Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

1.1. новое качество взаимозависимости стран мира

 

Растущая взаимозависимость стран мира и народов, несмотря на все различия в уровнях развития, культуре, религии, исторических традициях, достигла такой стадии, которую стали обозначать термином «глобализация*.

Это понятие превратилось в наши дни в модный политический слоган, которым любят пользоваться государственные деятели и публицисты. Но многими странами глобализация воспринимается как горький подарок, как угроза их национальным интересам и самобытности. Россия также сталкивается как с открывающимися возможностями, так и с опасностями и серьезными вызовами, которые порождает глобализация.

Новое понятие одинаково приложимо и к экономике, и к политике, и к культуре. Однако именно глобализация экономики образует основу всех глобализационных процессов, бросая вызов сложившемуся мироустройству. Динамизм развития глобальной экономики в XX в. впечатляет. Его вторая половина характеризовалась значительным опережением темпов роста торговли по сравнению с темпами роста мирового валового продукта. Это подтверждает

табл. 1.1.

Как показывают данные табл, 1.1, в последние годы прошлого века мировой экспорт увеличивался в 1,7 раза быст-

 

Подпись:

рее валового продукта. Это означает, что национальное хозяйство отдельных стран мира во все возрастающей мере работает на внешний рыгнок, а экспорт достиг более четверти глобального продукта. На самом деле эти показатели не дают еще полного представления о роли глобальной экономики в развитии современной человеческой цивилизации. Дальнейший анализ покажет справедливость данного вывода.

В связи с целыгм рядом новыгх качественный черт экономическую глобализацию можно выделить в особую стадию интернационализации экономической жизни, отличную от начала или середины прошлого века. Взаимообязанность хозяйственной деятельности в настоящее время не только проявляется намного сильнее, чем раньше, но и охватывает практически все страны мира, становясь глобальной. Разумеется, в первую очередь речь идет о переплетении экономик промышленно развитых стран, но и остальной мир с разной скоростью и интенсивностью втягивается в общемировые процессы. Бурное развитие компьютерной техники и электронных телекоммуникаций, появление

высокоскоростного и более экономичного транспорта резко приблизили друг к другу вес континенты и государства, создали необходимые предпосылки для стремительного нарастания трансграничных обменов. Переливающиеся из страны в страну потоки товаров и услуг, капиталов и людей, глобальные системы коммуникаций и информации, деятельность международный экономических и финансовых

организаций и корпораций образуют ткань глобальной экономики, в которую в большей или меньшей степени вплетаются все без исключения национальные экономики. Любые разрывы в этой ткани грозят бедами.

Достигнутая степень экономической глобализации превзошла многие смелые прогнозы. Приведенные выше данные о соотношении мирового экспорта товаров и услуг и совокупного валового внутреннего продукта всех стран преуменьшают истинные масштабы глобальной взаимозависимости. Дело в том, что около 60\% мирового ВВП приходится на услуги, преобладающая часть которых не является предметом международной торговли (образование,

медицинское обслуживание, государственное управление, оптовая и розничная торговля). Это так называемые нетор-гуемые (nontradable), т.е. не участвующие в международной торговле, услуги. Доля экспорта товаров в мировом ВВП, из которого вычтены услуги, не участвующие в мировой торговле, значительно больше, чем в общем объеме мирового ВВП (по некоторым подсчетам, чуть ли не около половины).

Используя эту методику, Ангус Мэддисон (США) пришел  к результату  в 31\% для 1992 г.', что иллюстрирует

табл. 1.2.

В табл. 1.2 приводится только товарный экспорт без учета услуг, статистика которых представляет более сложную и порой трудно разрешимую задачу. Если принять во внимание и экспорт услуг, то этот показатель для 1992 г. увеличился бы еще примерно на 20\%, т.е. до 37\%. При всей условности приведенные показатели подводят к выводу, что участие национального производства в мировой торговле достигло уровня, несоизмеримо более высокого по сравнению с началом прошлого века.

Разумеется, страны сильно различаются по степени ориентации внутреннего производства на мировой рынок. У большинства из них она под влиянием глобализации возрастает. Соотношение экспорта товаров и ВВП за 100 лет — с 1890 по 1990 г. в Германии увеличилось с 15,9 до 24,0\%, во Франции — с 14,2 до 17,1, в Италии — с 9,7 до 15,9, в Японии — с 5,1 до 8,4, в США — с 5,6 до 8,0\%. Но, например, в Англии вследствие распада Британской империи оно несколько снизилось — с 27,3 до 20,6\%2. Если указанные цифры относятся только к товарному экспорту, то данные приводимой ниже табл. 1.3 дают представление о доле экспорта как товаров, так и услуг в ВВП отдельных

стран в 1995 г. и 2004 г.

Приведенные в табл. 1.3 показатели рассчитаны с использованием курса национальной валюты при пересчете мировых цен, в которых оценивается экспорт, во внутренние, лежащие в основе исчисления ВВП. Занижение этого курса может искусственно увеличивать отношение экспорта к ВВП. Это, по всей видимости, имеет место в случае России, а также Китая. Вместе с тем не исключено, что в обеих странах допущен некий крен в сторону внешней ориентации экономики в ущерб развитию внутреннего рынка.

Приведенная цифра по России скорее всего вдвое или

даже больше завышает реальное соотношение объема экспорта и ВВП, так как официальный курс рубля сильно занижен по сравнению с паритетом покупательной силы рубля и доллара.

При прочих равных условиях крупные государства способны в большей мере развиваться, опираясь на внутренний

рынок, чем небольшие страны, подобные Бельгии или Ни-

 

16

- °- Т- Б°там<м™

дерландам. Как бы то пи было, статистика показывает, что ныне для целого ряда стран мировой рынок уже не может рассматриваться как дополнение к национальному, а становится необходимым условием функционирования народного хозяйства. Его роль в развитии реального сектора экономики становится сопоставимой с ролью внутреннего рынка.

Это уже новое качество интернациональной взаимозависимости и кооперации, позволяющее говорить о глобальной экономике как особом феномене современной истории,

О его возникновении свидетельствуют даже не столько гигантские масштабы и доли экспорта товаров и услуг, сколько вывоз капиталов, торговля правами собственности в виде ценных бумаг, банковских депозитов, долговых требований и обязательств. Обороты на международном фондовом и валютном рынках в десятки, а то ив сотни раз превышают торговые обороты. Б 1997 г. оборот мировой торговли акциями оценивался в 40 трлн. долл., а сумма покупок и продаж валюты между странами в рамках «игры» на разнице курсов и процентных ставок (валютный

и процентный арбитраж) составляла 400 трлн. долл.

Гигантских величин достиг международный кредит, предоставляемый государствами, международными организациями, банками, частными компаниями. Об объеме ссудного капитала, имеющегося в мире, дает представление табл. 1.4.

Как показывает табл. 1.4, глобальный объем различного рода кредитных ресурсов достиг в 2004 г. гигантской величины в 152 трлн. долл. Не весь этот капитал участвует в международных трансакциях. Только пятая часть от суммы выпущенных ценных бумаг представляют международные обязательства3. Достаточно суммировать валютные резервы государств мира — 3,9 млрд. долл., находящиеся у них иностранные бумаги — 13,3 трлн. доллД а также зарубежные депозиты банков, чтобы получить представление о вовлеченных в международный оборот кредитных ресурсах. Переливы капиталов в таких масштабах из одних стран в другие создают глобальную взаимозависимость их экономического развития, которой не знал до этого мир.

Но кроме этого, стремительно растет объем международных сделок с так называемыми деривативами (фьючерсные контракты, опционы, страхующие участников от изменений валютного курса, учетного процента, курса акций или товарных цен). Глобальный рынок всех видов деривативов (сумма подлежащих исполнению контрактов) оценивался

на конец июня 2005 г. в 10,7 трлн. долл. Таким образом, глобализация финансов, торговля правами собственности

стали важнейшим, если не решающим, фактором переплетения и взаимозависимости экономической жизни стран мира.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |