Имя материала: Мировая экономика в век глобализации

Автор: Богомолов О.Т.

1.2. экспансия транснациональных корпораций

Один из признаков наступления эры экономического глобализма заключается в беспрецедентной транснационализации производства,  торговой и банковской

деятельности. Под транснационализацией понимается обрастание национальных «родительских» компаний многочисленными дочерними фирмами и филиалами в разных уголках мира. Транснациональные корпорации (ТНК) превратились в главную движущую силу процесса экономической глобализации, а такие ее субъекты, как национальные государства, оказались во многих отношениях потесненными. Их лавинообразный рост в последнее время объясняется многими причинами, среди которых на первом месте, пожалуй, находится конкуренция, заставляющая снижать издержки, увеличивая масштабы производства и вводя новейшие технологии, искать новые рынки, дешевую рабочую силу, размешать производство там, где ниже налогообложение, и т.д. Ужесточение конкурентной борьбы, стремление удешевить разработку и использование новейших технологий побуждают крупнейшие ТНК идти на те

или иные формы слияния, что становится все более характерной тенденцией, например, в авиакосмической, автомобильной промышленности, металлургии, банковском деле.

Бесспорно, что появление новых индустриальных государств и индустриализация развивающегося мира во многом объясняются деятельностью ТНК, которые способствовали размещению у них современных производств, в первую очередь невысокой или средней технологической сложности. В 2004 г. насчитывалось 70 тыс. транснациональных

корпораций с 690 тыс. иностранных филиалов. К этому

нужно добавить значительное число межфирменный соглашений, которые предусматривают тесное взаимодействие в

производстве и коммерческой деятельности между сохраняющими имущественную самостоятельность партнерами. Они тоже могут быть отнесены к транснациональным структурам, охватившим в наши дни буквально все страны

и области экономической деятельности. ТНК, таким образом, превратились в главный элемент той соединительной ткани, которая образует глобальную экономику. Только на 100 крупнейших ТНК приходилось в 2003 г. до одной трети

мирового экспорта (3 трлн. долл.). General Electric (США) —

крупнейшая в мире нефинансовая ТНК, второе место занимает Vodafone (Великобритания), третье — Ford Motor (США)5.

Основным инструментом экспансии ТНК служат прямые иностранные инвестиции (ПИИ), позволяющие создавать в других странах филиалы как путем строительства новых предприятий, так и взятия под контроль и реконструкции существующих. О прямых иностранных инвестициях (т.е. связанных с владением или участием в управлении

предприятиями) дает представление табл. 1.5.

Как видно из приведенных данных, накопленный за многие годы объем прямых иностранных инвестиций в 2004 г.

достиг 8,9 трлн. долл. В 1982 г. он составлял только 628 млрд. долл., т.е. за 22 года он вырос в 14 с лишним раз. Удельный вес прямых иностранных инвестиций в создании всех основных фондов стран мира достигал в 1999 г. 14\%, а в мировой обрабатывающей промышленности — 22\%.

Экспорт капиталов в виде ПИИ растет втрое-вчетверо быстрее, чем мировая торговля. Поскольку значительно участие в зарубежных филиалах местного капитала, их общие активы более чем в 4 раза превосходят вложения, поступившие из-за границы, по именно последние становятся, как правило, определяющими в технической и экономической политике филиалов. Промышлеппо развитые страны инвестировали в зарубежные предприятия в 1999 г. 865 млрд. долл. Они экспортируют капитал прежде всего друг другу, тем самым все более и более интегрируя свои национальные экономики. В мировом объеме прямых зарубежных инвестиций на долю промышленпо развитых стран приходится более 70\%, а на долю развивающихся государств — менее 30\%. Это говорит о том, что интенсивность

экономической глобализации в различных частях мира неодинакова и прямо связана с уровнями экономического развития стран. В пределах так называемого золотого миллиарда она приводит к особо заметным результатам. Например, выявилась тенденция к развитию внутриотраслевой торговли. В результате рост международного обмена становится менее восприимчивым к конфликтам, чем в эру господства межотраслевого обмена, когда экспортная экспансия определенных товаров из одних стран могла привести к свертыванию соответствующих отраслей в других. Например, производство компонентов электропики, электротехники представлено теперь не только во всех промышленно развитых, но и во многих развивающихся странах. Внешняя торговля при этом приводит к побочным для технического

прогресса позитивным эффектам. Исследования в 22 странах — членах ОЭСР за период 1971-1990 гг. показали, что

эффективность производства в той или иной стране зависит

не только от результатов собственных научных исследований и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), но и от доли этих затрат у ее торговых партнеров, ибо импорт современной техники дает экономию на дорогостоящих НИОКР.

В последнее время типичной тенденцией становится

слияние крупных компаний преимущественно однородного профиля, а также приобретение ТНК в свою полную или частичную собственность уже существующих иностранных предприятий. Если в 1987 г. промышленно развитые страны 38\% ПИИ направляли на создание новых мощностей, то в 1999 г. практически все их ПИИ были связаны с приобретением компаний15. Стоимостной объем сделок по слиянию и приобретению компаний (приобретением считается покупка более 10\% акций), составлявший 100 млрд. долл. в

1987 г., достиг пика в 720 млрд. долл. в 1999 г. и в 2004 г. оценивался в 381 млрд. долл.' В этом отношении лидируют

такие отрасли, как автомобилестроение, фармацевтика, пищевая и табачная промышленность. В основном этот процесс протекает по горизонтали, охватывая фирмы, выпускающие ту же продукцию. Побудительным мотивом служат снижение издержек за счет увеличения серийности производства, технологической кооперации и объединения исследовательских потенциалов, лучшей загрузки мощностей, а

также обретение большего веса на рынке. Наряду с инвестиционной экспансией ТНК по горизонтали, которая преобладает, идет аналогичный процесс и по вертикали. Например,

между автостроительными компаниями и поставщиками

деталей и компонентов. В инфраструктуре наблюдаются те же объединительные тенденции, особенно в сфере телекоммуникаций, энергетике, финансово-банковской деятельности.

Роль ТНК отнюдь не столь однозначно положительна, как часто думают, связывая их деятельность с индустриальным развитием и социальным прогрессом отсталых стран, в

которых обосновываются филиалы ТНК. Несомненно, в

этом отношении они способствуют преодолению отсталости, и многие государства соревнуются между собой за привлечение иностранных инвестиций. Но имеется и другая

сторона медали. Транснационализация производства товаров и услуг ограничивает суверенитет государств, на территории которых возникают отделения крупных ТНК, имеющих штаб-квартиру в США, Японии, Германии и других ведущих индустриальных державах. Они действуют сообразно своим интересам, не всегда считаясь с нуждами и

политикой страны пребывания, репатриируют немалые

прибыли, созданные там, отказываясь от их реинвестирования, нередко без предупреждения закрывают и демонтируют СБОИ предприятия, переводя производство в другие, более предпочтительные для них страны. Нередко ТНК приобретают зарубежные предприятия не с целью их развития, а для устранения конкурентов.

Экспансия ТНК была бы попросту невозможна без революционных достижений современного технического прогресса, огромной концентрации капитала и производства, либерализации и открытости национальных рынков. С одной стороны, ТНК нужны рыночные свободы, всемерная либерализация мировой торговли, а с другой — возрастающая доля этой торговли, осуществляемой в порядке внутрифирменного оборота, фактически исключается из сферы рыночного обмена и прямой конкуренции. В этом заключено одно из противоречий глобализации. Кроме того, укрупнение и концентрация хозяйственной деятельности в рамках ТНК облегчают сговоры между конкурентами, возникновение олигополии и монополий путем слияний и поглощений. В результате выход новых производителей на

мировые товарные рынки сталкивается с серьезными преградами, а конкуренция сводится, главным образом, к соперничеству гигантов.

В докладах ЮНКТАД приводятся индексы транснационализации хозяйственной деятельности в странах — реципиентах ПИИ. Они исчисляются как средняя величина из четырех показателей: 1) приток ПИИ, \% от валовых капиталовложений в основной капитал; 2) накопленный в стране объем ПИИ, \% от ВВП; 3) добавленная иностранными филиалами стоимость, \% к ВВП; 4) занятость на иностранных

филиалах, \% к общей занятости. Индекс позволяет судить о

том, в какой мере производство в той или иной стране трапенационализировано, т.е. включено в международные производственные системы, а следовательно, дзет представление о степени зависимости национальной экономики от политики и деятельности ТНК. Например, в 2002 г. лидировали в этом отношении Бельгия и Люксембург (77,1), Ирландия (69,3), Сингапур (60,3), средние но величине страны Европейского союза — Нидерланды и Чехия — имели более скромные показатели — соответственно 38,4 и 30,9.

Еще ниже этот индекс у Великобритании (17), Германии Л4), США (7). Россия (19) примыкает к Аргентине (20) и Бразилии (15). Индекс Китая (10), несмотря на огромный приток иностранных инвестиций, не свидетельствует о значительной иностранной зависимости его экономической политики. То же относится к Индии (4). Однако Россия, судя

по ее значительно более высокому индексу, может столкнуться с такой опасностью.

Глобальное измерение приобретают не только экономические связи, но и многие экономические проблемы, которые уже не поддаются решению силами отдельных стран. И это еще один важный признак наступления эры

глобализма. Ограниченность природных ресурсов, загрязнение окружающей среды, опережающий рост численности

населения по сравнению с ресурсными возможностями планеты, не уменьшающийся, а порой даже увеличивающийся

разрыв между бедными и богатыми странами — все это превращается ныне в общечеловеческие заботы и тревоги.

Правда, не все политики с этим готовы считаться и идти на международную координацию своих действий, чтобы предотвращать возникновение опасных кризисных ситуаций и

конфликтов. Пожалуй, только в области охраны окружающей среды намечается такое взаимодействие. Достигнута,

например, договоренность о предельных уровнях выброса отдельными странами в атмосферу углекислого газа, с чем, в частности, связана угроза глобального потепления и изменения климата.

Об экономической глобализации стали настойчиво писать и говорить тогда, когда произошло значительное сокращение большинством стран мира, прежде всего странами — участницами Всемирной торговой организации, таможенных и других барьеров на пути трансграничного движения товаров. Судя по всему, в мире складываются условия для превращения свободы торговли в господствующий принцип политики не только ведущих индустриальных держав, но большинства других государств. Тенденция к либерализации внешнеэкономической

деятельности набрала дополнительную силу в связи с демонтажем командно-административной системы, господствовавшсй в социалистических странах, так как рыночные отношения становятся теперь универсальной формой хозяйственной жизни и экономического взаимодействия

стран. Увеличение однородности и открытости экономических систем придало сильный импульс процессу интернационализации производства и обмена.

Сравнительно новый структурный элемент глобальной

экономики — региональные интеграционные группировки, особенно в Европе. Торговые, экономические, валютные союзы и объединения нескольких государств, стремящихся к созданию предпочтительныгх условий для взаимного сотрудничества, приводят к формированию в глобальной экономике зон и секторов особо тесного взаимодействия. В отношения между собой вступают уже не только отдельные государства, но и их интеграционные группировки как особые субъекты.

Те проблемы экономического взаимодействия, которые

пс удается урегулировать на глобальном уровне, находят все чаще решение в рамках региональной интеграции. Установление преференциальных условий сотрудничества и обменов между группами стран, принадлежащих к той или иной части мира и имеющих определенную общность, другими словами, процесс регионализации хозяйственной жизни — типичная черта современной глобальной экономики. Возникает все больше международных экономических союзов и объединений на региональной основе, внутри которых взаимодействие национальных хозяйств интенсифицируется. Мировая экономика никогда не отличалась однородностью структуры, регионализация се еще более усложняет, порождая известные противоречия между глобальными и региональными процессами. Региональные экономические группировки выступают одновременно и как проявление более широкого процесса глобализации, и как инструмент защиты от неблагоприятных ее последствий. Они служат целям создания более крупного экономического пространства, ограждая в то же время участвующие в них страны от опасностей глобальной конкуренции

и экспансионизма, которым они не в состоянии противостоять.

Европа далее других продвинулась в углублении интеграционного сотрудничества. В Европейском союзе, включившем за небольшим исключением всю Западную Европу,

не только создан единый внутренний рынок без каких-либо

межгосударственныгх перегородок, но и образован Центральный банк ЕС и введена общая валюта. Не исключено,

что ЕС предвосхищает важнейшие тенденции развития региональной интеграции и в других частях света. США, Канада и Мексика образовали зону свободной торговли в Северной Америке — НЛФТА, существует несколько таможенный и торговый объединений в Латинской Америке, усиливаются интеграционные тенденции в Азиатско-Тихоокеанском

регионе. Можно ожидать углубления интеграционного сотрудничества и в рамках СНГ.

Наконец, еще одна характерная черта эпохи глобализма. В XX в. сформировались новые механизмы и институты глобальной экономики, без которых сегодня нельзя

представить ее функционирование. К ним относятся Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирная

торговая организация, Банк международных расчетов в Базеле, региональные экономические комиссии ООН, регулярные встречи «большой восьмерки*, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и ряд других институтов, не говоря уже об управленческих структурах региональных группировок. Ежегодно происходят встречи глав ведущих держав, на которых проводится обмен мнениями и вырабатывается общая политика в отношении важнейших мировых проблем. Их регулирующее воздействие

на международные экономические отношения, принятие правил и стратегии международного сотрудничества беспрецедентно в свете всей предшествующей истории. Возможно, благодаря этому в послевоенный период удавалось избежать глобальных экономических потрясений, подобных Великой депрессии 30-х годов. Международные экономические организации и институты, как и координация между ведущими державами, способствовали предотвращению цепных реакций, могущих последовать за кризисными ситуациями в отдельных странах и районах планеты. Однако возникли новые угрозы дестабилизации глобальной экономики, которые остаются вне контроля.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |