Имя материала: Мировая экономика

Автор: И.П. Николаева

9.2. международныйэкономический порядок. рольтнк в реализации внешнеторговой политики

Каждой стране в любой конкретной ситуации необходимо найти равновесие, баланс между наивной свободой торговли и слепым протекционизмом, оптимальное соблюдение национальных крат-

248

досрочных, тактических и долгосрочных, стратегических национальных интересов. Разрешение этого противоречия в долгосрочной перспективе просматривается как тенденция либерализации международной торговли, поиск экономического компромисса, который заложил бы основы для дальнейшего развития процессов учета и соблюдения взаимных национальных интересов.

Усиление взаимозависимости всех составных частей международных экономических отношений ставит проблему координации экономической политики и формирования международного экономического порядка.

Международный экономический порядок, основанный на либерализме международной торговли, оформляется как тенденция дальнейших взаимоотношений между государствами с середины XX в. В связи с этим приобретают большое значение международные экономические организации и соглашения, содействующие поиску разрешения противоречий и достижения компромиссных решений между государствами по экономическим вопросам. Такие организации и соглашения имеют либо широкий круг деятельности, либо специализируются по конкретным вопросам.

Одно из основных соглашений, специальное назначение которого — ускорение протекания международного рыночного процесса и развитие международной торговли, является ГАТТ — Генеральное соглашение о тарифах и торговле. Оно было подписано в Женеве в 1947 г. 23 странами и вступило в силу в 1948 г. В этом документе устанавливались принципы недискриминации и либерализации условий международной торговли. Всем договаривающимся сторонам предоставлялся режим наибольшего благоприятствования в торговле. Разумный, осторожный протекционизм допускался только в виде таможенных тарифов, импортные квоты запрещались.

Генеральное соглашение о тарифах и торговле определяло допустимые размеры таможенных пошлин и экспортных субсидий, разрешало споры между странами по взаимной торговле посредством межправительственных многосторонних соглашений, привлекало страны, нарушившие условия договора, к экономической ответственности.

Условия международной торговли не остаются неизменными. Государства, разрешая противоречия текущего периода, поднимаются на более высокий уровень, что находит отражение в очередном многостороннем соглашении — раунде очередных переговоров. Каждый раунд носит название города или государства,

249

где происходит встреча участников. Всего проведено 8 раундов, в результате которых средние таможенные пошлины были сокращены в 10 раз: с 40\% в середине XX в. до 4\% к концу века.

Углубление взаимных экономических связей приводило к оформлению новых договоров даже в рамках ГАТТ: свободную взаимную торговлю осуществляют страны, входящие в ЕАСТ (Европейская Ассоциация свободной торговли) — Австрия, Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция, Швейцария.

К 1996 г. в ГАТТ состояло примерно 130 стран. С января 1996 г. ГАТТ заменила Всемирная торговая организация (ВТО), объединившая 81 страну. Образование ВТО отразило специфику современного этапа развития международной торговли. Сфера регулирования ВТО распространяется на международный обмен услугами и интеллектуальной собственностью, контроль и защиту инвестиций.

Поскольку Всемирная торговая организация является преемницей ГАТТ, членство в ВТО означает автоматическое принятие государством-участником в полном объеме всего пакета уже заключенных договоренностей в рамках ГАТТ.

В мае 1998 г. состоялась вторая министерская конференция ВТО, являющаяся ее высшим органом. На ней было отмечено 50-летие многосторонней торговой системы ГАТТ—ВТО. За время, прошедшее после Сингапурской конференции ВТО (декабрь 1996 г.), в рамках ВТО были заключены три соглашения: О либерализации торговли глобальными телекоммуникационными услугами (его подписали 69 стран), Об отмене к 2000 г. импортных пошлин на продукцию информационных технологий (43 страны), Об открытии рынков финансовых услуг для иностранной конкуренции (102 страны). Эти соглашения охватывают международные торговые операции, ежегодно превышающие 1 трлн долл.1.

В начале XXI в., как нам представляется, особенно актуальной станет либерализация торговли услугами морского и воздушного транспорта. Этот вопрос слабо отражен в Генеральном соглашении о торговле услугами. Либерализация транспортной сферы, обеспечивающей мировой товарооборот, и выработка преференций определяют, по мнению ВТО, успехи уже достигнутых соглашений о либерализации глобальной торговли.

Российская сторона на переговорах с ВТО отстаивает право на постепенное открытие своего рынка в течение семилетнего

 

1 Мировая торговля // МЭ и МО. - 1999. - №8. - С 12.

250

переходного периода. Однако ВТО занимает жесткую позицию, допуская только трехлетний переходный период, что для такой экономики, как российская, совершенно недостаточно.

Прецеденты длительного ведения переговоров о вступлении g ВТО имеются. Примером может служшть Китай, которьш ведет их уже более 10 лет, что не мешает ему поддерживать высокие темы роста внешнеторгового оборота. Индия в предварительных переговорах с ВТО по вопросу ее вступления в эту организацию отстаивает постепенную (в течение 6 лет), а не обвальную отмену протекционистских тарифов и более свободный доступ своих товаров на американский рынок1.

Развивающиеся страны стремятся преодолеть формальный подход развитых государств к преференциям и либерализации торговли, которые последними реализуется как собственная политика внешней торговли относительно всего остального мира.

Преференциальный режим как метод либерализации экономических отношений распространяется не только на торговые отношения, но и на другие сферы деятельности экономических субъектов. Свободные экономические зоны выносят преференциальным режсим за торговые отношения.

Характер экономических зон определяется в зависимости от различия распространения преференциального режжима. Если свободная экономическая зона функционирует как территориальное экономическое пространство, то преференциальный режим распространяется на все фирмы, находящиеся на этой территории. Если преференциальный режсим касается определенного специфического вида предпринимательской деятельности по всей территории государства, то именно этот вид деятельности и является свободной экономической зоной. Однако в обоих случаях масштабы вмешательства государства в экономику сокращаются.

Свободные экономические зоны — это форма частичной либерализации национальной экономики в условиях, когда государство, не имея возможности пойти на полную либерализацию экономических отношений, использует такие зоны в качестве пробного варианта.

Специфика свободных экономических зон проявляется в зависимости от уровня развития государства, применяющего эту форму

 

Ьрагина Е Индия: продолжение экономических реформ // МЭ и МО. — 1999. Щ —СЛ12.

251

Подпись: филиалы материнских компаний и смешанные предприятия, и с помощью союза с политическими элитами, оказывающими І^Тногояспектное влияние на отдельные элементы государственной бШнеторговой политики в пользу ТНК. В такой политике суще-
либерализации экономики. В высокоразвитых государствах свободные экономические зоны создаются в относительно отсталых районах с целью оживления экономической активности мелкого и среднего бизнеса. В национальных экономиках с более низким уровнем развития свободные экономические зоны создаются главным образом для привлечения иностранного капитала.

Зоны свободной торговли — это районы, не охваченные государственным таможенным режимом. В частности, в США законодательством разрешено создание зон свободной торговли при каждом официальном порте прибытия. В мировой практике получили распространение зоны свободной торговли общего и специального назначения (специализированные).

В зонах общего назначения осуществляются складирование, доработка, сортировка, маркировка, упаковка товаров.

Специализированные зоны (или торгово-производственные) создаются обычно для фирм, производящих и реализующих экспортную или импортозамещающую продукцию. Они являются синтезом режимов зон свободной торговли и промышленно-производственных зон.

зоны — это районы с преференциальным режимом для фирм, производящих экспортную или импортозамещающую продукцию.

Технико-внедренческие зоны концентрируют исследовательские, проектные и научно-производственные фирмы вокруг крупных научных центров и пользуются специально разработанной для них системой преференций. Примером могут служить технополисы и научные парки, создаваемые в 1980-х годах в новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии. В США также функционируют технопарки (80), в Японии — технополисы (20), в Китае — зоны развития новой и высокой технологии (50). В США самым крупным технопарком является Кремниевая долина, где занято 20 тыс. рабочих, объем производства средств вычислительной техники и компьютеров составляет 20\% от мирового.

Технопарки впервые были образованы в США в 195І г. (Стэнфордский исследовательский парк), затем стали появляться в Японии, Франции, Великобритании, Германии, Бельгии, Израиле, Финляндии. В настоящее время в мире насчитывается более 500 технопарков, в том числе почти 200 — в Западной Европе1.

і Перевалов О. В. Инновационное предпринимательство и проблемы технологического развития// Общество и экономика. — 1997. — № 6. — С. 16.

252

Технополисы представляют собой более крупные территориально-научные комплексы, включающие малые города, где создаются высокие социальные жизненные стандарты в качестве исходных условий для генерирования, разработки и реализации инноваций. Технополисы обычно имеют в своем составе технопарки.

Сервисные зоны — это районы с преференциальным режимом для фирм, оказывающих различные виды финансовых и нефинансовых услуг. К ним относятся также и офшорные зоны (300) я налоговые гавани (70). Компания, зарегистрированная в офшорной зоне, должна быть нерезидентом. В налоговых гаванях и иностранные, и национальные фирмы получают налоговые льготы либо на все, либо на специальные виды деятельности. Цель создания офшорных зон — привлечение иностранного капитала, создание дополнительных рабочих мест, извлечение дохода от пребывания в них зарегистрированных фирм.

Комплексные зоны отличаются специфическим преференциальным режимом экономической деятельности. Примером служат свободная зона «Манаус»(Бразилия), территория «Огненная Земля» в Аргентине, 5 специальных экономических зон Китая. Свободная зона «Манаус» формируется с 1957 г. и в настоящий период представляет собой уникальный синтез нескольких свободных зон разного типа: промышленного, сельскохозяйственного и торгово-дистрибьюторского.

Свободные зоны представляют специальный интерес для ТНК, в стратегию которых входит подготовка почвы для создания свободных зон, поскольку это отвечает интересам корпораций, реализуя их стремление к технологическому лидерству, являющемуся в современной мировой экономике залогом конкурентных преимуществ на международных рынках. Используя свободные зоны, ТН К добиваются снижения издержек и увеличения конкурентоспособности своей продукции за счет рассредоточения производства и рационализации отдельных операций воспроизводственного процесса, использования специфических черт налоговых систем стран, создающих свободные зоны.

КО

253

Серьезное значение для ТНК имеет установление рыночной впасти на внутреннем рынке принимающей страны не только че-

роль играют зоны свободной торговли как база стартовых контактов между ТНК и государственными чиновниками.

Взаимоотношения между ТНК и национальными государствами складывались на всех этапах их развития специфическим образом. В период зарождения ТНК (конец XIX в.) их деятельность была связана с разработкой сырьевых ресурсов колоний. Колониально-сырьевые ТНК по организационно-экономической форме и механизмам функционирования представляли собой картели, синдикаты и первые тресты. Компрадорские правительства были куплены ТНК и не препятствовали развитию их деятельности даже в ущерб национальным интересам.

На втором этапе своего развития трестовая организация ТНК становится наиболее распространенной и связанной главным образом с производством военно-технической продукции в период между двумя мировым войнами. ТНК второго поколения соблюдали приоритет национальных интересов, и в этот период осуществляли наиболее тесное сотрудничество с национальными правительствами стран происхождения.

В 1960-е годы ТНК (третье поколение) широко используют достижения научно-технической революции. Наиболее распространенной организационно-экономической формой являются концерны и конгломераты. В период 1960—1980-х годов в деятельности ТНК тесно интегрируются элементы национального и зарубежжного производства: реализация товаров, управление и организация работы персонала, научно-исследовательские работы, маркетинг и послепродажное оборудование. Все основные элементы воспроизводственного процесса переводились на общие для соответствующих стран стандарты и принципы.

Третье поколение ТНК распространяет достижения НТР в периферийные зоны мировой экономики и создает экономические предпосылки для интернационализации капитала, производства, собственности и обмена, развития международного производства с единым рыночным и информационным пространством, международным рынком товаров и услуг, капитала, рабочей силы. В завоевании национальных рынков ТНК используют возможности государственной бюрократии. Этот период отмечен наиболее тесным сотрудничеством между государством и ТНК принимающих стран.

В начале 1980-х годов появляются и утверждаются глобальные ТНК четвертого поколения. Они превосходят все гтредыдУ" щие ТНК не только количественными показателями (масштабной базой, объемами продаж и активов, количеством филиалов

254

стран базирования), но отличаются и качественными характеристиками. Среди них выделяются: планетарный охват рынков Л вступление в процесс конкуренции мирового масштаба; раздел мировых рынков между немногими такими же глобальными ТНК; координация действий своих филиалов на основе новых информационных технологий; гибкая организация каждого отдельного производственного узла; адаптивность структуры корпорации; единообразная организация бухгалтерского учета и аудита; объединение своих филиалов, заводов, совместных предприятий в единую международную сеть управления, которая в свою очередь интегрирована с другими сетями ТНК.

В результате процессов становления и развития современные ТНК четвертого поколения контролируют до половины мирового промышленного производства, 63\% внешней торговли, примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и ноу-хау. Под их контролем находится 90\% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута и железной руды, 85\% — рынка меди и бокситов, 80\% — чая и олова, 75\% — бананов, натурального каучука и сырой нефти. Половина экспортных операции США осуществляется американскими и иностранными ТНК. В Великобритании их доля достигает 80\%, в Сингапуре - 90\%'.

Ядро современной мировой экономики составляют около 500 ТНК2. Они обладают неограниченной экономической властью. В развитых странах в каждой отрасли доминирующее положение занимают всего 2—3 ТНК, конкурирующих между собой на рынках всех стран.

Особенно концентрированы отрасли, связанные с информационными технологиями: 2—3 компании контролируют практически всю международную сеть телекоммуникаций.

Экономическая мощь крупных ТНК четвертого поколения сравнима с ВВП средних государств. Они создают скелет современной мировой экономики. Законы свободного рынка не работают внутри ТНК. Внутрифирменный обмен там осуществляется с использованием механизма трансфертных цен, в результате чего 1/4 современной мировой экономики функционирует в Условиях декларируемого «свободного рынка», а 3 /4 — в системе трансфертных планируемых цен.

Мовсесяп А., Огнивцев С. Транснациональный капитал и национальные государства // МЭ и МО. - 1999. - №6. - С.56.

Ьсего в мире действуют около 40 тыс. транснациональных корпораций, имеющих в 150 странах 200 тыс. филиалов.

255

Количественный потен циал, который приобрели ТН К н а всех четырех этапах развития, становится основой качественных изменен ий: четвертое поколение ТН К функционирует как самостоятельный тран снациональный капитал, который стал самостоятельным эконом ическим организм ом со специфической структурой и внутренними целям и развития. Он в состоянии диктовать свои интересы национ альн ым правительствам и добиваться их реализации на международных рын ках товаров и услуг, капиталов и рабочей силы. Если проводимая государством внешнеторговая политика не укладывается в структуру интересов ТНК, последние ее подрывают и все усилия национального государства, направленные на соблюдение национальных интересов, не приводят к желаемым результатам. Противоречие глобального уровня возникает между интересами ТНК и национальными интересами государств, являющихся единицами современной мировой экономики.

Основную роль в формировании указанного противоречия сыграло возникновение в 1960-е годы евродолларов и еврорынков.

Либерализация валютных рынков в тот период создала условия для привлечения частных вкладов европейскими банкам и и предоставления кредитов в долларах. Сформировались еврорынки, накоторыенераспространялисьнациональные законодательства. Резервные требования центральных банков также не распространялись на средства, привлекаемые с еврорынка, а процентные ставки по евровкладам освобождались от подоходных налогов. В результате еврорын ки получили конкурентные преимущества по сравнению с национальн ым и. Складывающийся на них уровень процентных ставок позволяет банкам выплачивать по займам в евровалютах больший процент и предоставлять кредиты по более низким ставкам.

Следующим этапом развития еврорынков стал выпуск еврооблигаций, эм иссия которых не регламентируется национальными законодательствами, а проценты выплачиваются собственникам еврооблигаций без удержания налогов.

Денежно-кредитные ограничения страны нахождения не распространяются на операции в евровалютах, что стало главным стимулирующим фактором развития еврорынков. Банки в Лондоне стали самостоятельно устанавливать ставку по которой предоставляются кредиты в евровалютах. К середине 70-х годов еврорынки достигли значительных размеров, появились еврокоммерческие векселя, а евроэмиссии стали важным источником средств для развитых стран.

256

Развитие еврорынков сформ ировало предпосылки для никновения новых международных финансовых центров, которыми стали Люксембург, Сингапур, Гонконг, Пан ама, Багамские острова и пр. Деятельность этих финансовых центров освобождена от валютного контроля, а на получаемые доходы от процентов отменены налоги.

Сформировавшийся еврорынок представляет собой несколько сотен крупных бан ков, расположенных в основных центрах Западной Европы и в странах, где не ограничиваются права банков на проведение операций в иностранных валютах с нерезидентами и формируются специальные ставки: пибор в Париже, кибор в Кувейте, сибор в Сингапуре и пр. Ведущую роль играет Лондон, как первый финан совы й центр евродолларового рынка, а ставка либор определяет ставки еврорынка.

Ответом на такую континентальную политику в        г. было

объявление Нью-Йорка свободной банковской зоной, в которой на операции, осуществляемые с нерезидентами, были распространены налоговые льготы: их освобождали от валютного кон -троля и других ограничений, действующих на внутреннем рынке капиталов США.

В ответ на такие действия европейские центры для повыше-ни я своей конкурентоспособности осуществили дальнейшие шаги по пути либерализации своих финансовых рынков. Реакцией США стало создание новых международных финансовых ры н-ков фьючерсов валют (Чикаго, начало 1970-х годов), фьючерсов для процентных ставок (Чикаго, Нью-Йорк, 1978), валютных опционов (Филадельфия, 1982).

Осн овным и заем щиками еврорын ка стали ТН К, осуществляющие ин вестици и в глобальном масштабе, а посредни кам и выступили ведущие ТН Б , фактически поделив между собой еврорынок.

Транснациональный капитал находится вне юрисдикции национальных государств, в связи с чем он является главным образом спекулятивным. Наиболее яркой чертой деятельности транснациональных корпораций в конце XX — начале XXI вв. стала ИНТЕРНАЛИЗАЦИЯ — расширение собственности фирмы для включения новых рынков, новых источников сырья и новых стадий производственного процесса. Трансграничные сделки по перемещению капиталов становятся интернализированными, т.е. происходят в рамках одной корпорации. Торговля между независимыми продавцами и покупателями уходит в прошлое. Международный обмен все больше трансформируется в торговлю внутри фирм или кооперативных альянсов между странами, производящими сходную продукцию.

Конкурентным преимуществом транснациональных корпораций в начале XXI в. становится способность приобретать активы и эффективно организовывать управление ими, максимизируя прибыль от трансграничного совместного управления.

По экспертным оценкам, на каждый доллар, обращающийся в реальном секторе современной мировой экономики, приходится 50 долл. в финансовой сфере. Общий объем рынка вторичных ценных бумаг приближается к 100 трлн долл., а годовой оборот финансовых трансакций достиг полуквадриллиона долл.1. Если учесть, что объединенный фонд 23 развитых стран составляет около 550 млрд долл., то ясно, что порядок названных цифр несопоставим. Это означает, что если даже развитые государства будут проводить согласованную политику противостояния спекулятивным финансовым операциям, они не смогут использовать для этой борьбы суммы, сопоставимые с оборотами финансовых рынков. Совокупные валютные резервы ТНК к концу XX в. в несколько раз больше резервов всех центральных банков вместе взятых. Это значит, что национальные государства не являются реальной силой, способной противостоять спекулятивному транснациональному капиталу.

Таким образом, к началу XXI в. складывается ситуация, когда национальные государства не обладают достаточной мощью для крупномасштабных финансовых интервенций, противодействующих спекулятивному транснациональному капиталу. Если ранее государство могло с помощью финансового контроля и законодательных актов регулировать национальный рынок валюты и товаров, осуществляя внешнеэкономическую политику в национальных интересах, то в условиях либерализации финансовых рынков и смягчения валютного контроля транснациональный капитал ничем не ограничен в своих действиях. Он получил возможность в любое время обрушить финансовые рынки любого государства, какую бы внешнеторговую политику оно ни проводило.

Примером может служить ситуация, о которой предупреждал Базельский Банк международных расчетов в ежегодном отчете, указывая на факт выхода банковской системы за пределы реального контроля2. Последовавший мировой финансовый кри-

 

'■■ Мовсесян А , Огнивцев С Цит произв — С 57

2 Неклесса А Российский проект//МЭ и МО — 1998 — №6

258

зис подтвердил спекулятивную природу транснационального капитала и отсутствие возможностей национальных правительств противостоять этой природе. В октябре 1997 г. финансовые магнаты, владевшие огромными пакетами акций, обрушили даже ньюйоркский фондовый рынок, чтобы потом скупить эти акции по гораздо более дешевым ценам.

Колоссальные размеры фиктивного капитала не оставляют возможности правительствам национальных государств осуществлять прямые инвестиции, что снижает темпы роста реального сектора и заставляет искать новые заемные средства для покрытия государственных расходов. Большая часть государств уже попала в долговую яму, целенаправленно организованную транснациональным капиталом, и осуществление национальной внешнеторговой политики, отвечающей национальным интересам, остается под вопросом.

К началу XXI в. в результате глобальных стратегий ТНК и ТНБ сформировалась интегрированная международная торгово-финансовая система, по сравнению с которой национальные государства являются второстепенными величинами. Историческая основа мирового политического и экономического порядка — концепция суверенного государства — серьезно подорвана.

Между национальными элитами и транснациональной мировой олигархией идет жестокая борьба за сферы влияния и в международных организациях, которые практически не регулируют деятельность транснационального капитала и объективно  стоят  на  его  стороне,   ослабляя  усилия  и роль

национальных правительств по реализации национальных интересов.

Транснациональный капитал все более концентрирует власть и влияние на подконтрольные ему наднациональные международные финансово-кредитные институты. Национальные правительства все более теряют власть и возможности проводить самостоятельную внешнеторговую политику.

Все более заметной становится тенденция к созданию союзов ТНК с мегаполисами, в которых размещается ядро корпорации. Крупные мегаполисы, являющиеся идеальной средой обитания для ТНК и важнейшими базами транснационального капитала, становятся самостоятельной силой в экономической и политической сферах, что также будет использовано ТНК как фактор, усиливающий их финансовую мощь.

Таким образом, к началу XXI в. ТНК приобретают роль ведущей Международной силы. При этом позиции национальных государств ^ реализации самостоятельной внешнеторговой политики теряются.

259

Критически проанализировав классическую теорию сравнительных преимуществ в таких условиях, французский экономист лауреат Нобелевской премии 1988 г. Морис Алле пришел к выводу, что свобода торговли в мировых масштабах может иметь только негативные последствия. Сторонники классического анализа исходят из неизменности сравнительных издержек, между тем как они с течением времени изменяются, особенно в сфере промышленного производства. Кроме того, в ходе анализа сравниваются, как правило, две гипотетические ситуации — одна в условиях полной автаркии, другая — в условиях свободной торговли, и игнорируется наличие переходного периода, который сопряжен с определенными трудностями и затратами при переходе от одной ситуации к другой. Закон сравнительных издержек опирается на различия в уровнях производительности факторов производства, которые в реальной жизни могут компенсироваться с помощью политики изменения обменных курсов валют.

Итак, полная либерализация торговли, которая является целью деятельности ВТО, является нереалистичной и нежелательной, полагает Морис Алле. Продвижение по этому пути он считает самоубийственным и предлагает решительно отказаться от принципов, лежащих в основе современного международного обмена. «Сегодня мир находится в исторически важном поворотном пункте, когда конечной целью общественной жизни следует признать не развитие торгового обмена как такового, а достижение счастья людей. Извращения социализма вызвали крах общества в странах Восточной Европы, будем же бдительны, чтобы извращения либерализма не вызвали краха западных обществ», — призывает Морис Алле1.

Любые крайности одинаково опасны для граждан любой страны и группы стран. Слепой и жесткий протекционизм так же абсурден, как и опасность оказаться безоружным перед лицом догматической и неограниченной свободы торговли.

 

[ Алле М. Политика свободной торговли. ГАТТ и европейское строительство. — М , Allais. ^а politique de libre — echange, le GAIT, et la construction europeene Rev.,d' economic poiit. P., 1994, A. 104, №1. h.22.

260

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 |