриполитические цели. На наш взгляд, это явное свидетельство того, что в современном мире все более смещаются понятия центра и периферии, что нет второстепенных стран и что модели преодоления кризиса где-нибудь «на краю Ойкумены» могут быть полезны и для стран — глобальных лидеров. Тем более это положение справедливо для быстроменяющегося и становящегося все более неустойчивым мира.

Перед указанными тремя странами стоят общие проблемы, связанные главным образом с сырьевой диспропорциональностью экономик, технологическим отставанием, доставшимся в наследство от СССР, и недостаточным еще распространением передовых управленческих технологий. В то же время геополитическое положение этих государств между двумя центрами мировой экономической мощи: Европой и Китаем (шире, Юго-Востоком) и опыт взаимопонимания и взаимодействия народов, вынесенный из опыта объединенного государства, а также отсутствие принципиальных политических расхождений делают естественной и логичной их кооперацию и интеграцию на новом уровне.

Однако процесс глобализации не только позволяет этим странам идти по пути естественной, обусловленной географической близостью интеграции, но и предоставляет широкий выбор интеграционных и кооперационных возможностей в соответствии с индивидуальными национальными интересами, приоритетами национального лидерства и представлениями об оптимальной траектории развития их экономик и обществ. Сегодня, на наш взгляд, есть достаточно оснований для уверенности в том, что все три «центра силы» постсоветского пространства найдут свой индивидуальный путь преодоления трудностей, связанных с мировым финансово-экономическим кризисом, и вектор эффективного развития за пределами текущего кризиса.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |