Имя материала: Мировая экономика

Автор: А. С Булатов

Глава 16. западная европа

 

В экономической литературе термином «Западная Европа* принято обозначать большой регион (к нему причисляют также Северную и Южную Европу), охватывающий территорию более чем двадцати государств. Среди последних есть крупные, средние, малые и карликовые государства. Тем не менее Западная Еиропа ни в коей мере не является каким-то подобием конгломерата. Почти все западноевропейские страны относятся к категории развитых, что само по себе создает предпосылки для их тесного взаимодействия. Прежде всего благодаря интеграционным процессам (см. 12,2-) Западная Европа все более превращается в единый хозяйственный комплекс. Сегодня она — один из трех «центров силы» в мировом хозяйстве наряду с США и Японией.

 

16.1, Основные черты западноевропейской экономики Экономический потенциал и его использование

Западная Европа в совершенно разной степени обеспечена важнейшими факторами производства. Природными ресурсами онадо-вольно бедна, заметно уступая здесь ряду других регионов и стран мира. Так, если выявленные запасы минерального сырья России оцениваются в 30-40 трлн долл., США — 8-8,5, Китая — 6-6,5, то Западной Европы — лишь 0,5 трлн долл. Из трех «центров силы» еще меньшими запасами обладает лишь Япония (031 трлн долл.).

, Ограниченность собственной минерально-сырьевой базы предопределяет большую зависимость западноевропейского ре гиона от внешнего мира в этой области. Западная Европа импортирует более 2/5 энергоносителей и около 3/4 других видов сырья, потребляемого в ее хозяйстве.

В то же время Западная Европа в достатке или даже избытке обеспечена другими факторами производства — рабочей силой соответствующей квалификации, денежными капиталами. Явный избыток имеется прежде всего на рынке труда, ибо норма безработицы (отношение числа официально зарегистрированных безработных к численности самодеятельного населения) составляет в отдельных западноевропейских странах, как правило, 10-12\%, что создает известную социальную напряженность в обществе. -

По показателям производительности труда Западная Европа в целом уступает США и Японии, хотя за последние 10—15 лет ей удалось несколько сократить это отставание (на 3-5 процентных пункта). Все же в 1997 г. ВВП на душу населения ЕС (рассчитанный по ППС валют) составил 70,2\% от уровня США и 82,6\% — Японии. Вместе с тем следует иметь в виду, что такие различия складываются во многом вследствие сравнительно низкого уровня производительности труда в менее развитых странах — членах ЕС — Греции, Португалии, Испании и Ирландии. Наиболее развитые западноевропейские страны по этому показателю гораздо меньше удалены от США (Швейцария даже примерно па одном уровне) и стоят практически вровень с Японией-

Более низкая производительность труда и эффективность производства в Западной Европе во многом обусловлена ее отставанием от двух других «центров силы» в области развития НИОКР и особенно инновационного процесса (последнее во многом обусловлено сравнительной слабостью рискового капитала). Правда, имевший место в 50-60-е гг. глубокий, качественный отрыв США от Западной Европы в технологической сфере (technological gap) в принципе преодолен, однако полный паритет между ними до сих пор не достигнут.

Западная Европа никак не уступает США и Японии по технологическому уровню традиционных базовых отраслей (металлургия, машиностроение и металлообработка и т.д.), а в химической промышленности является явным лидером (в первую очередь Германия). Вместе с тем она все еще отстает от ниХ'В таких новейших областях, как микроэлектроника, робототехника, биотехнология, новые материалы и оптическая электроника. Региональный экспорт высокотехнологичной продукции развивается в основном за счет ФРГ.

Западная Европа предпринимает активные усилия для решения указанной проблемы путем развития более тесного сотрудничества стран региона, особенно на базе программ развития НИОКР Европейского союза. После вступления в действие в 1994 г. Маастрихтского договора (см. 12.2) эти усилия приобрели новый импульс. Поэтому можно ожидать дальнейшего сближения между тремя «центрами силы» по уровню развития НИОКР, инновационного процесса и технологий, в том числе в отмеченных выше новейших наукоемких отраслях.

 

446

Глава 16. Западная Енрош

 

Социально-экономическая модель

Как было показано в гл. 15 на основе сопоставления социально-экономических моделей США, Западной Европы и Японии, во всех «центрах силы» после Второй мировой войны сложилась общественная система рьшочно-государственно регулируемого, социально ориентированного капитализма. Основные черты социально-экономической модели Западной Европы, отличающие се от американской и японской, таковы:

а)         в рамках «трехслойного» хозяйственного механизма верхний

«ярус» (уровень государственного регулирования) играет большую

роль, чем в других «центрах силы», С одной стороны, тем самым

компенсируется то обстоятельство, что западноевропейские ТНК,

как правило,- уступают по своему потенциалу и мощи своим аме-

риканским и японским аналогам в соответствующих отраслях,

С другой стороны, повышенная экономическая роль государства

связана со следующей основной чертой социально-экономичес-

кой модели Западной Европы;

б)         в Западной Европе социальная ориентация общественно-

экономических систем является наивысшей в современном мире,

государство выполняет наибольшее количество социальных

функций и делает это наиболее интенсивно. Западноевропейский

капитализм в наибольшей мере подходит под рубрику «социаль-

ное рыночное хозяйство»;

в)         если в рамках социально-экономических систем США и

Японии индивидуализм как принцип и основное правило обще-

ственной жизни явно превалирует над солидарностью, то в За-

падной Европе сложился относительный баланс межау ними при

ведущей роли первого.

Последние две черты политически во многом обусловлены традиционно большой, а в течение длительных периодов ведущей ролью социал-демократии в общественной жизни Западной Европы. В конце 90-х гг. партии социал-демократического толка, входящие в Социалистический интернационал, являются правящими во всех крупных странах региона (Германии, Франции, Великобритании и Италии), а также в ряде других западноевропейских государств. Они предпринимали и предпринимают активные усилия для консолидации и развития сферы социального обеспечения;

г)         наибольшая степень открытости мировому хозяйству и ин-

тернационализации хозяйственной жизни.

Участие в мировом хозяйстве

Наибольшая степень открытости западноевропейской экономики выражается прежде всего в состоянии внешней торговли. Так, экспортная и импортная квоты (отношение товарного экспорта и импорта к ВНП) стран — членов ЕС неизменно находилась вблизи 30\%-ной отметки, тогда как США — 9-11\%, Японии — 11—13\%. Это по многом обусловлено отмеченной выше ограниченностью ресурсной базы региона и узостью внутренних рынков западноевропейских стран. Открытость такого рода ставит западноевропейскую экономику в сильную зависимость от изменения ее конкурентоспособности в рамках мирового хозяйства, а подчас и от временных экзогенных факторов неэкономического характера, например, от воєнно-политической ситуации на Ближнем Востоке. Правда, после окончания «холодной войны» влияние подобных факторов на Западную Европу резко уменьшилось-

Одна из наиболее характерных черт внешней торговли западноевропейских стран состоит в том, что ее основная часть приходится на внутрирегиональный оборот. Страны Западной Европы, особенно государства — члены ЕС, выступают друг для друга как важнейшие торговые партнеры и внешние рынки. Более 70\% внешнеторгового оборота Западной Европы приходится на внутрирегиональную торговлю, тогда как для Северной Америки (даже после образования НАФТА) этот показатель составляет около 40\%, а для Юго-Восточной Азии — примерно 30\%. Данное обстоятельство решающим образом обусловлено бурным развертыванием вглубь и вширь процессов западноевропейской интеграции, которая началась как раз с «таможенного разоружения» в торговле между интегрирующимися странами.

Иная картина сложилась в области прямых инвестиций. Более 60\% прямых зарубежных капиталовложений Западной Европы размещены за пределами региона. Дело в том, что с точки зрения условий инвестирования (состояние ресурсов» НИОКР и технологической базы, уровень издержек на заработную плату и социальное страхование, налоги, хозяйственное законодательство и т.д.) страны Западной Европы близки или по меньшей мере сопоставимы друг с другом, так что взаимное, перекрестное инвестирование приносит лишь сравнительно ограниченные выгоды. Поэтому западноевропейские инвесторы ищут для приложения своих капиталов такие страны и регионы, где инвестиционный климат по каким-то параметрам принципиально лучше, чем в

 

44S

Глава 16. Западная Ейропа

 

Старом Свете. К. ним относятся прежде всего Северная Америка (в первую очередь США), новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии, а также наиболее динамично развивающиеся и nepcncKTHDHbie государства третьего мира.

 

Отношения с другими регионами мира

Для Западной Европы первостепенную роль в системе ее внешнеэкономических связей сегодня играют отношения с двумя другими «центрами силы» и прежде всего с США. Характер отношений между ними в 80-90-е гг. претерпел принципиальные изменения. В результате Второй мировой войны, из которой США вышли экономически окрепшими, а Западная Европа — в состоянии разрухи, между ними сложились в первые послевоенные годы отношения «старшего» и «младшего» партнеров. Это было обусловлено явным доминированием США во всех сферах мировой экономики — производстве, торговле, валютно-расчетных отношениях, иностранных инвестициях.

Нельзя сказать что США злоупотребляли своей ролью лидера и пытались искусственно поддерживать зависимое положение от них Западной Европы. Напротив, в рамках известного «плана Маршалла» они предоставили западноевропейским странам щедрую потем временам (1948—1951 гг.) безвозмездную экономическую помощь, которая во многом способствовала восстановлению национальных экономик и инициированию экономического роста государств региона. Эта помощь воистину оказалась инвестированием в будущее. В лице восстановленной Западной Европы США получили важнейшего партнера для взаимовыгодного сотрудничества.

С середины 80-х гг., когда явно обозначился процесс резкого углубления западноевропейской интеграции и повышения ее качества (переход к экономическому, валютному и политическому союзу), о США и Западной Европе в принципе следует говорить как о равноправных экономических партнерах, котя в военно-стратегическом отношении США остаются бесспорным лидером. В настоящее время ВВП Западной Европы примерно равен аме-риканскому, а по удельному весу в мировой торговле она примерно втрое превосходит США. Западноевропейским инвесторам принадлежит свыше 2/3 прямых иностранных вложений в США.

Несмотря на периодически проявляющиеся разногласия и противоречия между Западной Европой и США по вопросам взаимной торговли, отношений с развивающимися и бывшими социалистическими странами, а также другим проблемам, в обозримой перспективе можно ожидать с обеих сторон продолжения линии на взаимовыгодное равноправное партнерство. При этом, как это было уже не раз, оба партнера будут занимать близкие позиции в отношении внешнеэкономической экспансии Японии-Отношения Западная Европа — Япония сходны по своему характеру с экономическими связями между западноевропейским регионом и США только в смысле равноправного партнерства. Однако степень взаимозависимости партнеров в первом случае существенно ниже, чем во втором. Значение взаимосвязей между Западной Европой и Японией для каждого из этих двух «центров силы» значительно меньше отношений с США. Страны — члены ЕС экспортируют в США примерно в пять раз больше товаров, чем в Японию, а вывоз последней в США приблизительно вдвое больше ее экспорта в ЕС.

В торговле Западная Европа — Япония неизменно существует большой дисбаланс в пользу последней. Это обусловлено в основном двумя обстоятельствами. Во-первых, конкурентными преимуществами (по цене, качеству и некоторым другим параметрам) по некоторым товарам, прежде всего по электронной бытовой технике и автомобилям, играющим главную роль в торговой экспансии Японии. Во-вторых, протекционистской внешнеторговой политикой Японии, активно поддерживающей своих экспортеров. К тому же экспорт в Японию объективно затрудняется рядом национальных особенностей внутреннего рынка этой страны. Попытки ЕС уменьшить указанный дисбаланс до сих пор дали лишь частичный эффект, поскольку возможности сдерживать японский экспорт протекционистскими мерами ограничиваются правилами ВТО/ГАТТ, тогда как торговая экспансия Западной Европы в Японию наталкивается на указанные специфические барьеры, не регламентируемые этими правилами и не устраняемыми международными договоренностями.

Однако после принятия Маастрихтского договора наблюдается активизация экономических отношений между ЕС и Японией. Единый внутренний рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в Западной Европе привлекает Японию, которая частично переориентирует приоритеты своей внешнеэкономической стратегии с Нового на Старый Свет. Если в SO-e гг. объем прямых инвестиций Японии в США в 2,5 раза превышал ее вложения о

Западную Европу, то в 90-е гг. между первыми и вторыми не было существенного разрыва.

Проникновение японского капитала идет главным образом по двум направлениям. С одной стороны, в Западную Европу активно проникают капиталы тех отраслей, где позиции Японии наиболее сильны (банковская сфера, бытовая электроника, автомобилестроение). С другой стороны, японские компании стремятся приобрести целиком или на долевых началах фирмы тех отраслей (особенно в крупных странах Западной Европы), где позиции Старого Света особенно прочны (химия, фармацевтика, машиностроение).

Активизация японской экономической экспансии в Западную Европу настоятельно требует от последней принятия эффективных ответных мер для придания отношениям между этими двумя «центрами силы» более сбалансированного характера.

Отношения Западная Европа — Юг до начала 60-х гг. в значительной мере имели колониальный и полуколониальный характер, причем существенную роль играли методы внеэкономического принуждения (это3 правда, лишь в малой степени относилось к развивающимся странам за пределами Африки и Азии). В дальнейшем эти отношения перешли на экономическую основу с постепенным усилением в них элементов равноправия и взаимовыгодности.

Более того, Западная Европа оказывает известное, хотя и не слишком щедрое, экономическое содействие Югу. Так, в рамках Четвертого Ломейского соглашения (на 1990—1999 гг.) об ассоциации с ЕС 69 государств Африки, Карибского региона и бассейна Тихого Океана (в основном это бывшие колонии Великобритании, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов) эти страны получили от Союза значительные торговые преференции.

Вместе с тем ускоренное развитие экономических отношений по линии Запад — Запад снижает значение ее связей с развивающимися странами. При этом торговые и инвестиционные отновіє-ния с Югом все более концентрируются на новых индустриальных странах Азии, а также Америки, тогда как роль в них беднейших стран неуклонно падает. Так, в общей сумме прямых инвестиций западноевропейских стран в развивающихся государствах, как правило, от 2/3 до 4/5 приходится на новые индустриальные страны.

Импорт из всех развивающихся стран покрывает не более 5\% товарного потребления в Западной Европе, а по продукции обрабатывающей промышленности — менее 3\% (причем последнее приходится в основном на новые индустриальные страны), Прав-

 

да, по энергоносителям, рудам цветных металлов и некоторым другим видам минерального сырья зависимость Западной Еиропы от Юга составляет 15—20\% и более.

Можно ожидать, что отмеченные выше тенденции в отношениях Западная Европа — Юг в обозримой перспективе сохранятся.

 

Основные тенденции н перспективы развития

Среди тенденций экономического развития Западной Европы на ближайшие 15—20 лет следует выделить, во-первых, развитие интеграционных процессов в регионе вширь и вглубь-Эти процессы, которые рассматриваются в 12.2. и 16.2- настоящего учебника, безусловно, приведут к укреплению позиций западноевропейского «центра силы» в мировом хозяйстве. Особую роль в этом сыграет переход большинства стран — членов ЕС в 1999—2002 гг. к единой валюте — евро.

Во-вторых, интеграция способствует быстрой регионализации хозяйственной жизни в Западной Европе. В ходе ее складываются прочные субрегиональные хозяйственные комплексы, например, по осям Баден-Вюртемберг — Бавария — Западная Австрия — Северная Италия или Север Бельгии и Нидерландов — Гамбург — Северная Европа. Связи по этим осям играют для их участников уже нередко гораздо большую роль, чем взаимодействие с другими регионами своих стран.

По имеющимся прогнозам, до 2015-2020 гг. ВВП Западной Европы будет расти умеренными темпами, скорее всего в пределах 2,5-3\%, что будет на уровне или даже несколько ниже соответствующих показателей двух других «центров силы*. При таких темпах экономического роста нынешняя острота проблемы занятости и безработицы сохранится или даже несколько увеличится. Численность занятых в Западной Европе, составившая в 1997 г. около !36 млн человек, к 2015 г. возрастет не более чем на 1—2 млн человек. Поскольку можно ожидать гораздо большего роста самодеятельного населения региона, в основном за счет притока рабочей силы из третьих стран, на пути которого весьма затруднительно будет поставить непроницаемые «шлюзы» и барьеры, проблема безработицы, видимо, ляжет еше более тяжелым бременем на социальную и финансовую системы Старого Света.

В таких условиях, вероятно, не худшим вариантом для Западной Европы было бы поддержание в среднем нынешнего уровня жизни, ибо его заметное увеличение представляется весьма проблематичным. Об этом не раз заявляли ведущие западноевропейские политики, в частности бывший председатель Комиссии ЕС Ж, Делор. Заметный рост уровня жизни возможен лишь в странах, которые вступят в ЕС в среднесрочной перспективе (см, 16.2).

 

16.2. Процесс расширения ЕС и формирования европейского экономического пространства

 

ЕС в 60-80-е гг.

Проблема расширения ЕС (ЕЭС) встала на повестку дня к середине 60-х гг. К этому времени стало очевидным, что интеграция первоначальной «шестерки» удалась и принесла всем ее участникам ощутимую пользу. За время существования ЕЭС с 1958 г. Сообщество неуклонно укрепляло свои позиции как в Европе, так и в целом в мировом хозяйстве. В результате завершения формирования таможенного союза к 1 июля 1968 г. ЕЭС в полной мере стало для других стран Западной Европы своего рода гравитационным ядром. Заявили о себе сразу несколько кандидатов на вступление в ЕЭС. Весьма показательно в этой связи изменение позиции Великобритании по отношению к Сообществу. Она отказалась стать одной из стран — учредителей Сообщества, ошибочно посчитав, что сохранение полного экономического (и соответственно политического) суверенитета сулит ей большие выгоды, чем членство в ЕЭС, предполагающее баланс прав и обязанностей. Более того, Великобритания первоначально рассматривала ЕЭС как своего непримиримого конкурента и создала под своей эгидой в 1961 г. своего рода противовес Сообществу в виде Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ).

Однако ЕАСТ, будучи гораздо менее сильной, чем ЕЭС, и территориально разобщенной (помимо Великобритании, ее членами стали Австрия, Финляндия, Ирландия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Швейцария, Исландия, Мальта) интеграционной группировкой, смогла создать лишь зону свободной торговли. При этом для всех стран — членов ЕАСТ торговля с другими партнерами по Ассоциации играла меньшую роль, чем со странами — членами ЕЭС. В результате почти все страны — члены ЕАСТ перешли в «лоно» ЕС.

С 1973 г. полноправными членами ЕЭС стали Великобритания, Дания и Ирландия, с 1981 г. — Греция, с 1986 г. — Испания и Португалия и с 1995 г. — Австрия, Швеция и Финляндия. В ре-

 

зультатс этого ЕАСТ к середине 90-х гг. утратила самостоятельное экономическое значение.

Во всех случаях переговоры о присоединении каждого данного кандидата к ЕЭС (ЕС) были весьма сложными, продолжительными (в среднем шесть лет) и трудоемкими. Несколько легче они оказывались, когда в качестве кандидатов выступали высокоразвитые страны, близкие по своему уровню развития и хозяйст-иенной структуре к странам «шестерки». Гораздо сложнее было согласовать на договорной основе порядок подключения к Сообществу менее развитых стран — Греции, Португалии и Испании. Эта проблема еше более остро стоит на современном этапе расширения ЕС.

 

Особенности современного этапа расширения ЕС

Современный этап расширения ЕС характеризуется целым рядом особенностей по сравнению с предыдущими,

На предыдущих этапах речь неизменно шла о вступлении в ЕС стран с давно сложившимися рыночными экономиками, хотя некоторые из них и не относились к разряду развитых стран. Тем не менее и они были прочно интегрированы в мировое хозяйство и, как правило, имели опыт участия в западноевропейской интеграции (через их членство в ЕАСТ) с ее жесткими законами открытой экономики, полностью или почти полностью либерализованной взаимной торговлей.

В отличие от этого нынешние кандидаты на полное членство в ЕС еще недавно были плановыми хозяйствами (это. не относится только к Кипру (греч.), а также к Словении) и принадлежат к: категории стран с переходной экономикой, которым еще предстоит пройти большой путь к формированию нормальных рьтночныххо-зяйств.

Еще никогда не был столь велик (см. табл. 16.1) разрыв по уровню экономического развития стран — членов ЕС и стран — кандидатов на вступление в. Сообщество. Этот разрыв с начала 90-х гг., когда страны-кандидаты (опять же кроме Кипра и Словении) приступили к переходу от планового к рыночному хозяйству, не только не сократился, но и даже вырос. Иными словами, на протяжении 90-х гг. между членами ЕС и кандидатами на вступление в него протекал процесс «экономической дивергенции» по показателям развития, который всегда был одним из главных препятствий интеграции. Так, он во многом обусловил неудачу указанного в 12.2 «плана Вернера^,

И на предыдущих этапах расширение ЕС (ЕЭС) детерминировалось определенным сочетанием экономических, политических и прочих факторов. Однако превалировали первые. От расширения Сообщества экономически явно выигрывали как члены ЕС, так и вступающие в него страны. Совершенно иная картина складывается на нынешнем этапе.

Так как среди детерминирующих факторов явно преобладают политические, экономически на выигрыш от расширения ЕС, по меньшей мере в обозримой перспективе, могут рассчитывать лишь страны-кандидаты. Трудно представить себе, что, скажем, Великобритания могла бы рассчитывать на экономические выгоды для нее от вступления в ЕС Польши, а Франция — Венгрии. Скорее для стран — членов ЕС в результате его нового расширения возникают весьма сложные, «головоломные» экономические проблемы.

На предыдущих этапах расширение ЕС само по себе не вызывало объективной необходимости коренного реформирования Сообщества (Союза). Существующие структуры ЕС более или менее безболезненно «переваривали» новых членов. Глубокие реформы, например, связанные с Единым европейским актом или Маастрихтским договором, не были обусловлены расширением ЕС,

Иное дело на нынешнем этапе. При 21-26, а тем более большем числе членов, которые к тому же привнесут в ЕС «экономическую дивергенцию» и массу других, не менее сложных проблем, Союз в принципе будет нуждаться в глубоком реформировании.

К настоящему времени ЕС официально признал кандидатами на вступление в Союз 11 государств. С шестью из них, которые именуются «кандидатами первой очереди», КЕС начала в 1998 г. переговорный процесс. К этой группе (ее вступление собственно и станет пятым этапом расширения Союза) относятся Венгрия, Польша, Чехия, Словения, Эстония, а также Кипр (греч.)-

К «кандидатам второй очереди», с которыми официальные переговоры в 1998 г еще не велись, но начнутся в ближайшее время, относятся Латвия, Литва, Словакия, Румыния и Болгария.

Все 11 стран-кандидатов имеют с ЕС соглашения об ассоциации (они полуофициально именуются «европейскими соглашениями»), которые фиксируют цель их будущего полного членства в Союзе и создание уже до конца нынешнего столетия зоны свободной торговли.

Подключение стран-кандидатов к ЕС в качестве полных членов, несомненно, потребует предоставления каждой из них пере

ходного периода, как это было сделано в прошлом а отношении Греции, Испании и Португалии. Поскольку все новые кандидаты менее развиты, чем указанная тройка, их переходные периоды могут оказаться более длительными и сложными- Отставание этих стран по уровню развития от ЕС наглядно видно из табл. 16.1.

Хотя страны — кандидаты первой очереди имеют, как правило, более высокий уровень экономического развития, чем их «коллеги» из второго эшелона, однако и среди них есть лишь две страны, ВВП которых на душу населения превышает 10 000 ЭКЮ.

Отставание стран-кандидатов от ЕС по уровню экономического развития является отражением более низкой конкурентоспособности их национальных хозяйств- Это, безусловно, порождает весомые проблемы в сфере торговли. Полное подключение стран-кандидатов к внешнеторговому режиму ЕС потребует длительного переходного периода. Это подтверждает опыт предшествующих этапов расширения ЕС, когда речь шла о подключении к нему менее развитых стран. Так, Испания стала полностью применять единый таможенный тариф ЕС по промышленным товарам с 1993 п, т.е. только через семь лет после ее вступления в Союз, а

 

по сельскохозяйственной продукции — даже с 1996 г. До этого времени Испания сохраняла право ограничивать ввоз из других стран — членов ЕС мясо-молочных продуктов, зерна и муки.

Вместе с тем можно однозначно утверждать, что наибольшие трудности в деле полной интеграции стран-кандидатов в механизм ЕС будут связаны не со сферой торговли. В этом направлении уже сделаны важные шаги в ходе выполнения «европейских соглашений». Торговля между странами — членами ЕС и странами-кандидатами уже претерпела коренную либерализацию, особенно по промышленной продукции {с оговорками по некоторым «чупствительным» товарам, например, черным металлам и текстилю). Страны-кандидаты, даже из второго эшелона, также заметно адаптировали свои внешнеторговые режимы к требованиям ЕС.

 

Финансовые трудности расширения ЕС

В целом суть проблем состоит в следующем. Весь механизм ЕС (ЕЭС) с самого начала существования этой интеграционной группировки нацелен на подтягивание менее развитых стран и регионов к уровню более развитых, недопущение новых проявлений «экономической дивергенции», или? напротив, на обеспечение «экономической конвергенции». Поэтому все страны — члены ЕС с показателем ВВП надушу населения выше среднего по Союзу являются нетто-спонсорами ЕС, т.е. они вносят в бюджет ЕС (прежде всего в его аграрный, региональный и социальный фонды) больше финансовых средств, чем получают оттуда. И наоборот, страны со сравнительно низким ВВП надушу населения являются нетто-реципиентами ЕС. К последним в настоящее время относятся Греция, Португалия, Испания, Ирландия, а также в ограниченных масштабах Финляндия) которая, по всей видимости, в ближайшей перспективе покинет группу стран-реципиентов.

Все ! 1 стран-кандидатов резко уступают по ВВП на душу па-селения среднему уровню по ЕС, Следовательно, при нынешнем порядке формирования и распределения бюджета ЕС они могли бы претендовать на колоссальные субсидии из его фондов (только из аграрного фонда кандидаты первой очереди — порядка 30 млрд ЭКЮ в год). Фактическое предоставление таких субсидий «изорвет» бюджет ЕС, если не будет существенным образом изменен порядок его формирования и использования. Однако глубокие рсформы в бюджетной сфере ЕС сталкиваются с серьезными трудностями и противоречиями. ,

Так, в аграрной сфере необходимость постепенного уменьшения субсидирования производителей очевидна (поэтому КЕС уже в течение нескольких лет последовательно настаивает на этом) даже при нынешнем составе ЕС. Весной 1998 г. КЕС вновь выступила с проектом реформирования аграрной политики ЕС, предусматривающим резкое уменьшение субсидирования, Это значительно облегчило бы и проблему подключения новых членов Союза к аграрному режиму ЕС в случае его расширения. Однако данная реформа была поддержана лишь Великобританией, Данией, Швецией и Нидерландами; Германия заняла двойственную позицию, остальные страны — члены ЕС выступили против (особенно резко — Ирландия). В целом достаточно сложно предпослать коренную реформу аграрной политики ЕС пятому этапу его расширения, что может замедлить прием в Союз кандидатов первого, а следовательно, и второго эшелонов.

Еще большие трудности сопряжены с нынешнем состоянием рынка труда ЕС. В большинстве стран — членов ЕС доля безработных в самодеятельном населении, даже по заниженным офи-циальнымданным, составляет 10-12\%, что создает, например, огромные проблемы в финансировании фондов страхования по безработице. Общее число безработных в ЕС, по официальным данным, составляет около 18 млн.

Страны-кандидаты располагают большим резервом сравнительно низкооплачиваемой (средняя реальная заработная плата здесь в 10—20 раз и более ниже, чем в ЕС) и при этом достаточно квалифицированной рабочей силы, которая уже оказывает заметное давление па рынок труда ЕС. Именно поэтому данный рынок не относится к сферам далеко идущей либерализации по «европейским соглашениям», которые предусматривают установление ЕС с каждой из стран — участниц этих соглашений договорных квот на допуск их рабочей силы на рынок ЕС.

В случае вступления стран-кандидатов в ЕС их граждане получили бы равные права в найме на работу на всем пространстве ЕС с гражданами стран, ранее входивших в Союз. В связи с этим неизбежно возникли бы острейшие проблемы, путей эффективного решения которых пока не видно.

Таким образом, по меньшей мерс на первых порах расширение ЕС несет его странам-членам больше проблем, чем выгод. Однако политически расширение ЕС, безусловно, привело бы к укрепле-

 

458

Глава [6. Западні»! Еиртш

 

нию молодых демократий (как это было с Грецией, Испанией и Португалией при их переходе от диктатуры к демократии) и общей стабилизации положения на континенте. Ни одна из стран — членов ЕС не заинтересована в том, чтобы иметь вблизи своих границ страны с нестабильными режимами. В этой связи вполне закономерно, что наиболее последовательными поборниками расширения ЕС выступают Германия и Австрия. Решение Союза об официальном признании 11 государств кандидатами первой и второй очереди было принято преимущественно по политическим причинам и соображениям.

 

Сроки и направления расширения ЕС

Конкретные сроки расширения ЕС сейчас определить достаточно сложно. Для кандидатов первой очереди это произойдет, вероятно, в 2003^2004 гг., второй - в 2006-2007 гг.

Переговоры с потенциальными кандидатами третьей очереди могут начаться, таким образом, не ранее 2005 г. К этому времени к вступлению в ЕС, возможно, «созреют» Швейцария и Норвегия — единственные две западноевропейские страны из разряда PC, которые остаются вне Союза. Однако возможное членство этих стран в ЕС весьма проблематично, хотя экономически они вполне готовы к этому в любое время.

Для Швейцарии экономические стимулы к вступлению в ЕС ограничиваются тем, что страна располагает рядом первоклассных ТНК и других мощных компаний, которые и без членства страны в ЕС посредством прямых инвестиций прочно зафиксировали свое присутствие в пространстве Союза. Кроме того, Швейцария заключила с ЕС несколько сотен специальных соглашений о сотрудничестве, которые в значительной мере компенсируют потенциальные потери оттого, что Швейцария.остается (по собственной инициативе) «за бортом* ЕС. Если добавить особую тягу швейцарцев к сохранению многовекового суверенитета и нейтралитета страны (она не входит даже в ООН), то быстрой перемены их сдержанного отношения к ЕС едва ли следует ожидать. Это возможно в среднесрочной перспективе.

То же можно сказать и о Норвегии. Эта страна уже дважды заключала с ЕС (ЕЭС) соглашения о ее вступлении в эту интеграционную группировку, и оба раза они были отвергнуты (в 1972 и 1995 гг.) всенародными референдумами в Норвегии и соответственно не ратифицированы. Пока небольшое по численности население Норвегии имеет возможность пользоваться щедрыми плодами нефтедобычи в Северном море, ее побудительные мотивы к полному членству в ЕС будут оставаться ограниченными. Но, как и в случае со Швейцарией, ситуация может измениться.

Особо следует отметить Турцию, которая давно настойчиво добивается принятия в ЕС. Официальное прошение о принятии в Союз эта страна подала еще в 1987 г. Однако ЕС экономически объективно не заинтересован в полном членстве Турции. В этом случае пришлось бы неограниченно открыть для нее рынок труда ЕС, что при нынешнем уровне безработицы в Союзе создало бы колоссальные проблемы. Для блокирования принятия Турции в ЕС у компетентных органов Союза есть «стопроцентная» аргументация, к которой они постоянно прибегают. Она сводится к следующему. В ЕС принимаются только демократические страны, а Турция и близко не является таковой и может скатиться к открытой диктатуре, если продолжится наблюдаемая в последние годы тенденция к усилению исламского фундаментализма. Правительство Турции уже много лет ведет жестокую войну против курдских повстанцев, борющихся за создание независимого Курдистана. Этой войне не видно конца. Таким образом, вопрос о вступлении Турции в ЕС не актуален.

 

Европейское экономическое пространства

Важной вехой в западноевропейской интеграции стало подписанное в 1992 г. соглашение между ЕС и ЕАСТ о создании с 1994 г, европейского экономического пространства (ЕЭП). Это соглашение^ которое успешно реализуется, предусматривает создание общего рынка товаров в форме материального продукта и услуг, а также капиталов и рабочей силы. Оно значительно расширяет рамки действующего с 1977 г. соглашения между ЕЭС и ЕАСТ о свободной торговле промышленными товарами.

Правда, вследствие вступления в ЕС с 1 января 1995 г. трех стран — членов ЕАСТ (Австрии, Финляндии и Швеции) значение соглашения о ЕЭП несколько снизилось. Однако для остающихся в ЕАСТ стран (Швейцарии, Норвегии, Исландии, Мальты) ЕЭП еще может стать либо своего рода «трамплином» для «прыжка* в ЕС, либо долгосрочной формой участия в западноевропейской интеграции.

16.3. Экономические отношения между Россией и Западной Европой

Западная Европа по внешнеэкономических связях РФ

Россия и Западная Европа — «естественные» экономические партнеры. Их объединяет не только географическая близость, общность исторических судеб и культурного наследия. Экономики России и ведущих западноевропейских государств являготся взаимодополняемыми, хотя Россию и не может удовлетворять ее роль как производителя топливно-энергетических и сырьевых товаров в нынешней европейской системе разделения труда. Западная Европа — один из наиболее перспективных экономических партнеров России.

В 1998 г. на страны — члены ЕС пришлось 32,6\% экспорта и 36,1\% импорта РФ, причем сальдо торговли с ЕС товарами в форме материального продукта во все пореформенные годы неизменно является положительным. Это во многом обусловлено тем, что ЕС предоставляет для России крупнейший рынок сбыта ее энергоносителей. Так, на ЕС приходится более 40\% российского экспорта нефти в дальнее зарубежье.

Правда, доля России во внешней торговле ЕС несравнима с долей ЕС во внешней торговле России. Даже в товарообороте Германии доля России составляет лишь около 1,5\%.

 

Договорно-правовая база дія экономических отношений

Прогрессу в экономических отношениях РФ — ЕС способствует наличие солидной договорно-правовой базы для их осуществления. Она частично была создана еще до распада СССР. В этой связи следует в первую очередь отметить общее соглашение 1989 г.) поставившее отношения СССР — ЕС на солидную международно-правовую основу. РФ как правопреемник Советского Союза после его распада продолжала выполнять соглашения СССР — ЕС и в то же время предприняла активные усилия для расширения и совершенствования договорно-правовой базы своих отношений с ЕС, нашедшие поддержку со стороны последнего.

В результате двухлетних переговоров 24 июня 1994 г. было подписано на греческом острове Корфу (вступило в силу с 1 декабря 1997 г.) Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между РФ и ЕС. Оно далеко выходит за рамки соглашения 1989 г. и содействует переводу отношений РФ — ЕС на качественно новый

 

16,3. Экономические отношения между Россией и Западной Еирогюи

461

 

уровень ассоциативных связей. СПС во многом сходно с указанными выше «европейскими соглашениями» о вступлении стран-кандидатов в Союз. Правда, СПС не предусматривает такого высокого уровня ассоциации с ЕСТ как «европейские соглашения»-D нем не зафиксированы пели создания зоны свободной торговли (указывалось лишь на начало переговоров по этому вопросу в 1998 г.) и в перспективе полного членства РФ в ЕС, Тем не менее СПС открыло новые горизонты экономического сотрудничества РФ — ЕС по всем его важнейшим направлениям.

Статьи СПС, относящиеся к взаимной торговле, стали действовать еще до 1 декабря 1997 г. Их применение предусматривалось и регулировалось Временным соглашением о торговле и связанных с торговлей вопросах, которое вступило в силу с 1 февраля 1996 г. Для России качественно новый момент состоит в том, что в СПС (и Временное соглашение) включены положения, согласно которым взаимная торговля РФ — ЕС во многом определяется нормами ГАТТ (см. 13.2), являющегося составной частью правовой базы ВТО. Иными словами, на Россию еще до ее вступления в ВТО распространяются общепризнанные нормы международного права в сфере торговли, что ведет к устранению дискриминации по целому ряду (хотя и не повсеместно) направлений. Обоими соглашениями предусмотрено, что предоставляемый сторонами на взаимной основе режим наибольшего благоприятствования (РНБ) полностью соответствует нормам ВТО/ГАТТ в отношении таможенных пошлин и других сборов, взимаемых с экспортных и импортных товаров и при переводе платежей по экспорту и импорту (включая методы их взимания); правил и формальностей при осуществлении экспортных и импортных операций; внутренних налогов и других сборов на импортные товары; правил продажи, транспортировки, распределения и использования импортных товаров на внутренних рынках России и ЕС.

Применение РНБ означает, что любые преимущества, льготы и иммунитеты, предоставляемые Россией или Союзом товарам, происходящим из третьих стран, должны быть немедленно предоставлены товарам, происходящим соответственно из ЕС и России. Исключения из РНБ допускаются в отношении преимуществ, предоставляемых соседним странам в целях развития приграничной торговли, при создании на региональной основе таможенных союзов и зон свободной торговли (например, по соглашениям РФ со странами — членами СНГ о зоне свободной торговли), а также развивающимся странам — в соответствии с ГАТТ идругимн международными соглашениями,

Для РФ предусмотрены выгодные ей дополнительные исключения из РНБ. России позволено до вступления в ВТО не распространять РНБ на преимущества, предоставляемые ею другим бывшим советским республикам. Она также может применить специальный режим ввоза товаров з рамках соглашений о.креди-тах, техническом и гуманитарном содействии, заключенных с третьими странами и международными организациями.

 

Таможенное регулирование ЕС импорта из России

Соблюдение правил ВТО/ГАТТ обеспечивает применение к импорту из России в ЕС минимальных ставок Единого таможенного тарифа (ЕТТ) Союза, которые значительно ниже так называемых базисных, или автономных ставок ЕТТ. Фактически же ЕС с 1993 г. предоставил России преференциальный режим в отношении таможенного обложения российских товаров. Этот режим не закреплен соответствующим двусторонним договором, и его предоставление — акт доброй волн со стороны ЕС,

Уровень таможенного обложения российских товаров в ЕС дифференцирован в зависимости от степени переработки («облагораживания»): если сырье и определенная часть полуфабрикатов ввозятся беспошлинно или с пошлиной в 2—3\%, то пошлины на готовые изделия могут достигать 10\% (автомобили, фанера, текстиль) и 15\% и более (икра, некоторые виды обуви и др.). В торговле рядом «чувствительных» товаров (текстилем, черными металлами, сельскохозяйственной продукцией) применяются особые механизмы регулирования, прежас всего количественное регулирование.

Таким образом, таможенное регулирование ЕС благоприятст-вует российскому экспорту в страны — члены Союза при его нынешней товарной структуре, в которой преобладают изделия топ-ливио-сырьевой группы, В то же время оно препятствует диверсификации российского экспорта в сторону повышения в нем удельного веса продукции высокой стадии обработки, к чему стремится Россия.

В соответствии с режимом внутреннего рынка ЕС российские товары, прошедшие таможенную очистку в одной из стран — членов Союза, поступают в свободное обращение на территории всех других государств, входящих в ЕС, причем с этих товаров более не взимаются какие-либо пошлины и налоги.

 

j6.3. Экономические отношения между Россией it Западное Енромой

463

 

В целом процесс либерализации взаимной торговли РФ — ЕС в последние годы протекает поступательно и успешно. В то же время остаются поводы для взаимных упреков- Что касается России, то ее весьма беспокоит, например, применение ЕС антидемпинговых процедур в отношении российских экспортеров таких важных для РФ товаров, как черные металлы и минеральные удобрения.

Приток капитала иї ЕС

Страны — члены ЕС выступают как ведущие партнеры России не только в сфере торговли, но и в области инвестиционного сотрудничества. Из накопленного на 1 января 1998 г. совокупного объема иностранных инвестиций в РФ 16,7\% (2-е место) приходилось на Великобританию; 11,6 (4) — Германию; 3,8 (5) — Нидерланды; 2,8 (7) — Италию; 2,2 (8) — Австрию; 1,9 (9) — Францию и 1,8 \% (10) — на Швецию, Попутно отметим, что 15,4 \% (3) приходилось на Швейцарию.

Правда, страны — члены ЕС больше ангажированы в сфере «прочих» инвестиций (торговых кредитов, банковских вкладов), а не в области особенно важных для России прямых вложений. Если в общей сумме накопленных инвестиций (21,8 млрд долл., из них 9,5 млрд долл. — из стран — членов ЕС) прямые капиталовложения составили 45,6\%, то в сумме инвестиций из стран, входящих в ЕС, — лишь около 35\%, Тем не менее предпринимательские круги большинства стран — членов ЕС, во всяком случае асех крупных государств Союза, в целом позитивно относятся к инвестированию капиталя в Россию, причем даже после разразившегося 17 августа 1998 г. тяжелого финансового кризиса. Успех сотрудничества здесь в большей мере зависит не от ЕС, а от того, насколько российскому руководству удается улучшить инвестиционный климат в стране.

 

Сотрудничество 6 сфере науки

Сотрудничество в области НИОКР осуществляется (помимо двусторонних научно-технических связей РФ — отдельные страны — члены ЕС) в основном по линии программы «ТАСИС» и привлечения российских ученых и научных центров к сотрудничеству на базе пятилетних рамочных программ НИОКР в ЕС.

Согласно сведениям КЕС, по различным каналам («ТАСИС», «Коперникус», «ИНТАС», Международный центр науки и технологий в Москве и др>) в совместные проекты НИОКР в f997 г. было вовлечено около 13 тыс, российских специалистов.

Перспективы экономического сотрудничества РФ с ЕС

Перспективы дальнейшего развитая экономических связей РФ — ЕС на ближайшие три-пять лет можно оценить как умеренно оптимистические, причем по всем рассмотренным выше направлениям. Трудно ожидать заметного роста российского экспорта в ЕС, ибо в ближайшие годы ожидается неблагоприятная для РФ динамика цен на основные товары ее экспорта (нефть, газ, черные и цветные металлы). В области экспорта готовой продукции, особенно машннотсхнической (здесь реальной целью может быть ливіь внедрение в отдельные «ниши») вероятен лишь ограниченный прогресс. Отсутствие больших приростов экспорта, а также необходимость обслуживать инешний долг будут сдерживать наращивание российского импорта из стран — членов ЕС. Таким образом, товарооборот РФ — ЕС, вероятно, вырастет не-1 значительно.

Вместе с тем вполне возможно (при активных усилиях обеих сторон) заметное улучшение ситуации в области движения капитала и знаний.

Ключевой проблемой развития экономических отношений РФ — ЕС является дальнейшая либерализация взаимной торгопли (попутно отметим, что о торговле услугами со странами — членами Союза РФ неизменно имеет дефицит). По этому вопросу по существу непрерывно ведется переговорный процесс. Если бы до конца 1999 г, он привел к созданию зоны свободной торговли между РФ и ЕС, это отвечало бы интересам обеих сторон (особенно в том случае, если бы это произошло на фоне принципиального решения вопроса о вступлении России в ВТО).

Для России аесьма важен вопрос о безоговорочном признании ЕС ее рыночного статуса; пока же Союз признал такой статус РФ лишь условно, с оговорками. Это касается прежде всего антидемпинговых процедур против российских экспортеров со стороны ЕС в случае подозрения их в демпинге, т.е. продаже продукции по преднамеренно заниженным, бросовым ценам для «проталкивания* ее сбыта на внешнем рынке.

В конце апреля 1998 г. Совет министров иностранных дел ЕС принял решение исключить РФ из списка стран с нерыночной экономикой, но безоговорочно не признал ее страной с рыночным хозяйством, С одной сторонbjj в таком решении для России много полезного, особенно в области антидемпинговых процедур и санкций со стороны ЕС. Так, если до недавнего времени какой-либо российский экспортер, например, химический комбинат, был заподозрен и уличен в демпинге минеральных удобрений, то антидемпинговые процедуры и санкции (штрафы и др.) автоматически применялись ко всем соответствующим российским производителям (экспортерам) как экономическим субъектам страны с нерыночной экономикой. Теперь КЕС при помощи своих экспертов вначале должна сделать заключение, имеется ли в данной отрасли российской экономики рыночная или нерыночная ситуация. В первом случае санкциям подвергнется только данный химический комбинат, во втором — вся отрасль. Положительным сдвигом для России является и то обстоятельство, что теперь выявление демпинга ведется не на основе сопоставления цен предложения обвиняемого в демпинге российского экспортера с надуманной «условной нормальной ценой» рынка ЕС, намного превышающей соответствующую внутрироссийскую цену, а как раз с ценой на российском внутреннем рынке.

В то же время «условно-рыночный» статус экономики РФ оставляет ЕС всякий раз, когда тот или иной российский производитель (экспортер) подозревается в демпинге, широкие возможности для проволочек и произвола.

По вопросу о том, в каком направлении следует развивать отношения с ЕС, в России имеется два принципиальных подхода: вступление РФ в будущем в ЕС или развитие с Союзом партнерских отношений. Первый подход, как представляется, не основан на реализме.

Надо четко представлять себе, что в ЕС Россию не ждут и не желают иметь в качестве полноправного члена. Это обусловлено, в первую очередь, не отсутствием доброй воли или какими-либо субъективными факторами, а тем объективным обстоятельством, что ЕС не в состоянии «переварить» гигантскую страну и ее экономику, распространив на нее все процедуры Союза.

У противников полного членства России в ЕС (а влиятельных сторонников этого вообще трудно назвать) есть масса весомых, едва ли убедительно опровержимых аргументов в пользу их негативной позиции. Так, территориально часть России, причем большая, расположена не в Европе, а в Азии, что несовместимо с имеющимися международно-правовыми документами, определяющими статус ЕС,

Не стоит говорить и о том, что России потребуется еще много лет, чтобы даже при самых благоприятных условиях достигнуть среднего для ЕС уровня экономического развития. Без такого

 

уровня она могла бы претендовать на огромные, непомерные нетто-дотации из аграрного, регионального и соииального фондов ЕС, которые «взорвали» бы бюджет Союза, Кроме того, Россия цс в состоянии выполнить ряд предусмотренных Маастрихтским договорам жестких критериев (особенно поч величине накопленного государственного долга) для подключения к формируемой единой валютной системе ЕС и перехода к евро.

Вступление в ЕС вряд ли отвечало бы и интересам России. Оно определенно нанесло бы ущерб сотрудничеству России (или по меньшей мерс осложнило бы его) с Японией, КНР и другими странами — членами АТЭС, поскольку РФ, как член ЕС, лнти-лась бы возможности проводить автономную внешнеторговую и в целом внешнеэкономическую политику в отношении третьих стран, В то же время эффективное участие в АТЭС, в которое России после ряда тщетных попыток удалось вступить лишь в ноябре 1998 г., для нее чрезвычайно важно.

В отношениях с ЕС оптимальным для России {и реальной целевой установкой) может быть только постепенное углубление отношений ассоциации с Союзом, прежде всего путем создания со временем зоны свободной торговли, развития инвестиционного и научно-технического сотрудничества. В более отдаленной перспективе (не ранее чем через 10—15 лет), когда Россия станет страной с развитой рыночной экономикой, мог бы приобрести актуальность вопрос о ее подключении к европейскому экономическому пространству.

 

Выводы

Западная Европа характеризуется более высокой экономической и особенно социальной ролью государства и открытостью экономики по сравнению с двумя другими «центрами силы».

Важнейшими тенденциями экономического развития Западной Европы в ближайшие 15-20 лет будуг развертывание интеграционных процессов и регионализация.

Гравитационным ядром западноевропейской интеграции выступает ЕС—наиболее развитая и совершенная интеграционная группировка в мире. і

Развитие интеграции происходит одновременно вглубь и вширь. Первое означает восхождение от низших форм интеграции (зона свободной торговли, таможенный союз) к высшим (экономический и валютный, политический союз). ЕС постепенно «поглощает» (в позитив-

 

Вопросы для самопродажи

467

 

ном смысле) все большее число европейских стран. Пятый этап расширения ЕС, видимо, завершится к 2003-2004 г., шестой — к 2006-2007 г-

5- После вступления в силу 1 декабря 1997 г. Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС отношения между ними приобрели новый позитивный импульс. Для России весьма актуальным является вопрос о безоговорочном признании рыночного статуса ее экономика со стороны ЕС.

6. Долговременной цепью России должно быть не вступление в ЕС, а развитие отношений ассоциации с ним, существенное углубление инвестиционного и научно-технического сотрудничества с Союзом, В отдаленной перспективе может стать актуальным вопрос о подключении России к европейскому экономическому пространству.

 

Термины и понятия

Регионализация

Социал-демократия

Экономическая дивергенция

Европейские соглашения

Европейское экономическое пространство

 

Вопросы для самопроверки

Какой круг стран охватывается понятием «Западная Европа»?

Почему социально-экономическая модель Западной Европы в наибольшей мере подходит под рубрику «социальное рыночное хозяйство»?

Почему западноевропейская экономика имеет наибольшую степень открытости и в чем это выражается?

Что побуждает страны — кандидаты на вступлением ЕС стремиться к полному членству в Союзе?

Почему на всех этапах расширения ЕС переговоры со странами-кандидатами были продолжительными?

Почему ряд стран, принятых в ЕС на предыдущих четырех этапах его расширения, нуждались в предоставлении им переходного периода для подключения к механизму и регламентам ЕС?

Чем европейское экономическое пространство отличается от зоны свободной торговли?

Почему Россия не должна добиваться полного членства в ЕС? Какой должна быть ее стратегическая установка в отношениях с ЕС?

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 |