Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

7.2. уроки истории

В XX в. международная миграция переживала всплески, связанные с военными катаклизмами. Непосредственно после Второй мировой войны, в 1945-1952 гг.,

около 6,3 млн. человек эмигрировали, в том числе в США (1,1 млн.), Аргентину, Бразилию, Венесуэлу, Австрию, Канаду, Новую Зеландию, Южную Африку, Израиль. Большая часть из них выехала из европейских стран — 4,5 млн.6

Причинами эмиграции были не только бедственное положение населения в разрушенных войной странах, но и исход из Германии нацистов, причастных к военным преступлениям, опасения пленных и перемещенных лиц оказаться в опале после возвращения домой (репрессии такого рода

широко практиковались в Советском Союзе).

Во второй половине 50-х годов такие европейские страны, как Великобритания, Германия, Франция, Австрия,

Бельгия, вступившие в стадию быстрого экономического 206 подъема, становятся чистыми импортерами трудовых ресурсов, а Латинская Америка испытывает сокращение притока иммигрантов. 70-е и 80-е годы характеризуются дальнейшими существенными переменами в географии и этническом составе международной миграции. США остаются одной из главных принимающих стран, но теперь уже не столько европейских, сколько южноамериканских мигрантов. В составе переселенцев в Австралию удельный вес выходцев из стран Азии поднялся до 40\%.

Нефтяной кризис 70-х годов, принесший странам Персидского залива неслыханные доходы от многократно возросших цен на нефть, сопровождается массовым притоком

к ним временной трудовой миграции из бедных стран Азии

и Африки. Характерным примером могут служить Объединенные Арабские Эмираты, где на 500 тыс. коренных жителей приходится до 1,5 млн. иммигрантов, преимущественно

из Индии и Пакистана7. Похожая картина наблюдается и в Кувейте. Особенностью пребывания иммигрантов в этих

странах является его строгое регламентирование контрактами. Немногочисленные по коренному населению арабские

государства делают максимум возможного, чтобы не допустить заселения их земель иностранцами.

Германия, Франция, Швейцария, Швеция, испытывавшие на волне послевоенного экономического подъема потребность в дополнительных работниках, стали в широких масштабах привлекать их из Южной Европы, Югославии, Турции, стран Северной Африки. Общее число таких мигрантов (называемых в ФРГ «гастарбайтерами») достигло в Западной Европе в 1996 г. 7,5 млн. (без семей), в том числе в Германии — 2 млн. человек, во Франции — 1,6 млн.

(1990), в Великобритании — 0,9 млн., в Швейцарии — 0,7 млн.

Наибольший их приток паблюлался в конце 80-х и начале

90-х годов. Трудно подсчитать вклад иностранных рабочих в экономику соответствующих стран, но ясно, что он был достаточно ощутимым и измерялся не просто их долей в общей численности занятых, а тем, что позволял преодолевать узкие места в экономике, тормозившие ее развитие.

От американской иммиграции европейская отличалась

тем, что в ней преобладали не те, кто рассчитывал осесть на

новом месте навсегда, а желающие подзаработать, после

чего вернуться домой к семьям. Поскольку время пребывания и условия жизни привлекаемой рабочей силы четко не

регламентировались законодательством, это создавало проблемы включения иммигрантов в жизнь соответствующих обществ. Многие из них задерживались на годы, вызывали свои семьи и в конечном счете приобретали гражданство соответствующей страны.

С учетом временных работников в 1996 г. в Западной Европе насчитывалось в обшей сложности 19,9 млн. иммигрантов (14,9 млн. в 1988 г.), что составляло 5\% численности населения. Наиболее высокой долей резидентов иностранного происхождения отличались Люксембург — 33\%,

Швейцария — 20, Австрия, Бельгия, Германия — по 9\% каждая. Характерно, что из 19,9 млн. иммигрантов две трети

были выходцами из европейских стран, главным образом из

Португалии, Испании, Греции, Югославии, 16\% приходилось на африканцев, остальное — на азиатов8.

США и Канада остаются главными странами, принимающими иммигрантов согласно ежегодно устанавливаемым квотам. Но их политика направлена на привлечение людей

относительно молодых, обладающих квалификацией и знаниями. В докладе 1995 г. Комиссии США по иммиграционной реформе говорится, например, что иммиграция должна служить национальным интересам, привлекая дополнительные знания и опыт для укрепления конкурентных позиций американского бизнеса в глобальной экономике9. Аналогичную политику проводит Канада.

В последнее время особенность притока переселенцев на постоянное жительство состоит в том, что этот приток питают в основном страны Азии и Латинской Америки. Количество проживающих в США лиц, родившихся за рубежом, выросло с 14 млн. в 1980 г. до 25 млн. в 1996 г., а в Канаде — с 3,8 до 5 млн.10 Следует отметить, что среди иммигрантов в

обеих странах растет число временных работников (в США

около 500 тыс. в 1996 г.). К ним относятся рабочие и специалисты высокой квалификации, ученые и преподаватели, стажеры. Все активнее практикуется обмен работниками

между находящимися в разных странах отделениями и фирмами одной либо взаимодействующих ТНК. Под влиянием глобализации такого рода обмен быстро расширяется и способствует повышению конкурентоспособности корпораций.

При анализе международной миграции населения нельзя игнорировать тот факт, что помимо регистрируемых иммигрантов, имеющих для временного или постоянного проживания законные основания, достаточно велико и постоянно растет число тех, кто таких оснований не имеет. Это

вызывает все большее беспокойство в США и Европе, так

как приводит к недовольству коренного населения, росту преступности, падению культуры и нравов. Согласно данным ОЭСР, к нелегалам относится 10—15\% находящихся в Европе мигрантов. В США их около 11-12 млн., и ежегодно эта цифра увеличивается на 0,5 млн. Попытки американского правительства поставить под контроль наплыв нелегальных мигрантов привели к массовым протестам с их стороны, полумиллионным демонстрациям в Лос-Анджелесе.

На рубеже веков произошел всплеск международной миграции в результате распада Советского Союза и Югославии, возникших на этнической почве военных конфликтов,

расширения гражданских свобод после разрушения тоталитарных коммунистических режимов. Связанные с рыночной трансформацией в постсопиалистических странах экономические трудности и лишения также придали импульс миграции. После исчезновения «железного занавеса» возникли значительные потоки людей, выехавших на Запад, в

Германию, другие европейские страны, США, Израиль.

Они представляли трудовую, этническую и иную миграции. Германия приняла из СССР и стран Центральной и Восточной Европы 2,6 млн. репатриантов, Израиль — 1,2 млн. В 90-е годы более 1 млн. беженцев из районов военных столкновений покинули бывшую Югославию в поисках защиты и

пристанища в странах Европы.

С другой стороны, внутри обширного пространства, охваченного революционными преобразованиями, возникли массовые добровольные и вынужденные перемещения людей. Так, потоки переселенцев и беженцев между странами,

образовавшимися на территории бывшего СССР, оценива-

 

208

14 О. Т. Богомолов

209

ются за время с 1991 по 1997 г. примерно в 10 млн. чело-

век11. Наблюдается крупный приток в Россию русского и русскоязычного населения из бывших республик СССР — из Средней Азии, Прибалтики, Закавказья, а также людей,

приезжающих на временную работу из Украины, Белоруссии, Молдавии. Помимо России центрами притяжения

внутрирегиональной миграции выступают Чехия, Польша, Венгрия. Исход эмигрантов происходит преимущественно

из Албании, Украины, Белоруссии, Болгарии, Молдавии.

Нельзя сказать, что упомянутая миграция способствует экономическому и политическому сближению постсоциалистических стран. Однако ее масштабы заставляют думать и о такого рода последствиях и находить формы ее разумного и эффективного развития.

В мировых миграционных процессах особая роль принадлежит Азии, и в первую очередь таким многонаселенным ее странам, как Китай и Индия. Причем еще в древние времена происходил исход населения на запад, а из Китая — еще на юг и восток. Б колониальную эпоху после отмены

работорговли североамериканцы и австралийцы рекрутировали в Индии и Китае рабочую силу, в которой испытывали дефицит. Мужчины-иммигранты нанимались слугами, использовались на черных работах. Они надолго, если не навсегда, оседали на чужбине, оставляя на родине свои семьи.

В XIX в. и отчасти в XX в. в Америке, Африке, Юго-Восточной Азии и Европе возникла целая цепь индийских и китайских иммигрантских сообществ, сохраняющих свою самобытность внутри коренного населения соответствующих стран. Эмиграционная экспансия из Азии заставила многие страны принять ограничивающие ее меры. Между мировыми войнами она заметно ослабла, однако во второй половине XX в. вновь набрала силу, что повлияло на экономику как принимающих, так и отправляющих мигрантов стран.

В специальной литературе приводятся данные, согласно которым в 1990 г. более 31 млн. китайцев проживали за пределами Китая (к нему отнесены также Тайвань, Гонконг и

Макао) и 10-20 млн. индийцев жили вне Индии, Не всех из них можно считать мигрантами, поскольку какая-то часть родилась в странах, куда иммигрировали родители. Но представление об интенсивности эмиграции можно получить на основе роста населения иностранных диаспор. Например, за 1980-1990 гг. число китайцев, проживающих за

рубежом, увеличилось с 22 до 31 млн. Количество резидентов азиатского происхождения  в США за тот же период

удвоилось достигнув 7,3 млн. человек12. Помимо Китая и

Индии значительная эмиграция наблюдается в последние

десятилетия из Вьетнама, Корейской республики, Индонезии и некоторых других стран Юго-Восточной Азии.

Роль международной миграции в развитии мировой экономики еще недостаточно проявилась, поскольку большинство богатых стран сдерживают ее потоки. Но несомненно, что процесс глобализации ведет к неуклонному возрастанию мобильности населения и делает национальные границы более проницаемыми. Экспорт капитала, деятельность ТНК, удешевление транспорта и связи, опережающий рост международной торговли по сравнению с внутренней, расширяющиеся научный, культурный, туристический обмены — все это становится генератором международной миграции и определяет ее будущее. Региональные интеграционные объединения в Европе и Америке наряду с

экономическим сотрудничеством также активизируют трансграничную миграцию населения.

Чем больше будет возникать в мировой экономике потребность в международной мобильности трудовых ресурсов, тем острее будет ощущаться необходимость управления процессами миграции. Мир нуждается в согласованных между странами юридических нормах и правилах миграции, обеспечивающих, с одной стороны, соблюдение

прав человека, а с другой — справедливое урегулирование интересов государств, поставляющих и принимающих мигрантов.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |