Имя материала: Мировая экономика и международный бизнес

Автор: В.В. Поляков

Наука и инновационный бизнес глава 9

 

Основной вектор современной глобальной конкуренции лежит в области динамично меняющихся преимуществ ее участников, обусловленных в первую очередь научно-техническими достижениями. Основа этих преимуществ — в уровне развития национальных инновационных систем, интегрирующих науку, инновационный бизнес, финансы и другие элементы инновационного процесса. В этой главе рассматриваются основные особенности современного наукоемкого бизнеса, показано содержание государственной научной и инновационной политики, охарактеризованы тенденции глобализации в инновационной сфере. Глава завершается изложением современных тенденций развития инновационного бизнеса в России.

9.1. Национальные инновационные системы

За последние 50 лет экономическая теория прошла сложный путь от описания предпринимателя, фирмы и государства как отдельных элементов инновационного процесса к их пониманию как взаимосвязанных звеньев сложной системы. В то же время развивалось понимание того, что наука как один из источников нововведений не является замкнутой, изолированной университетами и научными центрами системой, а органически встроена в экономические процессы, происходящие в рамках национальных государств, в отраслях хозяйства, в крупных корпорациях и в мелких компаниях. Эти подходы привели к формированию концепции национальных инновационных систем (НИС).

НИС — это совокупность организаций частного и государственного секторов экономики, ведущих научные исследования, осуществляющих производство и реализацию высокотехнологичной продукции (крупные и мелкие наукоемкие компании, государственные научные центры и региональные технопарки, бесприбыльные научные организации и фонды), а также управление и финансирование инновационной деятельности. Не менее важная часть НИС — институциональная среда, т.е. совокуп-

 

ность законодательных актов, норм, правил и ведомственных инструкций, определяющих формы, методы и интенсивность взаимодействия всех субъектов рынка, занятых инновационной деятельностью, с другими сегментами национальной экономики.

В рамках НИС указанные элементы могут комбинироваться в любом порядке в зависимости от конкретных целей и задач новаторов. Главное в том, что они обеспечивают постоянное и непрерывное зарождение и реализацию радикальных нововведений, которые, «созидательно разрушая» старые производственные структуры, создают основу устойчивого инновационного роста.

Наиболее простая модель, описывающая взаимодействие элементов НИС, показывает, что роль частного сектора состоит в создании технологий на основе собственных исследований и разработок и в рыночном освоении инноваций, роль государства (правительства) — в содействии производству фундаментального знания (в университетах) и комплекса технологий стратегического (военного) характера, а также в создании инфраструктуры и благоприятного институционального климата для инновационной деятельности частных компаний.

В рамках этой общей модели формируются национальные особенности НИС. Они проявляются в большей или меньшей роли государства и частного сектора в выполнении указанных функций, в относительной роли крупного и мелкого бизнеса, в соотношении фундаментальных, прикладных исследований и разработок (ИР), в динамике развития и отраслевой структуре инновационной деятельности. Успешное функционирование НИС требует не только сильной науки и образования, но и эффективного взаимодействия правительства и частного сектора как основных «игроков» на инновационном поле. Выделение государством в качестве приоритета развития образования, науки и технологий, создание благоприятных институциональных условий для роста расходов на науку и повышения наукоемкости ВВП, генерации и распространения в экономике новых знаний — важнейший фактор сбалансированного развития всех элементов НИС. Реализация новых форм научной и инновационной политики в последние десятилетия XX в. подняла траекторию экономического роста лидеров мировой экономики, позволила многим странам, вчерашним аутсайдерам научно-технического развития, интегрироваться в мировую экономику, повысить конкурентоспособность хозяйства и жизненный уровень населения. Из данных табл. 9.1 следует, что наиболее развитые страны характеризуются высокими показателями наукоемкости и одновременно высокой долей компаний частного сектора в национальных затратах на ИР. Эти показатели свидетельствуют о зрелости и сбалансированности национальных инновационных систем.

Источник: OECD Science, Technology and Industry Scoreboard 2005. P. 190,

192.

9.2. Наука, инновации и государство

Экономическое обоснование необходимости высокой степени участия государства в регулировании и прямой поддержке научных исследований как основы инновационного процесса связано с особенностями научного «производства» и его продукции, существенно отличающими эту сферу от других видов деятельности. Перечислим три наиболее важных отличия.

Во-первых, экономическую ценность научных исследований трудно Экономические блага, принесенные научными открытиями и изобретениями, могут реализоваться очень быстро, а могут, что случается чаще, оставаться долгое время невостребованными и нереализованными. Чем ближе научные исследования к границам познания, тем более неопределенным становится их экономический результат.

Во-вторых, реализация прибыли даже от коммерчески прибыльных результатов исследований возможна лишь в той степени, в какой могут быть юридически защищены и экономически обеспечены права на научное открытие. Эта проблема, решаемая чаще всего с помощью патентов и авторских прав, дает изобретателям и новаторам лишь ограниченные возможности получения доходов. Неопределенная и часто нереализованная индивидуальная прибыль от научного открытия неизбежно меньше той значительной общественной отдачи, которую приносят открытия и радикальные нововведения.

Изразличия между индивидуальной и общественной отдачей затрат на научные исследования вытекает третье принципиальное положение — об изъянах, провале рынка (market failure), т.е. его неспособности обес-адекватное вложение ресурсов в науку. Рынок в отсутствие специальных стимулов в принципе не может гарантировать оптимальный, экономически и социально приемлемый уровень научных расходов.

Именно этот аргумент является центральным в экономическом обосновании прямого государственного регулирования сферы научных исследований. Цель государственной политики — разработка и реализация мер для компенсации рыночного провала, уменьшения риска, связанного с проведением ИР и другими фазами инновационного процесса.

На практике реализуются три основные схемы преодоления указанного провала рыночного механизма.

Прямое участие государства в производстве знаний путем организации государственных лабораторий, находящихся на бюджетном финансировании и бесплатно предоставляющих полученные знания широкому кругу потенциальных пользователей. К ним можно отнести крупные национальные центры (лаборатории), связанные с решением проблем обороны, энергетики, здравоохранения, окружающей среды. Разновидностью этой формы можно считать финансирование государством ИР в лабораториях или научных центрах частного сектора в случае выполнения ими государственного заказа (как правило, это часть контракта, например, на производство систем вооружений или космической техники).

Предоставление безвозмездных субсидий на проведение фундаментальных научных исследований ученым, находящимся вне государственных лабораторий — в основном в университетах. Условием получения субсидий является полная отчетность о ходе исследований, открытая публикация всех полученных результатов, т.е. отказ от особых прав на полученное знание.

Обеспечение благоприятных условий для частого производства научных знаний и технологий — предоставление налоговых льгот или субсидий частному бизнесу, вкладывающему средства в научные исследования. Наиболее экономически существенными здесь являются налоговые льготы, которые означают, что государство не выплачивает, как в первых двух случаях, бюджетных средств исполнителям ИР, а лишается части бюджетных поступлений, которые, при отсутствии льгот, пополнили бы государственную казну.

Подчеркнем, что в первом и втором случаях объемы и структура расходов на производство знаний являются непосредственным результатом государственной политики. В третьем случае экономическая ответственность за развитие ИР, их приоритеты и масштабы полностью лежит на компаниях частного сектора, и государство прямо не претендует на эти результаты.

Исторически первыми областями, в которых государство поддерживало науку, технологические и институциональные нововведения, были добывающая промышленность, средства связи, транспорт, строительство, разработка вооружений, общественные услуги. В феодальной Европе зарождались образцы проведения исследований и передачи технологий

инициатив монархов, которые можно назвать первыми вариантами промышленной политики. Речь идет о содействии изобретателям-одиночкам в реализации их идей, о поддержке технических дисциплин в университетах, о приглашении специалистов из других стран, известных своими техническими достижениями, для передачи опыта и знаний.

В конце XVIII — начале XIX вв. появились важные институциональные основы функционирования науки и инновационной сферы, соответствующие потребностям капитализма, — патентное право, выделение национальных систем технического и профессионального образования из общеуниверситетских курсов, создание первых государственных министерств и ведомств, регулирующих весь спектр государственной работы в области науки и образования.

Развитие науки в первой половине и особенно в середине XX в. характеризовалось исторически наиболее существенным расширением государственного сектора науки: сети ведомственных лабораторий и институтов, увеличением доли бюджетного финансирования и усилением регулирующих функций государства. Эти тенденции наиболее ярко проявились в США, Великобритании, Франции, Германии. В ряде других развитых стран, где частный сектор был и остается лидером научно-технического развития (например, в Швеции), правительства реализуют научную политику в более скромных масштабах, опираясь на косвенные, стимулирующие инновационную активность меры.

Степень огосударствления науки особенно резко возросла в период Второй мировой войны и в первые послевоенные десятилетия, когда начали осуществляться крупные атомные и космические проекты. В годы осуществление разнообразных государственных функций в сфере инноваций приобрело стабильный характер, а научная и научно-техническая политика стала самостоятельным, часто приоритетным направлением государственного регулирования.

Эффективное использование средств государственного бюджета это главный финансовый инструмент научно-технической политики. Государство в развитых странах берет на себя от до половины национальных научных расходов. Для фундаментальных исследований этот показатель значительно выше — от половины до Практически полностью из государственных бюджетов финансируются фундаментальная наука в университетах, исследования оборонного характера в государ-лабораториях и по контрактам в частном секторе, а создание наиболее сложных и дорогостоящих экспериментальных установок «большой науки» (ускорители, телескопы, космические станции и

Доля научных расходов в общей сумме государственных расходов невелика, но в последние 20 лет довольно стабильна, составляя в США, франции, Германии, Великобритании, Италии, 3—3,5\% в Японии.

Подпись: 9.3. Инновационный бизнес
Первые экспериментальные и научно-исследовательские лаборатории появились в промышленности Германии и США в XIX — начале XX в.
г. собственные подразделения научных исследований и разработок имели все ведущие концерны химической и электротехнической промыш¬ленности мира1. Крупные корпорации, работающие на олигополистиче-ских рынках, стали основным источником технологических нововведений. Нововведения, в свою очередь, стали главным источником прибылей, экономического роста и структурных сдвигов.

1 Первую исследовательскую лабораторию в промышленности Германии открыла фирма BASF в 1877 г., в США — «Дженерал электрик» в 1900 г. (См.: FusfelcH. Industry's future: changing patterns of industrial research. Washington, DC, 1994. P. 61).
Финансирование оборонных исследований и разработок поглощает большую часть государственных научных бюджетов только в США и Великобритании. В Японии основной государственный приоритет — развитие энергетики. В Германии на первом месте фундаментальные исследования необоронного характера. США и Великобритания отличаются самым высоким удельным весом государственных затрат на научное обеспечение здравоохранения, причем эти затраты больше, чем расходы на исследование космоса и энергетики (табл. 9.2).

 

Структура государственных научных расходов по основным социально-экономическим целям

Первым экономистом, определившим особую роль этих процессов

в экономическом развитии капитализма, стал австриец И. Шумпетер.

Он активно и последовательно критиковал взгляды большинства эконо-

мистов первой половины XX в., которые анализировали капитализм как

экономическую систему, функционирующую в рамках существующих про-

изводственных и рыночных структур, тогда как действительная проблема

развития состоит в создании и разрушении этих структур. Шумпетер убе-

дительно показал, что в рыночной экономике преобладающее значение

имеет «конкуренция, основанная на открытии нового товара, новой тех-

нологии, нового источника сырья, нового типа организации (например,

крупнейших фирм). Эта конкуренция обеспечивает решительное сокраще-

ние затрат или повышение качества, она угрожает существующим фир-

мам не незначительным сокращением прибылей и выпуска, а полным бан-

кротством. По своим последствиям такая конкуренция относится

к традиционной как бомбардировка к взламыванию      Это и есть

процесс «созидательного разрушения» — глубинная сущность капитализма.

В контексте настоящей главы эти фундаментальные положения об экономическом значении инновационного бизнеса представляются особенно важными. Научная и инновационная деятельность создают потенциал научных открытий и новых технологических решений. Компания, которая ведет научные исследования, может одной из первых реализовать новые технические возможности. Сильное научно-исследовательское подразделение, принадлежащее компании, может обеспечить опережающее превращение результатов научных исследований или изобретений в нововведение и таким образом создать основы долгосрочной конкурентоспособности данной компании. Компания должна вести как долгосрочные прикладные, так и фундаментальные исследования (или иметь тесные контакты с носителями фундаментального знания), использовать патенты для защиты прав интеллектуальной собственности. К этому следует добавить, что успешный предприниматель или компания должны уметь связать технические и рыночные возможности, ибо только сочетание этих потенциалов на основе интеграции двух потоков информации дает успешное нововведение.

Предпринимательский сектор остается основным генератором инновационной активности, несмотря на становление мощных государственных и общественных институтов, целенаправленно занимающихся производством нового знания и новых технологий. Это обстоятельство связано с тем,

 

1 Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия / Пер. с англ. М., 1995. С. 128.

Подпись:

 

что стимулы инновационной деятельности наиболее полно проявляются в возможности через нововведения максимизировать предпринимательский доход. Извлечение предпринимательской прибыли достигается в результате расширения размеров рынка, на котором реализуется предлагаемая предпринимателем потребительная стоимость.

Насыщенность рынков, глобальный характер предложения товаров и услуг смещают основные инструменты завоевания рынков в динамичной технологической и организационной конкуренции на основе инноваций, снижающих все виды трансформационных и трансакционных издержек, а также дающих возможность экономить ресурсы в процессе эксплуатации или потребления. Кроме того, инновации позволяют создавать новые рынки, если в процессе их реализации удается удовлетворять новые, ранее не осязаемые потребности, для осуществления которых созревают экономические, социальные и политические предпосылки.

Статистические данные о научной и инновационной деятельности свидетельствуют, что масштабы финансирования научной и инновационной деятельности в предпринимательском секторе развитых и новых индустриальных стран нарастали на протяжении всего XX в. В начале XXI в., несмотря на кризисные явления конца 90-х годов, в ряде наукоемких отраслей работа по созданию новшеств не только не приостановилась, но в целом даже расширилась. В 2003 г. наиболее наукоемкими были отрасли, представляющие информационный комплекс и фармацевтику, в которых наукоемкость как отношение затрат на ИР к продажам достигает 15—20\%.

Крупнейшие корпорации мира, как правило, входят в число лидеров по затратам на научные исследования (табл. 9.3). В конце прошлого — начале нынешнего века наиболее крупные научные и инновационные проекты осуществляли автомобилестроительные компании. За ними в США долго следовал информационно-компьютерный гигант IBM. Но сейчас на это место выдвинулась фармацевтическая компания Pfizer, которая в 2003 г. опередила IBM впервые в послевоенной истории. Лидерство по наукоинтенсивности принадлежит компании Microsoft.

Преимущества крупных корпораций в инновационной сфере хорошо известны: им доступны масштабные дорогостоящие проекты; они ведут многоцелевые исследования, объединяющие ученых и специалистов разных научных дисциплин; могут финансировать параллельную разработку одного или нескольких альтернативных нововведений, причем коммерческие успехи одних проектов могут компенсировать убытки от провала других. В то же время многие крупные корпорации не в состоянии быстро реагировать на изменение рыночных условий, делать ставку на новые технологии. Их приверженность хорошо испытанным идеям и технике

может быть столь сильной, что препятствия к использованию даже рожденных в корпоративных исследовательских центрах нововведений становятся при прочих равных условиях непреодолимыми.

Именно поэтому в инновационной сфере ярко проявляются преимущества мелкого бизнеса: быстрое реагирование на изменение рыночного спроса, свобода от груза накопленных стереотипов научного поиска, склонность к риску, с которым всегда связаны разработка и коммерческое освоение новых технологий. В 80-е годы XX в. малый наукоемкий бизнес развитых стран разросся и укрепился, стал заметной частью всего малого бизнеса. Ряд новейших направлений НТП в частном секторе развивается в основном за счет малого бизнеса — это биотехнология, программное обеспечение, научное приборостроение. В целом мелкие и крупные компании образуют жизнеспособный симбиоз, в котором крупные корпорации, как правило, выступают в качестве заказчиков и потребителей научной продукции мелких компаний.

 

9.4. Тенденции глобализации

Наукоемкие и технически сложные товары — самый крупный и наиболее быстро растущий сегмент мировой торговли. Темпы роста производства и экспорта таких товаров в 2—3 раза выше соответствующих показателей сырьевых и традиционных отраслей — продовольствия, металлов, текстиля. Лидеры последнего десятилетия XX в. — информационные технологии — демонстрируют двузначные показатели прироста ежегодных объемов торговли. Мировой экспорт вычислительной техники и средств связи в 2001 г. по стоимости превысил сумму мирового экспорта нефти, газа, металлов и другого сырья (еще в 1990 г. он был в 1,5 раза меньше)1.

Интеграция в глобальную инновационную сферу в 1990-е годы определила новый вектор развития всех сегментов НИС. Ушла в прошлое технологическая самодостаточность как главная цель, ее заменила новая стратегия — использование технологической взаимодополняемости. Одним из каналов глобальной интеграции и одновременно наиболее важным сегментом мирохозяйственного разделения труда в инновационной сфере является торговля технологиями (табл. 9.4). Чем выше показатели страны по сальдо технологического платежного баланса, по количеству регистрируемых патентных заявок в патентных ведомствах США, Японии и ЕС, чем больше доля высокотехнологичного экспорта, тем выше уровень ее научно-технического развития, тем сильнее позиции компаний данной страны в современном мировом хозяйстве.

 

1 Рассчитано по данным: International Trade Statistics 2002.

Триада — Европейское, Японское и Американское патентные ведомства. " Высокотехнологичные отрасли в отечественной литературе называют также наукоемкими, или хай-тек (high-technology industries), поскольку они отличаются от других отраслей высокой долей затрат на научные исследования и разработки в структуре издержек, большим удельным весом ученых и инженеров в численности работников. В международных классификациях к ним относят производство авиационной и космической техники, фармацевтических товаров, научное приборостроение, а также комплекс информационных технологий, включающий электронику, компьютеры, средства связи, программное обеспечение.

Источник: OECD Observer, 2004. Suppl. 1. P. 74—75.

Заметное увеличение международного научного и технологического сотрудничества, высокие темпы роста мировой торговли наукоемкими товарами и услугами, интеллектуальной собственностью в 90-е годы, появление новых стран-экспортеров, а также постоянное расширение списка стран, производящих наукоемкие товары, говорят об эффективности стратегии глобализации инновационной сферы как фактора долгосрочного экономического роста.

Глобализация в инновационной сфере связана как с расширением масштабов мирового рынка хай-тека, так и с ростом масштабов экономической деятельности ТНК. Создание и функционирование их новых региональных отделений требует научно-технического сопровождения — лабораторий, использования местных научно-технических кадров. Вторая стадия этого процесса связана с так называемой защитой ключевых компетенций компании. В последнее время чаще деятельность зарубежных подразделений ТНК нацелена именно на использование глобального научно-исследовательского потенциала, включая привлечение квалифицированных научно-инженерных кадров, участие в выполнении и финансировании совместных научных проектов1. Усиление тенденции к использованию глобальной исследовательской стратегии для развития технологического потенциала отмечают многие. Высказывается также мнение о том, что в будущем эта стратегия окажется более важной, нежели стратегия использования рыночных возможностей в глобальном масштабе. Размещение за границей отделений ИР становится ключевым звеном в распространении своей технологии и в использовании иностранной.

Глобализация ИР порождает ряд неизбежных институциональных проблем — от потребности в унификации стандартов образования и ученых степеней до необходимости выработки новых подходов к феномену миграции специалистов и т.д. В целом участие ТНК в финансировании исследовательских программ принимающей страны осложняет процесс формирования и реализации научной политики данной страны. Когда ТНК открывает лабораторию за рубежом, обычно она устанавливает взаимоотношения с местными университетами, академиями, государственными лабораториями через предоставление грантов или ведение совместных исследований. Длительное взаимодействие приводит к постепенному усилению влияния ТНК на систему национальных исследований и образования, т.е. одну из основ государственности. Кроме того, происходит неизбежная утечка информации и специалистов. Все это не может не вызывать озабоченности и протестов в принимающей стране. Вместе с тем университеты и отдельные исследовательские группы получают доступ к технологическим программам корпорации, не говоря уже о финансовых и материальных ресурсах. Другой повод для беспокойства в принимающих странах — приобретение иностранными компаниями лабораторий национальных фирм, что создает угрозу использования национального научного потенциала конкурентами.

В то же время перевод научно-технологической деятельности за границу вызывает обеспокоенность менеджмента и некоторых стран базирования ТНК: они опасаются ослабления своей конкурентоспособности в результате утечки технологий, некоторого сужения национальной базы исследований. Каждая страна самостоятельно определяет приемлемый баланс интересов, степень возможного взаимодействия с ТНК в разных

 

1 Доля статей, написанных в соавторстве с иностранными учеными, увеличилась с 9,6\% общего числа «корпоративных» статей США в 1988—1991 гг. до 17,2\% в 1995—1997гг. (см.: Science and Engineering Indicators 2000. P. A-394).

но общей тенденцией последних десятилетий является расши-масштабов и повышение скорости этого взаимодействия.

9.5. Инновационный бизнес в России

Статистика свидетельствует, что развитие научной и инновационной

деятельности в 90-е годы в России характеризовалось в основном нега-

тивными тенденциями — сокращение масштабов научных исследований,

снижение кадрового потенциала науки, деградация научной инфраструк-

туры. Высокие темпы экономического роста в    гг. достигнуты

в основном за счет наращивания экспорта нефти, газа, металлов и других

ресурсов с низкой степенью переработки в условиях роста мировых цен

на эти виды ресурсов. Такой тип экономического роста не может быть

устойчивым в долгосрочной перспективе. Инвестиционная и инноваци-

онная активность в хозяйстве в целом и в технологически передовых отрас-

лях и направлениях остается на низком уровне. Эти процессы создают

объективную основу консервации технологической отсталости многих

отраслей и регионов страны.

Кризис научно-технической сферы России связан со значительным изменением всех внешних институциональных условий в условиях перехода от централизованной к рыночной экономике: резкое сокращение всех видов бюджетного финансирования, прежде всего оборонного заказа, составлявшего основу инновационной системы советского образца; неспособность предпринимательского сектора, проходящего сложную стадию формирования в условиях противоречивости и незавершенности процессов приватизации, приступить к серьезным инновационным проектам. Вместе с тем ряд современных тенденций в развитии инновационных процессов в предпринимательском секторе, в том числе в нефтегазовой отрасли, позитивные тенденции глобализации в ряде отраслей хай-тека и изменение ряда принципов инновационной политики государства дают основание говорить о расширении использования новых знаний и технологий в нашей экономике.

Формирование инновационной системы нового типа в России только начинается. Постепенно складываются новые инновационные структуры — от малых предприятий до отраслевых НИИ и академических институтов, способных к созданию коммерчески привлекательных инновационных проектов, к финансированию которых подключаются экономически успешные компании, приступившие к реализации крупных инвестиционных программ.

Полюсами отраслевого инновационного развития можно считать два комплекса экономики России: оборонно-промышленный и топливно-энергетический. В первом была сосредоточена основная часть наукоемких предприятий, большинство которых находится в глубоком кризисе, научно-технический потенциал используется лишь в небольшой части,

размер государственного заказа не позволяет проводить исследования и разработки по крупным проектам. В топливно-энергетическом комплексе, который не относится к наукоемкой сфере, но является экономически наиболее благополучным сегментом экономики, инновационная модель формируется фактически заново, в основном усилиями частных компаний, испытывающих острейшие потребности в повышении технического уровня производства. Ряд компаний нефтегазовой и металлургической промышленности начал выполнять новые для них функции структурообразующих элементов отраслевых инновационных систем или технологических кластеров нового типа.

В результате компании, занятые в производстве нефтепродуктов и ядерной энергетике, стали наиболее инновационно активными в 2002 г. (рис. На втором месте находится химическая промышленность, тесно связанная с нефтегазодобычей, а производство электрооборудования, электроники и оптики занимает только третье место. В среднем инновациями занимаются менее 10\% промышленных предприятий, тогда как в развитых странах — 25—30\%.

Ключевым фактором эффективного функционирования иннова-системы России в рыночных условиях должно стать появление крупных компаний, заинтересованных в постоянном обновлении структуры выпуска под давлением конкурентной среды. Опыт промышленно стран со всей убедительностью показывает, что именно крупным корпорациям доступна организация инновационных процессов на магистральных направлениях технического прогресса, именно они выступают системный интегратором материальных, финансовых и кадровых ресурсов разного уровня, становятся ведущими потребителями изобретений и нововведений мелкого бизнеса. В России в число наиболее крупных вертикально интегрированных бизнес-групп страны входит только одна компания, ведущая бизнес в сфере высоких технологий, а преобладают «нефтяники» и «металлурги».

От других компаний российской экономики они отличаются не только большими прибылями, но и такими высокими показателями глобальной конкурентоспособности, как доля экспорта в производимой продукции, производительность труда, рассчитываемая как стоимость выпуска в расчете на одного занятого. Располагая крупными доходами от экспорта, российские сырьевые корпорации могут получать и получают быстрый доступ к лучшим новым технологиям на глобальном рынке. Так, многие нефтяные компании предпочитают приобретать новую технологию и оборудование у иностранных ТНК, предъявляя ограниченный спрос на НИОКР и инновационные идеи в России.

Из всего спектра сырьевых отраслей наиболее продвинутой в технологическом смысле является металлургия — отрасль, которая характеризуется высоким уровнем передела первичного сырья, наличием нескольких крупных компаний, активно ведущих НИОКР. Результатом этого стали: позитивная динамика технологической структуры, стабильно высокая инвестиционная активность, рост глобальной конкурентоспособности. Вместе с тем академические и многие отраслевые институты, создавшие основы научного знания для отрасли, оказалась в сложном положении, связанном с общим кризисом государственных научных организаций. Недофинансирование фундаментальных и прикладных исследований, старение научного оборудования, утрата многих научных школ — вот общие и до сих пор не решенные проблемы многих государственных институтов металлургии.

Крупные компании традиционного российского хай-тека, особенно авиастроительные, находятся в сложном экономическом что связано как с ужесточением глобальной конкуренции в данной сфере, так и с непоследовательностью и противоречивостью государственной политики. В результате многие предприятия отечественного машиностроения находятся на грани утраты уникального научно-технического и инновационного потенциала, а небольшое число проектов международного сотрудничества пока не обеспечивает надежной основы для возрождения национальных производителей. Не менее сложным является положение российского автомобилестроения, которое давно отстает от глобальных лидеров по темпам инновационного обновления.

Воздействие мирового рынка на российский хай-тек стало сильным в отраслях связи, аэрокосмической промышленности и в информационных технологиях. Яркий пример — отрасль связи, темпы роста которой характеризуются двузначными цифрами в последние 10 лет. В результате число абонентов сотовой связи в Москве, а затем и в России в целом уже сравнялось с числом абонентов традиционной, проводной телефонной связи (а ведь на развитие последней потребовался почти век). Конкуренция отечественных компаний, предоставляющих новейшие услуги связи населению, а также высокий неудовлетворенный спрос на эти услуги сформировали экономическую ситуацию, благоприятную и для потока инноваций, и для потребителей этих услуг как в центре, так в регионах. Компании отрасли привлекли значительные объемы иностранного капитала. Большинство крупных зарубежных компаний, нашедших партнеров на нашем рынке, предоставляли долгосрочные товарные кредиты на приобретение своего оборудования, осуществляли сборку, наладку и обучение российских специалистов его эксплуатации, поддерживали проведение научных исследований и разработок по адаптации к нашим условиям поставляемых продуктов, привлекая к сотрудничеству российские научные и производственные организации.

Принципиально новую модель технического развития на основе глобальной интеграции продемонстрировала отрасль космических технологий. Три крупные НПО — «Энергия», «Энергомаш» и ГКНПЦ им. Хру-ничева — сумели стать участниками стратегических научно-технических и производственно-сбытовых альянсов, партнерами ведущих аэрокосмических компаний мира. В 90-е годы российские космические компании приобрели новый потенциал, знания и навыки международного коммерческого сотрудничества, научились преодолевать трудности финансового, правового и организационного характера, вышли на мировой рынок космических товаров и услуг. Установление длительных партнерских отношений на коммерческой основе, заключение контрактов для выполнения проектов разной степени сложности стало альтернативой привлечению прямых или портфельных инвестиций.

Изменение принципов государственного регулирования сферы исследований, разработок и инноваций в 90-е годы по общему замыслу соответствовало и потребностям формирующейся рыночной экономики, и мировому опыту. Об этом свидетельствует введение принципов конкурсного финансирования исследований, появление новых форм организационной и экономической поддержки инновационного бизнеса, постепенное формирование системы налогового стимулирования науки инноваций, законодательное обеспечение прав интеллектуальной Однако государственная политика в современном виде не дает науке и наукоемким отраслям России тех стимулов и преимуществ, которые предоставляются соответствующим сегментам инновационных систем в развитых странах. Задача построения инновационной системы пока решается фрагментарно — каждая отрасль, каждый регион вынуждены делать это самостоятельно. Сейчас критически важно сформировать новую государственную стратегию в отношении взаимодействия науки и российского хай-тека. Одна из ее задач — содействовать укреплению позиций тех отраслей и производителей, которые уже доказали свою способность конкурировать внутри страны и на мировых рынках.

Ускорение экономического роста на основе инноваций может быть

достигнуто, с одной стороны, на основе инновационно-технологического

прорыва в      отраслях, с другой стороны — за счет повыше-

ния доли наукоемких отраслей и производств в ВВП при использовании конкурентных преимуществ России, лежащих в сфере науки и возможностей коммерциализации научно-технических достижений.

Итак, в результате     реформ в России произошел пере-

ход от полностью государственной науки к новой модели научной деятельности, в которой взаимодействуют частные, государственные и общественные (бесприбыльные) организации. Перспективы перехода страны с сырьевого на инновационный тип роста будут зависеть от эффективности взаимодействия этих организаций в рамках НИС.

К началу XXI в. стало очевидно, что динамичное развитие инновационной сферы образует базу устойчивого экономического роста, по существу, проводя границу между богатыми и бедными странами. Формирование национальных инновационных систем как основного механизма саморазвития стало главным фактором долгосрочного роста стран — лидеров мировой экономики. Лидерами современного инновационного бизнеса являются крупные наукоемкие корпорации, располагающие собственной научной базой и реализующие инновационные проекты в глобальном масштабе. Малый инновационный бизнес, успешно осваивающий ряд новейших направлений научно-технического прогресса, является наиболее динамичной частью современного инновационного бизнеса. В России формируется НИС нового типа, отвечающего требованиям жесткой глобальной конкуренции на всех направлениях научно-технического развития.

Основные термины и определения

Инновация — экономически значимое научно-техническое новшество, изобретение, в форме технологического процесса, продукта или услуги.

Исследования и разработки — ИР (Research and Development — R&D)          

категория современной российской и зарубежной статистики,

включающая в себя фундаментальные и прикладные исследова-

ния и разработки (то же, что и        — научные исследования

и опытно-конструкторские разработки).

Наукоемкость — отношение затрат на ИР к стоимости продукции (для отраслей и компаний) или к ВВП (для экономики страны).

Патент — документ, удостоверяющий государственное признание технического решения изобретением и закрепляющий за лицом, которому он выдан, исключительное право на изобретение. Технология — совокупность знаний и технических приемов, необходимых для получения сырья, материалов, продуктов и услуг.

Вопросы для самоконтроля

Дайте определение и характеристику основных элементов национальных инновационных систем.

Каковы современные приоритеты государства в сфере научных исследований промышленно развитых стран?

Какие отрасли современной экономики являются наиболее наукоемкими?

С чем связаны процессы глобализации в инновационной сфере?

В чем состоят особенности инновационного развития в современной России?

Литература

Дынкин А.А., Иванова Н.И. Инновационная экономика. М.: Наука, 2004.

Иванова Н.И. Национальные инновационные системы. М.: Наука, 2002.

Наука России в цифрах: 2003. М.: Центр исследований и статистики науки, 2003.

 

ШумпетерЙ. Капитализм, социализм и демократия / Пер. с англ. М., 1995.

Archibudgi     HowellsJ. and Michie J. (Ed.) Innovation policy in a global economy. Cambridge. 1999.

6.         Foray £)., Freeman C. (Ed.). Technology and the wealth of nations: the

dynamics of constructed advantage. Pinter Publishers. L.; N.Y., 1993.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 |