Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

5.1. мировые деньги

 

Обращающиеся в международной сфере деньги обычно называют валютой или иностранными девизами. Не каждая национальная валюта удостаивается чести стать средством международных расчетов. Для этого от нее требуются такие качества, как устойчивость, т.е. минимальная опасность внезапного обесценения, свободная обратимость в другие валюты, доверие к экономической и политической системе выпускающей ее страны или, если эмитентом является международный банк, к этому институту и государствам, его учредившим.

Роль международной валюты закрепилась в современном мире за американским долларом, английским фунтом стерлингов, коллективной валютой Европейского союза — евро, японской иеной, швейцарским франком. В этих валютах заключают сделки, определяют контрактные цены, хранят резервы на банковских счетах, предоставляют кредиты и займы, выпускают облигации, котирующиеся на валютных биржах. Но лидерство, бесспорно, принадлежит американскому доллару, за которым стоят самая мощная в мире экономика и самое влиятельное в военно-политическом отношении государство.

Исторически золото являлось средством международных расчетов. Национальные деньги, обращавшиеся преимущественно в виде золотых монет или банкнот, свободно размениваемых на золотые монеты, сбрасывали с себя национальные наряды и фигурировали на внешних рынках как носители определенного количества чистого золота. Деньги разных стран приравнивались друг к дру!"у но весу золотых монет одинаковой пробы, причем курсовое соотношение банкнот двух торгующих стран могло колебаться в пределах стоимости пересылки золота из одной страны в другую. Амплитуду этих колебаний ограничивали так называемые золотые точки, за границами которых иностранному владельцу банкнот становилось выгоднее обращать их в золото и ввозить к себе в страну.

В качестве валюты международных расчетов золото выполняло все основные денежные функции: меры стоимости, средства платежа и средства накопления. Хранение золота в виде резервов, или его тезаврация, как государствами, так и отдельными фирмами и частными лицами не потеряло смысла до сих пор, тогда как другие функции золота в качестве мировых денег оказались утраченными.

Как следует из данных табл. 5.1, более 80\% всех резервов приходится на индустриально развитые государства, и среди них самым крупным золотым запасом располагают США. Следует подчеркнуть, что сейчас удельный вес золота в золотовалютных резервах стран неуклонно снижается. Если в 80-х годах он составлял более 40\%, то в начале нынешнего века — всего 15-17\%. Сказывается как опережающее накопление резервов в твердых валютах, прежде всего в долларах, так и падение рыночной пены золота. Кроме того, имела место продажа некоторыми центральными банками и МВФ части их золотых запасов. Рыночная цена мировых официальных (т.е. не считая частных — банковских и отдельных лиц) золотых резервов достигала в марте 2006 г. примерно 485 млрд. долл.

Цена золота па протяжении последних нескольких десятилетий подверглась весьма впечатляющим изменениям. До 1971 Г. иностранные банки могли покупать у Федеральной резервной системы США золото по цене 35 долл, за 1 тройскую унцию (31,1 г) чистого золота. Действовал так называемый золото-девизный стандарт, т.е. право

банков (не частных лиц) обращать при желании свои активы в золото. Со времени установления золотого паритета доллара в 30-х годах цепы в США и мире многократно выросли, и цена золота оказалась искусственно заниженной. Пока США имели активный платежный баланс и могли приобретать золото у других стран в покрытие их задолженности, они сохраняли его низкую цену. Но когда США перешли в разряд стран с пассивным балансом, а европейцы, напротив, достигли его актива и стали в покрытие американских обязательств скупать по пониженной цене золото, США отменили золото-девизный стандарт. Цепа золота

стала формироваться так же, как и любого другого биржевого товара: по рыночным законам — на основе спроса и предложения.

ю га

а k

 

 

 

 

*

 

а

 

 

 

 

 

 

 

0

 

31

 

О

S

 

S

\%

X

I

>,

О

 

І

2

а

>.

і:

 

и

t-

is

О

5 5

о. р

І

 

 

CJ

s

м

 

І

с;

и

о

 

Щ

й

 

і

 

о

 

1

 

S

 

Cs!

 

Q

 

О

 

•о га (

є

§ §

| с S

і

 

Как показывает табл. 5.2, рыночная цена золота достигла пика в декабре 1980 г., а затем упала более чем вдвое. Это не было непосредственно связано пи с удешевлением добычи золота, ни с удешевлением товаров и повышением покупательной способности доллара. Ценой золота управляли превратности рыночной экономики, многие из которых трудно определимы. Рост цен в начале нового века на энергоносители, многие виды сырья и металлов распространился и на золото. За 2000-2006 гг. его цена поднялась в 2,5 раза.

Золото, несомненно, — вечная ценность, и в качестве мировых денег другие редкие металлы, даже более дорогие, например платина или палладий, ему не конкуренты. Вместе с тем золотой запас представляет собой мертвый, не работающий и потому не дающий дохода капитал, приносящий скорее убытки, связанные с храпением. Но только этим нельзя объяснить демонитизацию золота. При нынешних

масштабах мирового платежного оборота и мировой торговли золото в силу ограниченности его количества не в состоянии служить обеспечением стоимости кредитных денег. Банкноты, векселя, банковские депозиты и различные ценные бумаги выступают как символы определенной стоимости не потому, что их можно легко превратить в золото, а

потому, что они обладают способностью превращаться в реальные ценности — товары, услуги, недвижимость и т.д.

За исключением средства накопления, остальные функции золота — меры стоимости и средства платежа практически перешли к кредитным деньгам - банкнотам. Их ценность не зависит от того, имеет ли их единица установленный законом золотой паритет — банкноты нигде не размениваются на золото. Золотой и золото-девизный стандарты, допускавшие такой размен по фиксированному курсу, — это

перевернутые страницы истории. Сегодня ценность международной валюты зависит от того, какое количество и какой ассортимент товаров можно на нее приобрести и насколько она свободна от риска обесценения. Другими словами, се реальную стоимость, ее курс определяют не запасы золота и других валютных ценностей в кладовых центрального банка, хотя они также имеют значение, а по большей части предлагаемые на мировом рынке товары, услуги, недвижимость и другие виды собственности, в которые валюта может быть беспрепятственно превращена ее владельцами. И конечно, ценность международной валюты зависит от спроса на нее, от доверия к государству, ее выпускающему.

В мировой торговле и расчетах господствующие позиции принадлежат доллару США. В 2004 г. на долю сделок в долларах приходилось до 44\%, а в валютах еврозопы почти 19\% всех внешнеторговых сделок. Участие валют ведущих стран в мировой торговле характеризует диаграмма на рис. 5.1.

Удельный вес ведущих валют в мировой торговле в 2004 г.

Рис. 5.1

 

Как видно из диаграммы, чуть меньше половины всех сделок на мировом рынке заключается с использованием американского доллара в качестве валюты цен и расчетов.

Примерно такое же соотношение между валютами отмечалось, по данным Банка международных расчетов в Базеле, в операциях на мировых валютных рынках и рынках производных инструментов (фьючерсных контрактов и тому

I U О. Т. Кчщмилчч  . _

145"

подобных инструментов). Еще значительнее роль доллара в

совокупных официальных резервах стран мира, в которых на него приходился, по данным журнала Economist1, 61\% в 1997 г., а но данным Базельского банка — 71\% в 1996 г. и 78\%

в 2000 г.2 Несоответствия в оценках, вероятно, связаны с

различиями в методиках подсчета, по при всех расхождениях подавляющее преобладание в мире этой валюты бесспорно. Приводимая на рис. 5.2 диаграмма это подтверждает.

Рис. 5.2

5.2. Коллективные валюты

 

После окончания Второй мировой войны в международном платежном обороте наряду с национальными валютами ведущих стран появились коллективные валюты, эмитируемые международными организациями. План введения международной валюты, не зависящей от какой-либо

одной страны, был предложен известным английским эко-

146 номистом Джоном Меинардом Кейпсом на международной конференции, проходившей в июле 1944 г. в Бреттоп-Вудсе (США) и завершившейся созданием Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции. План Д-М. Кейнса не был принят, поскольку был слишком

смел для того времени и ущемлял интересы США, лишая доллар его монопольного положения в системе международных расчетов. Тем не менее он не был забыт, и в дальнейшем идея международной валюты была воскрешена сначала в рамках МВФ - учреждением квазимеждународной

валюты — «специальных прав заимствования», а затем в Европейском союзе — введением сначала ЭКЮ — безналичной расчетной единицы платежного союза, а в конце 90-х годов и настоящей, общей для стран-участниц коллективной валюты — евро.

Д.М. Кейнс имел в виду образование международного клирингового союза, наделенного функцией мирового центрального банка. В качестве расчетной единицы союз использовал бы «банкор», обладающий твердым золотым содержанием, к которому привязывались бы валюты стран-участниц. Предлагалось сделать «банкор» базой для установления курсов между национальными валютами. Предусматривалось открытие для стран-участниц банковских счетов в «бапкорах»,

причем союз наделялся правом выдавать в банкорах кредиты типа овердрафт (overdraft), т.е. сверх остатков на счете, для погашения временно возникающих у отдельных стран дефицитов платежного баланса. Другими словами, допускалось образование на счетах в оговоренных пределах отрицательного сальдо, которое покрывалось эмиссией «банкор» за счет активов па счетах других стран. «Данный план, — писал Д.М. Кейнс,— преследует цель заменить сжимающее воздействие на мировую торговлю экспансионистским. Он достигает этого путем предоставления каждому государству-члену возможностей овердрафта в обусловленных размерах. Таким образом, каждой стране дается определенный

запас денежных средств и определенный промежуток времени, используя которые она могла бы достичь равновесия в своих экономических отношениях с остальным миром»3.

Поскольку эмиссия «бапкор» не обеспечивалась золотом

или другими реальными международными ликвидами, ее источником могли быть лишь средства на счетах стран с активным платежным балансом, т. е. прежде всего США. Преимущества от этого проекта получали европейские страны,

включая Англию, у которых в результате войны образовался значительный пассив платежного баланса, а бремя кредитной помощи ложилось в основном на США. Естественно, что последние выступили против предложений Д.М. Кейнса.

В основу МВФ лег американский план, разработанный заместителем министра финансов США Гарри Д. Уайтом. Он предусматривал создание системы стабильных валютных курсов, отводил в пей доллару доминирующую роль, а для развития валютного сотрудничества и реализации намечаемых целей — образование фонда ликвидных средств из взносов стран-участниц.

О роли и деятельности Международного валютного фонда речь пойдет в дальнейшем, сейчас уместно рассмотреть

лишь суть специальных прав заимствования (СПЗ), которые представляют попытку введения фондом некого подобия международной валюты. СПЗ появились в 1970 г. как международный резерв, образуемый МВФ и распределяемый им бесплатно и безвозвратно между членами фонда.

Введение СПЗ преследовало целью расширение ликвидности международной валютной системы. Ликвидность, измеряемая отношением золотовалютных резервов стран к мировому импорту, на протяжении 60-х годов снижалась, что создавало угрозу нормальному функционированию системы международных расчетов.

Эмиссия СПЗ, предпринимаемая по решению руководящих органов МВФ, не имеет обеспечения в виде каких-то

конкретных активов. Надежность и устойчивость стоимости СПЗ как резервной международной валюты гарантируют авторитетом и финансовой мощью МВФ. В отличие от национальных валют, поступающих в международный оборот, СПЗ представляют собой ликвидные обязательства

всех стран — членов МВФ, а не отдельных государств-эмитентов, что дает им определенное преимущество.

До середины 2001 г. фонд выделил странам-членам 21,5 млрд. СПЗ, причем принято решение об удвоении этой

суммы после ратификации соответствующей поправки к

Уставу МВФ, которая затягивается, так как многие развитые страны не торопятся с ратификацией упомянутой поправки.

В интересах справедливого распределения выделяемых средств достигнута договоренность, что каждый член фонда получит на свой счет в СПЗ сумму, соответствующую его доле в фонде. Страны — члены фонда имеют возможность использовать свои авуары в СПЗ для покупки тех национальных валют, в которых они нуждаются, причем не обязательно восстанавливать эти авуары. Другими словами, страны, испытывающие потребность в ликвидных средствах в

обмен на СПЗ, получают от фонда безвозвратный кредит,

уплачивая лишь проценты по льготным по сравнению с мировыми ставкам. С другой стороны, в СПЗ страны могут хранить часть своих валютных резервов, что дает некоторые преимущества, уменьшая риски от обесценения валюты и гарантируя большую надежность возврата средств.

СПЗ нельзя считать полноценной международной валютой, поскольку их денежные функции ограниченны. Их можно использовать при покупке товаров, лишь предварительно конвертировав в одну из национальных валют. Из-за опосредованного отношения к товарам СПЗ не могут в полной мере служить международным покупательным средством. В качестве платежного средства они функционируют в межгосударственных отношениях в основном при предоставлении и погашении кредитов или при создании депозитов в ограниченном круге крупных частных банков. В роли международной резервной валюты им также не удалось занять заметного места. Удельный вес СПЗ в мировых официальных золотовалютных резервах не достигает и 2\%.

Как международный носитель стоимости СПЗ выполняют функцию эквивалента в зависимости от изменения стоимости тех валют, «корзина» которых служит базой исчисления курса СПЗ к доллару и другим мировым валютам. В эту «корзину» входят американский доллар с удельным весом

45\%, евро — 29, японская иена — 15 и английский фунт

стерлингов — 11\%. Стоимость одной единицы СПЗ представляет собой сумму долларовых стоимостей валютных компонентов. Поскольку изменение долларовой стоимости валют может быть неодинаковым и разнонаправленным,

СПЗ лучше выполняют функцию меры стоимости, чем каждая из мировых валют в отдельности, отличаясь большей устойчивостью.

Главная особенность СПЗ как коллективной валюты заключается в том, что эмиссионный доход от се выпуска в международное обращение не присваивается одной страной, а

распределяется между странами, что в глазах международного сообщества выглядит более справедливым решением.

Появление в Европейском союзе общей валюты знаменует собой возникновение новых качественных черт в глобальной валютной системе. Полноценным средством международных расчетов становится не национальная денежная единица, а коллективная валюта большой группы стран, обладающей значительным удельным весом в мировой экономике. Соответственно от ее использования во внутренних и международных расчетах не возникает односторонних выгод. Хотя в первую очередь выигрывают члены платежного союза, но и другие участники мировой экономики получают преимущества, поскольку доллар перестает быть вне конкуренции, и они могут теперь сделать выбор между ним и евро и, следовательно, лучше защититься от валютных рисков. Впервые в истории отдельные государства соглашаются поступиться частью своего суверенитета (а собственная

валюта всегда была важнейшим его атрибутом) в пользу

наднационального банковского института, рассчитывая на значительные преимущества от этого шага в развитии международного экономического взаимодействия.

Рождению единой европейской валюты предшествовала

многолетняя практика, начиная с 1979 г., функционирования Европейской валютной системы (ЕВС) с расчетной единицей ЭКЮ. В теоретическое обоснование возможности образования оптимальной валютной зоны с единой валютой еще раньше внес вклад американский экономист Роберт Мэндслл, удостоенный за это Нобелевской премии.

Европейская валютная система позволила вошедшим в

нее странам Европейского сообщества зафиксировать с допустимыми узкими пределами колебаний курсы своих валют но отношению к ЭКЮ. При этом его стоимость в долларах устанавливалась через валютную корзину стран-участниц по методике, сходной с определением стоимости СПЗ. Кроме того, ЭКЮ стали использовать в качестве счетной единицы в финансах ЕС, а также платежного инструмента во взаимных безналичных расчетах и в отношениях с

бюджетом ЕС. Они выполняли отчасти и функцию резервной валюты, так как центральные банки стран вносили пятую часть своих золотовалютных резервов в Европейский

фонд валютного сотрудничества. В рамках ЕВС функционировал механизм взаимного кредитования в ЭКЮ. Несмотря на некоторые внутренние противоречия и далеко не полный охват взаимных расчетов, ЕВС, уменьшая валютные риски,

способствовала большей стабильности в экономических отношениях между странами-участницами и позволила накопить ценный опыт для перехода к единой валюте.

С введением общей валюты евро Европейский союз совершает прорыв к более высокому уровню интеграции, сулящему немалые экономические и политические преимущества странам-участницам. Поскольку расходы и риски, связанные с конвертацией одной валюты в другую, отпадают,

заметно повышается конкурентоспособность товаров и услуг в международной торговле. По некоторым расчетам, ежегодный выигрыш стран-участниц может достигать примерно 25 млрд. евро. По мнению конструкторов новой валютной системы, евро представляет собой европейский ответ на глобализацию1.

По большому счету именно стремление придать своей

экономике дополнительный динамизм и конкурентоспособность перед вызовом глобализации заставило европейцев

создать единую валюту. Это, наряду с прочим, означает единый рынок банковских услуг и государственных и корпоративных ценных бумаг, что значительно упрощает не только

трансграничный перелив инвестиций, но и процедуры слияний и поглощений предприятий, банков и бирж. Стоит напомнить, что укрупнение бизнеса становится условием выживания в век глобализации. Приобретение евро статуса мировой резервной валюты,

которая должна потеснить доллар, на что сделана ставка,

обещает многомиллиардные выгоды. Центральные банки

стран в зоне евро, объединив часть своих резервов и скоординировав политику, получают возможность сократить сумму золотовалютных резервов и выделить за счет этого дополнительные ресурсы для кредитования экономики. Обращение наличного евро за пределами ЕС и хранение в евро другими странами части своих резервов и банковских авуаров равнозначны притоку крупных и дешевых кредитов в Европу. Что касается положительных политических последствий, то они заключаются в углублении взаимодействия государств и расширении сферы их согласованной политики, без чего невозможно нормальное функционирование единой валюты.

Одиннадцать стран, вошедших в Валютный союз, — Германия, Франция, Италия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Испания, Португалия, Ирландия, Австрия и Финляндия — обладают сравнимым с США экономическим потенциалом. Их совокупный валовой внутренний продукт составлял в 1997 г. 6,5 трлн., а США — 8,1 трлн. долл., доля в

мировой торговле (без учета торговли внутри Европы) — 19\%, а США — 17\%. Население 15 стран ЕС насчитывало

370 млн. и превосходило численность населения США —

260 млн., а также Японии — 125 млн. Словом, претензия сделать евро мировой валютой выглядит с этой точки зрения достаточно оправданной.

С 1 января 1999 г. евро стали использовать наряду с национальными валютами в безналичном банковском обороте

внутри ЕС, а с 1 января 2002 г. — и в наличных расчетах, заместив после непродолжительного периода параллельного

обращения национальные деньги, которые были обменены

на евро по установленному с 1 января 1999 г. твердому курсу. Банкноты и монеты, деноминированные в евро, получили беспрепятственное хождение в 11 европейских странах.

Путь к единой полноценной валюте занял несколько десятилетий. Первый шаг — создание Европейской валютной системы в 1979 г., завершающий — подписание в феврале 1992 г. Маастрихтского договора об учреждении Европейского союза, который наметил основные вехи достижения

амбициозной цели. Нужно было предварительно либерализовать движение капиталов, достичь прогресса в координации макроэкономической политики, обеспечить определеннУЮ унификацию ряда важных параметров экономического

развития. В качестве ориентиров, соблюдение которых позволяло войти в зону евро, были приняты предельные размеры: бюджетного дефицита (3\%), внутреннего долга (60\% ВВП), инфляции, измеряемой темпом роста потребительских цен (1,5\%), процентных ставок по долгосрочным государственным облигациям (2\%), пределы колебаний валютного курса — ширина «валютной змеи» (от 2,25 до 15\%).

Не всем претендентам удалось соблюсти эти параметры, что обусловило известную гибкость при решении вопроса о членстве. Одиннадцать перечисленных выше стран уложились в договоренные нормативы дефицита бюджета и уровня инфляции, но вышли за установленные пределы внутреннего долга и процентных ставок5.

Стоимость евро приравнивалась к стоимости ЭКЮ в соотношении 1:1, и в ее основу была положена согласно имеющейся практике «валютная корзина». На время перехода к единой валюте курсы национальных валют к евро фиксировались на неизменном уровне. Таким образом, в рамках ев-

розоны осуществлялся первоначальный принцип МВФ — стабильность курсовых соотношений. Если курс евро к национальным валютам оставался в период параллельного обращения валют неизменным, то его отношение к доллару определяли рыночные факторы.

Единая валюта требовала создания соответствующего международного института, который обеспечивал бы се нормальное функционирование, стабильность, обратимость, беспрепятственность использования во внутренних и международных расчетах. Для этого была образована Европейская

система центральных банков (ЕСЦБ), состоящая из Европейского центрального банка (ЕЦБ) и национальных цеп-тральных банков (НЦБ). Она включает и центральные банки государств ЕС, не перешедших пока на единую валюту (Великобритании, Дании, Греции и Швеции), но имеющих консультационный статус. ЕСЦБ пользуется независимостью, ни институты ЕС, ни правительства стран-членов не имеют права вмешиваться в ее деятельность. Национальные банки служат не только дополнением, но и неким противовесом наднациональному ЕЦБ.

Уставный капитал ЕЦБ в размере 5 млрд. евро образован из вкладов национальных банков в соответствии с удельным весом их стран в совокупном ВВП и численностью населения. По той же схеме НЦБ передают ЕЦБ свои валютные резервы па общую сумму 50 млрд. евро.

Во главе всей европейской объединенной банковской системы находится Совет управляющих, включающий не только верхушку ЕЦБ, но и главных лиц национальных центральных банков. Назначение функционеров ЕЦБ, образующих его исполком, происходит на встречах глав правительств государств-участников по предложению и с согласия органов Европейского союза.

Функционирование ЕСЦБ предполагает разделение

функций между ЕЦБ и НЦБ в осуществлении денежно-кредитного и валютного регулирования, а также надзора

и контроля за банковской системой в зоне евро. Если НЦБ

призваны в основном заниматься контролем за денежной

массой и динамикой цен, то ЕЦБ ответственен в первую

очередь за курсовую политику в отношении евро и контроль за процентными ставками. Он наделен правами оперативной деятельности на валютных и финансовых рынках. Вырабатывая политику и принимая ответственные решения, ЕЦБ должен привлекать руководителей национальных центральных банков, консультироваться с ними, причем вес голосов той или иной страны пропорционален ее вкладу в

капитал ЕЦБ. Несогласное меньшинство обязано подчиниться решению большинства. Понятно, что наиболее влиятельными и авторитетными участниками в упомянутых органах являются представители ФРГ, доля которой в уставном капитале равна без малого 25\%.

До последнего времени не было прецедента появления полноценной и признанной мировым рынком валюты, за которой стоит не мощная государственная машина, а межгосударственные институты, хотя и наделенные рядом над-

государственных полномочий. В этом известная слабость

евро, поскольку интересы стран не всегда совпадают, сохраняются различия в их внутренней экономической политике, что осложняет выработку единой линии. Тем не менее евро имеет перспективу стать существенным инструментом глобальной экономики, поскольку опирается на объективные интеграционные процессы в Европе.

Можно было бы еще упомянуть неудавшуюся попытку введения коллективной валюты в отношениях между странами, входившими в Совет Экономической Взаимопомощи

(СЭВ, 1949-1990 гг.). В рамках совета был создан механизм многостороннего клиринга с расчетной единицей переводным рублем и учрежден международный банк, который

должен был осуществлять перевод денег со счета одной страны на счета других стран — членов СЭВ. Однако многосторонние расчеты не получили развития, поскольку отсутствовали экономические предпосылки для этого. Переводной рубль не конвертировался в твердые валюты, и даже его конверсия в национальные валюты создавала сложные проблемы и порождала споры между участниками. Не сущест-воиало в рамках СЭВ и подлинного общего рынка; он распадался на двусторонние сегменты, в которых цены па одни и те же товары часто различались, а согласованные планы товарных поставок обеспечивали зачет встречных платежей на двусторонней основе. Словом, из расчетно-учетной единицы, привязанной к доллару, переводной рубль так и не

превратился в международную валюту, и к концу существования СЭВ его члены решили перейти на торговлю и расчеты в свободно конвертируемых валютах.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |