Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

9.4. интеграция на постсоветском пространстве

Роль России, как, впрочем, и многих других обретших независимость республик бывшего СССР, is глобальной экономике могла бы возрасти при условии прогрессирующей экономической интеграции этих государств.

Россия выступает активным сторонником углубления регионального сотрудничества на постсоветском пространстве. Правда, в современном мире имеют место и дезинтегра-ционные процессы; примерами могут служить и Советский Союз, и Югославия, и Чехословакия. Однако превалируют противоположные тенденции к экономическому сближению стран, особенно соседних. Формы такого сближения

могут различаться по глубине, но тенденция перехода от более рыхлых к более разносторонним и совместно регулируемым форшш интеграции очевидна.

Региональное сотрудничество на постсоветском пространстве с трудом прокладывает себе дорогу. Ситуация в известном смысле парадоксальна, поскольку советское наследство объективно предоставляло благоприятные условия для возникновения региональных объединений. В Советском Союзе сложился единый народнохозяйственный

комплекс, в котором экономики обретших ныне собственную государственность республик развивались в тесной взаимосвязи, дополняя друг друга и получая от этого немалые преимущества. Действовали общие транспортная и энергетическая системы, были налажены разветвленные кооперационные связи между предприятиями. Существовали единые управленческая и денежно-кредитная инфраструктуры, общий, хотя и неполноценный, планово регулируемый рынок. Казалось бы, таким наследством неразумно было пренебречь. Его нужно было коллективно реформировать, внедряя новые рыночные механизмы и синхронизируя проведение внутренних реформ. Однако вопреки декларируемым намерениям новых руководителей никакого прогресса в этом деле не удалось достичь. Начавшиеся согласования документов по созданию экономического союза были прекращены. Стремительно стали нарастать дезинте-

грационные процессы, нанося огромный экономический

ущерб всем постсоветским государствам. Доля Содружества в товарообороте большинства стран СНГ имеет в последние годы тенденцию к снижению (табл. 9.1). Она не растет и у главных участников интеграционных начинаний — России, Украины, Белоруссии.

Резервы углубления экономического сотрудничества на постсоветском пространстве, несомненно, имеются, но остаются нереализованными, что ослабляет конкурентные позиции всей группы стран в мировой экономике. Опросы руководителей промышлеппых предприятий в России показали,

что значительная часть их продукции конкурентоспособна на российском рынке, а также на рынке СНГ, частично — в Центральной и Восточной Европе и лишь отдельные виды продукции могут соперничать на мировых рынках1. По логике следовало бы использовать возможности отечественного и регионального рынков для роста и укрепления собственного производства и подготовки его к выходу па глобальную арену. Однако эта логика не работает в силу целого ряда причин.

Причины такого развития событий находят объяснение, но их нельзя назвать неустранимыми. Случилось так, что расхождение идеологических и политических установок элит новых государств не позволило реализовать объективные возможности и преимущества региональной экономической интеграции. В этом смысле опыт СНГ служит поучительным уроком, но отнюдь не ставит под сомнение оправданность экономического регионализма.

Россия приступила к плохо подготовленным рыночным

преобразованиям методом шоковой терапии, не скоординировав свои действия с партнерами по бывшему СССР, не

выработав с ними общсв стратегии. Было желание первыми добиться успеха в надежде, что остальные последуют этому примеру. Однако не все проявили такую же торопливость.

Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, например, проводили реформы более осторожно, учитывая ошибки России. Одним из последствий поспешных и односторонних действий

России явился массовый сброс из бывших республик, готовящихся ввести свою валюту, российских рублей и вывоз в обмен на них всего, что только было можно купить в

России. Разочаровывающие результаты реформ в России

охлаждали желание других интегрировать с ней свою экономику. Сыграла свою роль и подогреваемая Западом боязнь имперских устремлений со стороны самой крупной и сильной наследницы СССР.

В условиях резкого и повсеместного спада производства,

вызванного ломкой прежнего устройства, странам было не

до интеграционных проектов. Но, после того как острота кризиса несколько улеглась, они начали рождаться один за другим. В сентябре 1993 г. был подписан договор о создании Экономического союза стран СНГ, а на следующий год

заключено Соглашение о зоне свободной торговли. За ними

последовали и другие подобные договоренности, но всех их ждала общая судьба — остаться благими пожеланиями. Функции Содружества Независимых Государств как региональной

организации ограничивались взаимными консультациями и обсуждением отдельных проектов сотрудничества.

Между тем взаимные экономические отношения стран

СНГ год от года ослабевали. Происходила переориентация

торговли на западноевропейский и другие рынки. Доля

межреспубликанского товарооборота, составлявшая до распада СССР в совокупном его внешнем и внутреннем обороте около 70\%, снизилась до 30\%, причем у России она находится на уровне 16~18\%2. Эти цифры свидетельствуют о немалых упущенных возможностях регионального сотрудничества и заставляют искать пути его налаживания.

Инициативы последних лет исходят из концепции раз-носкоростноЙ и разноуровневой интеграции. Другими словами, заинтересованные страны участвуют в региональном сотрудничестве на неодинаковых по степени интеграции и времени ее осуществления условиях. Одни идут на более продвинутые формы взаимодействия и объединения, другие подключаются лишь к их начальным стадиям. Сферы и темпы интеграции определяются в зависимости от желания и готовности участников. К таким моделям региональных объединений относятся Союзное государство России и Белоруссии, Евразийское экономическое сообщество и интеграционный проект «Единое экономическое пространство России, Украины, Белоруссии и Казахстана».

Реализация этих моделей, как и всех предшествующих

интеграционных начинаний, сталкивается с привычными проблемами, свидетельствующими о глубоком расхождении между замыслами и практическим их воплощением в жизнь. Не столько несовпадение экономических интересов, сколько дефицит доверия и политические различия срывают декларированные планы. Правда, осознание участниками упомянутых интеграционных начинаний подлинных экономических интересов своей страны тоже порой неадекватно из-за идеологических пристрастий и отсутствия государственной мудрости.

Российско-белорусский союз достраивает зону свободной торговли, совершенствует совместные управленческие структуры, продвигается по пути перехода к общей валюте. На темпах рождения союза двух государств сказываются различия в саЛюй последовательности его строительства. По мнению российской стороны, на первых этапах следует сосредоточить усилия на конкретных шагах по экономической интеграции, вести строительство снизу, закладывая фундамент. Другими словами, создавать совместные компании, налаживать производственную кооперацию, улучшать

климат для российских инвестиций в белорусскую экономику и белорусских — в российскую, гармонизировать экономическое законодательство, вести дело к введению единой валюты. Белорусская сторона считает первоочередной задачей формирование и налаживание работы наднациональных органов союзного государства, чтобы бизнес имел гарантии стабильности складывающихся интеграционных отношений, находился под крышей политических структур. Перспективы нахождения компромиссов по спорным

вопросам зависят главным образом от политической воли

сторон.

Евразийское экономическое сообщество (НврЛзЭС) образовано по инициативе Казахстана в конце 2000 г., оно

объединяет пять стран — Белоруссию, Казахстан, Россию,

Киргизию и Таджикистан. Уже ранее, начиная с 1995 г., эти страны достигли определенного прогресса в создании таможенного союза. В 1999 г. они пошли дальше, подписав договор о таможенном союзе и едином экономическом пространстве. Учреждение ЕврАзЭС было призвано придать

дополнительный импульс предшествующему процессу экономического сближения пяти стран. Учредители констатировали, что формирование зоны свободной торговли между

ними находится на завершающей стадии и идет переход к образованию единой таможенной территории. Наибольшая

степень (95\%) гармонизации внешнего тарифа была достигнута между Россией и Белоруссией, тогда как между Россией и Казахстаном сделаны только первые шаги3. Новая организация поставила задачу ускорить этот процесс, способствовать созданию единого экономического пространства.

Подразумевалось, что члены ЕврАзЭС построят общий рынок товаров, услуг, капиталов, труда, создадут единую инфраструктуру, приступят к координации и гармонизации экономической политики и национального законодательства.

Последующая практика сотрудничества разошлась с амбициозными планами. Они оказались нереалистичными, не учитывавшими различия национальных интересов и неподготовленность к такой интеграции управленческих структур. Намечавшуюся в сжатые сроки унификацию таможенной политики не удалось осуществить, и рождение таможенного союза отодвинулось на неопределенное время. Но участники ЕврАзЭС, извлекая уроки из неудач, продолжают двигаться в выбранном направлении.

Свидетельством этого стало предложение России образовать в рамках существующих союзов единое экономическое пространство четырех наиболее крупных и промыш-

леппо развитых стран — России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Эта инициатива нашла понимание, и в сентябре

2003 г. было подписано соответствующее соглашение. Поскольку цраимосвязаппость развития хозяйства упомянутых стран наиболее значительна, всестороннее использование связанных с этим выгод и преимуществ отвечало общим интересам. Исходя из этого можно было рассчитывать на сравнительно быструю реализацию того, что декларировалось в других соглашения и договорах, но не осуществлялось. Кроме того, согласие Украины на участие придавало повое качество всему «проекту четырех*.

К сожалению, как уже неоднократно случалось, претворение в жизнь намеченных целей пробуксовывает и затягивается. Причины этого, в сущности, не новы — расхождение интересов и политических подходов. Украина, например, не проявляет готовности идти дальше, чем участие в зоне свободной торговли, что особо чувствительно для судьбы проекта. Наблюдаются расхождения интересов при согласовании общей линии в переговорах о вступлении в ВТО. Противодействие «проекту четырех» оказывается и со стороны

Запада. Словом, перед лицом трудностей решения назревших вопросов интеграции на многосторонней основе участники «ЕЭП четырех» пытаются сделать это в рамках двусторонних соглашений.

Далеко идущие намерения участников «ЕЭП четырех» слабо подкреплены регулирующими административными

структурами. Действует Совет глав государств, решающий

на основе консенсуса назревшие вопросы, а также Группа

высокого уровня из заместителей председателей правительств, координирующая работу групп экспертов. На них возложено составление нормативно-правовых документов, обеспечиваюших достижение поставленных целей интеграции. Россия, Казахстан и Белоруссия не отказываются от намерения создать полноценный таможенный союз и общий рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Они не снимают также с повестки дня возможность перехода к валютному союзу. Поэтому выступают за одновременную

разработку и принятие Экономического кодекса ЕЭП — основополагающего правового фундамента для такого глубокого взаимодействия. с/

Объективный ход истории рано или поздно заставит государства, образовавшиеся после распада СССР, переходить к более глубокому экономическому взаимодействию.

Упускать открываемые таким сотрудничеством преимущества было бы крайне опрометчиво. Но потребуется время,

чтобы политики осознали это и выработали равноправные и взаимовыгодные механизмы интеграции. Видимо, в этом процессе между отдельными странами возникнут разные

степени сближения. Россия и Белоруссия уже ныне готовы

пойти значительно дальше, чем остальные страны, и в случае успеха этот пример может стать притягательным для остальных.

Приведенный обзор различных форм и практического

опыта интеграционных объединений позволяет констатировать, что регионализм превратился в одну из характерных

черт экономической глобализации. Он в известной мере

Подпись:

противостоит многосторонней системе полного открытия национальных рынков для всех стран на основе принципа

 

Лекция десятая

Подпись: 1	Куренкоа 10., Попов В. Конкурентоспособность России в мировой экономике // Вопросы экономики. 2001. № б. С. 46.
2	Российский экономический журнал. 2004. № 11—12. С. 71.
3	Косикова Л. Интеграционный проект «Единое экономическое про¬странство России, Украины, Белоруссии и Казахстана» (концеп¬ция, содержание, этапы и перспективы реализации) / Торговая по¬литика и значение вступления в ВТО для развития России и стран СНГ: Руководство / Под ред. Дэвида Г. Тарра. М., 2006. С. 221.
наибольшего благоприятствования. Такая система торговли дает преимущества наиболее экономически сильным странам. Однако коллективная защита своих интересов позволяет недостаточно индустриально развитым странам подготовиться к участию в глобальной конкуренции па более приемлемых условиях. Региональные группировки все чаще вступают в сотрудничество друг с другом, сближая свои интересы и расширяя зону преференциальных условий взаимодействия. Глобальная экономика развивается как многосекторная структура, в которой занимают свое место не только отдельные страны, но и их интеграционные объединения. Известная степень автономии этих структур — необходимая предпосылка соблюдения национальных и коллективных интересов в ходе процесса глобализации.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |