Имя материала: Микроэкономика Том 2

Автор: В.М. Гальперин

11.3. сговор

В принципе предположение о стремлении или склонности оли-гополистов к явному или тайному сговору нельзя считать результатом развития экономической теории XX в. В известном смысле оно присутствует уже в приведенных в начале этой главы словах одного из персонажей «Утопии» Т. Мора, сконструировавшего само слово «олигополия». Об этой склонности к сговору писал и А. Смит: «Представители одного и того же вида торговли или ремесла редко собираются вместе даже для развлечения и веселья без того, чтобы их разговор не кончился заговором против публики или каким-либо соглашением о повышении цен».25 Эти слова Смита часто используются в качестве эпиграфа к работам (или отдельным их главам), посвященным проблемам кооперированной (тем или иным образом) олигополии.

24 Там же. С. 372.

26 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. (Книги І-Ш). М., 1993. С. 255.

28 В переводе А. Смита 1866 г. П. А. Бибикоз использовал для передачи английского слова «collusion» русское «стачка». См.: Смит А. Исследование о Природе и причинах богатства народов с примечаниями... / Пер. П. А. Бибикова. СПб., 1866. Т. 1. С. 193-194.

Они стали эпиграфом и к первой в России специально посвященной такому типу строения рынка книге Д. И. Пихно «Торгово-промышленные стачки». Это название может вызвать недоумение у современного российского студента, он может подумать, что речь в этой книге идет о стачках рабочих, которые теперь называют забастовками (от ит. basto — довольно). Нет, речь в книге Пихно шла именно о стачке торговцев и промышленников. Термин «стачки» (от глагола стакнуться) был общепринят в русской экономической литературе по крайней мере с середины XIX до конца 20-х гг. XX в. и соответствовал английскому collusion, ныне переводимому как «сговор».26 Приведем определение Д. И. Пихно: «Стачками называются соглашения между самостоятельными представителями той или иной экономической группы населения, коими регулируются условия производства или потребления товаров и услуг с целью устранения конкуренции. Преследуя одинаковую цель и объединяясь этой целью в одно понятие, стачки в то же время представляют столько разновидностей, сколько существует общественных групп, среди которых они практикуются. Могут быть стачки производителей-промышленников, торговцев, потребителей, рабочих, стачки в области либеральных профессий, например врачей, адвокатов и пр.».27 Участников такого соглашения-стачки называли стакнувшимися.28 Это определение стачки Д. И. Пихно практически аналогично современному определению сговора.

Поводом для работы Д. И. Пихно послужила книга австрийского экономиста Ф. Клейнвехтера, профессора университета в Черновцах (тогда Австро-Венгрия) «Картели»29 (термин, происходящий от нем. cartel — объединение). Распространенному в континентальной Европе немецкому термину «картель» в англоязычных странах соответствовали термины «пул» и «трест» (англ. pool, trust). Но, поскольку уже в 1890 г. в США был принят первый антитрестовский закон Шермана, поставивший тресты как одну из форм сговора вне закона, в экономико-теоретической литературе за этой формой закрепилось наименование «картель». Сговор, а по прежней русской терминологии стачка, является родовым понятием в отношении картеля, треста и еще одного типа строения рынка — лидерства, которые мы рассмотрим в двух следующих разделах.

 

11.3.1. КАРТЕЛЬ

27         Пихно Д. И. Торгово-промышленные стачки. Киев, 1885.

28         Предетавьте себе, что, испрашивая у кого-то согласия со своим предло-

жением, вы завершаете его вопросом: так? И слышите в ответ утвердительное:

так. Вот вы и стакнулись, стали стакнувшимися.

29         Klelnwahter F. Die Kartelle. Innsbruk, 1883.

Картелем называют группу олигополистов, договорившихся об определенных принципах установления цен и/или распределения долей рынка, исходя из его географических или каких-либо иных характеристик. Картель может состоять из ряда предприятий какой-либо одной или нескольких стран. Первый тип картелей был особенно распространен в Германии и Европе вообще, второй тип часто образуется и санкционируется правительствами многих стран. Хорошо известным примером картелей второго типа является Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК). В США, где легальные картели запрещены уже более ста лет, известны нелегальные, тайные картельные соглашения.

Основная проблема картелей достаточно проста. «Оли-гополисты как группа всегда будут заинтересованы в сговоре, олигополисты как отдельные субъекты всегда будут заинтересованы в том, чтобы нарушить достигнутую договоренность. Стимул в том и в другом случае один и тот же — прибыль».30

Рассмотрим два основных типа картелей: картели, преследующие цель максимизации совокупной, или отраслевой, прибыли, и картели, ставящие своей целью распределение и фиксацию рыночных долей.

11.3.1.1. КАРТЕЛИ, ПРЕСЛЕДУЮЩИЕ ЦЕЛЬ МАКСИМИЗАЦИИ ОБЩЕЙ ПРИБЫЛИ

Из главы 9 мы знаем, что в условиях совершенной конкуренции предприятие максимизирует свою прибыль, когда его предельные затраты равны рыночной цене (МС = Р), а характеристичным признаком совершенно конкурентного рынка является малость и множественность продавцов. Назовем квазиконкурентным поведение продавцов, придерживающихся того же принципа уравнивания предельных затрат и цены, но действующих на таком рынке, где вместо малости и множественности продавцов имеет место их крупность и немногочисленность. Иначе говоря, представим себе олигополию, но такую, где продавцы руководствуются правилом MC = Р , не принимая в расчет возможной реакции на свои действия со стороны соперников.

30 Martin S. Industrial Economics : Economic Analysis and Public Policy. New York, 1988. P. 155.

Допустим, что в отрасли действует п идентичных во всех отношениях таких квазиконкурентных предприятий, кривые

SATC и МС которых представлены на рис. 11.10, а. Очевидно, что условие МС = Р выполняется при выпуске qc, который и является квазиконкурентно оптимальным. Рыночная цена Рс, на которую ориентируются квазиконкурентные предприятия, определена пересечением кривой рыночного спроса DD и кривой рыночного предложения S(MCE), представляющей горизонтальную сумму восходящих участков индивидуальных кривых МС (рис. 11.10, б"). Квазиконкурентный выпуск отрасли, как видно на рис. 11.10, б, составит Qc = nqc, а прибыль каждого квазиконкурентного предприятия составит сумму, равную площади прямоугольника ССРСАВ (рис. 11.10, а).

Теперь представим, что все п предприятий объединились в картель, который будет вести себя на рынке подобно монополии с несколькими (п) заводами (раздел 10.5). Оптимальным выпуском картеля будет Qm, а оптимальной ценой — Рт (рис. 11.10, б). Поскольку Qm <QC, каждому вошедшему в картель предприятию будет установлена квота производства продукции qh <qc (рис. 11.10, а). При выпуске, равном установленной квоте, прибыль прежде квазиконкурентного предприятия будет соответствовать площади ChPnMF (рис. 11.10, а). Таким образом, его прибыль, с одной стороны, уменьшится на KNAB, а с другой — увеличится на сумму площадей PcPmMN и ChCcKF . Поскольку сумма площадей PcPmMN и ChCcKF больше площади KNAB, квазиконкурентное предприятие окажется заинтересованным в картелировании.

Но после того как картельное соглашение будет достигнуто и будет установлена монопольная цена, Рт , каждое картелированное предприятие окажется заинтересованным в скрытом нарушении установленной квоты. В самом деле, если ему удастся «потихоньку» продать j[ > qk продукции по цене Рт, его прибыль будет еще больше. Она составит СРтМ'К', что значительно выше той, которая была бы получена при соблюдении установленных квотой ограничений на величину выпуска и продаж. Если же такой скрытой политике последуют и другие картелированные предприятия, рыночная цена продукции быстро упадет и после возможных колебаний вновь вернется к квазиконкурентному уровню, Рс. Таким образом, то же самое стремление к прибыли, которое и побудило квазиконкурентные предприятия к образованию картеля, приведет к его распаду.

Более того, картелированным предприятиям станет выгодным не только нарушать установленные квоты выпуска и продаж, но и продавать продукцию «налево» по более низкой, чем установленная картельным соглашением, цене (Р < Рт). «Если, — писал В. С. Войтинский, — цена поднята слишком высоко, то понижение ее становится слишком соблазнительным. А при таких условиях слишком мало вероятия, что соглашение просуществует долгое время. Это устанавливает предел, выше которого соглашение всех купцов, торгующих данным товаром, не может поднять цены товара. Пределом повышения цены является, следовательно, то положение цен, при котором искусственное монопольное соглашение рушится из-за недостатка выдержки купцов, из-за того, что каждому из них слишком выгодно изменить уговору».31

31 Войтинский В. Рынок и цены : Теория потребления, рынка и рыночных Цен. СПб., 1906. С. 309.

Следствием этого поистине замечательного вывода В. С. Вой-тинского является весьма малая вероятность стабилизации картеля, поскольку предел повышения цены (Р на рис. 11.10, б) может оказаться столь близким к уровню квазиконкурентной цены, Рс, что добавочная прибыль не оправдает хлопот по достижению картельного соглашения и дополнительных затрат на выпуск запрашиваемой рынком продукции, объем которой при цене Р < Рт окажется большим, чем Qm, соответствующее точке Курно (MR = MCj.). Поэтому, видимо, в начале XX в., особенно в годы первой мировой войны, получили столь широкое распространение (и реальное воплощение) идеи принудительной картелизации (Германия) или принудительного син-дицирования (Россия).

Для того чтобы предотвратить (или по крайней мере ограничить) стремление предприятий к нарушению установленных соглашением квот и/или цен, а тем самым и угрозу развала картеля, те, кто заинтересован в его стабилизации, должны будут централизовать все управление картелированными предприятиями, лишив их статуса самостоятельных юридических лиц. Это предполагает переход к более высокой форме сговора — тресту. Вырождение простого сговора в трест произошло впервые в США в 1882 г. при образовании знаменитой нефтяной компании «Standart ОІ1». Ее назвали трестом потому, что вошедшие в нее (т. е. трестифицированные) компании передали ведение всех своих дел совету уполномоченных, или доверенных лиц (англ. trustees).32

Модель такого централизованного картеля, или треста, подобна модели монополии с несколькими заводами, рассмотренной в разделе 10.5. Заметим здесь лишь, что для эффективного управления подобной многозаводской (англ. multiplant) монополией необходима полная и совершенная информированность управляющих ею об индивидуальных функциях затрат трестированных предприятий, тогда как у последних появляется заинтересованность в сокрытии и/или искажении информации о затратах, предоставляемой центральному органу управления трестом.

11.3.1.2. КАРТЕЛИ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ РАЗМЕЖЕВАНИЕ РЫНКА

32 «Если, — писал член III Государственной думы П. В. Каменский, — картели, синдикаты можно назвать федерациями, то трест несомненно неограниченная деспотия» (Каменский П. В. Значение торгово-промышленных трестов на Западе и у нас. М.,1909. С. 13).

Картелями, регулирующими размежевание рынка, Д. И. Пихно называл стачки, имеющие своей целью распределение рыночных долей между «стакнувшимися», т. е. то, что в современной англоязычной литературе известно как market-scharing cartels.

Если два картелированные предприятия идентичны по уровню и структуре затрат, рыночные доли могут быть распределены между ними поровну (<7j = q2 = 0.5Q) при единой монопольной цене. Если же затраты предприятий существенно различны, производственные квоты и соответственно рыночные доли будут различны и, что особенно важно, нестабильны. В этом случае рыночные доли определятся в ходе торга (англ. bargaining), неизбежно возникающего между олигополистами. Поэтому решение о размежевании рынка будет зависеть не только от уровня затрат входящих в картель предприятий, но и от их способности к выторговыванию (англ. bargaining skill) квоты и доли рынка.

Другой распространенный метод размежевания рынка допускает региональную дифференциацию цен и качества продукции. Такая практика сегментации рынка распространена и на межотраслевом уровне. Любой курильщик знает, что, скажем, сигареты «МагНэого», произведенные на одной из табачных фабрик России, существенно отличны от сигарет той же марки, произведенных в США.

Модель картеля, регулирующая размежевание рынка, — это закрытая модель, как и многие другие модели олигополии. Если прибыль, получаемая картелированными предприятиями, высока, она может стимулировать вход новичков на данный рынок, но не вступление их в картель. Напротив, установив несколько более низкую цену, чем назначенная картелем, они смогут захватить определенную долю рынка. Чтобы сохранить свою долю рынка, картелю придется несколько понизить цену или начать ценовую войну против новичка с трудно прогнозируемым исходом.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |