Имя материала: Мировая экономика

Автор: Ломакин Виктор Кузьмин

2.2. развитие западной европы и образование мирового рынка

 

После падения Римской империи в конце V в. в Западной Европе произошли почти полная аграризация и натурализация хозяйства. Сельская община стала основной хозяйственной структурой. В отличие от восточной общины ремесленное производство в ней развивалось в рамках семьи, что в определенной мере ослабляло взаимные связи внутри общины

Предпосылки развития Западной Европы. Потребовались многие столетия для оживления экономической деятельности в этом районе мира, чему способствовали многие факторы и условия, в том числе природные. По сравнению с районами, где развивались восточные цивилизации, Западная Европа имела менее благоприятные природные условия, но более удобное географическое положение, была удалена от кочевых племен.

В VII—VIII вв. произошло потепление климата, что способствовало снижению распространения эпидемий и повышению хозяйственного и демографического развития. Такие природные сдвиги сопровождались социальными изменениями. Общинное землевладение было подорвано. В результате аграрной и военной реформ VIII в. в империи франков большинство крестьян попало в личную зависимость от королевских воинов, превратившихся в наследственных владельцев земли — феодалов.

Особенно важное значение имело развитие ремесленного производства, которое к XI в. привело к отделению ремесла от земледелия и образованию феодальных городов, что содействовало усилению товарного производства. Изменению производственных отношений предшествовали сдвиги в технике. Усовершенствование ткацкого станка во Фландрии в середине VI в. увеличило производительность труда в три—пять раз. Выделение города способствовало падению значения отработочной ренты, которая все больше заменялась продуктовой, а в некоторых местах — денежной. Это приводило к ослаблению жесткости феодальной системы.

В сельском хозяйстве получили распространение трехпольная система вместо двухпольной (VI в.) и использование в качестве тягловой силы лошадей. Применение подковы, хомута (IX в.) увеличили коэффициент полезного действия лошадей в четыре-пять раз. К числу крупнейших нововведений можно отнести использование в Северо-Западной Европе тяжелого плуга (с XII в.), позволившего сократить число многократных перепашек земли. Особое значение имели распространение в XI—XII вв. водяных мельниц, изобретенных еще римлянами, и внедрение верхнебойного водяного колеса. Видимо, условия умеренного пояса подталкивали европейские народы на эксперименты, тогда как тропики и естественное плодородие сдерживали инициативу земледельцев Востока и Латинской Америки.

За XI—XIII вв. энерговооруженность труда в Западной Европе увеличилась почти вдвое и превзошла уровень Китая. Начал осуществляться процесс накопления, распашка земель увеличилась примерно на 1/3, объем сельскохозяйственного производства — в 1,5— 2,6 раза, промышленное производство — в 1,1—2,8 раза. Ряд исследователей предполагает, что подушевой национальный продукт в тот период увеличивался в среднем в год на 0,13—

0,16\%.

Зарождение товарно-денежных отношений. Благоприятное развитие в XI—XIII вв.

было прервано экологическим, социально-экономическим и политическим кризисом XIV в. Изменился климат, ставший более холодным и сырым, что, возможно, сказалось на урожайности зерновых. Более частыми стали голод, эпидемии, войны, восстания, религиозные репрессии, которые привели к значительному сокращению численности населения примерно на 1/3. В ходе ожесточенной борьбы в XIV—XV вв. в ряде стран крестьяне получили свободу. Стали складываться условия, при которых было выгодно заменять труд человека работой скота.

Со второй половины XV в. в ряде стран начался экономический подъем, вызванный, в частности, улучшением климатических условий. Медленно, но постоянно совершенствовалось изобретенное в XIV в. огнестрельное оружие, снизившее роль рыцарской конницы и укрепившее роль плебейской пехоты, а также позиции средневекового города в его противоборстве с федеральной аристократией. Преобразование морского дела обеспечило западному мореходству ощутимые преимущества перед традиционным мореплаванием, имевшем локальные масштабы.

В XIII в. во Фландрии возникли ремесленные города, в которых сложилось производство шерстяных тканей почти для всей Европы. Источником поступления шерсти стала Англия. Характерной особенностью средневекового ремесла была цеховая организация, т.е. корпорации ремесленников по профессиональному признаку. Производственной единицей была мастерская. Поскольку внутри мастерской не было разделения труда, то специализация ремесла приводила к разделению отдельных профессий на ряд более узких специальностей.

К XIV в. на севере Италии богатые города Венеция, Генуя, Флоренция стали центрами промышленного производства и торговли. Именно здесь появились зачатки рыночных и буржуазных отношений. Изготовленные в этих центрах суконные и шелковые ткани, стекло, оружие продавались по всей Европе и пользовались спросом в восточных странах. В свою очередь венецианские купцы перепродавали на европейских рынках восточные товары. Росту экономического и политического могущества итальянских городов способствовали крестовые походы.

Особую роль в развитии рыночных отношений сыграли Великие географические открытия  конца XV—XVII вв.  Открытие неизвестных ранее  стран и континентов, установление постоянных торговых путей способствовали быстрому развитию торгового капитала. Потребители восточных товаров стали искать пути избавления от зависимости от арабской, турецкой, итальянской монополии в поставках восточных товаров в Европу. Этому также способствовал недостаток платежных средств — золота и серебра в Европе в XV в. в связи с резким ростом промышленности и торговли.

Великие географические открытия способствовали появлению системы колониального владычества. В XVI в. на покоренных заокеанских землях были созданы первые колониальные империи — португальская и испанская. По договору 1494 г. о разделе мира, гарантом которого был папа римский, Испания и Португалия установили линию раздела между своими заокеанскими владениями по меридиану, проходящему через Атлантический океан. Все колонии к западу от этой черты были объявлены испанскими, к востоку — португальскими.

Открытие мира и резкая интенсификация морских путей придали огромный импульс развитию Западной Европы. Объем сухопутных перевозок стран Северо-Западной Европы возрос вдвое, а морских — в 5—10 раз. За 1500—1700 гг. объем внешней торговли увеличился в 3—5 раз, в том числе со странами Востока и Юга — более чем в 15 раз. Однако торговый обмен тормозился. Как и в прошлые века, сохранялись минимальные размеры экспортных европейских товаров и оплата подавляющей части импорта драгоценными металлами. А это означало, что у Европы отсутствовали товары, которые были способны конкурировать на рынках Азии с местной продукцией. Восточные страны превосходили западные по потенциалу рабочей силы. Превосходство демографического фактора приводило к развитию и подержанию чрезвычайно высокого уровня индивидуального мастерства.

Великие географические открытия, колониальная экспансия создали предпосылки для международного разделения труда, образования мирового рынка. Мореплавание позволило установить экономические связи между отдельными частями мира, а колониальные владения стали использоваться в качестве хозяйственной периферии европейских стран и послужили основой расширения международного обмена.

Расширение мирохозяйственных связей сопровождалось зарождением международного кредита. Из открытых земель в Европу было вывезено огромное количество золота и серебра. Запасы золота XVI в. в Европе выросли примерно с 550 тыс. до 1192 тыс. кг, а серебра — с 7 млн до 214 млн кг. Это привело к резкому росту цен, обогащению зарождавшейся буржуазии и обнищанию наемной рабочей силы. Ухудшилось и положение феодалов, получавших денежную ренту, что способствовало переходу их к промышленной деятельности. Реформация в странах Северо-Западной Европы, сопровождавшаяся секуляризацией (отчуждением) церковной собственности, укреплением трудовой этики, способствовала более эффективному использованию капитала.

Произошли изменения в структуре совокупного производительного капитала, богатства. Если в XI—XIII вв. происходило усиление производительных сил в основном живым трудом, то с XVI в. живой труд стал замещаться основным капиталом, происходило наращивание материально вещественных компонентов производительных сил. При этом высокими темпами увеличивался энергетический потенциал человеческого фактора и средств транспорта, что содействовало повышению уровня развития производительных сил в целом.

В 1000—1300 гг. подушевой ВВП Северо-Западной Европы увеличился на 50—60\%, в 1300—1500 гг. — на 5—10\% и в 1500—1800 гг. — на 45—55\%. Данные о подушевом доходе показывают, что в XV в. западноевропейские страны, возможно, отставали от ведущих стран Востока. В 1490—1500 гг. соответствующий показатель в Китае составлял 550—600 долл. в относительных ценах 1980 г., а во Франции — не более 450—490, в Флорентийской республике в 1420 г. — возможно, 440—470 долл. В начале XVI в. в Англии ВВП на душу населения поднялся до 500—550 долл., в Нидерландах — на 1/3 и составил 650—770 долл.

Со второй половины XV в. Западная Европа стала догонять страны Востока. Паритет в уровнях подушевого валового продукта Запада и, в частности, Китая был достигнут, вероятно, во второй половине XVI в. Считается, что Запад начал обгонять страны Востока по относительному уровню развития после 1571 г., когда Венецианская республика при поддержке испанского флота разбила турок в битве у Лепанто. По другим оценкам, Западная Европа превзошла уровень Китая где-то около 1500 г. и с тех пор заняла ведущее место в развитии техники и экономики.

Утверждение капиталистического способа производства. XVI столетие было переломным в экономической истории Западной Европы: наступила эпоха первоначального накопления капитала, включавшая насильственное отделение работника от средств производства, изгнание крестьян с земли, колониальное ограбление. К этому времени были достигнуты серьезные успехи в развитии промышленного производства. Подъем промышленного производства начался с текстильных отраслей. Важнейшую роль в этом сыграли внутренние факторы, связанные с трансформацией экономической и культурной жизни, а также организации производительных сил. Сначала во Флоренции, а затем в Англии шерстяное производство стало развиваться на основе мануфактуры — предприятия, основанного на разделении труда и ручной технике, что резко повысило производительность труда по сравнению с мастерской. Она свела рабочий процесс к однородным, автоматически повторяющимся, простейшим операциям.

Организовать крупное производство без достаточного количества свободной рабочей силы было невозможно. Ремесленники и крестьяне удерживались цеховым строем и внеэкономический личным принуждением. Для этого мелкого производителя нужно было отделить от средств производства и, прежде всего крестьян от земли. Произошли насильственный захват общинных земель и выселение крестьян даже с наделов.

Помимо социально-экономических изменений западноевропейские страны проводили накопление капитала и укрепляли свое экономическое положение в мире за счет войн, колониальных захватов, широкого использования работорговли, пиратства. Испанские колонизаторы, захватив Латинскую Америку, осуществляли жестокое угнетение местного населения, которое в ряде случаев приводило к его полному уничтожению (Ямайка). Не меньшей жестокостью отличалась колонизация Северной Америки, где к началу XVII в. насчитывалось около 2 млн индейцев, среди которых были и кочевые, и оседлые земледельческие времена.

Уничтожив индейские племена, колонизаторы обратились к Африке как новому источнику рабочей силы для Америки. В XIV в. началась работорговля — существенное явление начала капиталистического производства. С использованием рабов были созданы плантационные хозяйства. По оценкам, до 1870 г. из Африки в Америку было вывезено около 10 млн рабов. Западная Европа нажила на работорговле огромные средства. Только за 1680—1775 гг. британцы вывезли из Африки в Вест-Индию около 3 млн человек. Каждый доставленный в Америку раб приносил работорговцу до 3000\% прибыли.

Немаловажным источником доходов для некоторых стран Запада (Британии, Испании, Франции, Голландии) стало морское пиратство.

Объектами внеэкономического ограбления были колониальные владения. Метрополии облагали колониальные народы данью для содержания аппарата угнетения. В колониях предпринимательскую деятельность осуществляли колонизаторы, концентрировавшие у себя огромные экономические возможности. В результате сбережения колоний сосредоточивались у иностранных жителей, осуществлявших к тому же постоянный перевод средств в метрополии в качестве пенсий и других отчислений. Из Индии перевод достигал примерно 1,5\% ВВП, из Индонезии — около 13\% национального дохода.

Материальные богатства, которые присваивались колонизаторами в колониях, поступая в метрополии, превращались в капитал. По отдельным расчетам, доходы от эксплуатации новых территорий в XVI в. были в среднем эквивалентны 1\% валового продукта стран Западной Европы. По другой оценке, доходы от торговли со странами Азии, Африки и Латинской Америки в 1492—1739 гг. едва ли достигали 1/5 валовых капиталовложений, реализованных в Западной Европе в XVI—XVIII вв.

Следует отметить, что в середине XIX в. для организации среднего по размерам предприятия требовалось в сотни раз меньше средств, чем в начале XX столетия. Например, в тяжелой промышленности первоначальные вложения были в 425 раз меньше, в том числе в черной металлургии — в 2 тыс. раз.

Вся история экономического возвышения западных стран написана, по словам К. Маркса, «пламенеющим языком крови». И не только на этапе становления, но и развития зрелых форм экономического строя внеэкономические методы обогащения выступали важным источником их хозяйственного развития.

Большое значение среди мероприятий первоначального накопления капитала имела протекционистская политика. Прежде чем стать проводником и экспортером доктрины экономического либерализма, Англия достигла торговой гегемонии не операциями на свободном рынке. Начиная со знаменитых «Навигационных актов» 1651 г., существовавших два столетия, вся международная политика страны была нацелена на устранение конкурентов любыми возможными средствами. Фритредерские идеи А. Смита мало затрагивали поведение капитанов британской промышленности и вершителей экономической политики. В XVI—XVII вв. были введены высокие пошлины на импорт готовых изделий, запрещен экспорт сырья продовольствия. Они существовали до 20-х годов XIX в. Например, пошлины на хлопчатобумажные товары составляли 75\% их стоимости, на полотно — 183\%. Подобными мерами на внутреннем рынке Англия удерживала высокие цены на свои товары.

Накоплению средств способствовала монополизация внешней торговли, утвердившейся в ряде стран Запада. В Британии вся торговля с Ост-Индией, Африкой, Ближним Востоком была сосредоточена в руках Ост-Индской, Турецкой, Африканской торговых компаний, которые были акционерными торговыми обществами с объединенными капиталами. Принцип торговой монополии наиболее ярко проявился в деятельности Ост-Индской компании, возникшей в XVII в. До 1813 г. эта компания пользовалась исключительным правом на торговлю с Индией и Китаем. В течение XVIII в. она провела ряд территориальных захватов в Индии, сосредоточив у себя право на сбор налогов в различных частях этой страны. Прямой грабеж и хищническая торговля приносили ей огромные прибыли.

XVI—XVIII века характеризовались увеличением производительных расходов. Норма капиталовложений поднялась с 3—5\% в XI-XII вв. до 5—7\% ВВП в XVI-XVIII вв. Произошли изменения в трудовой практике. Значительно сократилось число праздников, составлявших до XVI в. 1/4 —1/3, а в поздней Римской империи — 1/3—1/2 всех дней в году. Среднее число отработанных часов на одного занятого возросло к середине XVIII в. до 2700—2800 по сравнению с 2400—2600 в XII—XIII вв.

К концу XVIII в. страны Запада по уровню экономического развития уже значительно (в 1,6 — 1,8 раза) превзошли страны Востока. По другим оценкам, даже к началу XIX в. Запад сумел лишь не намного обогнать Азию по ВВП на душу населения — в пределах 1,2 раза. Наиболее развитые страны Востока обладали полным набором отраслей и производств докапиталистической промышленности, знали отношения скупщик — кустарь — наемный работник, имели развитые виды «допотопного капитала» и были не более аграрными и натуральными, чем государства Европы. До начала XIX в. они экспортировали на европейские рынки не только пряности, экзотические предметы, но и готовые изделия (ткани, продукцию ремесел), имели активный торговый баланс со странами Запада. Европейское хлопчатобумажное производство не могло конкурировать с индийским, китайским, основанным на дешевой рабочей силе и мастерстве. Заметным оставался перевес Востока по уровню урбанизации в XIII—XIX вв. Он свидетельствовал о существовавшем разделении ремесленного труда, наличии купеческого и ростовщического капиталов.

Промышленная революция и образование мирового рынка. Резкий сдвиг в соотношении сил и в развитии производительных сил произошел в XVIII в., когда в Британии осуществился переход от мануфактурной к фабричной системе производства, основанной на машинной технике. Он ознаменовал промышленный переворот, или промышленную революцию. Первые фабрики были организованы в хлопчатобумажной промышленности. Суконные мануфактуры находились в рамках всесторонней государственной регламентации, которая препятствовала внедрению новых технологических усовершенствований, а более молодая хлопчатобумажная промышленность была свободна от этих ограничений.

Промышленная революция охватила различные отрасли производства. Механизация производства развивалась в металлургии, которая была основной отраслью для изготовления машин. Усовершенствования в этой отрасли активизировали процесс получения железа и стали из чугуна. Важнейшим звеном промышленной революции было изобретение в 1784 г. Дж. Уаттом паровой машины, которая нашла широкое применение в различных отраслях промышленности и на транспорте. В Египте эпохи Птолемеев была известна сила пара, однако она служила лишь забавой.

Технический переворот привел к крутой ломке общественных отношений в хозяйстве. Главное место в обществе занял фабрикант, промышленный капитал. В то время как в Британии, Северной Америке происходил переход к фабричному производству, в странах континентальной Европы еще господствовала аграрная экономика. Только в 20-х годах XIX в. в Германии и Франции ручное прядение и ткачество стали медленно заменяться машинным производством. Сложились национальные рынки. Применение машин и пара вывело разделение труда за национальные рамки, крупная промышленность оторвалась от национальной почвы и стала зависеть от международных рынков. На смену местной и национальной замкнутости, существованию за счет собственного производства приходили расширение международных экономических связей, зависимость одних наций от других. Внешняя торговля стала расти ускоряющимися темпами. Объем мирового экспорта за 1720—1820 гг. увеличился в 2,4 раза.

Результаты опережающих темпов развития Западной Европы и Северной Америки сказались на взаимоотношениях Запада и Востока. В XIX в. Восток не мог противостоять натиску Запада. С новой волной изобретений превосходство европейской продукции уже в середине XIX в. стало очевидным.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 |