Имя материала: Мировая экономика

Автор: Валентин Михайлович Кудров

15.1. темпы экономического роста

Экономическое развитие стран ЦВЕ в послевоенный период прошло четыре этапа:

первый этап (50—60-е годы) — быстрый экстенсивный рост, индустриализация большинства стран региона;

второй этап (70-е годы) — исчерпание факторов экстенсивного развития;

третий этап (80-е годы) — стагнация экономики, начало агонии и краха социалистической общественной системы;

четвертый этап (90-е годы — начало XXI в.) — этап революционных преобразований, спада производства и перехода стран ЦВЕ на рыночный и демократический путь развития вплоть до вступления ряда стран в ЕС.

Прежде чем проводить конкретный анализ экономического роста по названным периодам, необходимо отметить, что официальная статистика стран ЦВЕ, как и бывшего СССР, завышала темпы роста, лакировала действительность, всячески пыталась представить картину лучше, чем она была в реальной жизни, чтобы доказать «преимущества» социализма. К сожалению, фальсифицированные официальные расчеты попадали не только в национальные (по соответствующим странам) статистические и аналитические публикации, но и в документы и издания международных организаций.

Тем не менее известны альтернативные оценки среднегодовых темпов экономического роста, которые ниже официальных в 1,1— 2,13 раза. Меньше всего завышались темпы в Венгрии и Чехословакии, наиболее — в Болгарии и Румынии.

На первом этапе во всех без исключения странах ЦВЕ наблюдались высокие темпы экономического роста, которые искусственно подстегивались директивными плановыми заданиями. Цель — укрепить регион экономически, сделать из него не только надежного союзника для Советского Союза, но и еще один укрепрайон в капиталистическом окружении и еще один плацдарм для мировой революции.

Бурная индустриализация по советскому образцу (преимущественный рост I подразделения и группы «А» промышленности, жесткий режим накопления, завышенные капиталовложения) сопровождалась значительным ростом нормы накопления и созданием перекошенной, не отвечающей рыночным критериям структуры экономики. Очень скоро норма накопления достигла, по официальным данным, 25—30\% национального дохода, хотя на деле она была выше вследствие искусственного занижения цен на инвестиционные и военные товары. В результате роста нормы накопления снизилась доля фонда потребления в структуре использования национального дохода стран ЦВЕ. В 1949—1953 гг. снизился и жизненный уровень населения (в абсолютном выражении), но затем он начал расти. При товарном дефиците на потребительском рынке увеличивались общественные фонды потребления, которые направлялись на здравоохранение, образование, детские учреждения, льготное жилье и т.д. Появился феномен полной занятости, связанный с низким уровнем мотивации и культуры труда.

Не случайно среднегодовые темпы прироста национального дохода достигали за первые 10 лет периода 1950—1960 гг. по разным странам 7—11\%, а капиталовложений — 9—16\% (табл. 20).

 

Ранее аграрные страны начали строить тяжелую индустрию, воспроизводить чуть ли не весь комплекс отраслей, уже имевшийся в СССР. Доля машиностроения в структуре промышленного производства возросла в этот период в Чехословакии с 21 до 34\%, в Польше — с 9 до 22, в Румынии — с 13 до 24, в Болгарии — с 8 до 17\%, доля химической промышленности — соответственно в Чехословакии — с 4 до 6\%, в Польше — с 5 до 7, в Румынии — с 3 до 7, в Болгарии — с 3 до 6\%. Доля группы «А» в промышленном производстве этих стран, составлявшая в 1950 г. 40—50\%, увеличилась к концу рассматриваемого десятилетия до 50—60\%.

Плохо обстояло дело с формированием специализации стран ЦВЕ, ибо все они стремились создавать комплексную экономику советского типа, не слишком полагаясь на внешнюю торговлю. Страны ЦВЕ стали выпускать весьма масштабное количество ранее никогда у них не производившейся промышленной продукции по низкой технологии. Эта продукция была неконкурентоспособна на мировом рынке и предназначалась для потребления как в собственной стране, так и на так называемом мировом социалистическом рынке, прежде всего в Советском Союзе.

Помимо внутренних источников экономического роста (накопление, рост занятости в промышленности за счет сельского населения, централизованное планирование) важным фактором в экономическом развитии и становлении в новом качестве стран ЦВЕ стала в 1950—1960 гг. помощь со стороны Советского Союза. Он выделял часть необходимых ему самому ресурсов на поддержку братских стран в ущерб своему экономическому росту и жизненному уровню собственного населения.

В 1950—1960 гг. Советским Союзом были предоставлены кредиты в первую очередь Польше и ГДР, Венгрии, Румынии и Албании на общую сумму 17—18 млрд (старых) руб. Весь основной сырьевой импорт и импорт оборудования в страны ЦВЕ поступал из СССР. Поскольку поставки осуществлялись не по мировым, а по заниженным ценам «социалистического» рынка, то, по существу, они также играли роль серьезной помощи со стороны «старшего брата».

Ведущую роль играл бывший СССР и в оказании экономической и научно-технической помощи странам ЦВЕ. При его содействии в странах региона было построено в рассматриваемый период около 500 крупных предприятий, передано им технической документации на сооружение 22 тыс. объектов. Практически все научные исследования и прикладные разработки для промышленности данной группы стран проводились в Советском Союзе и передавались им на льготных условиях.

В целях координации экономического сотрудничества, развития интеграционных процессов в регионе европейских социалистических стран в 1949 г. был создан Совет экономической взаимопомощи (СЭВ). В сферу компетенции СЭВ входили вопросы координации народно-хозяйственных планов, согласование внешнеторгового оборота, предоставление кредитов, организация научно-технического сотрудничества и т.д.

СЭВ осуществлял нерыночную интеграцию, которую нельзя назвать экономической, так как на деле она была административно-командной, бюрократической, т.е. не предусматривала никаких экономических механизмов. Например, Совет координировал внешнюю торговлю между социалистическими странами. Но какая это торговля, если между производителем и потребителем не существовало торговых отношений? Это была государственная торговля, для которой не требовались ни единая валюта, ни деньги вообще. Был организован многосторонний клиринг на базе так называемого переводного рубля в качестве расчетной единицы. Все это коренным образом отличалось от реальных интеграционных процессов, развивавшихся в Западной Европе.

В этот период важные изменения произошли в сельском хозяйстве стран ЦВЕ. В результате земельных реформ, проведенных сразу же после войны, в сельском хозяйстве этих стран преобладали мелкие фермы, но потом в условиях широкого политического и экономического давления с начала 50-х годов стала проводиться коллективизация по примеру Советского Союза. Слой зажиточных крестьян вымывался путем завышенного налогообложения и принуждения к обязательным поставкам государству больших объемов продукции. Коллективизация не проводилась только в Польше и Югославии, в остальных странах она завершилась к 1961 г.

При форсированной индустриализации стран ЦВЕ и построении неэффективного командно-административного механизма хозяйствования неизбежно возникли серьезные проблемы:

чрезмерные темпы индустриализации;

структурные перекосы и дисбалансы (в частности, отставание сельского хозяйства);

распыление капитальных вложений;

наращивание объемов незавершенного строительства, неустановленного оборудования, запасов сырья и материалов на складах;

попытки каждой страны создать у себя комплексную межотраслевую экономику наподобие советской.

Доходило до абсурда: в Болгарии заговорили о желании влиться в состав Советского Союза на правах одной из его союзных республик. Экономические проблемы переплетались с политическими — прогрессирующим уходом от демократии, превращением людей в бездумных исполнителей, а стран ЦВЕ — в сателлитов Советского Союза.

К концу 60-х годов во всех странах ЦВЕ была создана централизованная дефицитная плановая экономика. Оптовая торговля заменена государственной системой материально-технического снабжения. В основу планов поставлены показатели по производству продукции в количественном выражении, по валу. Темпы роста производства стали главным критерием успеха или неуспеха предприятия, отрасли или страны в целом. Об обеспечении реальных потребностей, серьезном повышении качества или ассортимента продукции, что заложено в рыночном механизме, практически и не думали. В условиях хронического дефицита вся продукция реали-зовывалась по плану государственного распределения, хотя объем непроданной продукции, незавершенного строительства и запасов сырья все время нарастал.

Несмотря на все, казалось бы, видимые успехи, именно в этот период в ряде стран ЦВЕ произошли восстания против социалистического строя и его порядков. Восстания, бунты и политические акции против становления тоталитарного режима с неэффективной экономической базой стали в этот период одной из его важных характеристик. Речь идет о восстании в Берлине в июне 1953 г., восстании в Польше в 1956 г. и особенно о страшных событиях в Венгрии осенью 1956 г. и в Чехословакии в августе 1968 г., получивших огромный международный резонанс и ставших, по существу, революцией. Страны ЦВЕ раньше, чем СССР, стали отходить от многих теоретических и идеологических догм, на которых еще продолжал стоять СССР: от политэкономии социализма, от внедрения стоимостных рычагов и стимулов в плановую экономику, от конвергенции двух систем, т.е. элементов «рыночного социализма». Под влиянием этих идей и в СССР зарождался новый взгляд на социализм, укреплялся либеральный фланг внутри КПСС, раскрепощалось мышление советской интеллигенции. Все это явилось важной предпосылкой для горбачевской перестройки много лет спустя.

На втором этапе экономического развития стран ЦВЕ проявились признаки исчерпания факторов первоначального накопления, быстрого экстенсивного экономического роста. Существенно замедлились темпы экономического роста (табл. 21).

Наибольшее замедление темпов роста имело место в Польше, затем в Венгрии, наименьшее — в Румынии, но в целом среднегодовой прирост национального дохода во всей группе рассматриваемых стран снизился почти вдвое: с 6,5\% в 1966— 1970 гг. до 3,7\% в 1976—1980 гг.

Важно отметить, что снижение темпов экономического развития не сопровождалось уменьшением нормы накопления. Наоборот, как показывают статистические данные, доля капитальных вложений в национальном доходе стран ЦВЕ продолжала расти (табл. 22).

Увеличение нормы накопления при снижении темпов экономического роста свидетельствует о снижении эффективности инвестиционного процесса, нарастании дисбаланса и напряженности в экономике. (Особенно это было заметно на примере Польши.)

Во всех странах ЦВЕ продолжались структурные сдвиги в пользу тяжелой промышленности, заданные еще в 50-х годах.

Источники: Economic Survey of Europe in 1976. U. N., 1977. R. 2. Р. 8; Economic Survey of Europe in 1981. U. N., 1982. Р. 122, 123.

Таблица 22

Доля капиталовложений в национальном доходе в 1965—1980 гг. (в \%)

В структуре промышленного производства росла доля машиностроения и химической промышленности и снижалась доля легкой и пищевой промышленности. В 1978 г. доля машиностроения во всей промышленной продукции Венгрии, ГДР, Польши и Румынии оказалась заметно выше, чем в СССР, где она достигла 26\%.

И на первом, и на втором этапах экономического развития стран ЦВЕ в послевоенные годы проявили себя все факторы низкой эффективности социалистической модели хозяйствования. Все более активно шел процесс экстенсивного поглощения всех видов ресурсов. Полная занятость поддерживалась за счет низкой производительности труда, росла материалоемкость производства, снижалась фондоотдача. Страны ЦВЕ стали предпринимать более широкие и активные попытки к увеличению своего экспорта на Запад, чтобы заработать твердую валюту. Однако эти попытки не всегда оказывались успешными: Запад прекрасно обходился без мировой социалистической системы.

Усиливающиеся признаки исчерпания и предстоящей агонии неэффективной социалистической системы, прослеживаемые по динамике основных макроэкономических показателей, в рассматриваемый период дополнялись признаками начавшихся изменений и в экономической политике, и в командно-распределительной модели хозяйствования.

Уже в начале 60-х годов руководители ряда стран ЦВЕ вынуждены были пойти на корректировки выбранного ранее жесткого курса на сверхцентрализованное планирование и сверхиндустриализацию в пользу некоторого стимулирования сельского хозяйства и повышения жизненного уровня населения. Легче стало с налогообложением крестьян: обязательные поставки сельхозпродукции сначала были сокращены, а затем отменены; ослаблены ограничения на приусадебные и садовые участки, на строительство жилых домов.

Эти корректировки курса и попытки изменить модель хозяйствования особенно были заметны в Венгрии. Именно с конца 60-х и в 70-х годах стала изменяться социально-экономическая ситуация, повысились темпы роста жизненного уровня населения, развернулось широкое кооперативное и частное строительство, рынок стал наполняться качественными товарами. Конечно, это была реакция на трагические события 1956 г. В целом же Венгрия шла по пути «рыночного социализма».

Серьезные события назревали в середине 60-х годов в Чехословакии. Здесь, как и в Венгрии, которая уже открыто высказывалась против «социалистических ценностей», наметился принципиальныйотказ от неэффективной социалистической модели хозяйствования. В материалах к январскому Пленуму ЦК КПЧ 1965 г. говорилось: «Опыт, накопленный после XII съезда, позволяет сделать вывод, что без принципиальных изменений системы руководства нельзя выполнить основную экономическую директиву XII съезда для нынешнего этапа строительства социализма — ориентироваться на интенсивное развитие народного хозяйства, выдвинуть на первый план качественную сторону этого развития. Укоренившаяся система руководства постоянно повторяет старый, неэффективный подход к решению практических проблем, навязывает средства экстенсивного развития и не способствует развитию у хозяйственных работников прогрессивного экономического мышления... Прогрессивным и жизнеспособным будет только такое общественное производство, при котором неуклонно повышается эффективность каждой единицы общественного труда, как живого, так и овеществленного в сырье, энергии, материальных и основных фондах».

Но хорошо известно, что тоталитарная социалистическая экономика несовместима с интенсификацией общественного производства, потому что не содержит экономического механизма научно-технического прогресса, каковым является прежде всего конкуренция. Несовместимость объективных требований к повышению эффективности производства, жизненного уровня населения, свободы личности и сложившейся командно-распределительной системы привела к кровавым событиям в Чехословакии в августе 1968 г. После этих событий Чехословакия, в отличие от Венгрии, надолго вернулась в старое казарменное русло «реального социализма».

В 70-х годах на примере всех стран ЦВЕ отчетливо проявилась тупиковость социалистической модели хозяйствования. К концу этого десятилетия темпы экономического развития стран региона еще более замедлились. Выходу из создавшегося положения не могли помочь ни поставки сырья, ни кредиты со стороны

СССР.

Начало 70-х годов — это то время, когда Запад вступил в новый этап научно-технической революции, массового освоения нового поколения техники, формирования нового технологического уклада. На этом фоне угасание социалистической экономики выглядело особенно символично. Социализм все время доказывал свою неадекватность меняющимся условиям мирового развития. К сожалению, лидеры стран ЦВЕ не понимали этого.

Основными чертами третьего этапа развития экономик стран ЦВЕ являются сначала продолжение замедления и стагнация экономического роста, затем агония и развал ее социализма как исторически несостоявшейся общественной системы.

Среднегодовые темпы роста произведенного национального дохода уже в первой половине 80-х годов во всем регионе стран ЦВЕ сократились до 2,2\%, промышленного производства — до 2,8, а капитальных вложений — до 0,7\%. Самой больной страной региона оказалась Польша, где началось абсолютное сокращение не только капитальных вложений, но и промышленного производства (табл. 23). Во второй половине 80-х годов тенденция к падению темпов и абсолютного объема производства усилилась, перейдя к началу 90-х годов в глубокий экономический кризис.

В 80-х годах во всех странах ЦВЕ заметно усилились инфляционные процессы. Резко возросли мировые цены на энергоносители и другие виды сырья. СССР сокращал поставки своего сырья этим странам, поскольку они осуществлялись по ценам ниже мировых и своего сырья не хватало самому поставщику для его внутренних нужд. Страны ЦВЕ вынуждены были покупать растущую часть требуемого им сырья на мировом рынке. Все это подрывало ресурсную базу для инвестиций, необходимых не только для расширения, но и для модернизации и обновления основного капитала.

В условиях нерыночной экономики и отсутствия внутренних стимулов к научно-техническому прогрессу страны реагировали на рост мировых цен не переходом на ресурсосберегающие технологии, как Запад, а увеличением импорта сырья, расширением эксплуатации собственных ресурсов, что требовало дополнительных капиталовложений, база для которых сокращалась.

Источники: Economic Survey of Europe in 1987—1988. U. N., 1988. Р. 121, 132; Economic Survey of Europe in 1991—1992. U. N., 1992. Р. 59, 293, 302, 303; Economic Survey of Europe in 1993—1994. U. N., 1994. Р. 52, 71; Economic Survey of Europe in 1994—1995. U. N., 1995. Р. 70, 92.

Условия торговли для стран ЦВЕ с ростом цен на сырье и усилением конкуренции со стороны развивающихся стран, прежде всего Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, стали серьезно ухудшаться. Кроме того, для покупки современного оборудования в целях модернизации своего производства и осуществления назревших структурных изменений в промышленности не хватало ресурсов твердой валюты. Поэтому практически все страны ЦВЕ отчаянно пытались пробиться на мировые рынки с экспортом своих товаров и одновременно ограничить импорт. Во многих случаях это удавалось. Начались масштабные заимствования валюты и рост внешнего долга. Особенно большой долг был у Венгрии: он превысил 20 млрд долл.

Кризис инвестиционного процесса привел к снижению нормы накопления, которая в прежние годы возрастала. Уровень накопления в 1979—1982 гг. в регионе составил лишь 2/3 уровня 1978 г., в последующие же годы он еще больше сократился.

В условиях замедления и последующего падения производства, нарастающего кризиса инвестиционного процесса особенно отставали в развитии сфера услуг и народно-хозяйственная инфраструктура, причем не только от сферы материального производства, но и от потребностей населения. Повсеместно ухудшалось состояние дорог, средств связи, разрушались трубопроводы, мосты, канализация, водоснабжение, жилой фонд. Одновременно стал расти удельный вес частной и теневой экономики как естественная реакция на не-срабатываемость государственной плановой хозяйственной системы. Во всех странах ЦВЕ в этот период заметное развитие получили частные предприятия — в строительстве, розничной торговле, ремонте автомобилей и товаров длительного пользования и особенно в туризме, который начал играть важную роль в обеспечении населения потребительскими зарубежными товарами. Вещевые рынки стали обычным атрибутом городов стран ЦВЕ.

К концу 80-х годов страны ЦВЕ оказались по отношению, например, к США по ВНП в расчете на душу населения примерно в той же позиции, что и 40 лет назад, когда они еще только начинали свой социалистический эксперимент. В сравнении с более динамично развивающимися странами — Японией, ФРГ, Австрией и даже странами Южной Европы их достижения выглядели особенно сомнительно.

Следует подчеркнуть, что страны ЦВЕ и не могли достичь уровня экономического, социального и технического развития стран Запада, поскольку принятая у них модель хозяйствования оказалась не только исторически безнадежно неэффективной, но и тупиковой.

Как уже отмечалось, в этой модели все ориентировано не на удовлетворение реальных потребностей, а на выполнение плановых директив. Последние же выдвигали на передний план не качественные, а прежде всего количественные параметры производственной деятельности, задачи производства ради производства, цели, заданные не нормальными экономическими или просто человеческими потребностями, а идеологическими и политическими соображениями правящей номенклатуры. Ценилось и поощрялось лишь то, что давало высокие темпы роста, те же области, где количественный рост не мог быть так заметен (производственная и социальная инфраструктура, охрана окружающей среды и т.д.), всегда оказывались не только в тени, но и в полном провале. Поэтому экстенсивное экономическое развитие было адекватно сущности этой модели, а все призывы к интенсификации оставались только красивыми словами.

Социалистическая модель хозяйствования практически изолировала страны ЦВЕ от мировой экономики, мирового рынка, оставляя их вне системы постоянных сопоставлений с передовыми странами, которая создается механизмом конкуренции, лишала их возможности опираться на собственный научно-технический прогресс или на заимствование передовой технологии за рубежом. Эта модель стимулировала ресурсопожирание, неэффективность и технологическую отсталость. Бюрократы, управленцы и плановики на всех уровнях требовали как можно больше ресурсов и денег и одновременно заниженных плановых заданий. Имеющиеся мощности и ресурсы повсеместно скрывались, коэффициент их полезного использования был низок.

И в то же время социалистическая плановая модель хозяйствования позволяла мобилизовать огромные ресурсы, достигая на одном участке, в одно время и одним ударом за короткий срок заданного результата. Но такая модель оказалась непригодной для постоянной, длительной, упорной и эффективной работы. Она была непригодной и для модернизации основного капитала на новейшей технологической базе, ибо не создавала новых внутренних источников экономического роста. Практически эти источники быстро себя исчерпали, и система развалилась.

Четвертый этап послевоенного экономического развития стран ЦВЕ начался с момента их выхода из экономического и трансформационного кризиса.

Трансформационный спад производства был неизбежен, он сопровождался революционными качественными изменениями в структуре собственности, в производственных отношениях, переменами в общественной психологии и общественном сознании и был связан с переходом к парламентаризму, гласности, многопартийной системе, гражданскому обществу, включением в западноевропейские структуры и избавлением от былой зависимости от нашей страны. Динамика ВВП, промышленного производства и народнохозяйственных капвложений стран ЦВЕ за 90-е гг. XX в. — начало XXI в. представлена в табл. 24.

Приведенные в таблице данные свидетельствуют о том, что во всех без исключения странах ЦВЕ в первые годы системной трансформации производство резко упало. Это просматривается по показателю ВВП и капвложениям, но прежде всего — по промышленному производству. В целом по странам ЦВЕ падение промышленного производства с 1989 по 1993 г. составило 44\%, ВВП — 23\%.

Подъем производства в Польше начался уже в 1992 г., в других странах ЦВЕ — как правило, с 1993—1994 гг. По показателю ВВП Польша уже в 2002 г. превысила уровень 1989 г. примерно на 30\%, Венгрия — на 12, а в целом страны ЦВЕ — на 4\%. В последующие годы положение в экономике Польши заметно ухудшилось: снизились темпы роста ВВП, возросла безработица, бюджетный дефицит превышает 6\% ВВП, медленно проходит приватизация и реструктуризация государственных компаний. Но затем положение стало исправляться.

Что касается промышленности, то в 2002 г. Венгрия превысила уровень 1989 г. на 4\%, Польша — на 32\%, а страны ЦВЕ в целом еще не достигли этого базового уровня (80\% уровня 1989 г. и 97\% уровня 1980 г.).

Это означает, что в течение последних 20 лет страны этого региона прошли серьезные испытания в своем развитии: сначала резкое замедление темпов экономического роста в 80-х годах, затем тяжелый трансформационный спад производства и восстановление базового уровня лишь в начале XXI в. Таковы реалии кризиса социализма и его последствий в этих странах.

Источники: Economic Survey of Europe in 2003. № 2. P. 224—226; 2005. № 2. P. 59—66; Проблемы теории и практики управления. 2003. № 4. С. 9; 2004. № 1. С. 7, 10.

Объем капиталовложений сократился в годы кризиса в ряде случаев заметно больше, чем ВВП и промышленное производство. Зато затем, в период послекризисного подъема, их темпы были, как правило, выше, чем темпы роста ВВП и промышленного производства.

Важно отметить, что в отличие от стран Западной Европы, переживших циклический кризис в 2001—2003 гг., страны ЦВЕ развивались в эти годы сравнительно высокими темпами и закупали по импорту значительные объемы продукции из Западной Европы, помогая тем самым ей избавиться от экономического кризиса. В странах ЦВЕ после 1994 г. стала расти норма накопления и происходили широкомасштабные процессы приспособления к новым рыночным условиям, к новым рынкам и новой структуре спроса.

В 1990 г. весь регион ЦВЕ производил 4,6\% мирового ВВП, в 2000 г. — 4\%. По отношению к ВВП России ВВП стран ЦВЕ составлял за эти годы соответственно 82 и 190\%. В 1990 г. страны ЦВЕ производили 4,5\% общего объема мирового промышленного производства, в 2000 г. — 3,8\%. По отношению к промышленному производству России это составило соответственно 44 и 86\%. Таким образом, экономическая мощь региона по отношению к России возросла за эти годы примерно вдвое.

По соотношению объемов производства стран ЦВЕ и стран Западной Европы сложилась следующая картина: в 1990 г. объем ВВП стран ЦВЕ составил 20\% уровня Западной Европы, в 2000 г. — 19, промышленное производство — соответственно 17 и 16\%. В расчете на душу населения ВВП стран ЦВЕ в 1990 г. был равен 65\% уровня Западной Европы, в 2000 г. — 61\%. Несмотря на заметный разрыв этих макроэкономических показателей, в мае 2004 г. 8 стран из региона ЦВЕ стали полноправными членами ЕС, в 2007 г. к ним присоединились Болгария и Румыния. Самый высокий душевой ВВП из стран ЦВЕ вначале имели Словения (11 тыс. долл. в ценах 1993 г.), затем Чехия, Словакия и Венгрия (соответственно 9,5; 7,5 и 6,7 тыс. долл.). Это было в 2—3 раза ниже, чем в самых развитых странах Западной Европы, хотя в 1,7—2,8 раза выше, чем в России, но затем страны ЦВЕ приблизились к Западной Европе.

Все сказанное характеризует количественную сторону состояния экономики стран ЦВЕ на четвертом этапе их послевоенного экономического развития. Качественная сторона характеризуется формированием рыночной инфраструктуры и рыночных институтов, демократического устройства, гражданского общества, модернизацией экономики и менталитета. Однако этот процесс общественной трансформации и производственной модернизации наиболее рельефно и впечатляюще выглядит не в странах ЦВЕ, а на территории бывшей ГДР, ставшей сегодня имманентной частью воссоединенной Германии.

В целом «бархатные революции» в странах ЦВЕ продемонстрировали не только быстрый, но и легкий распад, уход в небытие коммунистической системы. В считанные месяцы и даже недели в этих странах установились демократические политические режимы и началась революционная, «тихая» трансформация устаревшей общественной системы. За истекшие годы эти страны твердо встали на путь становления развитого капитализма в рамках его западноевропейской модели и добились на этом пути радикальных перемен и успехов. Демократия утвердилась в общественном сознании людей, демократические и рыночные институты укоренились в общественном устройстве. Создан надежный баланс в политических и государственных институтах власти. Новые социально-экономическая, общественная и политическая системы стали основой оздоровления экономики и завершения рыночных реформ. Именно поэтому эти страны стали сегодня полноправными членами ЕС.

Но несмотря на это, в странах ЦВЕ еще сохраняются устаревшие социалистические традиции, атрибуты и устои недавнего прошлого. Так, существуют значительный сектор неконкурентоспособных, часто государственных, неприватизированных предприятий, неформальные связи между руководителями предприятий, между последними и государственными чиновниками, неделовые «приятельские» или кумовские отношения внутри организаций, неприспособленность к стандартам мирового рынка и т.д.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |