Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

4.4. роль государственного субсидирования в международной торговле

 

Широкое толкование протекционизма как государственной защиты и поддержки национальной экономики распространяется не только на охранительные, но и на поощрительные меры. Понятно, что скрытая и открытая государственная поддержка собственной промышленности и ее экспорта — предмет не менее острых международных противоречий и споров, чем тарифные и нетарифные ограничения. Установление в этом деле каких-то согласованных государствами правил достигается крайне медленно и трудно.

Пожалуй, наиболее острую и важную с точки зрения регулирования международной торговли проблему представляет субсидирование сельского хозяйства, к которому в более или менее значительных размерах прибегают и США, и Европейский союз (ЕС), и Япония, и многие другие государства. Во всех ведущих странах реализуются программы поддержки фермеров через гарантированную закупку на средства налогоплательщиков их продукции, ее излишков, выплаты компенсаций за невозделанные посевные площади. Чтобы представить масштаб этой поддержки, достаточно сказать, что общемировые субсидии сельскому хозяйству оценивались в 2005 г. почти в 300 млрд. долл. Только

США, ЕС, Япония и Канада израсходовали в 1995 г. на эти цели в совокупности 140 млрд. долл. Они не только существенно помогали фермерам выживать в неурожайные годы, а

также выдерживать конкуренцию извне, но и позволяли сохранять и расширять экспорт сельскохозяйственной продукции. Развивающиеся государства также прибегают к

поддержке аграрного производства и экспорта, хотя в существенно меньших масштабах.

Приверженцы либерализации торговли держат под постоянным обстрелом политику аграрного субсидирования, считая ее вредной, наносящей ущерб потребителям. Но особенно категоричные требования отказаться от таможенной защиты и субсидирования сельского хозяйства в США, ЕС,

Японии исходят от развивающихся стран. Очередной раунд переговоров в рамках ВТО, начало которому положила сессия в Дохе (Катар) в 2001 г., наметил ряд шагов в этом па-правлении. Однако годы идут, а реализация намеченных мер затягивается. Продолжаются острые споры (даже среди лидеров аграрного протекционизма) о размерах снижения максимальных таможенных тарифов на отдельные виды продукции.

С лозунгами ликвидации аграрпого протекционизма выступают и антиглобалисты. Декабрьская 2005 г. сессия ВТО в Гонконге, призванная пойти навстречу аграрным странам, сопровождалась многотысячными демонстрациями антиглобалистов. Накал страстей среди участников ВТО можно попять. Открытие рынков ведущих индустриальных держав для импорта различных сельскохозяйственных товаров — одна из важнейших предпосылок подъема экономики и преодоления отсталости во многих бедных странах Африки, Азии и Латинской Америки. Мешает, однако, очевидное

несовпадение интересов стран.

Богатые государства не готовы пойти на жертвы ради поддержки бедных. Хотя на известные уступки, видимо, придется скрепя сердце согласиться. Веские объективные причины не позволяют им отказаться от аграрного протекционизма, по крайней мере в обозримом будущем. Правительства и законодатели в США и большинстве европейских стран не могут не считаться с интересами своих фер

меров и перестать их поддерживать. Сельское хозяйство имеет важные особенности по сравнению с другими отраслями экономики. На его продуктивность влияют не только общественные формы производства, уровень агротехники,

объем вложенных средств и квалификация работников, но

и природа, климат. Поэтому при самой совершенной конкуренции трудно рассчитывать на выравнивание издержек производства продуктов сельского хозяйства в пределах даже одной страны, не говоря уже о разных странах. При ограниченности сельскохозяйственных угодий вполне оправдано их использование даже тогда, когда это связано со значительными затратами и когда внутренние цены оказываются выше мировых.

Чтобы жить на привозных хлебах, надо располагать валютой, т.е. достаточно устойчивыми экспортными доходами

для оплаты импорта. Нефтедобывающие страны могут себе

это позволить, другие нет. Кроме того, страны с низко продуктивным по тем или иным причинам сельским хозяйством не отказываются от его развития еще по одной причине: они не хотят оказаться в опасной зависимости от импорта продовольствия, ибо под вопрос ставится их безопасность.

Политика государственной поддержки сельского хозяйства объясняется также соображениями равномерного хозяйственного освоения территории страны, сохранения культурного наследия, природы и исторического ландшафта, предотвращения перенаселения городов. Политика аграрных стран достаточно противоречива: с одной стороны, они добиваются ликвидации барьеров для своего экспорта, а с

другой, не могут отказаться от помощи собственным фермерам. Например, Бразилия и Аргентина.

Представление о размерах субсидирования дает табл. 4.1Л. В ней различные формы поддержки доходов фермеров приведены к эквиваленту прямых субсидий производителям.

Как следует из данных табл. 4.1, субсидирование сельскохозяйственного производства и экспорта в тех или иных формах имеет место практически во всех развитых странах, причем в стоимости продукции его доля повышается и достигает в ряде случаев 75\%. Страны с ограниченными или неблагоприятными возможностями для развития сельского хозяйства, как, например, Швейцария, Норвегия, Финляндия, Япония, возглавляют список государств по степени поддержки фермеров с помощью импортных пошлин и различных льгот. Другие страны менее щедры, а чистые экспортеры сельскохозяйственной продукции — США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, имеющие особо благоприятные условия для ее производства, замыкают этот список.

Сельскохозяйственное субсидирование не может не влиять на формирование цен и условия конкуренции на мировых рынках и представляет вызов политике либерализации мировой торговли. ГАТТ исключило сельскохозяйственные

продукты из числа товаров, на которые в полной мере распространяются его правила и запреты — демпинг, квоты, дискриминационная практика и т.п. Поэтому в аграрной сфере внешнеэкономическая политика преподносит немало сюрпризов.

Вследствие бурного прогресса сельскохозяйственной

науки и техники, а также государственной поддержки фермеров возникли значительные излишки зерна в США и Канаде, зерна, мяса, сахара, молочных продуктов в странах ЕС, и мировые цены па эти товары оказались во многих случаях ниже издержек производства как экспортеров, так и импортеров. Конкуренция между экспортерами достигла высокого накала, причем верх одерживали те, кто получал

большую поддержку.

В середине 80-х годов экспортеры пшеницы, в первую очередь США, Франция, Великобритания, Канада, столкнулись с трудностями се продажи па внешних рынках даже по сильно сниженным благодаря государственным субсидиям ценам. Франция и Великобритания, завозившие в прошлом зерно, обрели сравнительные преимущества перед США в его экспорте за счет более значительных субсидий своим

фермерам. Чтобы избавиться от чрезмерных запасов зерна

и хлопка, американская администрация начала выдавать фермерам за каждый акр, на котором они прекращали выращивать пшеницу и хлопок, то их количество натурой, которое они рассчитывали получить с этой площади. Разумеется, такого рода субсидии оплачивали налогоплательщики. Результат вскоре превзошел ожидания: к середине 1989 г. излишки иссякли и их стало не хватать для компенсации фермерам сокращения посевов. Соответственно упал и экспорт зерна. Правительству пришлось переходить на новую схему субсидирования — натуральные выплаты оно заменило денежными. Уменьшение американского экспорта в результате «платежей натурой» сказалось на росте мировых цен на зерно, и его европейские, канадские, аргентинские и австралийские экспортеры получили неожиданный подарок.

Примерно в то же время страны ЕС стремились по дешевке распродать за рубежом излишки масла и сыра. Важно было избавиться от непомерных запасов этих продуктов, длительное хранение которых в морозильниках требовало затрат, сравнимых с их стоимостью .

Словом, в отношении основных видов продукции сельского хозяйства развитые страны проводят протекционистскую политику, защищая своих производителей с помощью субсидий, по одновременно и высоких импортных пошлин. Это приводит к тому, что внутренние цены продовольствия существенно превосходят экспортные.  Особенно велика

степень защиты фермеров в Японии, где в 70-х годах внутренние цены пшеницы почти втрое, риса вдвое, говядины па 30\% превышали мировые. В ФРГ пшеница стоила на 50\%, говядина на 40\%, а сахар на 80\% дороже, чем на внешних

рынках. Несколько слабее охраняла интересы своих фермеров Великобритания5.

Что касается развивающихся стран, то их политика, как правило, направлена на защиту импортозамещающих отраслей, которым предоставляются налоговые и другие льготы, а экспортные отрасли по большей части служат источником фискальных доходов. Поэтому далеко не везде аграрные производители и экспортеры получают поддержку. Например, Аргентина облагает налогом экспортеров пшеницы, говядины и шерсти, но покровительствует производителям хлопка. Внутренние цепы продовольствия в этой группе стран, как правило, на 20-40\% ниже мировых. Это объясняется, наряду с прочим, низким уровнем жизни и соответственно платежеспособным спросом. Таким образом, чем богаче страна, тем сильнее проявляется протекционистская

защита сельского хозяйства, и, наоборот, бедные страны не

возводят высоких преград на пути импорта продовольствия.

К сожалению, Россия в результате своих радикально-либеральных реформ лишила сельское хозяйство поддержки И защиты, сделав его абсолютно неконкурентоспособным по

сравнению с субсидируемым аграрным сектором западных стран. Российский рынок оказался наводненным дешевым импортным продовольствием, доля которого в отдельные годы достигала 50\% суммы продаж. Собственное производство пришло в еще больший упадок, чем это было до реформ. Страна попала в опасную для ее суверенитета и безопасности зависимость от внешнего мира.

Если в отношении сельскохозяйственной продукции субсидирование производителей и экспортеров осуществляется более или менее открыто, так как допускается правилами ВТО, то при экспорте многих других товаров государства прибегают к менее прозрачным способам поддержки. В целом ее значение относительно скромно. Так, в обрабатывающей промышленности развитых стран она оценивается в пределах 1\% стоимости продукции, по для отдельных товаров и компаний достигает ощутимых размеров. При этом способы обхода ВТО могут быть очень разнообразными.

Один из них — предоставление займов под льготные проценты. Американский Экспортно-импортный банк (Эксим-банк), например, предоставлял дешевые кредиты отечественным экспортерам и их зарубежным партнерам, но не американским импортерам и их поставщикам, что подмочило его репутацию. Большинство субсидированных кредитов Эксимбанка доставались крупным американским компаниям и их иностранным клиентам. Так, компания «Боинг*,

пользуясь этими финансовыми вливаниями, обеспечивала себе выгодные заказы от зарубежных авиакомпаний и имела возможность осуществлять дорогостоящие проект -но-конструкторские работы. Европейский конкурент ЛБо-инга> — международный консорциум «Эрбас» — также получал от Франции, Германии и других государств-участников   ощутимую   финансовую   поддержку  в различных

формах. Конфликт «Боинга» и «Эрбаса» — главных конкурентов, производящих гражданские авиалайнеры, и их обращение в 2005 г. за его разрешением в ВТО были вызваны как раз использованием ими такого рода государственной

поддержки. Япония, по оценкам некоторых исследователей,

частично субсидировала в 1955-1990 гг. горную, металлургическую и текстильную промышленность, а также машиностроение и некоторые другие отрасли6.

Среди скрытых способов поддержки и стимулирования государствами своих экспортеров можно упомянуть налоговые послабления, предоставление льготной информации и

результатов осуществленных за государственный счет научных исследований, содействие в рекламировании соответствующих товаров за границей, в получении экспортных заказов и т.д. Налоговыми льготами в Японии пользовались помимо горной и текстильной промышленности также химия,

нефтепереработка. Выявить и количественно оценить получаемые в результате этого конкурентные преимущества весьма непросто. Но, несомненно, они важны для достижения целей внешнеэкономической и структурной политики.

Имея за спиной правительства, оплачивающие часть расходов и рисков и предоставляющие дипломатическую опеку, экспортеры с большим успехом могут завоевывать внешние рынки.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |