Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

8.1. обеспечение стран энергетическими ресурсами — условие их устойчивого развития

 

Наступление XXI в. дало повод для оживленного обсуждения того, что ожидает человечество в новом столетии, с какими проблемами оно столкнется и как будет их решать. Цель достижения всеми странами устойчивого развития, выдвинутая ООН, вновь оказалась в поле зрения общественности. И среди необходимых предпосылок такого развития специалисты па одно из первых мест ставят надежное обеспечение возрастающих по мере социально-экономического прогресса потребностей в энергии. Оно возможно лишь па основе использования механизмов экономической глобализации, так как важнейшие энергетические ресурсы, нефть и природный газ, не только распределены между странами крайне неравномерно, но и ограниченны и невозобновляемы, требуют увеличивающихся затрат на добычу.

Кроме того, для бесперебойного удовлетворения потребностей в них необходимо строить новые трубопроводы, заводы по сжижению газа и переработке нефти, платформы

для добычи этих видов топлива на морском шельфе, развивать все другие элементы транспортной и коммуникационной инфраструктуры. Все это осуществимо лишь при условии координации усилий государств — производителей и

потребителей энергоресурсов, укрепления доверия и взаимопонимания между ними.

Если принять во внилние, что на Земле сейчас живет около 6,5 млрд. человек — в 6 раз больше, чем 100 лет тому назад, — а также что в новом веке можно ожидать дальнейшего роста населения в близких пропорциях (демографы прогнозируют 9-10 млрд. человек к середине XXI в.), то становится ясно, с какими трудностями будет связано покрытие потребностей планеты в энергии. Собственно, уже в

первые годы нынешнего века удовлетворение спроса на энергоносители превратилось в центральную ироблему мировой  политики.   Потребности  существенно опередили предложение. Помимо США и Европы в крупнейших импортеров нефти и газа превратились Китай, Индия, Бразилия - страны, переживающие бурный экономический рост. При этом импортные потребности американской и европейской экономики непрерывно увеличиваются. Происходит

падение добычи нефти в Северном море из-за исчерпания се запасов. Собственная добыча в США сохраняется на неизменном уровне, так что рост внутреннего потребления способен покрывать только импорт. Война в Ираке, yqi03bi санкций против Ирана в связи с его программой обогащения урана, недостаточные возможности наращивания добычи нефти

в Саудовской Аравии — все это коренным образом изменило

ситуацию па мировом энергетическом рынке: цена нефти к маю 2006 г. поднялась до рекордного уровня в 70 долл. за баррель, причем, по мнению экспертов, это не предел.

Мировой энергетический совет рекомендовал развивающимся странам в качестве желаемой для устойчивого развития цели достичь в будущем потребления всех видов топлива и энергии в пересчете на нефть на душу населения в размере 1,5 т, т.е. среднемирового показателя на конец прошлого века1. Пока же на эти страны приходится лишь одна десятая количества энергии, потребляемого в среднем жителем индустриальных стран. С учетом тенденций прошлого и задач выравнивания уровней развития на будущее к 2030 г. прогнозируется по меньшей мере удвоение общемирового потребления энергии. Ни одному предшествующему поколению землян не приходилось справляться с задачей

столь крупного масштаба с точки зрения мобилизации капитала, знаний, ноу-хау, а также обеспечения доступа всех нуждающихся стран к рынкам энергоносителей.

Ее сложность усугубляется тем, что лишь немногие страны наделены в достатке главными природными источниками энергии — нефтью и газом, занимающими в общем мировом потреблении до У3 (все виды энергоносителей приводятся к общему знаменателю по их калорийности). Европейский союз, например, на 50\% удовлетворяет свои потребности в энергии за счет ввоза, причем, по оценкам Европейской

комиссии, эта доля к 2030 г. достигнет 70\%. Импорт нефти,

газа и угля обошелся ЕС в 1999 г. в 240 млрд. евро3. США на 40\% зависят от импорта энергоносителей, Япония - на 90\%.

По имеющимся прогнозам, потребление нефти в США

вырастет с 20 млн. баррелей в день в 2005 г. до 27 млн. в 2025 г., а собственная добыча останется в пределах 9,5-9,9 млн.

баррелей в день. Это означает, что 60-65\% потребностей должен будет покрывать импорт4. Китай, стоящий на третьем месте в мире после США и Японии по объему импорта нефти, может, по прогнозу Международного энергетического агентства (IEA), увеличить этот импорт с 2 млн. баррелей в день в 2002 году до 11 млн. в 2030 г., что будет покрывать

80\% его внутренних потребностей4.

Ряд африканских и латиноамериканских государств не имеет собственной нефти и газа, а некоторые из них — и

угля. Испытывают дефицит энергии (в первую очередь нефти) Индия, Китай, Австралия, Пакистан, большинство государств Центральной, Восточной и Южной Африки.

Причем скорее всего усилия перечисленных стран по наращиванию производства собственных энсргорссурсов там, где для этого имеются предпосылки, не будут поспевать за

увеличением потребности в них. Понятно, что мировое сообщество, и в том числе ООН и

ее органы, проявляют немалую озабоченность решением

глобальной энергетической проблемы. Если не будет в ближайшие десятилетия прорыва в освоении управляемой термоядерной реакции, развитии атомно-водородной энергетики или, что более перспективно, в широком переходе к безопасным реакторам ни быстрых нейтронах, воспроизводящих ядерное горючее, то остаются уже изведанные пути производства энергии.

Открытие па основе более интенсивной, чем до сих пор, разведки новых месторождений нефти и газа, разработка и

применение экономящих энергию технологий и оборудования, увеличение использования угля на электростанциях — главные из них. Но, к сожалению, все они требуют больших затрат. К тому же возрождение интереса к атомной энергетике и углю, и без того дорогостоящих, наталкивается на

противодействие защитников окружающей среды. Представление о возможной эволюции европейского энергобаланса дает рис. 8.1.

Рис. 8.1.

 

Как следует из приведенного прогноза на 2030 г.5, ставка его составителями по-прежнему делается на нефть и газ, и лишь небольшую часть потребностей предполагается удовлетворять за счет возобновляемых источников энергии.

После нефтяного кризиса 70-х годов индустриальные страны сумели существенно снизить с помощью технических нововведений энергоемкость производства. Так, в США в 1970 г. на 1 тыс. долл. ВВП затрачивалось 0,7 т условного топлива (т у.т.), в том числе нефти — 0,3 т у.т., а в 2000 г. соответственно 0,4 и 0,176. В дальнейшем можно ожидать продолжения тенденции экономии энергии на единицу продукции, но темпы сокращения энергоемкости будут падать, так как оно имеет свой потолок.

Что касается использования возобновляемых ветряной,

солнечной, геотермальной и биоэнергии, то из-за высокой

капиталоемкости эти виды энергии в обозримой перспекти-230 ве не способны заменить нефть, газ или угль. Поэтому нельзя исключать, что взоры вновь будут обращены к атомной

энергетике, произойдет пересмотр политики свертывания этой отрасли и оживет интенсивное строительство атомных электростанций.

Безусловно, возможности совершенствования техники и технологии неисчерпаемы, велики еще и неосвоенные природные кладовые, но тем не менее мировые запасы нефти и газа, а в ряде случаев и угля имеют пределы, и нужно считаться С тем, что рано или поздно человечество к ним подойдет.

Представление об обеспеченности стран мира природными запасами угля, газа и нефти дает рис. 8.2.

Картина выглядит не очень оптимистично, так как возможности стран, богатых топливом, могут оказаться недостаточными для покрытия растущего спроса со стороны стран-импортеров.

По мнению специалистов, месторождения Северного

моря, Тюменского нефтеносного района иссякнут в недалеком будущем. В 2000 г. на страны Северной Америки приходилось около трети мировой добычи природного газа, однако в доказанных запасах газа их доля равнялась только 5\%7. Видимо, труди» рассчитывать на сохранение нынешних объемов его добычи. На рубеже двух исков 80\% добываемой в мире нефти извлекалось из месторождений, открытых до 1973 г., а ежегодные приросты новых запасов по сравнению с 60-ми годами снизились с 9,6 млрд. т до

2,7 млрд. т, что не возмещает объемов текущей добычи8.

У многих аналитиков складывается мнение, что значительное расширение годовой добычи нефти едва ли возможно и что в ближайшие десятилетия мировая экономика будет сталкиваться со все большими трудностями удовлетворения спроса на нее9. Если подобные прогнозы оправдаются, что весьма вероятно, то это не может не сказаться на

ходе экономической глобализации. Богатые энергетическими ресурсами страны вынуждены будут больше тратить денег на геологоразведку, бурить глубже, осваивать морской

шельф и труднодоступные залежи, не пренебрегать и мелкими месторождениями. Удорожание добываемых нефти и

 

Щ

CO

6

0.

газа усложнит переход к устойчивому развитию бедных и пороговых стран, а следовательно, потребует специальных мер для облегчения их положения.

До последнего времени в энергопотреблении повышался

удельный вес газа как наиболее дешевого и экологически чистого вида топлива. Однако в будущем эта тенденция, как ожидается, изменится в пользу угля, запасов которого

должно хватить на необозримую перспективу. Эксперты ожидают серьезной перестройки нынешней структуры мировой добычи и производства отдельных видов энергоресурсов. О ней дает представление табл. 8.1.

Как следует из этих данных, в структуре мирового производства энергии около 40\% приходится на нефть, 23\% — на газ и 22\% — на уголь. Через 10-20 лет удельный вес угля, согласно мнению некоторых экспертов, может подняться до

30\% и более, равно как повысится и роль возобновляемых источников энергии, а также атомной. Относительное значение нефти и газа в удовлетворении потребностей в энергии соответственно понизится.

Существенное «но» при этом заключается в том, что издержки добычи и транспортировки угля на единицу энер

гии выше, чем у газа и нефти, кроме того, его сжигание отравляет атмосферу и вызывает па нашей планете парниковый эффект. Борьба с вредными выбросами значительно

удорожает получаемую из угля энергию. К сожалению, из-за противоречий интересов отдельных стран возникают серьезные трудности в осуществлении международной программы снижения этих выбросов.

Глобальная экономика находится перед двояким вызовом: с одной стороны, многие страны-импортеры испытают тяжесть удорожания энергоносителей, а с другой — сохраняется проблема гарантированного и устойчивого снабжения стран, зависящих от ввоза энергоносителей. В снижении издержек производства энергоносителей можно, очевидно, уповать почти исключительно на технический прогресс, что требует крупных капитало-

нложепий. Надежда на понижение мировых цеп на нефть и

газ не очень велика, поскольку ограниченность и певозоб-новляемость ресурсов будут толкать иены вверх. Переход же на другие источники энергии приведет, почти без сомнения, к росту ее стоимости.

Возникнет, следовательно, проблема компенсации негативных последствий удорожания энергоснабжения в отношении большой группы государств, стремящихся вырваться из бедности. Известно, что ряд стран субсидирует добычу угля, а также производство энергии из возобновляемых

источников. По оценке Мирового банка, глобальная сумма

государственньгх субсидий производителям энергии в 90-е годы втрое превышала помощь, предоставляемую индустриальными державами па цели развития1". Такого рода практика осуждается либеральными экономистами, ибо не способствует, как они считают, экономии энергии. Однако

едва ли мировое сообщество сможет отойти от нее в будущем. Скорее всего встанет вопрос о нахождении форм поддержки развивающихся и пороговых стран, вынужденных импортировать нефть, газ, уголь и отдавать за них вес больше своей продукции.

По поводу удорожания и возможной нехватки в будущем

нефти и газа не все специалисты единодушны. Часть из них полагает, что нефтедобыча относится к тем отраслям промышленности, которые долгое время расходовали на научно-исследовательские и проектно-копструкторские работы относительно меньшую долю выручки. Поэтому, исправив этот недостаток, нефтяники и газовики сумеют не допустить роста издержек добычи и обеспечат ее рост. Помимо этого, страны Персидского залива располагают большими

резервными мощностями по добыче дешевой и высококачественной нефти, а также несметными нетронутыми ее залежами (около \% мировых доказанных запасов), поэтому они в состоянии расширять предложение и контролировать цены. Однако можно встретить в печати и сомнения в отношении достоверности данных о запасах нефти в Саудовской Аравии, так как она по политическим соображениям склонна их преувеличивать.

Все больше появляется пессимистов, сомневающихся в

возможностях обеспечения в будущем устойчивого и падежного снабжения нефтью и газом стран-импортеров. На главных из них — США, ЕС, Японию — приходилось в

2000 г. 63\% мирового импорта нефти. Остальные 37\% завозили многочисленные страны всех континентов, часто не имеющие выхода к морю и лишенные удобных транспортных артерий для импорта нефти и нефтепродуктов. Среди основных нефтедобывающих и пефтеэкспорти-

рующих стран на первом месте стоят страны Персидского залива (до 40\% мирового экспорта нефти), затем следуют Россия и государства СНГ (10\%), Западная Африка — Нигерия, Габон, Конго, Ангола (8\%), Южная и Центральная Америка — Венесуэла и др. (7\%), Мексика (4\%), Северная Африка - Алжир, Ливия (6\%), Азиатско-Тихоокеанский регион — Индонезия и др. (6\%) ". Представление о географическом распределении нефтедобывающих мощностей дает

рис. 8.3. Опыт последнего времени свидетельствует, что

многие из добывающих нефть государств находятся либо в

зоне политических и военных рисков, как, например, страны арабского мира, в первую очередь Ирак, Иран, Ливия, либо оказываются охваченными финансово-экономическими кризисами (Индонезия), либо подвержены и тому, и другому. Это грозит дезорганизацией нефтяного рынка и нарушением жизненно важных каналов снабжения нефтью. Мир

I Мировые мощности нефтедобычи,

млн. баррелей в день

ОПЕК

Прочие страны       Страны Персидского ззпиаа Страны, не входящие в ОПЕК

■          Прочие страны        ■ Канада Ш Латинская Америке   ■ США

■          Северное море        ■ Евразия и страны центральной

и Бостачтй Европы

Рис. 8.3

 

испытал уже один опасный нефтяной кризис в 1973 г. и не

хотел бы его повторения.

Оградить себя от подобных рисков или уменьшить их

импортеры пытаются, диверсифицируя источники снабжения, а также с помощью дипломатических и других акций, способствующих контролю за положением дел в странах

риска. Проблема надежного обеспечения нефтью сегодня,

как и в начале прошлого века, оказалась в огромной зависимости от политической и военной ситуации в регионе Персидского залива и характера взаимоотношений остального мира со странами этого региона.

На протяжении вековой истории этих взаимоотношений

происходило немало драматических событий. После поражения Германии в Первой мировой войне и утраты ею контроля над «Ирак петролеум» нефтяные компании стран-нобедительниц сформировали «картель семи сестер» из американских корпораций «Стандарт ойл», «Мобил», «Стандарт ойл оф Калифорния», «Тексако», «Галфг>, английской «Бритиш петролеум» и англо-голландской «Ройял Датч

Шелл». Картель установил фактическую монополию на

разведку и добычу нефти в ведущих регионах мира, причем США, Великобритания и Франция провели «красную черту», за которую не допускались нефтяные компании других стран. Помимо добычи в руках картеля оказались также

транспортировка, переработка, хранение и сбыт нефти и нефтепродуктов, а стало быть, и контроль за ценами мирового рынка.

Казалось бы, нужный США и Европе контроль за надежным снабжением жидким топливом установлен надолго.

Однако после Второй мировой войны в результате распада колониальной системы и подъема национально-освободительного движения положение коренным образом меняется. С созданием в 1960 £ Организации стран — экспортеров

нефти (ОПЕК) у этих стран появился эффективный рычаг противодействия засилью западного нефтяного картеля. В

остром столкновении интересов верх одержали страны ОПЕК. Кульминация пришлась па 1973 г., когда разразился

глобальный нефтяной кризис. Ирак национализировал находящиеся на его территории иностранные нефтяные компании и объявил эмбарго на поставки нефти в США и Голландию. К нефтяному бойкоту присоединились и другие арабские страны. В конечном счете «семь сестер» почти полностью лишились прямого контроля за производством и распределением арабской нефти, а также перестали играть первую скрипку в определении мировых цен на нефть. К

ОПЕК перешла большая часть этих функций.

Вопрос надежности получения нефти из стран Персидского залива остается жизненно важным для США и ЕС и занимает одно из центральных мест в их внешней политике. Во многих акциях этих держав на международной арене

проступает нефтяная подоплека. Поскольку глобальная энергетическая проблема во многом фокусируется на устойчивом снабжении нефтью из главных стран се добычи,

зависимые от импорта энергоносителей государства будут и в дальнейшем стремиться к усилению своего влияния на производство и сбыт нефти. Едва ли при этом силовые приемы дадут желаемые результаты. Наиболее перспективное решение глобальной проблемы стабильного энергоснабжения лежит в плоскости международных соглашений и договоренностей, обеспечивающих соблюдение разумных интересов всех сторон.

Перед угрозой исчерпания запасов нефти и газа, имеющихся в Европе и на шельфе окружающих ее морей, европейцы ищут решения своих проблем в сотрудничестве с Россией-и некоторыми странами СНГ, а также странами Северной Африки. Они по-прежнему стремятся к диверсификации источников импорта, однако вынуждены идти на увеличение зависимости от поставок из России и стран постсоветского пространства. О том, как ФРГ обеспечивает себя природным газом, диверсифицируя источники его получения дает представление рис. 8.4.

В рамках развития европейской сети газопроводов обсуждается концепция «технико-экономической стыковки европейского хозяйственног1о2 пространства с российским

сырьевым пространством*12. Она предусматривает совместное освоение газового месторождения в Баренцевом море (2,3 трлн. куб. м газа), а также ряда других запасов на севере России, строительство новых мощных газо- и нефтепроводов из России в страны ЕС, объединение их газо- и энергосетей,

дальнейшее развитие железнодорожных и автомобильных

дорог. Наиболее крупным проектом станет начатое строительство мощного газопровода по дну Балтийского моря из

России а Германию. Очень возможно, что общеевропейское сотрудничество в энергетической сфере станет прообразом решения глобальной энергетической проблемы.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |