Имя материала: Мировая экономика

Автор: И.П. Николаева

4.3. налогово-бюджетная, структурная и научно-техническая политика ес

ОСНОВОЙ наднационального и межнационального регулирования всех сторон деятельности ЕС является общий бюджет Евросоюза. Небольшая доля бюджета ЕС в совокупном ВНП стран ЕС (1,37\%) объясняется принципом субсидиарное™: (дополнительности) средств бюджета, направляемых на различные программы ЕС, что

предусматривает их полного бюджетного финансирования.

Доходная часть бюджета ЕС формируется за счет отчислений от налога на добавленную стоимость в размере 1,4\% от национальных Поступлений, таможенных пошлин, взимаемых при импорте в зону промышленных товаров из третьих стран, аграрных компенса-

114

115

ционных сборов на импортируемую продукцию, отчислений из национальных бюджетов.

Расходная часть бюджета предназначается для проведения аграрной (на единую сельскохозяйственную политику ЕС приходится 48\% бюджета Союза), региональной, социальной, научно-технической и промышленной политики стран — членов ЕС, оказания помощи развивающимся странам, а также для покрытия административных расходов. В расходную часть бюджета включаются расходы основных бюджетных фондов ЕС.

В финансовый механизм ЕС включаются:

)Европейскийфондориентацииигарантированияселъскогохозяй-ства — источник финансирования единой аграрной политики ЕС;

Европейский социальный фонд — источник финансирования программ по оказанию помощи депрессивным регионам, охваченным структурной безработицей;

Европейский фонд регионального развития — источник финансирования программ по выравниванию уровней экономического развития различных регионов Союза;

Европейский фонд развития — источник оказания помощи странам, проходящим начальный этап интеграции (ассоциированным членам ЕС);

Европейский инвестиционный банк — институт финансирования региональных программ по модернизации предприятий за счет долгосрочных кредитов и гарантий.

Интеграционные процессы в сфере финансов проявляются и в процессе гармонизации налогов, который предполагает применение в налогообложении одинаковых схем и постепенное сглаживание разницы в налоговых ставках. Так, во всех странах ЕС действует налог на добавленную стоимость, и его удельный вес в общей сумме налогов составляет в Германии, Франции, Великобритании примерно одну и ту же величину — 17—18 \%. Сближение принципов косвенного налогообложения особенно важно для ЕС по двум причинам. Во-первых, поскольку эти налоги включаются в цену товаров, то их единообразие создает примерно равные конкурентные условия на европейском рынке. Во-вторых, именно эти налоги являются главным источником формирования доходной части национальных бюджетов.

Вместе с тем, несмотря на стремление достичь такого же единства и в отношении налогов на прибыль корпораций и подоходного налога, пока не удается достичь их гармонизации. Против попыток выровнять налоговое бремя в странах Евросоюза выступает Великобритания, так как предельные налоговые ставки в этой стране ниже, чем в среднем в странах ЕС.

Структурная политика ЕС, нацеленная на эффективное решение вопросов структурной перестройки экономики, повышения ее научно-технического потенциала, проводится одновременно на двух уровнях: секториальном (отраслевом) и региональном. Среди отраслей хозяйства наибольшему регулированию подвержено сельское хозяйство. Для его стимулирования при импорте более дешевой продукции из третьих стран на границах ЕС взимается компенсационный сбор, а своим сельскохозяйственным производителям гарантируется сбыт по заранее определенной цене. На прямые субсидии сельскохозяйственным производителям расходуется 60\% всех расходов на аграрную политику. Кроме того, структурная реформа европейского сельского хозяйства предполагает: повышение концентрации производства до оптимального уровня; сокращение сельхозугодий при росте производительности земли за счет применения передовых технологий (генной инженерии, биотехнологий и др.); перемещение рабочей силы из сельского хозяйства в другие сферы и др.

Другим элементом структурной политики ЕС является политика перестройки промышленности на уровне отдельных регионов, вызванная всеобщим процессом деиндустриализации экономики ЕС. Динамичное изменение структуры хозяйства на основе достижений науки и техники приводит к сокращению доли традиционных отраслей (текстильной, металлургической, угледобывающей), к закрытию предприятий базовых отраслей и возникновению депрессивных регионов с массовой безработицей. Европейский фонд регионального развития оказывает финансовую помощь проблемным регионам в строительстве новых промышленных объектов, создании новых рабочих мест, в реализации программ переобучения и переквалификации.

В последние годы в структурной политике преимущественное развитие получает селективный подход, направленный на стимулирование деятельности конкретных компаний. Согласно данному подходу только частный бизнес может эффективно решать вопросы подъема депрессивных регионов, причем не путем строительства крупных индустриальных предприятий, а главным образом посредством создания предприятий передовых отраслей. Помимо льготного налогообложения, облегчения доступа к кредитам, антимонопольных процедур селективный подход предусматривает мероприятия, подготавливающие предприятия к эффективному участию в европейской конкуренции: предоставляется более полная информация о рынке (электронная база данных ТЕД), оказывается техниче-екая помощь предприятиям—участникам внутриевропейских обменов (программа ПРИСМА), проводится специальная подготовка Персонала.

 

116

117

Особенностью совместной научно-технической политики является стимулирование НТП в «предконкурентных» областях (на стадии разработки проекта), не приносящих непосредственной прибыли. В то же время решение производственно-внедренческих задач передано самим предпринимателям.

Для реализации совместной научно-технической политики ЕС разрабатывает четырехлетние рамочные программы в области информатики, новых материалов, телекоммуникаций, биотехнологий, состоящие из отдельных проектов с определенным сроком их выполнения и необходимым финансовым покрытием. Финансирование проектов может быть прямым, если исследования ведутся в научных центрах, принадлежащих ЕС, и косвенным, если они ведутся фирмами не менее двух стран-членов на контрактной основе (в этом случае предусмотрено 50\%-ное финансирование стоимости работ), а также согласованным, если совместные проекты выполняются на основе национальных средств, а Еврокомиссия оплачивает лишь часть расходов на координацию действий и обмен информацией.

Процесс проведения единой макроэкономической политики в странах ЕС не лишен противоречий, которые вызваны разделением национальных и наднациональных рычагов управления экономикой и передачей ряда традиционных регулирующих функций государства на наднациональный уровень. Так, Маастрихтские требования соблюдения бюджетной дисциплины (бюджетный дефицит не должен превышать 3\% ВВП для стран, входящих в еврозону) значительно ограничили антикризисную роль государственной бюджетной политики. Это в полной мере проявилось в ходе мировой экономической рецессии 2001 --2002гг.,, когда на Германию, использующую рост государственных расходов для выхода из кризиса, были наложены штрафные санкции за превышение размеров бюджетного дефицита (свыше 3\% ВВП).

Еще более противоречивой, чем единая бюджетная политика, является общая сельскохозяйственная политика Евросоюза. Противоречия усиливаются в связи с предстоящим пятым расширением ЕС. Дело в том, что члены ЕС получают прямые субсидии из бюджета Евросоюза пропорционально размерам своего аграрного сектора, а вкладывают средства в бюджет пропорционально размерам ВВП. При этом наиболее развитые в промышленном отношении страны ЕС, прежде всего Германия, вкладывают в бюджет много, а их не столь многочисленные, как в других агропромышленных странах ЕС, фермеры получают небольшие субсидии.

Вступление в ЕС стран Восточной Европы, в экономике которых значительную роль играет сельское хозяйство, например Польши. ведет к перераспределению потоков от основных получателей субсив ЕС (Испании, Италии и Франции) к новым членам, что вызы--0{Т их недовольство. Чтобы смягчить последствия пятого расширения ЕС для «старых» членов ЕС,  Евросоюз разработал программу субсидирования вновь принятых стран. Однако, несмотря на все противоречия в осуществлении единой макроэкономической политики, Евросоюз остается самым уникаль-в мире наднациональным экономическим образованием, обеспе-оптимальное функционирование национальных хозяйств в условиях унифицированной бюджетной, денежно-кредитной, структурной, сельскохозяйственной и научно-технической политики ЕС.

Хозяйственная система ЕС представляет собой конгломерат эффективно взаимодействующих национальных экономик, которые не утратили национального своеобразия несмотря на многолетнее сотрудничество. Это проявляется в различии темпов экономического роста, инфляции, безработицы, а также в подходах, методах и инструментах государственного регулирования экономики. Межотличия и в дальнейшем будут присутствовать в экономическом развитии Евросоюза и активно воздействовать на интеграционный процесс.

Германия. Страна занимает центральное положение в Европе не только в географическом, но и в экономическом смысле, являясь двигателем западноевропейской экономики. По объемам ВВП (1934 млрд долл.) Германия находится на первом месте в Европе, 60\% ее экспорта размещается на рынках стран — членов ЕС1. Кроме того, Германия формирует 33,3\% доходной части бюджета Евросоюза. «Классическими» отраслями немецкой промышленности, занимающими лидирующее положение в национальном хозяйстве, являются химия, автомобилестроение, общее и электротехническое машиностроение. Германия не конкурирует с США и Японией в областях высоких технологий, в производстве и сбыте изделий микроэлектроники. Вместе с тем немецкие фирмы нашли устойчивую внешнеторговую нишу и успешно конкурируют на рынке изделий «средней», традиционной технологии, оснащенных дополнительно высокотехнологичными устройствами. Продукция таких отраслей, предназначенных для конечного потребления, составляет основной экспортный потенциал Германии. Почти каждый третий инженер, техник или предприниматель страны работает на экспорт. ЭкспортНая доля в ВВП Германии составляет почти 30\%.

 

Станы ОЭСР.2000. Статистический справочник ОЭСР / Пер. с англ. - М.: ВесьМИр, 2001. - С.24.

118

119

Однако сила германской экономики — высокая конкурентоспособность немецких товаров на мировом рынке — является одновременно и ее слабостью, поскольку ставит экономический рост в стране в зависимость от колебаний мировой конъюнктуры. В связи с этим в условиях мировой экономической рецессии 2001—2003 гг. перед правительством Шредера стоит задача активизации роли внутреннего спроса как основного фактора роста ВВП.

К негативным факторам, снижающим конкурентоспособность немецких товаров на внешнем рынке, относится один из самых высоких в мире уровень затрат на оплату труда: средняя заработная плата в промышленности Германии составляет 26,5 евро/час, тогда как средняя в ЕС — 22,3, а в США — 17,5 евро/час1. Еще одним отрицательным фактором экономического роста считается высокое налоговое бремя. Так, ставка совокупного налога на прибыль (корпора-ционный налог + надбавка солидарности + промысловый няппг^ составляет 40\%, а максимальная ставка подоходного налога — 48,5\% .

Высокие налоги являются необходимым элементом немецкой модели социального рыночного хозяйства, в которой государство аккумулирует значительные налоговые ресурсы для их дальнейшею перераспределения с целью повышения благосостояния всех соци альных групп населения. Особенностью этой национальной м°Деш экономики является то, что решение государством социальных за дач сопряжено с задачей поддержания конкурентоспособности ры ночного механизма. Конечно, такая национальная модель хозяйствования развивается не без внутреннего напряжения, которое вызвано значительными масштабами перераспределительных процессов (около 50\% ВВП перераспределяется через бюджет по сравнению с 40\% в англосаксонских странах). Однако, несмотря на это, в Германии ниже, чем в ведущих странах ЕС, степень неравенства (коэффициент Джини составляет 0,300 по сравнению с 0,361 в ^с ликобритании и 0,327 во Франции), а число бедных как минимум

полтора раза меньше.

В Германии существует законодательно закрепленное право 11 >

получение минимального гарантированного дохода и право на

гие виды социальной помощи вне зависимости от того, делал л ' человек взносы в государственную систему страхования ранее, ким образом, нищета в Германии почти запрещена федеральны законом о социальной помощи. Немецкое государство обязано. сс гласно этому закону, предоставить неимущим необходимое ление: жилье, пищу, уход и т.д.

Германия — крупнейший в мире экспортер не только товаров, Ш и капитала. Она занимает третью позицию в списке мировых кредиторов после Великобритании и США. При этом Германия является самым крупным кредитором России.

Франция. По уровню экономического развития Франция занимает в ЕС вторую позицию. По объему ВВП в 2000 г. (1326,9 млрд долл.) эта страна уступала в ЕС только Германии. Однако отличие от немецкой французская экономика традиционно является «экономикой услуг», доля которых в 2000 г. составляла 72\% ВВП. Не менее важной «точкой опоры» экономики Франции является конкурентоспособный экспорт товаров основных отраслей французской промышленности: электроники, фармацевтики, биохимии, автомобилестроения. Относительно низкие издержки производства (за счет невысокого по европейским стандартам уровня заработной платы), сравнительно небольшая доля прибыли в цене, высокое качество французских товаров, хорошее послепродажное обслуживание позволяют расширять объемы внешней торговли на европейских рынках.

Другой составляющей экономического развития страны является активное привлечение иностранных капиталовложений. Иностранных инвесторов привлекают во Францию высокая квалификация и дешевизна рабочей силы, развитая инфраструктура. Однако «минусом» французской экономики является высокая регламентация государством деятельности бизнеса. Это вызвано более медленным, чем в других европейских странах, движением к либерализации экономики, предполагающим признание лидирующей роли бизнеса в хозяйственной жизни, отмену административно-правовых барьеров для развития предпринимательства, отказ от «государства всеобщего благосостояния».

По уровню государственных расходов (50,8\% к ВВП) и социальных трансфертов (28,2\% к ВВП) Франция опережает социально-ориентированную экономику Германии (44,3\% и 22,0\% соответст-венно)1. Для поддержания на таком высоком уровне государственных, в том числе социальных, расходов налоговое бремя во Франции в 2000 г. достигло рекордной и для этой страны, и для ЕС величины — 6,3\%2. В стране сохраняется крупная государственная собственность, которая распродается только по мере необходимости погашения бюджетных дефицитов. Так, в 90-е годы объектами приватиза-IIMM г.тяпи автомобильная группа «Рено», алюминиевый концерн іедіино», французский банк внешней торговли и др. Однако госу-

 

1Япоземцев В., Кузнецова Е. Возвращение Европы. —

2гутШк В. Германия // МЭ и МО. - 2001. - №8. - С87.

120

j European Economy.     2001  — № 3. — рд. Островская Е. // Франция — 2001. — № 8 — С.96.

121

дарство по-прежнему контролирует цены естественных монополий цены на продукцию аграрного сектора, тарифы здравоохранения.

Сохраняющаяся, несмотря на все реформы хозяйственного механизма, значительная роль государства во французской экономике восходит к послевоенной экономической политике дирижизма, когда государство стремилось не столько «дирижировать» частным бизнесом, сколько подменить его экономические функции путем национализации крупной промышленности, планирования и ценового контроля.

Результатом зарегулированности и излишней регламентации национальной экономики на современном этапе является отставание французских фирм в конкурентной борьбе за лидерство на мировых рынках. Так, среди крупнейших 50 промышленных фирм мира — 12 западноевропейских, из них только одна французская. И только интеграция Франции в ЕС и еврозону приводит к некоторому отказу от традиционных государственных подходов в экономической политике и большей децентрализации экономики.

Великобритания. Ведущими отраслями английской эконом ики являются традиционные отрасли обрабатывающей пром ыш лен ности, с которых н ачиналась индустриализация этой страны: сталелитейная, судостроительная, текстильная, прежде всего хлопчатобумажная. Однако на современном этапе в про-мышленн ости Великобритании происходят значительные структурные сдвиги. Возрастает роль наукоемких отраслей — электронн ой, электротехнической, приборостроения, аэрокосмической, фармацевтики, производства оборудования для морской добычи нефти.

Великобритания обладает самыми значительными запасами энергоресурсов среди стран Е С, включая нефть, газ и уголь. Открытие в 70-х годах больших месторождений нефти и газа в Северном море значительно изменили структуру энергетики: на смену угольной промышленности приходит производство электроэнергии при помощи природного газа (40\%), нефти (30\%), атомной энергии (25\%). Перемены в структуре британского хозяйства постепенно приближают его к структуре производства в других европейских странах. Так, несмотря на традиционную индустриальную направленность британской экономики, в последние годы в ней существенно увеличилась доля сферы услуг (до 70,2\%)1. Наиболее динам ично развиваются телекоммуникационные, страховые, финансовые, бизнес-услуги.

Дистанцирование Великобритании от многих интеграционных процессов ЕС (еще при подписании Маастрихтского договора в 1992 г. она зарезервировала за собой право не участвовать в европейском валютном союзе) дает ей некоторые преимущества. Экономический цикл в Великобритании не совпадает с циклами деловой активности континентальной Европы. Страна имеет свободу выбора направлений экономической политики и не преследует внешние цели, такие, как вхождение в еврозону и поддержание жестких Маастрихтских критериев. Это позитивно отражается на основных макроэкономических показателях ее развития: по темпам роста производительности труда, промышленного производства, уровня занятости Великобритания опережает Германию и Францию.

Действие краткосрочных факторов (снижение уровня налогов, девальвация фунта), а также долгосрочных (уменьшение удельных затрат на рабочую силу в себестоимости продукции, превышение темпов производительности над темпами роста заработной платы) позволило повысить уровень конкурентоспособности английских товаров и расширило экспорт таких отраслей, как машиностроение и автомобилестроение, которые раньше были слабым звеном английской промышленности. На машины и транспортные средства приходится половина британского экспорта. Высокой экспортной ориентацией обладает электронная промышленность: на экспорт вывозится около 90\% продукции отрасли. Великобритания занимает одно из первых мест в мире по экспорту военной техники и вооружения.

Однако, несмотря на растущую мощь промышленного сектора экономики и сферы услуг, финансовый сектор Великобритании традиционно намного превышает потенциал ее национальной экономики. Великобритания является финансовым центром современного мира. По объему капиталов, экспортированных за пределы национальных границ (199,3 млрд долл.), эта страна к началу XXI в. опередила США1.

Высокой степени интеграции Великобритании в мирохозяйственные связи способствует активная политика государства, нацеленная на либерализацию британской экономики, увеличение объема международной торговли и инвестиций. Уровень налогообложения корпораций и малого бизнеса в Великобритании ниже, чем в большинстве стран ЕС. По инвестиционной привлекательности среди развитых стран Великобритания в 1999 г. уступала только ^-ША. Иностранных инвесторов привлекают в экономику Велико-

 

Хест Е. Великобритания // МЭ и МО. - 2001. - №8. — С. 103          Иноземцев В., Кузнецова Е. Возвращение Европы  - С.10.

122

123

британии высокая степень защищенности капиталовложений, относительно низкая по сравнению с другими странами ЕС заработная плата в сочетании с высококвалифицированными кадрами, относительно низкие налоги на бизнес, а также правительственные субсидии для поддержки инвестиций и создания рабочих мест. Однако из-за неучастия в еврозоне и высокого курса фунта к евро Великобритания постепенно теряет привлекательность для инвесторов.

Позитивную роль в развитии британской экономики сыграла

крупномасштабная приватизация        годов,  начатая прави-

тельством М.Тэтчер. Практически все отрасли и компании, национализированные с 1945г., опять стали объектами частной собственности, что привело к резкому росту в них производительности. Помимо этого программы приватизации сократили масштабы государственного регулирования и повысили его эффективность. Экономическая политика дерегулирования, проводимая во всех сферах хозяйственной жизни Великобритании, сняла многие административно-правовые ограничения в сфере бизнеса, сняла валютные и финансовые ограничения на потоки капиталов между Великобританией и другими странами мира, упразднила контроль над заработной платой, ценами, дивидендами. В результате экономика Великобритании на современном этапе является самой децентрализованной в ЕС и шестой в мире из 102 стран по «индексу экономической свободы».

Такое же стремление к децентрализации и дерегулированию характерно для Великобритании как члена Евросоюза. Страна выступает против превращения ЕС в наднациональное объединение с единой валютой и единым налоговым бременем, против создания даже в далекой перспективе единого европейского государства федеративного типа, а также за скорейшее расширение ЕС за счет стран Центральной и Восточной Европы. В основе такой независимой позиции Великобритании в ЕС лежит боязнь утраты национального и государственного суверенитета, усиления германо-французского блока в ЕС, а также традиционная ориентация Великобритании на экономику США.

Италия. Эта страна занимает особое место в Европейском Союзе. Если в 1957 г. она вступила в ЕС как самый слабый его участник (объемы ВВП на душу населения составляли около 70\% среднего показателя «шестерки»), то в настоящее время Италия по показателям экономического развития вплотную приблизилась к самым развитым странам ЕС. Объемы итальянского ВВП составляют 95\% ВВП Великобритании, а объемы ВВП на душу населения лишь немного уступают Франции и составляют 21800 долл. США (по паритету покупательной способности)1. Качественный скачок в развитии экономики Италии обусловлен ее сравнительно быстрым эко-иомическим ростом в предыдущие десятилетия, на который позитивное влияние оказала интеграция итальянской экономики в хозяйственную систему ЕС.

Однако, несмотря на успешную интеграцию этой страны в ЕС, итальянская хозяйственная модель сохраняет своеобразие, в той или иной мере присущее всем южноевропейским членам ЕС (Испании, Греции, Португалии). Специфическими чертами данной модели являются:

традиционная специализация страны главным образом на производстве потребительской продукции (текстильной, керамической, швейной, агропищевой);

низкий уровень концентрации и централизации производства и капитала. Удельный вес малых предприятий (с числом занятых до 9 человек) составляет 93\%, и на них работают 40\% занятых. Для крупных предприятий (свыше 500 человек) эти показатели составляют соответственно 0,2 и 13\%2;

ведущая роль кооперативного сектора в структуре промышленного производства. В стране насчитывается около 90 тыс. кооперативов всех разновидностей. В этот сектор входят «народные банки», сельские и сберегательные ремесленные кассы, которые обслуживают сотни тысяч предприятий малого и среднего бизнеса;

территориальная кооперация предприятий малого и среднего бизнеса, которые объединяются в промышленные округа, группы, сети для производства традиционных для Италии товаров. Высокая концентрация предприятий на ограниченной территории позволяет реализовать такие преимущества кооперации, как гибкость к изменению условий внешней среды, быстрое распространение передовых технологий, снижение транспортных и общих издержек. Округа независимы в проведении своей хозяйственной политики, организации производства и сбыта;

продвижение национальных товаров на экспорт предприятиями малого и среднего бизнеса. Что касается крупного бизнеса, то он является малоконкурентоспособным на внешних рынках и опирается в основном на государственную поддержку. В результате среди ведущих экспортеров страны лишь 1/5 — крупные предприятия. Вместе с тем «шерстяная

 

I Страны ОЭСР.2000. Статистический справочник ОЭСР — С.81 ftaly / OECD Economic Surveys. Paris, 2000. P. 44 — 45

124

125

столица         — округ Прато — осуществляет экспортное

производство, опирающееся на давние ремесленные традиции, на 16 тыс. мелких предприятий со средним числом занятых около трех человек на каждом1;

итальянский государственный сектор — один из крупнейших в Европе. По размерам он уступает только Португалии щ Греции. Ослабление доминирующей роли госсектора в национальной экономике вследствие его неэффективности ш коррупционности является одной из самых сложных задач современного этапа развития экономики Италии;

высокий удельный вес теневой экономики, масштабы которой составляют около 1/4 ВВП2.

Самое слабое звено современной экономики Италии — огромный разрыв в уровнях экономического развития между индустриальным Севером и промышленно отсталым Югом. Экономическая неразвитость последнего приводит к сосредоточению здесь основной массы безработных, отличающихся низким уровнем образования и квалификации. Для решения проблемы Юга применяются долгосрочные государственные программы, финансируемые за счет средств госбюджета, а также привлекаются финансовые и научно-технические ресурсы Евросоюза. В этом состоит одна из причин того, что Италия в отличие от Великобритании стремится к наиболее тесному сотрудничеству в рамках Евросоюза. Так, в конце 1990~х годов для вступления в еврозо-ну и выполнения Маастрихтских критериев Италия пошла на беспрецедентно жесткие финансово-бюджетные меры. Были сокращены государственные расходы, проводились мероприятия по улучшению собираемости налогов, расширены объемы приватизации и даже был введен чрезвычайный «европейский налог».

Пример ЕС показывает, что реальные процессы интеграции идут по пути создания региональных экономических блоков. Однако усиление процесса регионализации мировой экономики на основе межгосударственной экономической интеграции конца XX — начала XXI вв. — лишь одно из проявлений глобализации.

Глобальные электронно-информационные изменения в технологическом базисе производства (беспроводная передача информации через сеть Интернет, космическая спутниковая связь, передача информации через линии электропередач), оцениваемые многими учеными

 

? Авилова Л, В. Италия: своеобразия южноевропейского пути развития. // МЭ и МО. 2001. №5. — С.81. 2 Там же. - С.83.

126

переход от индустриального к информационному обществу, приводят к столь же глобальным изменениям в мировой экономике.

Возможность получать информацию с любого расстояния в режиме реального времени и быстро принимать решения при помощи современных систем телекоммуникаций беспрецедентно снижает издержки по организации международного инвестирования и кредитования, кооперированию производства, распространению новых производственных и управленческих технологий. В итоге информационное интегрирование мира становится объективной основой для качественного ускорения обменов товарами, услугами, капиталами, расширения внешнеэкономических отношений и превращения их из межгосударственных и межнациональных в глобальные, всемир-Так, ежегодные темпы роста оборотов мирового товарооборота [Составляют 8\%, что намного превышает темпы роста ведущих национальных экономик мира, находящиеся в диапазоне 1,5 — 5\%. ,Это свидетельствует о том, что темпы роста взаимозависимости национальных экономик опережают их экономический рост, и количественное расширение мирохозяйственных отношений в последние десятилетия XX в. приобрело новое качество.

Качественно новый эт an инт ернационал изациимировогохозяйст -ва, развернувшийся в конце XX— начале XXI вв. и основанный нараз-витииинформационныхтехнологий, называется глобализацией. Можно выделить следующие качественные характеристики данного этапа.

1. Сокращение экономического расстояния (изме-

ряемого в стоимости транспортных и ин-

формационных услуг) между всеми региона-

м и      ч то п о з в о л я е т о б ъ е д и н и т ь и х в

е д и н о е г л о б а л ь н о е          т е л е к о м -

м у н и к а и и о н н о е, финансовое и производст-

венное пространство. Так, развитие новых поколений

железнодорожного, авиационного, водного, автомобильного транс-

порта и быстрое наращивание транспортной инфраструктуры при-

вело к значительному удешевлению транспортных тарифов: за по-

следние шесть десятилетий авиаперевозки подешевели более чем в

6 раз, а цены компьютеров в течение жизни одного поколения упа-

ли в 10 тыс. раз и продолжают снижаться на 30—40\% в год1. Это

привело сначала к количественным, а затем и к качественным

сдвигам в интернационализации производства и финансов.

На смену межстрановому межфирменному производственному обмену готовыми изделиями приходит международный внутрифирменный обмен узлами, деталями, компонентами готовых изделий,

■tJMuutiwe Ю. Внешнеэкономические связи в XX в. — от упадка к глобализации // адЭ и МО. - 2001. - № 8. - С. 17.

127

когда до 40\% мировых товарных потоков в современном мировом хозяйстве осуществляется в рамках отдельных транснациональных фирм. Внутрифирменный характер международных обменов тем более прочно привязывает национальные хозяйства друг к другу, что осуществляется он на основе единой корпоративной собственности.

Снижение до минимума временных, материальных, операционных издержек финансовых операций объективно усиливает не только производственную, но и финансовую взаимозависимости национальных экономик. Это отражается в формировании глобальной «виртуальной экономики», под которой понимается почти мгновенное перемещение «электронных денег» между банковскими счетами при помощи электронной почты и Интернет.

2.   Появление  новыхформ  организации мирового    хозяйства,   соответствующих информационному  технологическому   базису, — глобальных     информационных, инновационных, производственных, финансовых сетей. Сети представляют собой децентрализованные организационные структуры, в которых владельцы капитала, собственники оборудования, владельцы интеллектуального капитала, отдельные работники, некоммерческие организации различных стран, являясь «узлами в сети», вступают между собой в договорные отношения для решения определенных производственных, научно-технических и финансовых задач. Сети могут неограниченно расширяться путем включения в них новых «узлов». Однако интеграция экономического субъекта в сеть становится возможной только при наличии у него необходимых для оперативного решения задачи характеристик, делающих его незаменимым узлом в данной сети.

Смена вертикальной (иерархической) организации экономических отношений на горизонтальную (сетевую) с переходом на новые информационные технологии обусловлена снижением издержек на сбор и передачу информации, на контроль и согласование различных уровней управления.

3. Возрастание роли «глобальных фирм и банков» — транснациональных корпораций (ТНК) и банков (ТНБ) в управлении глобальными экономическими процессами. Владея фи лиалами и производственно-сбытовыми структурами во многих ВІР" нах мира, ТНК концентрируют и управляют значительными частями отраслей мировой экономики и целыми сегментами мирового рынкг Так, к концу 1990-х годов 10 самых крупных мировых компаний > сфере телекоммуникаций контролировали 86\% мирового рынка объемом 262 млрд долл'. В 1999 г. общее число ТНК составило около

тыс., число их зарубежных филиалов — почти 600 тыс., их глобальные активы достигли 17,7 трлн долл. Продажи зарубежных филиалов ТНК растут быстрее, чем мировая торговля товарами и услугами. На современном этапе ТНК контролируют от 1/3 до 1/2 мирового про-мьпнленного производства и 2/3 международной торговли'. Некоторые крупнейшие ТНК возглавляются гигантскими ТНБ, хотя существуют и чистые финансовые транснациональные структуры, концентрирующие гораздо большие средства, чем в отраслях непосредственного производства. Так, во второй половине 1990-х годов на Ю крупнейших ТНБ приходилось от 20 до 25\% мировых вкладов и мирового объема всех денежных займов2. В этих условиях часть функций национальных государств по регулированию мирохозяйственных отношений постепенно переходит к ТНК и ТНБ.

Развитие региональных интеграционных объединений с н а д н а ц и о и а л ь н ы м и механизмами управления экономическими процессами. Наряду с ЕС активно развиваются менее крупные и не столь институционально совершенные блоки и зоны свободной торговли: НАФТА, АСЕАН, Центральноамериканский общий рынок, МЕРКОСУР (объединение Аргентины, Бразилии, Уругвая), Вышеградская группа стран с переходной экономикой в Центральной и Восточной Европе и др. Интеграционные процессы в региональных блоках позволяют объединить материальные, финансовые и интеллектуальные ресурсы различных стран и регионов в глобальное мировое пространство.

Массовое распространение либеральной рыночной модели экономики (переход к рыночной экономике стран Центральной и Восточной Европы, Китая), обеспечивающих рыночную целостность глобальному мировому хозяйству.Для этого МВФ и Всемирным Банком была разработана единая для всех развивающихся и посткоммунистических стран макроэкономическая стратегия рыночных реформ, необходимая для достижения экономического роста в этих странах (данная программа получила название «Вашингтонского консенсуса»). Программа включает следующие элементы:

ослабление регулирующей роли государства в экономике;

плавающие обменные курсы;

снижение торговых барьеров;

ускоренное развитие сектора услуг как основной сферы занятости и создания общественного богатства.

 

1 Черковец О- Глобализация сотрудничества или конкуренции? // Экономист.          Шишков Ю. Внешнеэкономические связи в XX в. — от упадка к глобализации. — С. 17-

2002. -№ 10. — СП.            Черковец О. Глобализация сотрудничества или конкуренции? — С. 7.

128

Данные глобальные сдвиги в мировой экономике на рубеже двух веков свидетельствуют о том, что глобализация качественно отличается от предшествующих этапов интернационализации экономики, основным содержанием которых выступала международная экономическая интеграция.

Качественные различия между глобализацией и интеграцией заключаются в следующем.

Глобализация является необратимым процессом, основанным на объективных сдвигах в сферах коммуникаций, производства, торговли, финансов. В то же время для предшествующих глобали* зации периодов интернационализации экономики были характерны и подъемы активности в международном сотрудничестве, и попятные движения к изолированному развитию, вызванные обострени*-ем политических и экономических межгосударственных

чий. Поэтому процессы межгосударственной интеграции в отличие от глобализации являются обратимыми.

Глобализация универсальна по субъектам, участвующим в ней. В отличие от межгосударственной экономической интеграции, основными субъектами которой являются страны и их объединения — союзы государств, международные экономические организации (МВФ, Всемирный банк, ВТО), субъектами глобализации становятся почти все участники международной жизни: транснациональные корпорации и банки; сетевые организации, состоящие из предприятий малого и среднего бизнеса, местных общин, банков; некоммерческие организации, индивиды.

Глобализация является более широким по содержанию процессом, чем международная экономическая интеграция. Кроме межгосударственных экономических процессов, регулирующихся национальными государствами и надгосударственными органами (по типу ЕС), она включает в себя глобальные транснациональные производственные, финансовые, телекоммуникационные процессы, почти или совсем не поддающиеся государственному регулированию.

Являясь сложным и неоднородным по своим проявлениям процессом, глобализация приводит к ряду неоднозначных последствий для развития мировой экономики.

С одной стороны, глобализация, обеспечивая единство всех революционных изменений в технико-технологическом и финансово-экономическом базисах, открывает новые возможности для экономического развития. Так, перемещение транснациональными корпорациями наукоемких производств в развивающиеся страны в целях уменьшения расходов на рабочую силу и ресурсы приводит ^ быстрому распространению новых технологий из высокоразвитого ядра мирового хозяйства на периферию. Кроме того, возрастание

130

масштабов трансграничных потоков ссудного капитала при помощи новых информационных технологий обеспечивает расширение кредитных ресурсов и доступ к ним в любой точке мирового экономического пространства. Все это создает реальные возможности для ускорения экономического роста не только в развитых, но и в развивающихся странах мира.

С другой стороны, глобализация несет ряд отрицательных последствий для мировой

1. Глобализация усиливает неравномерность и неустойчивость национального и мирового экономического развития. Это связано с разделением национально-хозяйственных комплексов на экспортоори-ентированные производственные цепочки и на те звенья, которые не способны эффективно функционировать в условиях глобального рынка. В результате разрушаются прежде единые внутренние национальные рынки, что приводит к увеличению доли населения, занятого в неэффективных с точки зрения глобального рынка секторах экономики. В свою очередь это порождает рост численности населения с низкими доходами и резкое имущественное расслоение на тех, кто пользуется материальными плодами глобализации, и на тех, кто обделен ими. Причем это касается не только развивающихся стран, но и развитых рыночных хозяйств, в которых увеличивается количество депрессивных регионов и очагов нищеты.

Но если до недавнего времени национальное государство обладало механизмами перераспределения выгод от экспорта среди населения, то появление новых негосударственных субъектов мировой экономики, неподконтрольных государству (ТНК, ТНБ, неправительственных организаций), резко ограничивает его перераспределительные и социальные возможности. В итоге выгоды от глобализации концентрируются у тех экономических субъектов, кто сумел интегрироваться в глобальное хозяйство.

Особенно болезненно эти процессы протекают в «третьих странах», вынужденных занимать те ниши, которые им определили мировые центры, что чаще всего не соответствует национальным экономическим интересам таких стран. В результате усиливаются диспропорции между богатыми и бедными странами мира. Так, согласно данным Доклада Всемирного банка о мировом развитии в 2000—2001 гг., средние доходы в 20 наиболее богатых странах мира 37 раз превышают средние доходы в 20 беднейших странах, при этом за последние 40 лет этот разрыв удвоился1.

Неравномерность национального и мирового экономического Развития является одним из факторов усиления социальной напря-

 

Черковец О Глобализация сотрудничества или конкуренции? — Ш. 13

131

женности в мире, что увеличивает инвестиционные и предпринимательские риски и препятствует устойчивому развитию мировой экономики.

Глобализация значительно ограничивает роль государства # макроэкономическомрегулированиииизменяеттрадиицонныйнабор инструментоввоздействиягосударстванавнутренниеивнешниеэко-номические связи. ТНК, ТНБ, международные инвестиционные фонды, все в большей мере определяя финансовую и хозяйственную конъюнктуру мировой экономики, делают неэффективным использование прежних государственных рычагов воздействия на экономику: импортных и экспортных пошлин, курса национальной валюты, ставок рефинансирования. Так, интернационализация производства в рамках внутрифирменного обмена позволяет ТНК захватывать рынки в обход таможенных барьеров, а масштабные спекулятивные сделки с валютой, вызывая постоянные колебания валютных курсов на десятки процентов в год, лишают государство эффективного инструмента воздействия на хозяйственную конъюнктуру.

Ранее эффективная в условиях спада или роста инфляции политика процентных ставок также наталкивается на ограничения, налагаемые на нее неуправляемым в условиях глобализации движением спекулятивных капиталов. Так, традиционное снижение процентных ставок в условиях экономического кризиса может спровоцировать массовое бегство спекулятивного капитала из страны, что еще больше обострит экономическую ситуацию в стране вместо ее стабилизации. В результате на национальном и глобальном уровнях усиливаются тенденции к несогласованности и разбалансированно-сти экономического развития.

Глобализация вызывает массовое распространение отрицательных внешних эффектов в сфере производства и потребления. Так обострение конкурентной борьбы за выход на глобальный мирохозяйственный рынок и получение выгод от глобализации приводят к тому, что ТНК зачастую для победы в этой борьбе используют об щественно опасные виды деятельности, такие, как окружающую среду производства или создание трансгенньгх продуктов, вредных для здоровья, и др. В этих случаях они перекладываю) часть своих издержек на потребителей, конкурентов, государство.

В рамках национальных хозяйств главным активным субъектом ограничения внешних эффектов выступало государство, которое обладало различными методами воздействия на создающих эти эффекты субъектов. Однако в условиях ограниченного воздействия государства на «глобальные фирмы» эти эффекты не устраняются, 8 накапливаются, порождая глобальные экологические и социальные проблемы.

Постепенное накопление негативных последствий глобализации Ш невозможность их нейтрализации силами национальных государств вызывает необходимость перехода на принципиально новый уровень управления мирохозяйственными процессами — наднациональный. Но здесь возникает проблема выявления субъектов глобального управления и построения конкретных механизмов воздействия на глобальные экономические процессы. Как показал мировой финансовый кризис 1998 г., международные финансовые институты (МВФ, МБРР) не имеют эффективных рычагов воздействия на спекулятивные потоки финансовых ТНК, поэтому на данном этапе они не могут рассматриваться в качестве основных субъектов глобального управления.

Большие надежды ученые всего мира связывают с международной деятельностью неправительственных организаций (НПО), все больше влияющих на принятие решений правительствами и международными организациями. Однако на данном этапе они являются крайне разнородными и разрозненными, что также не позволяет их рассматривать как активных участников глобального регулирования.

Многие созданные в 1990-е годы региональные интеграционные группировки также не владеют транснациональными методами регулирования. Зона их действия ограничивается, как правило, территориальными рамками. Кроме того, многие региональные объединения из-за различий в уровнях экономического развития остановились в основном на первом этапе объединения и дальше создания зоны свободной торговли не идут, что ограничивает их роль в мирохозяйственных отношениях.

Единственным влиятельным наднациональным образованием в мире, обладающим как экономическими, так и политическими рычагами воздействия на мирохозяйственные связи, является ЕС. Уникальный опыт сочетания в ЕС национальных и наднациональных механизмов регулирования позволяет предположить, что ЕС является прообразом института глобального управления экономикой, способного в недалеком будущем создать реальные механизмы противодействия негативным последствиям глобализации.

 

133

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 |